Мудрый Экономист

Может ли банк в целях под/фт не исполнить исполнительный документ?

"Расчеты и операционная работа в коммерческом банке", 2018, N 6

До сих пор не решен вопрос, как действовать банку, если у него возникают подозрения в законности предъявления исполнительного документа к счету должника. Какие схемы с использованием исполнительных документов применяются для вывода средств за рубеж и обналичивания? Есть ли такие основания, которые позволят банку, не опасаясь судебного разбирательства, отказаться от исполнения исполнительного документа? Если такое разбирательство все же будет инициировано, какую позицию займет суд?

Неисполнение требований исполнительного документа, предъявленного к счету должника, грозит банку как привлечением к административной ответственности, так и санкциями имущественного (гражданского-правового) характера. Попытка банка обосновать такое неисполнение необходимостью соблюдать требования "антиотмывочного" законодательства далеко не всегда встречает понимание контролирующих и правоприменительных органов.

Банк России уделял внимание этой проблеме. В Методических рекомендациях от 02.02.2017 N 4-МР "О повышении внимания кредитных организаций к отдельным операциям клиентов" отмечено увеличение числа случаев использования исполнительных документов при совершении операций, в отношении которых возникают подозрения, что они осуществляются в целях легализации доходов или финансирования терроризма.

Проведению таких операций, как правило, предшествует заключение договора, неисполнение обязательств по которому влечет за собой обращение в суд с требованием о взыскании задолженности. После вынесения судебного акта об удовлетворении заявленных требований взыскатель предъявляет исполнительный документ в банк, где открыт счет должника. При этом в соответствии со ст. 8 Закона N 229-ФЗ <1> взысканные денежные средства могут быть переведены только в безналичном порядке с банковского счета должника на банковский счет взыскателя, указанный в его заявлении.

<1> Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве".

Также получает распространение практика, когда денежные средства с банковских счетов должников списываются в рамках исполнительного производства на депозитные счета структурных подразделений ФССП либо структурных подразделений территориальных органов ФССП. Затем деньги перечисляются в пользу взыскателей на их банковские счета в российских банках для последующего обналичивания либо на их банковские счета за рубежом. При этом расходные операции по банковским счетам должников и (или) взыскателей, как правило, не совершаются либо носят нерегулярный характер. В частности, уплата налогов или других обязательных платежей в бюджетную систему не осуществляется или осуществляется в размерах, не превышающих 0,5% от дебетового оборота по таким счетам.

Использование подобных схем повышает риск вовлечения банков в легализацию доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма.

Для минимизации риска Банк России рекомендовал кредитным организациям:

<1> Федеральный закон от 07.08.2001 N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма".

Чью сторону примет суд?

Проанализируем на примерах, как Рекомендации Банка России реализуются на практике.

Судебный пристав-исполнитель обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении банка к административной ответственности по ч. 2 ст. 17.14 КоАП РФ. Напомним, данная статья предусматривает, что за неисполнение содержащегося в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств с должника на банк налагается административный штраф в размере половины денежной суммы, подлежащей взысканию с должника, но не более 1 млн руб.

Как следует из материалов дела, судебным приставом было возбуждено исполнительное производство на основании исполнительного листа о взыскании с организации-должника задолженности в пользу кредитора - физического лица, о чем вынесено постановление.

В ходе исполнительного производства судебный пристав установил, что у должника имеется открытый расчетный счет в банке, и вынес постановление об обращении взыскания на денежные средства должника, находящиеся в банке или иной кредитной организации. Постановление было принято банком к исполнению, но затем банк направил в адрес судебного пристава письмо, в котором сообщил о невозможности исполнить постановление.

Обосновывая невозможность исполнения требований судебного пристава, банк указал на возможные мошеннические действия группы лиц с использованием схемы получения исполнительных листов и последующего направления их в банк или службу судебных приставов.

Суды сочли, что банк был не прав, отказавшись исполнять требования исполнительного документа по "антиотмывочным" основаниям. Удовлетворяя заявление судебного пристава, суд исходил из следующего.

Порядок обращения на денежные средства должника установлен ст. 70 Закона N 229-ФЗ. Согласно ч. 5 данной статьи банк или иная кредитная организация, осуществляющие обслуживание счетов должника, незамедлительно исполняют содержащиеся в исполнительном документе или постановлении судебного пристава-исполнителя требования о взыскании денежных средств, о чем в течение трех дней со дня их исполнения информируют взыскателя или судебного пристава-исполнителя.

Названная статья предусматривает случаи, когда банк вправе задержать исполнение исполнительного документа (ч. 6) или не исполнить исполнительный документ или постановление судебного пристава-исполнителя полностью (ч. 8).

Суд отметил, что положение ч. 6 ст. 70 Закона N 229-ФЗ подлежит применению в случае направления исполнительного документа в кредитную организацию в порядке ст. 8 названного Закона, то есть непосредственно взыскателем. В соответствии с ч. 8 ст. 70 Закона N 229-ФЗ не исполнить исполнительный документ или постановление судебного пристава-исполнителя полностью банк или иная кредитная организация может:

"Антиотмывочные" основания в данном списке не значатся.

Таким образом, оснований для неисполнения требований судебного пристава в соответствии с ч. 8 ст. 70 Закона N 229-ФЗ у банка не имелось. То, что должник (клиент банка) не исполнил запрос банка в рамках выявления операций, подлежащих обязательному контролю, и иных операций, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма, не является основанием для неисполнения требований судебного пристава. Законом N 229-ФЗ такого основания не предусмотрено. В итоге банк был привлечен к ответственности в виде административного штрафа в размере 447 152 руб. <1>

<1> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.06.2018 N 09АП-10498/2018 по делу N А40-238244/17.

Однако по этому вопросу имеется диаметрально противоположная судебная практика.

Судебный пристав-исполнитель обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении к административной ответственности по ч. 2 ст. 17.14 КоАП РФ банка, который по "антиотмывочным" основаниям не исполнил требования исполнительного документа, предъявленного к счету должника. Пристав счел, что у банка нет оснований для отказа в исполнении судебного решения, но в рамках Закона N 115-ФЗ банк может уведомить уполномоченные органы о сомнительных операциях по счету (в случае наличия таких сомнений).

Действия банка в рамках Закона N 115-ФЗ не приостанавливают исполнение постановления судебного пристава-исполнителя, вынесенного в рамках Закона N 229-ФЗ. Суды установили, что должником на основании решения районного суда является организация (клиент банка), взыскателем - физическое лицо. Между кредитной организацией и клиентом заключен договор банковского счета. В рамках реализации Закона N 115-ФЗ банк посредством системы "интернет-банк" направил запрос о представлении сведений и документов, которые клиентом представлены не были.

Суды пришли к выводу, что банк, осуществляя расходные операции по счету при отсутствии ответа клиента на запрос, фактически нарушает ст. 1 и 4 Закона N 115-ФЗ путем содействия в проведении сомнительной операции. В данном случае банк не может быть признан виновным в совершении правонарушения, так как неисполнение им исполнительного документа, предъявленного к счету должника, обусловлено исполнением обязанности, установленной в Законе N 115-ФЗ. Умысел на немотивированное неисполнение постановления у банка отсутствовал. Таким образом, суды отказали в привлечении банка к административной ответственности в связи с отсутствием состава административного правонарушения <1>.

<1> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.09.2018 N Ф05-14032/2018 по делу N А40-236709/2017.

По указанному вопросу есть и третий, компромиссный, подход, когда суды привлекают банк к ответственности, но применяют нормы о малозначительности административного деяния. При этом они ссылаются на то, что неудержание по "антиотмывочным" основаниям денежных средств в целях исполнения исполнительного документа не нарушает существенно права и интересы взыскателя, не создает угрозу охраняемым общественным интересам и не посягает на институты государственной власти <2>.

<2> Решение Арбитражного суда Свердловской области от 24.08.2017 по делу N А60-39428/2017.

Очевидно, что налицо серьезнейшая нерешенная проблема, заложниками которой стали кредитные организации. Банки одновременно обязаны исполнять требования двух публичных правопорядков: "антиотмывочного" и связанного с выполнением требований судебных актов. Как мы видим, данные порядки конфликтуют между собой.

Однако ни в законе, ни в указаниях Банка России не прописано право банка не исполнять исполнительный документ в случае наличия подозрений "антиотмывочного" характера. Поэтому у кредитной организации, которая отдает приоритет "антиотмывочному" порядку в ущерб исполнения исполнительного документа, возникают риски быть привлеченной к административной ответственности в виде весьма серьезного административного штрафа.

Что касается Методических рекомендаций N 4-МР, то они не имеют силу нормативно-правового акта и поэтому не учитываются судами при разрешении споров. Получается, что банки остаются один на один с многочисленными проблемами.

Решит ли проблему расторжение договора банковского счета?

Некоторые банки, понимая, что стали заложниками непростой ситуации, пытаются решить проблему посредством одностороннего расторжения договора банковского счета с клиентом-должником. Кстати, такой способ был рекомендован Банком России в Методических рекомендациях N 4-МР. Но насколько жизнеспособна подобная рекомендация? Можно ли не исполнить требования исполнительного документа в ситуации, когда банк расторг договор банковского счета по "антиотмывочным" основаниям, но срок уведомления о расторжении еще не истек?

Договор банковского счета считается расторгнутым по истечении 60 дней со дня направления банком клиенту уведомления о его расторжении, а до этого момента договор является действующим, и оснований для неисполнения банком требований судебного пристава-исполнителя законодательство не усматривает. Эксперты поясняют, что указанные основания функционируют в сфере частноправового регулирования договора банковского счета, вместе с тем банки обладают двойственным правовым статусом. Являясь стороной гражданско-правовых договоров, заключенных с клиентами, банки в то же время выполняют публично-правовые функции в силу прямого указания на это в законе <1>. Данный вывод подтверждается судебной практикой <2>.

<1> Правомерно ли привлечение банка к ответственности за неисполнение постановления судебного пристава о взыскании денежных средств со счета индивидуального предпринимателя, в отношении которого банк направил уведомление о расторжении банковского счета, если 60 дней еще не истекли? // СПС "КонсультантПлюс", консультация эксперта N 169984, 2017.
<2> Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 03.07.2017 N 08АП-6050/2017 по делу N А46-1533/2017.

Итак, мы убедились, что описанная в статье проблема до сих пор не решена на практике. К сожалению, Рекомендации Банка России носят сугубо теоретический характер и не спасают банки от риска быть привлеченными к административной и гражданско-правовой ответственности.

Ю. Севастьянова

Адвокат,

к. ю. н.