Мудрый Экономист

Просрочка оплаты поставленной энергии

"Советник бухгалтера бюджетной сферы", 2017, N 5

Как показывает анализ судебной практики арбитражных судов, федеральные казенные учреждения (ФКУ) достаточно часто допускают просрочку оплаты поставленной электрической или тепловой энергии, в связи с чем их контрагентам приходится обращаться в суд с требованием о взыскании задолженности и неустойки за просрочку, а в случае нехватки у учреждения средств - с собственника имущества. Рассмотрим два примера постановления.

Субсидиарная ответственность по долгам казенного учреждения

В соответствии с п. 1 ст. 399 ГК РФ до предъявления требований к лицу, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником (субсидиарную ответственность), кредитор должен предъявить требование к основному должнику.

Если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность.

Как показывает анализ судебной практики, в случае возникновения задолженности у казенного учреждения кредитор обращается в суд с требованием о взыскании с него задолженности, а в случае нехватки у учреждения средств - с собственника имущества.

Однако суды указывают, что факт недостаточности у учреждения средств для погашения задолженности может быть выявлен только на стадии исполнения судебного решения (например, постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2017 по делу N А43-24712/2016).

Акционерное общество обратилось с иском в арбитражный суд о взыскании с ФКУ, а при недостаточности у него денежных средств - с Российской Федерации в порядке субсидиарной ответственности задолженности за потребленную электрическую энергию, пеней в соответствии с абз. 8 п. 2 ст. 37 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике".

Суд удовлетворил требование общества, но при этом указал, что из системного толкования положений статей 399 и 123.22 ГК РФ следует, что субсидиарная ответственность собственника имущества казенного предприятия является дополнительной ответственностью последнего, являющегося основным должником. Она наступает только при недостаточности имущества у данного учреждения, которая может быть установлена лишь на стадии исполнения судебного акта.

Одновременное предъявление требований к основному и субсидиарному должникам не противоречит требованиям п. 1 ст. 399 ГК РФ. В этом случае вопрос об имущественном положении казенного предприятия при рассмотрении дела не является значимым, поскольку субсидиарная ответственность Российской Федерации наступит лишь в случае установления с соблюдением предусмотренного законом порядка при исполнении судебного акта о взыскании долга с основного должника факта недостаточности у него имущества.

В анализируемом постановлении суд дает совокупный анализ нормам ГК РФ и разъяснений, данных ВС РФ.

В частности, суд указал, что на основании п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и не предотвратимых при данных условиях обстоятельств.

В силу п. 4 ст. 123.22 ГК РФ казенное учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При недостаточности денежных средств субсидиарную ответственность по обязательствам казенного учреждения несет собственник его имущества.

Таким образом, действующее законодательство не запрещает предъявлять требование о субсидиарной ответственности собственника имущества казенного учреждения, но такое требование не рассматривается судами, так как факт недостаточности средств казенного учреждения для погашения задолженности может быть выявлен только при исполнении судебного решения.

Аналогичные выводы также получили выражение в постановлениях Арбитражных судов:

Подтверждение факта поставки тепловой энергии и ее стоимости

Рассмотрим пример постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.03.2017 N 13АП-926/2017, в котором истец смог доказать, что если счет-фактура заполнен соответствующим образом, то он является подтверждением факта поставки тепловой энергии и ее стоимости.

ГУП обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании с ФКУ солидарно долга по договору теплоснабжения горячей воды и неустойки, начисленной на основании ч. 9.1 ст. 15 Федерального закона от 27.07.2010 N 190-ФЗ "О теплоснабжении".

При недостаточности денежных средств у учреждения истец просил взыскать долг и неустойку в порядке субсидиарной ответственности с Российской Федерации в лице Министерства обороны Российской Федерации за счет казны Российской Федерации.

В качестве своей защиты казенное учреждение привело довод, что счета-фактуры не являются доказательством факта и объема оказанных услуг. Кроме того, указывает на необоснованное привлечение министерства к субсидиарной ответственности.

Однако суд разъясняет, что предприятие, осуществляющее теплоснабжение потребителей, вправе получать плату за весь объем тепловой энергии, переданной в тепловые сети сторонних организаций. На основании п. 1 ст. 544 ГК РФ оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

В статье 309 ГК РФ установлено, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Собственник и владелец тепловых сетей несет гражданско-правовую ответственность за потери, возникающие в его сетях при транспортировке тепловой энергии (разница между переданной и оплаченной тепловой энергией).

Наличие счетов-фактур является подтверждением факта поставки тепловой энергии и ее стоимости. С момента получения счета-фактуры ответчик знал, какую сумму необходимо уплатить в счет оказанных услуг по договору.

В силу пп. 8 п. 5 ст. 169 НК РФ в счете-фактуре, выставляемом при реализации товаров (работ, услуг), передаче имущественных прав, должны быть указаны стоимость товаров (работ, услуг), имущественных прав за все количество поставляемых (отгруженных) по счету-фактуре товаров (выполненных работ, оказанных услуг), переданных имущественных прав без налога.

Таким образом, из буквального толкования положения статьи 169 НК РФ можно сделать вывод, что если счет-фактура заполнен соответствующим образом, то он является подтверждением факта поставки тепловой энергии и ее стоимости.

Аналогичный вывод также содержится в постановлениях Арбитражных судов:

Ю.М. Лермонтов

Государственный советник

Российской Федерации

III класса