Мудрый Экономист

Злоупотребление правом в налоговой сфере: опыт германии

"Налоговед", 2006, N 6

Концепция "добросовестности-недобросовестности" выполняет функции отсутствующей в российском праве нормы. В немецком праве около 100 лет действует норма-принцип, устанавливающая пределы налоговой оптимизации.

В начале 2006 г. мы вынуждены констатировать, что понятие "недобросовестный налогоплательщик" прочно вошло в сознание всех участников налогового процесса в Российской Федерации. Если говорить об источниках этого понятия, то следует указать на Постановление КС РФ от 12.10.1998 N 24-П и Определение КС РФ от 25.07.2001 N 138-О. К сожалению, появившееся в судебных актах Конституционного Суда РФ понятие не было определено с той точностью и полнотой, которые необходимы при регулировании налоговых правоотношений. Фактически налогоплательщикам, налоговым органам и судам было предложено наполнить новый термин конкретным правовым содержанием самостоятельно.

Такой своеобразный карт-бланш был использован налоговыми органами сполна - количество судебных дел, в которых указывается на абстрактную "недобросовестность" налогоплательщика, растет с каждым днем. Концепция получила столь широкое распространение в правоприменительной практике, что Конституционный Суд РФ был вынужден в Определении от 18.01.2005 N 36-О указать, что "осуществленная судом универсализация выводов, содержащихся в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25 июля 2001 года N 138-О, недопустима". Однако это не помогло, и концепция "добросовестности-недобросовестности" по-прежнему выполняет функции отсутствующей в российском праве нормы, которая ограничивала бы фантазии налогоплательщиков по искусственному созданию условий для получения налоговых преимуществ, будь то налоговые вычеты, льготы или снижение налоговых ставок.

В интересах общества органы государственной власти вправе и обязаны устанавливать пределы налоговой оптимизации. Однако, с нашей точки зрения, вопрос, является ли используемая сегодня концепция "добросовестности-недобросовестности" правильным и единственно возможным способом борьбы с налоговым правонарушением, остается открытым. В этой связи определенный интерес представляет немецкое налоговое право, в котором без малого одно столетие существует норма-принцип, устанавливающая пределы налоговой оптимизации.

Закон ФРГ о налогах и сборах, параграф 42

Ключевое положение немецкого законодательства, на основании которого проводится выявление случаев противоправных (противозаконных) способов снижения налоговых платежей, содержит параграф 42 Закона ФРГ о налогах и сборах. Норма гласит следующее.

  1. Налоговое законодательство не может быть обойдено посредством злоупотреблений с использованием различных правовых конструкций. В случае злоупотребления возникает то налоговое последствие, которое возникло бы при совершении сделки, отвечающей экономическим (деловым) целям сторон.
  2. Пункт 1 применяется во всех случаях, когда его применение прямо не запрещено законом.

Эта норма распространяется на все виды налогов, взимаемых в Германии. Сфера ее применения ограничивается только случаями злоупотребления, то есть случаями такого поведения налогоплательщика, когда он злоупотребляет принадлежащими ему правами, в том числе свободой выбора заключаемых договоров с целью снижения налогов. При этом термин "злоупотребление" не имеет легального определения, поэтому его правовое содержание выработано судебной практикой, а именно злоупотребление с использованием различных правовых конструкций имеет место тогда, когда выбранное сторонами юридическое оформление отношений, оцененное с учетом целей сторон, не соответствует достигнутой цели, служит только снижению налоговых платежей и не может быть оправдано экономической или иной неналоговой необходимостью.

Под правовыми конструкциями понимается использование норм права любых отраслей - гражданского, торгового, публичного, в том числе и налогового права.

Если факт злоупотребления установлен, налогообложение проводится на основании предположения о поведении, которое соответствует истинным экономическим (деловым) целям сторон договора. То есть заключенные договоры, принятые решения, наличие промежуточных компаний для целей налогообложения игнорируются, а в основу налогообложения ложится формализованный результат всех совершенных налогоплательщиком действий. Господствующее правовое учение в Германии называет выявленный объект налогообложения фиктивным в отличие от того реального, который был искусственно создан в результате злоупотребления и по смыслу параграфа 42 Закона ФРГ о налогах и сборах должен быть проигнорирован.

Сфера применения параграфа 42 Закона ФРГ о налогах и сборах

Параграф 42 Закона ФРГ о налогах и сборах применяется как норма в тех исключительных случаях, когда очевидно, что налогоплательщик использует договоры, сделки или действия, которые:

Иными словами, выбранный способ достижения истинной экономической цели необходим только для того, чтобы снизить налоговые обязательства, и никаких других объяснений относительно выбранной правовой конструкции не содержит.

Действие параграфа 42 Закона ФРГ о налогах и сборах не распространяется на случаи недействительности сделок, тем более на притворные или мнимые сделки. Налогообложение недействительных сделок регулируется другой нормой - параграфом 41 Закона ФРГ о налогах и сборах.

Закон ФРГ о налогах и сборах, параграф 41

В параграфе 41 Закона ФРГ о налогах и сборах реализован общеправовой принцип приоритета существа сделки над ее формой. В переводе на русский язык (автор. перевод) норма параграфа 41 Закона ФРГ о налогах и сборах звучит следующим образом.

  1. Если сделка недействительна или будет признана недействительной в будущем, то это обстоятельство не принимается во внимание для целей налогообложения в том случае и до тех пор, пока стороны сделки, несмотря на это обстоятельство, не отказываются от экономического результата совершенной недействительной сделки. Это правило не действует, если из налогового законодательства следует иное.
  2. Заключение притворных сделок и совершение притворных действий не учитываются для целей налогообложения. Если сделка совершена с целью прикрытия другой сделки, то для целей налогообложения учитывается прикрываемая сделка.

Применение этой нормы основано на обычном гражданско-правовом смысле понятия "недействительность сделки". Норма не охватывает оспоримых сделок вплоть до вступления в законную силу решения суда, признающего такую оспоримую сделку недействительной. Прямым следствием применения п. 1 параграфа 41 Закона ФРГ о налогах и сборах служит налогообложение экономических результатов фактических действий, совершенных налогоплательщиками, вне зависимости от юридических последствий самой сделки.

Пункт 2 параграфа 41 Закона ФРГ о налогах и сборах посвящен притворным сделкам как преднамеренному поведению налогоплательщика, направленному на уклонение от уплаты налогов: налогоплательщик придает своим действиям форму, которая не соответствует их фактическому содержанию. Закон позволяет игнорировать притворную "оболочку" сделки и установить налоговые обязательства таким образом, как если бы форма сделки соответствовала ее содержанию (приоритет существа над формой).

Можно привести примеры действия параграфа 41 Закона ФРГ о налогах и сборах.

  1. Нарушение формы сделки не имеет для налогообложения значения, если экономический результат сделки достигнут. Например, завещание составлено с определенными нарушениями формы, которые привели к его недействительности. Однако завещание было исполнено, и получатель наследства подвергнут соответствующему налогообложению <*>. Расходы, понесенные по договору, заключенному с нарушением формы, также могут учитываться при определении налоговых обязательств <**>.
<*> BFH BStBl 74, 340 (Решение Федеральной финансовой палаты, опубликованное в издании "Федеральный налоговый вестник").
<**> Подпункт 1 п. 1 параграфа 23 EstG (Закон ФРГ о подоходном налоге), BFH BStBl 94, 687 (Решение Федеральной финансовой палаты, опубликованное в издании "Федеральный налоговый вестник").
  1. Если недействительность сделки распространяется только на будущее, то действие прежних обстоятельств сохраняется до момента реституции.

Следует особо подчеркнуть, что в немецком праве государство, в том числе в лице налоговых органов, не являясь стороной сделки, лишено права заявлять в суде требования о признании оспоримых сделок недействительными.

Соотношение норм параграфов 42 и 41 Закона ФРГ о налогах и сборах

Параграф 42 и п. 2 параграфа 41 Закона ФРГ о налогах и сборах взаимно исключают друг друга. Каждая из этих норм имеет собственную сферу действия, и их применение влечет различные правовые последствия. Так, создание компании - "почтового ящика" (например, в государстве с благоприятным налоговым режимом) не входит в сферу действия параграфа 41 Закона ФРГ о налогах и сборах, потому что налогоплательщик действительно хочет достичь именно этого результата - создания самостоятельного юридического лица в другой юрисдикции. Однако использование компании - "почтового ящика" в цепочке договоров, заключаемых и исполняемых с целью вывода части доходов в юрисдикцию с благоприятным налоговым режимом, может быть основанием для применения параграфа 42 Закона ФРГ о налогах и сборах.

Иногда встречаются случаи, когда сложное по структуре злоупотребление правовыми конструкциями включает и притворность сделок. В подобных случаях в рамках одной правовой конструкции имеет место квалификация действий как по параграфу 41, так и по параграфу 42 Закона ФРГ о налогах и сборах (так называемая идеальная совокупность).

Примеры применения параграфа 42 Закона ФРГ о налогах и сборах

В Германии определение "злоупотребление с использованием различных правовых конструкций" наполнялось правовым содержанием постепенно, в ходе рассмотрения конкретных дел в специализированных налоговых судах. С 1979 г. по август 2001 г. было опубликовано примерно 280 судебных решений, вынесенных в результате применения параграфа 42 Закона ФРГ о налогах и сборах.

Ниже приведены примеры его применения и краткий обзор выводов судов о наличии или отсутствии экономической (деловой) цели в действиях налогоплательщиков.

Пример 1. Лицо А - собственник квартиры, стоимость которой 600 тыс. евро, намерено передать квартиру своей дочери Б, избежав при этом налога на дарение. Для этого А заключает с Б договор аренды квартиры с правом выкупа, причем срок аренды составляет 10 лет. Б обязуется передавать А ежегодно 25 тыс. евро арендной платы. Договор аренды исключает одностороннее расторжение со стороны А. По прошествии 10 лет и после уплаты в общей сложности 250 тыс. евро квартира должна перейти по договору в собственность Б.

Налоговое ведомство вправе применить параграф 42 Закона ФРГ о налогах и сборах и переквалифицировать подобный договор аренды в налоговых целях в сделку дарения, поскольку:

Поскольку 250 тыс. евро будут внесены в виде арендной платы, дарение происходит только на сумму 350 тыс. евро. С этой суммы взимается налог на дарение. При этом договор аренды остается в силе, А остается юридическим собственником квартиры, Б - арендатором и по договору уплачивает ежегодно 25 тыс. евро.

Пример 2. Компания А находится в Германии и ведет торговлю с различными иностранными фирмами, расположенными в других странах. Поскольку А не имеет постоянных налоговых представительств в этих странах, полученная ею прибыль от торговли подлежит налогообложению в Германии по ставке 25%.

Чтобы избежать налогообложения в Германии, А учреждает в Люксембурге 100-процентное дочернее общество Б и ведет дальнейшую торговлю с иностранными фирмами только через него. Прибыль от этих торговых операций возникает только у общества Б и облагается налогом в Люксембурге по ставке 5%.

Налоговое ведомство Германии может рассматривать общество Б в соответствии с параграфом 42 Закона ФРГ о налогах и сборах как "почтовый ящик" компании А, созданный исключительно с целью избежания уплаты немецкого налога на прибыль, поскольку до создания Б компания А вела торговлю напрямую и для включения в этот оборот дочернего общества, расположенного в Люксембурге, отсутствуют экономические (деловые) причины. В этом случае прибыль, возникшая в Люксембурге, будет облагаться налогом в Германии без учета существования общества Б.

Общество Б тем не менее продолжит существование в Люксембурге и будет облагаться люксембургским налогом на прибыль по ставке 5%. Таким образом, одна и та же прибыль будет облагаться налогом в обеих странах. Тот факт, что немецкие налоговые органы применили параграф 42 Закона ФРГ о налогах и сборах, не имеет никакого значения для налоговых последствий в Люксембурге.

А.М.Лесова

Партнер юридической компании

"Хаарманн, Хеммельрат и партнеры"

Н.Ю.Безбородов

Юрист

Юридической компании

"Хаарманн, Хеммельрат и партнеры"