Мудрый Экономист

Судебная практика России по использованию офшорных и нерезидентских структур

"Управление персоналом", 2006, N 8

За постановкой предприятия на налоговый учет (а также на учет в соответствующих внебюджетных фондах), как правило, следует этап открытия предприятием в определенной кредитной организации расчетного банковского счета.

Банки открывают счета организациям только при предъявлении последними свидетельства о постановке на учет в налоговом органе (ст. 86 НК РФ).

В этой связи может возникнуть следующий вопрос: а как должен вести себя банк, если с заявлением об открытии банковского счета в него обратилось предприятие-нерезидент, зарегистрированное в каком-либо иностранном государстве?

Для ответа на него проанализируем случай применения арбитражным судом налогового законодательства в части регулирования им отношений, связанных с открытием налогоплательщику банковского счета. Ответ на рассматриваемый вопрос нашел отражение в Постановлении Президиума ВАС РФ от 10.04.2002 N 5985/01.

Согласно материалам судебного дела, в рамках которого было вынесено указанное выше Постановление, между российским коммерческим банком и иностранным (Польша) юридическим лицом - нерезидентом были заключены договоры на ведение рублевого счета типа "И" и текущего валютного счета без предоставления предприятием-нерезидентом документа о постановке его на налоговый учет в российском налоговом органе. Об открытии данных счетов было своевременно сообщено налоговому органу. Однако Управлением МНС России по Калининградской области (далее - Управление) было принято решение о привлечении банка к налоговой ответственности за открытие им счетов организации без предъявления ею свидетельства о постановке на учет в налоговом органе. Данное налоговое правонарушение предусмотрено п. 1 ст. 132 НК РФ. Управление обратилось в Арбитражный суд Калининградской области с иском к данному коммерческому банку о взыскании с него штрафа за открытие счета юридическому лицу - нерезиденту без представления свидетельства о постановке на учет в налоговом органе. Решением Арбитражного суда Калининградской области в удовлетворении поданного Управлением иска было отказано. Однако арбитражный суд кассационной инстанции своим постановлением решение суда первой инстанции отменил, а иск Управления удовлетворил.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении иска, прежде всего, исходил из того, что иностранное юридическое лицо не являлось налогоплательщиком и не могло предъявить банку свидетельство о постановке на учет в налоговом органе. Положения ст. 132 НК РФ не предусматривают ответственности банков за открытие счета организации, не являющейся налогоплательщиком.

Отменяя указанное выше решение, суд кассационной инстанции сослался на Положение об особенностях учета в налоговых органах иностранных организаций, утвержденное Приказом МНС России от 7 апреля 2000 г. N АП-3-06/124. В данном документе говорится, что иностранные организации подлежат учету в налоговых органах при открытии ими счетов в рублях или иностранной валюте и в этом случае им выдается свидетельство о постановке на учет в налоговом органе. При этом суд признал, что положения ст. 132 НК РФ распространяются и на организации, не являющиеся налогоплательщиками.

Однако, как отметил Президиум ВАС РФ в своем Постановлении N 5985/01, данные выводы суда кассационной инстанции являются ошибочными.

Срок подачи заявления в налоговый орган о постановке на учет организации по месту нахождения установлен п. 3 ст. 83 НК РФ и составляет 10 дней после ее государственной регистрации.

Как было установлено судом (и это не оспаривается налоговым органом), иностранное юридическое лицо - нерезидент РФ налогоплательщиком не является, местонахождением организации является иностранное государство, на территории РФ это предприятие обособленных подразделений не имеет. Требование о его постановке на учет в налоговых органах в порядке, предусмотренном ст. ст. 83 и 84 НК РФ, налоговой инспекцией никогда не предъявлялось.

Статьей 86 НК РФ определено, что банки открывают счета организациям только при предъявлении последними свидетельства о постановке на учет в налоговом органе. В случае открытия банком счета организации без предъявления ею такого свидетельства с банка взыскивается соответствующая сумма штрафа в соответствии с п. 1 ст. 132 НК РФ. Понятие же свидетельства о постановке на учет в налоговом органе дано в ст. 11 НК РФ. Это документ, выдаваемый налоговым органом организации или физическому лицу, зарегистрированным в качестве налогоплательщиков.

Свидетельство о постановке на учет в налоговом органе организаций, не являющихся налогоплательщиками, указанным выше понятием, как подчеркнул Президиум ВАС РФ, не охватывается.

Таким образом, из Постановления N 5985/01 следует, что вывод суда первой инстанции о том, что п. 1 ст. 132 НК РФ не предусматривает ответственности банков за открытие счета организации, не подлежащей постановке на учет в налоговом органе в качестве налогоплательщика, является правомерным и обоснованным.

Следовательно, приведенный выше пример отчетливо показывает, что российские банки вправе открывать банковские счета предприятиям - нерезидентам РФ (не являющимся налогоплательщиками и не состоящим на учете в налоговом органе) без предоставления ими свидетельства о постановке на учет в налоговом органе, предусмотренного ст. 11 НК РФ.

Много вопросов возникает также и по порядку регистрации офшорных компаний. Рассмотрим судебный спор по данному вопросу на примере Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 октября 2002 г. N 6633/02.

Компания Wingler Resources LLC (далее - компания) обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском к закрытому акционерному обществу "Континентальные авиалинии" (далее - общество) о признании недействительным заключенного сторонами договора об уступке требования от 1 августа 2000 г. без номера.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, были привлечены закрытое акционерное общество "Авиакомпания "Игл" (далее - авиакомпания) и открытое акционерное общество "Медицинская страховая компания "Интер-комес" (далее - страховая компания).

Арбитражный суд г. Москвы, придя к выводу о фактическом существовании двух компаний Wingler Resources LLC, Решением от 18 марта 2002 г. в удовлетворении исковых требований отказал, сославшись на то, что компанией, возглавляемой Д. Брехотом, являющейся истцом по делу, не представлено доказательств ее заинтересованности в оспариваемой сделке, заключенной компанией, возглавляемой Ф. Линчем.

Федеральный арбитражный суд Московского округа согласился с мнением суда первой инстанции и оставил решение без изменения по тем же мотивам.

Заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ в своем протесте предложил указанные судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда г. Москвы, указав при этом, что страховая компания уже ранее обращалась в Арбитражный суд г. Москвы (дело N А40-2214/01-24-34) с аналогичными требованиями о признании сделки об уступке требования недействительной.

Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ все принятые по существу дела судебные акты были отменены и дело направлено на новое рассмотрение, в связи с чем, по мнению заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, настоящий спор должен быть рассмотрен в совокупности с представленными доказательствами по вышеуказанному делу.

Как следует из материалов дела, компания Wingler Resources LLC создана в 1995 г. в офшорной зоне в штате Делавэр (США). Директором компании в то время являлся Филип Линч. Данные факты подтверждаются надлежащим образом оформленными документами за подписью секретаря штата Делавэр и заверенными апостилем.

От имени компании в деле участвовали представители Шептухин М.М. и Федченко В.Ф., а также и представитель Спасский А.А., занимавшие диаметрально противоположные правовые позиции в споре и утверждавшие, что только они могут представлять интересы компании.

Шептухиным М.М. и Федченко В.Ф. в обоснование своих полномочий суду представлены доверенности, подписанные Ф. Линчем: на Шептухина М.М. доверенность от 23 февраля 2001 г., составленная в Москве без нотариального заверения, и генеральная доверенность на Федченко В.Ф., нотариально заверенная. При этом отсутствуют надлежащие доказательства того, кем являлся Ф. Линч на момент подписания доверенностей, так как в деле имеются документы, согласно которым компания сменила руководство посредством передачи 100% акций от Филиппа Линча Дэвиду Брехоту. Смена учредителя подтверждена официальным лицом и надлежащим образом удостоверена.

Д. Брехот, в свою очередь, выдал соответствующую доверенность на представление интересов компании Спасскому А.А. Данная доверенность подписана Д. Брехотом и засвидетельствована официальным лицом, подпись которого удостоверена апостилем.

Оценив представленные доказательства, суды пришли к выводам, что фактически в штате Делавэр были зарегистрированы две компании с одинаковыми названиями, а представители от обеих компаний являются легитимными. Однако компания под руководством Ф. Линча иск о признании договора об уступке требования недействительным не предъявляла, в связи с чем у истца - компании под руководством Д. Брехота отсутствует право на исковое требование о признании недействительной сделки, которую она не заключала.

По мнению заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, данные выводы являются ошибочными и не могут быть признаны обоснованным, так как не подтверждены надлежащим образом оформленными доказательствами, а также не соответствуют действительности ввиду того, что согласно законодательству штата Делавэр существование двух компаний с одинаковой организационной формой и одинаковым фирменным наименованием исключено. Это обстоятельство подтверждается и свидетельствами Государственного секретаря штата Делавэр, который удостоверил факт существования и деятельности только одной компании Wingler Resources LLC.

Таким образом, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ оспариваемые судебные акты счел подлежащими отмене, дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции для надлежащей проверки полномочий лиц на представление интересов компании в суде, а также для решения вопроса о статусе компании. При этом Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал следующее:

В соответствии с законодательством РФ полномочия на ведение дела от имени иностранного лица должны быть оформлены в соответствии с требованиями ст. 255 Арбитражного процессуального кодекса РФ (2002 г.) и разд. 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.06.1999 N 8 "О действии международных договоров РФ применительно к вопросам арбитражного процесса". При этом полномочия лица, выдавшего доверенность, должны подтверждаться надлежащим образом оформленными учредительными документами, в силу которых данное лицо имеет право действовать от имени компании. Необходимо затребовать сведения о руководстве компанией, заверенные Государственным секретарем штата Делавэр (США), обладающим полномочиями по разрешению вопросов регистрации компаний.

Кроме того, судами не оценивались доводы представителя Спасского А.А. о том, что именно он является распорядителем мультивалютного расчетного счета компании N 012806417, открытого в банке "Rietumu Banka", г. Рига, Латвия, и ее доверенным лицом. Это подтверждается справкой указанного банка.

При новом рассмотрении спора суду необходимо исследовать подлинные документы, удостоверяющие полномочия представителей компании, и с их учетом определить, кто имеет право представлять интересы компании, а также распоряжаться ее расчетным счетом.

А вот судебное разбирательство по вопросу деятельности офшорной компании (порядок проведения собрания акционеров). Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 мая 2000 г. N 5230/99.

Холдинг корпорация по производству, торговле и услугам "Симпо" с полной ответственностью, местом инкорпорации которой является город Вране, Республика Сербия (далее - компания "Симпо"), обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Московской регистрационной палате. Предметом исковых требований компании "Симпо" было признание недействительным заключения Московской регистрационной палаты от 19 декабря 1996 г. N 017235 об исключении акционерного общества закрытого типа "Акционерная компания "Симпо-1" (далее - компания "Симпо-1") из Единого общегородского реестра предприятий и аннулировании записи об этом в данном реестре, а также о признании недействительным п. 1 протокола N 10 собрания учредителей компании "Симпо-1" от 22 июля 1996 г., которым принято решение о добровольной ликвидации названного общества.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, к участию в деле был привлечен один из учредителей компании "Симпо-1" - товарищество с ограниченной ответственностью "Чедро".

Как установлено судом первой инстанции, компания "Симпо-1" создана товариществом с ограниченной ответственностью "Чедро" и компанией "Симпо", владеющими соответственно 51 и 49% акций. Собранием учредителей компании "Симпо-1" 22.07.1996 принято решение о добровольной ликвидации этого акционерного общества, при этом при принятии решения о ликвидации принимали участие представители от каждой из сторон-участников компании: со стороны ТОО "Чедро" - генеральный директор Овчинникова Н.И., со стороны компании "Симпо" - Мараш С., действовавший на основании доверенности от 06.12.1993.

В обоснование исковых требований компания "Симпо" указала на то, что ей не было известно о состоявшемся 22.07.1996 собрании и принятых на нем решениях, а также на то, что Мараш С. не имел надлежащих полномочий на участие в собрании, поскольку доверенность, на основании которой он действовал, не отвечает требованиям закона и выдана главой представительства компании "Симпо" в Москве Арсичем В., не уполномоченным участвовать в собраниях акционерных и иных обществ, учредителем которых является компания.

Арбитражный суд г. Москвы счел факт отсутствия у главы представительства Арсича В. права на участие от имени компании "Симпо" в общих собраниях акционеров компании "Симпо-1" не доказанным, а доверенность от 06.12.1993 признал соответствующей закону. На основании этого Арбитражный суд пришел к выводу о том, что решение о ликвидации принято правомочным собранием, так как в нем участвовали все акционеры компании "Симпо-1", а, следовательно, установленный законом порядок ликвидации юридического лица нарушен не был.

При этом Арбитражный суд г. Москвы своим решением производство по делу в части требования об аннулировании записи об исключении компании "Симпо-1" из реестра прекратил, сославшись на то, что исковое заявление было подано в суд с нарушением подведомственности дел. В остальной части иска истцу было отказано.

Апелляционная инстанция Арбитражного суда г. Москвы с решением суда первой инстанции согласилась, оставив его без изменения.

Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ с выводами судов первой и второй инстанций не согласился, и в своем протесте предложил названные судебные акты в части отказа в иске отменить, как вынесенные с нарушением норм материального права, и направить дело на новое рассмотрение, указав при этом следующее:

Согласно уставу компанию "Симпо" без доверенности представляют президент (председатель) компании и генеральный директор, осуществляющий текущее руководство ее деятельностью.

В соответствии с п. 10 Положения о порядке открытия и деятельности в СССР представительств иностранных фирм, банков и организаций, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 30.11.1989 N 1074 (в ред. Постановления от 11.07.1991 N 466), деятельность представительств иностранных фирм в Российской Федерации осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно ст. 55 Гражданского кодекса Российской Федерации руководители представительств действуют на основании доверенности юридического лица.

В материалах дела имеется доверенность от 20.08.1992 N 7/8-92, выданная генеральным директором компании "Симпо" Томичем Д., на основании которой действует глава представительства этой компании в Москве Арсич В.

В соответствии с Гаагской конвенцией (1961), отменяющей требования легализации иностранных официальных документов, участницами которой являются Российская Федерация и Югославия, на иностранных официальных документах, в том числе административного характера, подлинность подписей должностных лиц и печатей должна быть подтверждена проставлением апостиля.

Между тем подпись и печать на доверенности от 20.08.1992, выданной на территории Югославии в г. Вране, апостилем не заверены. Поэтому данная доверенность, не оформленная надлежащим образом, не может служить доказательством наличия у Арсича В. полномочий на представительство интересов компании "Симпо" в Российской Федерации.

Кроме того, из объема полномочий, предоставленных этой доверенностью, не следует, что Арсич В. вправе от имени компании участвовать в общих собраниях акционеров компании "Симпо-1" и других обществ, акционером или участником которых является компания "Симпо".

Согласно ст. ст. 67, 85 устава компании "Симпо" решение о создании предприятий за рубежом и прекращении их деятельности принимается собранием уполномоченных представителей компании и подлежит обязательному утверждению ее президентом.

В материалах дела отсутствуют доказательства того, что истцом в соответствии с его уставом принималось решение о ликвидации компании "Симпо-1".

Таким образом, утверждение суда о том, что Арсич В. наделен правом представлять компанию "Симпо" на общих собраниях акционеров компании "Симпо-1", в том числе по вопросу ликвидации акционерного общества, и передавать эти полномочия другим лицам, является ошибочным.

Суд первой инстанции, по мнению Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, необоснованно признал действительной доверенность от 06.12.1993, на основании которой Мараш С. участвовал в общем собрании акционеров компании "Симпо-1", так как доверенность выдана в порядке передоверия и согласно ст. 187 Гражданского кодекса Российской Федерации должна быть нотариально удостоверена. Между тем доверенность от 06.12.1993 нотариально не удостоверена, поэтому в силу п. 1 ст. 165 названного Кодекса является ничтожной как сделка, нотариальная форма которой не соблюдена.

При таких условиях вывод суда о том, что в собрании от 22.07.1996 участвовал полномочный представитель компании "Симпо" и решение о добровольной ликвидации компании "Симпо-1" принято акционерами, владеющими 100% акции, является неверным.

Кроме того, судом не дана оценка тому обстоятельству, что предметом одного из исковых требований является признание частично недействительным решения собрания учредителей компании "Симпо-1", но при этом в качестве ответчика привлечена Московская регистрационная палата, не имеющая отношения к принятию упомянутого решения, хотя по такому иску ответчиком должно быть само акционерное общество.

Поскольку выводы, изложенные в решении суда первой инстанции и постановлении апелляционной инстанции, не соответствуют обстоятельствам дела и основаны на неправильном применении норм материального права, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации счел судебные акты подлежащими отмене. Дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию того же арбитражного суда.

Также судами много внимания уделяется кредитованию банками офшорных организаций, тем более это связано с соблюдением норм о валютном регулировании. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. N 4622/96.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел протест первого заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на решение от 27.05.1996 и Постановление апелляционной инстанции от 17.07.1996 Арбитражного суда г. Москвы по делу N 2-33а.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее.

Акционерное общество закрытого типа "Гамма-Трейд" обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к Федеральной службе России по валютному и экспортному контролю (ВЭК России) о признании недействительным ее решения от 28.11.1995 N 64.

Решением от 27.05.1996 иск удовлетворен.

Постановлением апелляционной инстанции от 17.07.1996 решение оставлено без изменения.

В протесте первого заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается названные судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, по договору от 04.01.1994 истец получил от Офшорного торгово-финансового банка (Каймановы острова, Британская Вест-Индия) финансовый кредит в сумме 2 013 448,91 долл. США. Часть кредита - 1 638 448 долл. США - возвращена истцом банку в срок, превышающий 180 дней.

Решением от 28.11.1995 N 64 ВЭК России применил к истцу ответственность, предусмотренную пп. "а" п. 1 ст. 14 Закона Российской Федерации "О валютном регулировании и валютном контроле", в виде взыскания в доход государства суммы не возвращенного в срок кредита.

Данное решение ВЭК России мотивировано тем, что согласно пп. "д" п. 10 ст. 1 Закона РФ "О валютном регулировании и валютном контроле" предоставление и получение кредитов на срок более 180 дней относится к валютным операциям, связанным с движением капитала. В соответствии с п. 2 ст. 6 этого же Закона и п. 4 разд. II Основных положений о регулировании валютных операций на территории СССР для осуществления таких операций требуется разрешение (лицензия) Центрального банка Российской Федерации. Поскольку истец не имел соответствующего разрешения на день проведения валютной операции, то, по мнению ВЭК России, им допущено нарушение валютного законодательства, влекущее примененную ответственность.

Принимая решение об удовлетворении иска, суд исходил из того, что ВЭК России не доказал факта заключения истцом кредитного договора на срок, превышающий 180 дней. При этом в качестве доказательства была принята копия перевода английского текста договора, представленная истцом, в которой отсутствовало условие о сроке возврата кредита. Кроме того, суд указал на наличие лицензии Центрального банка Российской Федерации от 02.12.1994 N 4-160/94, разрешающей истцу привлечение и использование кредита по данному договору в течение 12 месяцев.

В обоснование своей позиции ВЭК России привел иной текст перевода договора, заверенный истцом, п. 3 которого содержит условие о действительности соглашения на срок, не превышающий одного календарного года с момента его подписания, и сослался на аннулирование указанной лицензии Письмом Центрального банка Российской Федерации от 10.01.1995 N 12-379.

При наличии таких обстоятельств суду следовало оценить оба текста перевода договора на предмет их соответствия оригиналу, а также выяснить основания выдачи Центральным банком Российской Федерации лицензии и ее аннулирования. В целях установления намерений истца относительно срока возврата кредита необходимо изучить имеющуюся в деле переписку, касающуюся этого вопроса.

В связи с тем что данные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, судом исследованы не были, дело подлежит направлению на новое рассмотрение.

Учитывая изложенное и руководствуясь ст. ст. 187 - 189 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

Решение от 27.05.1996 и постановление апелляционной инстанции от 17.07.1996 Арбитражного суда г. Москвы по делу N 2-33а отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

Приведем еще одно Постановление, рассматривающее судебный спор по вопросам займа и совместной деятельности офшорных компаний.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 июля 2003 г. N 7194/03.

Государственное предприятие "Российское внешнеэкономическое объединение "Зарубежнефть" (далее - предприятие) обратилось в Арбитражный суд Сахалинской области с иском к открытому акционерному обществу "Роснефть - Сахалинморнефтегаз" (далее - общество) о взыскании 11 821 709,03 долл. США займа, предоставленного ответчику в рамках договора о совместной деятельности от 06.05.1994 N 144/44, и 2 317 054,97 долл. США процентов за пользование заемными средствами (с учетом уточнения цены иска).

Исковые требования о возврате суммы займа и уплате процентов обусловлены тем, что в соответствии с договором о совместной деятельности от 06.05.1994 N 144/44 предприятие профинансировало переоборудование самоподъемной плавучей буровой установки "Курильская", принадлежащей обществу.

Общество обязалось возвратить предприятию денежные средства в течение четырех лет начиная со второго года после их получения, с выплатой 3,5% годовых.

Затраты предприятия на переоборудование буровой установки, произведенные на основании контрактов, заключенных с фирмами Германии и Финляндии, составили 12 398 179,03 долл. США, что подтверждено сторонами в протоколе по выверке взаиморасчетов от 18.10.1995.

В обусловленный договором срок общество погасило задолженность только в сумме 576 470 долл. США, а в дальнейшем, несмотря на отсрочку, предоставленную предприятием по просьбе должника, отказалось от возврата остальной суммы займа, что послужило поводом для обращения предприятия в суд с настоящим иском.

Решением суда первой инстанции от 02.08.2002 исковые требования удовлетворены.

Судом сделан вывод о том, что договор от 06.05.1994 N 144/44 является смешанным и содержит элементы как договора о совместной деятельности, так и договора займа. Расходы, понесенные истцом на переоборудование находящейся в собственности ответчика буровой установки, являются не вкладом в совместную деятельность, а возвратными денежными средствами.

Доводы ответчика о недействительности договора о совместной деятельности судом отклонены, поскольку вступившими в законную силу судебными актами по другим делам, в которых участвовали те же стороны, указанный договор признан действительным и заключенным.

Довод ответчика о пропуске срока исковой давности также отклонен. Предприятие по просьбе общества предоставило последнему отсрочку по уплате долга до конца 1998 г., в связи с чем суд посчитал срок исковой давности на момент подачи искового заявления не пропущенным.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 07.10.2002 решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа Постановлением от 02.12.2002 Постановление суда апелляционной инстанции отменил, дело передал на новое рассмотрение в ту же инстанцию Арбитражного суда Сахалинской области для проверки оснований возникновения обязательства по возврату заемных средств, а именно: возникло ли данное обязательство в результате осуществления совместной деятельности, является ли обязательство по возврату денежных средств общим для участников договора о совместной деятельности.

При новом рассмотрении дела Постановлением суда апелляционной инстанции от 07.02.2003 решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении иска отказано.

Анализируя положения договора о совместной деятельности и контракта на переоборудование буровой установки, заключенного с иностранной фирмой, в котором заказчиками выступают предприятие и общество, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что заемные средства выделены истцом на условиях возвратности на покрытие расходов по совместной деятельности, а, следовательно, заемщиками денежных средств являются товарищи по совместной деятельности в лице истца и ответчика и на них лежит обязанность совместно возвратить сумму займа с процентами. Кроме того, по условиям договора погашение суммы займа должно производиться за счет прибыли от совместной деятельности, которая получена не была.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа Постановлением от 05.05.2003 оставил Постановление от 07.02.2003 без изменения.

В заявлении о пересмотре в порядке надзора постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций предприятие ссылается на неправильное толкование и применение судом норм материального права.

В отзыве на заявление общество возражает против отмены оспариваемых судебных актов, указывая на необходимость рассмотрения отношений по займу с учетом условий договора о совместной деятельности.



Проверив обоснованность доводов, содержащихся в заявлении и в выступлениях представителей сторон, Президиум считает, что все принятые по делу судебные акты подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям:

Суды всех инстанций, оценивая взаимоотношения сторон, обоснованно указали на смешанный характер договора от 06.05.1994 N 144/44, содержащего элементы как договора о совместной деятельности, так и договора займа.

Согласно п. 3 ст. 421 Гражданского кодекса РФ стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). Следовательно, к отношениям сторон по данному договору должны применяться в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Исходя из положений, предусмотренных ст. 807 Гражданского кодекса РФ (ст. 113 Основ гражданского законодательства, действовавших на момент заключения договора), в отношениях по займу выступают две стороны: заимодавец и заемщик.

Пунктом 3.1 договора предусмотрено обязательство предприятия изыскать и выделить на срок пять лет на условиях возвратности под 3,5% годовых финансовые средства в размере до 12 млн долл. США на переоборудование самоподъемной плавучей буровой установки "Курильская" для повышения ее конкурентоспособности на мировом рынке.

Заемные средства погашаются в течение пяти лет на следующих условиях: погашение основного долга начинается со второго года после их получения и осуществляется в течение четырех лет равными годовыми долями; проценты выплачиваются исходя из размера фактически используемого кредита из расчета 3,5% годовых (на непогашенную часть) начиная со второго месяца с начала работы буровой установки после переоборудования по контракту.

Пунктом 3.2 договора установлено обязательство общества обеспечить своевременное перечисление предприятию средств в погашение затрат на переоборудование буровой установки и доли прибыли от выполнения контрактных работ.



Таким образом, по условиям договора стороны однозначно определили заимодавцем предприятие, а заемщиком - общество и вывод судов апелляционной и кассационной инстанций о том, что заемщиками являются оба участника договора о совместной деятельности, в том числе и участник, предоставивший заемные средства, является ошибочным.

В то же время условия о займе оговорены сторонами в рамках договора о совместной деятельности. Так, стороны дополнительно предусмотрели в п. п. 4.1.1 и 4.2 договора обязательство общества направить всю прибыль, получаемую в результате совместной деятельности, на погашение заемных средств.

Дополнительно в п. 4.5 договора содержится условие о том, что в случае расторжения договора раньше истечения срока погашения заемных средств общество обязуется вернуть непогашенную часть займа из средств, получаемых им от других видов деятельности. При задержке погашения на срок более шести месяцев общество совместно с предприятием осуществят продажу буровой установки, при этом из вырученной суммы полагается погасить остаток заемных средств, а оставшаяся часть принадлежит обществу.

Судами всех инстанций надлежащим образом не исследовано и не оценено наличие или отсутствие прибыли у сторон от совместной деятельности, в то время как ответчик ссылается на убыточную совместную деятельность, а истец приводит данные об оплате совместным предприятием "Вьетсовпетро" около 18 млн долл. США за работы, выполненные ответчиком с использованием буровой установки "Курильская", и на перечисление обществом 3 119 211,80 долл. США прибыли в офшорную кипрскую компанию.

Кроме того, не выяснено, в чьей собственности в настоящее время находится буровая установка, возможна ли реализация последней с целью погашения ответчиком принятых на себя по договору обязательств.

Указанные обстоятельства имеют существенное значение для правильного рассмотрения спора по существу заявленных требований.

Вопрос о наличии убытков, связанных с исполнением условий договора по совместной деятельности, общество вправе урегулировать в самостоятельном порядке.

При таких обстоятельствах судебные акты, принятые по делу, нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права и подлежат отмене в соответствии с п. 1 ст. 304 Арбитражного процессуального кодекса РФ.



Учитывая изложенное и руководствуясь ст. 303, п. 2 ч. 1 ст. 305, ст. 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

Решение суда первой инстанции от 02.08.2002, Постановления судов апелляционной инстанции от 07.10.2002 и от 07.02.2003 Арбитражного суда Сахалинской области по делу N А59-485/2001-С8, Постановления Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 02.12.2002 и от 05.05.2003 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда Сахалинской области.

О.Г.Курноскина