Мудрый Экономист

Охрана стройплощадки

"Строительство: бухгалтерский учет и налогообложение", 2006, N 4

Как показывает практика, кража основных средств и материалов со строительной площадки - достаточно распространенное явление. Иски к частным охранным предприятиям о возмещении причиненного строительным организациям ущерба часто становятся предметом рассмотрения арбитражных судов. Проанализируем сложившуюся арбитражную практику, чтобы извлечь уроки из чужих ошибок и, по возможности, в дальнейшем избежать своих.

Обычно все споры в арбитражных судах развиваются по одному сценарию. Строительная организация - заказчик по договору оказания охранных услуг, ссылаясь на положения договора о полной материальной ответственности частного охранного предприятия (далее - ЧОП), требует взыскать причиненный в результате ненадлежащего исполнения обязательств ущерб. Охранная фирма, для того чтобы избежать ответственности, приводит доказательства своей невиновности или нарушения договорных обязательств заказчиком услуг. Причем, к сожалению, судьи часто отказывают строительным организациям в удовлетворении исков. Что становится причиной столь неблагоприятных судебных решений? Почему, даже предусмотрев в договоре условие о полной материальной ответственности ЧОП, потери от кражи несет строительная организация? Для ответа на эти вопросы обратимся к конкретным ситуациям.

Начнем с Постановления ФАС СЗО от 17.10.2005 N А56-41650/04. В соответствии с условиями договора ЧОП обязалось обеспечить охрану строительной площадки. Согласно копии справки следователя УВД неустановленные лица проникли на охраняемую территорию, избили сотрудника, охранявшего объект, взломали навесной замок контейнера и похитили имущество строительной фирмы. По факту данного происшествия был составлен акт и возбуждено уголовное дело.

Полагая, что ЧОП ненадлежащим образом исполняло свои обязанности по обеспечению сохранности имущества, фирма обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании убытков на основании п. 3 ст. 393 ГК РФ и соответствующих пунктов договора возмездного оказания охранных услуг.

Статьей 393 ГК РФ предусмотрено, что должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Определение убытков содержится в ст. 15 ГК РФ. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы (упущенная выгода).

Пунктом 5.3 договора об охране стройплощадки определено, что возмещение строительной организации причиненного по вине ЧОП ущерба производится после представления постановления органа дознания (следствия или приговора), устанавливающего факт кражи (грабежа, разбоя), а также факт уничтожения (повреждения) имущества посторонними лицами, проникшими на охраняемый объект, либо вследствие пожара или в силу других причин, наступивших по вине работников, осуществляющих охрану объекта.

Таким образом, для возмещения убытков лицо, требующее их возмещения, должно доказать факт нарушения его прав, наличие причинной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками, а также их размер.

Как указал суд, названные обстоятельства истцом не доказаны, следовательно, оснований для удовлетворения иска нет. Кроме того, строительная организация нарушила условие договора и провела инвентаризацию без уполномоченного представителя охранного предприятия.

Таким образом, судьи сделали вывод об отсутствии вины ЧОП и доказательств того, какое именно имущество оно приняло под охрану, а также о ненадлежащем составлении акта недостачи и инвентаризации имущества и оставили кассационную жалобу организации без удовлетворения.

Далее обратимся к Постановлению ФАС СЗО от 24.01.2006 N А56-1618/2005. Сразу оговоримся, что в данном случае с иском к охранному предприятию обратилась страховая организация. Кроме того, судьи не вынесли в нем решения о возложении на ЧОП обязанности возместить ущерб и отправили дело на новое рассмотрение. Тем не менее это Постановление дает возможность ознакомиться с рассуждениями судей, понять их логику и основания отказов в исках.

Итак, в результате разбойного нападения на охраняемую ЧОП территорию стройплощадки были похищены два КамАЗа, принадлежащие строительной фирме и застрахованные в страховой организации. По данному факту было возбуждено уголовное дело, и строительная организация признана потерпевшей стороной. Страховая организация перечислила на ее расчетный счет сумму страхового возмещения. При этом страховщик решил, что ответственность за причиненные страхователю убытки, возмещенные им в результате наступления страхового случая, должно нести охранное предприятие, так как отдельным пунктом договора возмездного оказания охранных услуг установлено, что при нанесении вреда заказчику исполнитель несет ответственность в полном объеме.

Страховое общество, предъявляя иск ЧОП, указало, что угон транспортных средств с охраняемой территории, безусловно, свидетельствует о ненадлежащем качестве организации охраны и обеспечения техническими средствами по ограничению доступа на эту территорию.

В свою очередь, охранное предприятие ссылалось на отсутствие обязанности по охране именно этих транспортных средств, а также на несоблюдение заказчиком услуг обязанности по содействию ЧОП в надлежащей охране строительной площадки, откуда были угнаны транспортные средства.

Суд первой инстанции, принимая решение об отказе в иске, исходил из того, что страховая организация не доказала вины охранного предприятия в хищении застрахованных транспортных средств. Между тем, сказано в Постановлении ФАС, поскольку ЧОП осуществляет предпринимательскую деятельность, основания для привлечения его к ответственности должны определяться с учетом п. 3 ст. 401 ГК РФ. В соответствии с ним лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение было невозможно из-за непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Также необходимо учитывать, что какие-либо ограничения пределов ответственности отсутствуют и в Законе "О частной детективной и охранной деятельности в РФ".

Суд указал: напротив, оказывая услуги на основании данного Закона, ответчик должен быть профессиональным специалистом в этой области, так как деятельность, связанная с охраной имущества собственника, защитой жизни и здоровья граждан, разрешается только предприятиям, специально учреждаемым для их выполнения. Поэтому при разрешении спора по существу необходимо установить, имелось ли со стороны ответчика неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, принятых по договору об оказании охранных услуг, и находится ли это в причинной связи с возникшими у Акционерного общества убытками.

Судьи ФАС не согласились и с выводом суда первой инстанции о том, что, несмотря на существование договора оказания услуг по охране имущества, ответчик не был обязан охранять спорные автомобили, так как в договоре нет сведений о конкретном имуществе, подлежащем охране. Нижестоящий суд не учел, что имеется два дополнительных соглашения к договору о цене за охрану автодорожной техники. Следовательно, ответчик знал, что он должен оказывать услуги по ее охране. Он не оспаривал принятие спорных автомашин под свою охрану, но счел, что их хищение произошло из-за грубого нарушения строительной организацией условий договора в части, касающейся содействия исполнителю при оказании им охранных услуг.

Данные доводы требуют проверки и оценки с учетом положений ст. 404 ГК РФ, согласно которой суд может уменьшить размер ответственности должника, если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон. При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции отменено и дело направлено на новое рассмотрение.

Еще одно Постановление этого же арбитражного суда от 21.11.2005 N А56-10285/2005 примечательно следующим. Договором возмездного оказания услуг предусмотрено, что сдача имущества под охрану сотрудникам охранного предприятия и его прием из-под охраны отражаются в журнале приема-сдачи материальных ценностей. Материальные ценности, не указанные в журнале, под охрану не принимаются, и в случае их исчезновения или порчи охранное предприятие ответственности не несет. Суд установил, что строительная организация не представила доказательств сдачи под охрану в установленном договором порядке впоследствии похищенных материальных ценностей. Представленные истцом документы, являющиеся внутренними документами ЗАО "СУ-267", о движении материальных ценностей и о факте утраты имущества не могут быть расценены судом как доказательства, подтверждающие его исковые требования.

При таком положении (с учетом ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений) кассационная инстанция считает правильным вывод суда об отказе истцу в удовлетворении заявленных им требований в связи с их недоказанностью.

ФАС ЗСО в Постановлении от 20.01.2004 N Ф04/273-1048/А67-2003 не принял в качестве доказательства факта уничтожения и повреждения имущества документы о снятии остатков товарно-материальных ценностей, составленные истцом (строительной организацией) без участия представителя ответчика (ЧОП). Также судьи указали на отсутствие документов, подтверждающих размер причиненного ущерба, который согласно договору об охране определяется по фактическим потерям на основании данных бухгалтерского учета исходя из рыночной стоимости утраченного имущества. При этом ФАС УО в Постановлении от 03.02.2004 N Ф09-48/04-ГК счел возможным представление в качестве таких документов товарной накладной и счета-фактуры на приобретение украденных ценностей.

В Постановлении ФАС СЗО от 05.05.2005 N А42-3383/04-21 также указано на обязанность заказчика услуг доказать наличие вины работников ЧОП в причинении убытков. Так как доказательств причинной связи между действиями работников охраны и убытками истца представлено не было, суд отказал в удовлетворении заявленных требований.

Итак, какие уроки можно извлечь из всех рассмотренных нами спорных ситуаций? Сделаем выводы. Во-первых, как мы уже отмечали, условие договора о полной материальной ответственности охранной фирмы отнюдь не гарантирует того, что причиненный в результате кражи ущерб ЧОП возместит строительной организации. Во-вторых, договор на оказание охранных услуг (либо дополнительное соглашение к нему) должен содержать перечень материальных ценностей, подлежащих охране. В-третьих, передача имущества под охрану должна подтверждаться документально (например, записями в журналах приема-сдачи товарно-материальных ценностей под охрану). В-четвертых, при совершении кражи, грабежа, разбоя и тому подобного необходимо обратиться в милицию и получить соответствующие документы (постановление следственных органов о возбуждении уголовного дела, протокол осмотра места происшествия и др.). В-пятых, следует помнить, что практически все договоры с охранными предприятиями устанавливают обязанность заказчика услуг проводить инвентаризацию в присутствии представителя ЧОП. Это условие нужно неукоснительно соблюдать. Кроме того, все документы о проведении инвентаризации надо оформлять надлежащим образом. В-шестых, бухгалтер строительной организации должен представить суду документальное обоснование размера понесенных убытков. И, наконец, в-седьмых, обязанность доказать вину лиц, оказывающих услуги по охране имущества, возложена законом на строительную организацию.

Таким образом, понятно, чтобы привлечь охранную фирму к ответственности, сотрудникам строительной организации нужно приложить максимум усилий. Однако, учитывая тот факт, что размер причиненного ущерба часто составляет несколько сотен тысяч рублей, в этом есть смысл. Ведь в противном случае (если суд откажет строительной фирме в удовлетворении иска к охранному предприятию) придется списать эти суммы на убытки. Причем в ряде ситуаций организация не сможет учесть их для целей налогообложения прибыли.

Напомним, что в силу пп. 5 п. 2 ст. 265 НК РФ к внереализационным относятся расходы в виде недостачи материальных ценностей в производстве и на складах, на предприятиях торговли в случае отсутствия виновных лиц, а также убытки от хищений, виновники которых не установлены. Письмом МНС России от 08.06.2004 N 02-5-10/37 "О списании убытков от хищения имущества в состав внереализационных расходов" до налогоплательщиков были доведены следующие разъяснения: при документальном подтверждении отсутствия виновных в хищении имущества лиц уполномоченным органом государственной власти предприятие может уменьшить полученные доходы на сумму внереализационных расходов в виде убытков от хищений.

Статьей 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) перечислены органы государственной власти, которые уполномочены в зависимости от рода преступления, поименованного в соответствующих статьях Уголовного кодекса РФ, производить предварительное следствие. В частности, по хищениям имущества (ст. 158 Уголовного кодекса РФ) предварительное следствие производится следователями органов внутренних дел РФ.

При этом согласно пп. 1 п. 1 ст. 208 УПК РФ в случае неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, предварительное следствие по уголовному делу приостанавливается, о чем следователь выносит соответствующее постановление, копию которого направляет прокурору.

На основании пп. 13 п. 2 ст. 42 УПК РФ потерпевший вправе получить копию указанного постановления, которым и подтверждается факт отсутствия виновных лиц.

Если такого постановления нет, а также если предприятие в силу каких-либо причин отказалось от взыскания ущерба, то сумма недостачи в расходы для целей налогового учета не включается. В связи с тем что в бухгалтерском учете эта сумма будет списана в дебет счета 91-2 "Прочие расходы" согласно требованиям ПБУ 18/02 <1>, возникает постоянная разница.

<1> Положение по бухгалтерскому учету "Учет расчетов по налогу на прибыль" ПБУ 18/02, утв. Приказом Минфина России от 19.11.2002 N 114н.

А.В.Соловьев

Эксперт журнала

"Строительство: бухгалтерский учет

и налогообложение"