Мудрый Экономист

И вновь о "лжеэкспорте"

"Новое в бухгалтерском учете и отчетности", 2006, N 5

Общеизвестно, что преступлением номер один в России в налоговой сфере является незаконное возмещение налога на добавленную стоимость из бюджета при осуществлении экспортных операций.

Схема мошенничества проста. В сделке участвуют две (или более) компании. Одна "белая" - законопослушная, добросовестная, ведущая бухгалтерский и налоговый учет, имеющая реальных учредителей, офис и проч. Вторая - "серая", в народе называемая "фонарем".

"Фонарь" зарегистрирован на лиц, которые не имеют никакого к нему отношения (например, по утерянному паспорту), не находится по заявленному адресу, в штате числится, как правило, один человек (реже два), не ведет учет, не сдает отчетность и, естественно, не платит никаких налогов. В лучшем случае в налоговый орган подается "нулевая" декларация, говорящая о том, что деятельность организация не ведет и ничего государству не должна.

Между партнерами заключается договор поставки, в котором поставщиком выступает "фонарь", а покупателем - добросовестная организация. Оговоримся сразу, что пока будем считать "белую" компанию априори добросовестной. Затем товар поставляется на экспорт, при этом налоговая ставка равна 0%.

Как известно, НДС является внутренним налогом и "не пересекает" границу государства. Следовательно, при реализации товара на экспорт налогообложение производится по нулевой ставке, а государство возвращает экспортеру ранее уплаченный им поставщику товара налог. При этом НДС является и "зеркальным" налогом - один платит налог в бюджет (поставщик), другой возмещает (покупатель).

Все было бы хорошо, если бы не природная смекалка наших людей и жажда быстрого и легкого обогащения. Достаточно того, чтобы поставщик не выполнил своих обязательств, а покупатель, наоборот, все сделал правильно, как предписывают нормы бухгалтерского и налогового законодательства.

В результате покупателю государство возмещает уплаченный налог за счет собственных средств, так как поставщик полученный НДС в бюджет не перечислил. Поймать и наказать "фонарь" за налоговые правонарушения практически невозможно (слишком большое количество их существует, они не находятся по зарегистрированным адресам, учредители - подставные лица).

Что делать налоговым органам в такой ситуации? Наказать добросовестного плательщика, не предоставив ему вычет (или возврат) налога, ранее уплаченного поставщику, что, собственно, и делается повсеместно.

Мотивировка проста: поставщик товара существует только на бумаге, реально налог в бюджет не уплачивает, значит, и возврата покупателю не будет.

Незаконно? Да, незаконно. Однако во всех ли случаях это бездействие налоговых органов незаконно? Не всегда, на что и указал Высший Арбитражный Суд РФ в Постановлении от 13 декабря 2005 г. N 10053/05.

Классическая ситуация: существуют изначальный поставщик полуфабрикатов (сырья), производитель продукции (завод, фабрика) и конечный российский покупатель, который и проводит экспортные операции (торговый дом).

В ходе налоговой проверки установлено, что по принятой нами терминологии поставщики сырья являются "фонарями", а производитель и экспортер - "белыми" компаниями.

В результате налоговый орган отказал экспортеру в возврате ранее уплаченного производителю НДС за поставленную продукцию. Организация обратилась в арбитражный суд и выиграла спор с государственным налоговым органом в трех инстанциях.

Все суды, отказывая налоговому органу, исходили из факта представления организацией необходимых документов, подтверждающих факт экспорта товара и, следовательно, правомерность применения ставки 0%.

Небольшое отступление, позволяющее нам понять экономику расчета НДС при экспортных операциях: у экспортера, как, впрочем, и у любой организации, возникают два НДС - "исходящий" и "входящий". Разница лишь в том, что "исходящий" налог в рублевом выражении равен нулю, так как к налоговой базе применяется ставка 0%. "Входящий" же налог у экспортера ничем не отличается от налога других компаний.

Что может оспаривать налоговая инспекция? Можно оспаривать факт экспорта, т.е. заставить экспортера включить в налоговую базу обороты по реализации и заплатить налог в бюджет. В этом случае организации следует подтвердить факт реального экспорта, в противном случае получается лжеэкспорт, мошенничество и, как результат, уголовное преступление.

Можно отказать в возмещении (вычете) "входного" налога, мотивируя это тем, что поставщики продукции ("фонари") не перечислили полученный от покупателя налог в бюджет.

Очень часто встречается и третий вариант: факт экспорта подтвержден, с поставщиками все нормально, оплата поступила, но деньги налоговая инспекция просто не возвращает без всякой мотивировки. Тогда оспаривается бездействие государственного органа.

Как правило, в жизни складывается комбинация всех описанных ситуаций, что создает некую путаницу при анализе таких судебных дел.

Итак, вернемся к нашему делу. Продавец в трех инстанциях подтвердил факт экспорта, т.е. нулевую ставку, и право на возврат налога из бюджета.

В высшей судебной инстанции налоговые органы оспаривают реальность сделки, заявляют о фиктивности производства товара и наличии сомнительных поставщиков.

В ходе налоговой проверки установлено, что из трех фирм-поставщиков две зарегистрированы по несуществующим адресам, одна не находится по указанному адресу, одно и то же лицо является и директором, и главным бухгалтером, и учредителем в этих организациях. Физические лица, числящиеся учредителями в трех организациях, не имеют к ним никакого отношения.

В итоге ВАС РФ вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, указав, что суд не должен ограничиваться проверкой формального соответствия представленных документов, а должен оценить все доказательства в совокупности.

Знал ли экспортер, что его поставщики являются фиктивными компаниями, не платящими налоги? Умышленно ли экспортер взял себе в партнеры организации с более чем сомнительной репутацией? Имел ли возможность добросовестный экспортер проверить своих поставщиков?

Ответив на эти вопросы, можно будет принять либо сторону суда и налогового органа, либо с ними не согласиться.

Из всего сказанного автор склоняется к мнению, что экспортер, мягко говоря, не совсем чист. Мало того, что сам стал участником махинаций, еще и привлек к этому всех добросовестных плательщиков.

Какой вывод сделает налоговая служба? Если в цепочке контрагентов есть хотя бы один "фонарь", вычет налога можно не предоставлять. Причем это может быть контрагент второго, третьего и прочего порядка.

Хочется верить, что суды на местах прислушаются к голосу разума и не позволят распространиться объективному вменению вины, т.е. ответственности "за того парня".

А.Г.Олесьев

Эксперт