Мудрый Экономист

О рентных платежах при пользовании водными биологическими ресурсами

"Финансы", 2006, N 1

В конце 2004 г. был принят давно ожидаемый Федеральный закон от 20.12.2004 N 166-ФЗ "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов". Однако несколько принципиальных положений этого законодательного акта (в т.ч. касающиеся вопросов платности использования биоресурсов) оставили неудовлетворительное впечатление у многих рыбопромысловых организаций и других пользователей биоресурсов, а также среди научных сообществ, осуществляющих исследования в данной сфере.

В этом Федеральном законе всего лишь указано, что "платность использования водных биоресурсов, согласно которому любое использование водных биоресурсов осуществляется за плату, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами" (см. пп. 9 п. 1 ст. 2). А в ст. 40 этого Закона предусматривается, что "в договоре пользования рыбопромысловым участком указываются порядок, условия и сроки внесения платы за пользование рыбопромысловым участком...".

Иных норм, регулирующих платность пользования биоресурсами, в этом Законе не содержится.

Таким образом, сам Федеральный закон "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" не установил даже в рамочном виде какие-либо платежи за использование водных биоресурсов или принципы установления платности в этой сфере. Да, при этом Закон не сделал однозначную отсылку в этом вопросе исключительно на налоговое законодательство. Поэтому возможность введения новых видов платежей и/или условий их взимания за вылов биоресурсов (помимо законодательства о налогах и сборах) не исключается. Но из-за отсутствия в рассматриваемом Законе специальной нормы по данному вопросу крайне затрудняется осуществление этой идеи.

Почему было бы крайне важно, по мнению многих экспертов, включение в Закон нормы о возможности введения неналоговых платежей за водные биоресурсы?

Известно, что сырьевая база рыбного хозяйства имеет ряд характерных особенностей, связанных с сезонностью промысла во многих бассейнах, подвижностью водных биоресурсов (ВБР) во времени и пространстве, трудностью достоверного прогнозирования запасов ВБР и определения рациональной доли их изъятия без ущерба для дальнейшего воспроизводства. И эти особенности не нашли пока должного отражения в экономическом механизме платности за использование биоресурсов.

Что показала практика применения сборов за добычу ВБР, установленных гл. 25.1 "Сборы за пользование объектами животного мира и за пользование объектами водных биологических ресурсов"?

Положения гл. 25.1 НК РФ содержат определенную дифференциацию условий исчисления и взимания сбора по водным бассейнам (внутренним морским водам, другим морям, исключительной экономической зоне России, континентальному шельфу), а также по целям использования ВБР и категориям хозяйствующих субъектов в рыбной отрасли. Например, установлены различные ставки сбора по одним и тем же видам ВБР в зависимости от рыбохозяйственного бассейна. Но за основу расчета этих ставок принимались потребности государства в средствах на финансирование выполнения работ, имеющих народно-хозяйственную значимость. И объемы этих потребностей корректировались с учетом объема предельно допустимого улова и сложившейся структуры оптовых цен при реализации конкретного вида ВБР. Таким образом, эта дифференциация ставок, по сути, не учитывала рентные факторы при установлении экономических отношений между государством и конкретным пользователем.

Кроме того, в гл. 25.1 НК РФ ставки дифференцированы всего лишь по трем рыбохозяйственным бассейнам: Дальневосточному, Северному и Азово-Черноморскому. То есть, несмотря на то что лов в каждом из этих бассейнов производится не менее чем в десяти водных объектах и в еще большем количестве зон (районов) лова, для расчета суммы платы применяются одни и те же ставки за соответствующий вид биоресурса.

Следует также отметить, что утвержденные гл. 25.1 НК РФ ставки сбора применяются пользователями ВБР напрямую. То есть региональные органы власти не имеют возможности понизить или повысить их размер с учетом местных условий лова и последующего состояния биоресурсов (возможности их воспроизводства в районе лова).

Далее гл. 25.1 НК РФ предусмотрено понижение ставок сбора для отдельных градо- и поселкообразующих организаций по сравнению с другими пользователями ВБР. Но этот принцип установления льгот по сбору нельзя увязать с особенностями природных условий и экономической ценностью ресурсов по месту нахождения данных организаций. Значит, природная рента и здесь не учитывается.

Статистика свидетельствует, что при равных удельных затратах труда и капитала вариации издержек на добычу одного и того же объекта промысла по разным бассейнам промысла и даже в границах одного бассейна достигают многократных значений. Одним из главных факторов, оказывающих влияние на получение избыточного рентного дохода, является и различие водоемов по продуктивности. Так, в водохранилищах и крупных озерах России годовой улов варьируется от 2 до 40 кг/га; в малых и средних - от 6 до 100 кг/га. Еще более велик разрыв на разных участках речных систем. А если принимать в расчет рыночную стоимость рыбы в зависимости от их видов, то финансовые результаты промысла будут различаться на несколько порядков.

Следует также отметить, что положения гл. 25.1 НК РФ не учитывают некоторых особенностей вылова биоресурсов, напрямую влияющих на размер платежной базы. Речь идет о случаях, когда в оперативном порядке у пользователей корректируется объем добычи водных биоресурсов с внесением соответствующих изменений в ранее выданные разрешения на лов. Такие изменения практиковались постоянно и основанием для этого служили соответствующие приказы и телеграммы бывшего Госкомрыболовства России.

Сейчас возможность внесения изменений в соответствующие разрешения на право добычи (лова) водных биоресурсов закреплена Федеральным законом "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов". Так, в ст. 36 этого Закона предусмотрено, что "допускается внесение изменений в выданные разрешения на добычу (вылов) водных биоресурсов в случаях изменения или уточнения районов промысла, квот добычи (вылова) водных биоресурсов...". Далее указано, что изменения в выданное разрешение вносятся органом, выдавшим такое разрешение, непосредственно в подлинник разрешения на добычу водных биоресурсов или посредством телеграфного отправления и являются неотъемлемой частью данного разрешения.

Но в соответствии с п. 2 ст. 333.5 гл. 25.1 НК РФ сбор за пользование водными биоресурсами производится в виде разового и регулярных взносов. При этом оставшаяся сумма сбора (определяемая как разность между исчисленной суммой сбора и суммой разового взноса) уплачивается равными долями в виде регулярных взносов в течение всего срока действия лицензии (разрешения) на пользование объектами водных биоресурсов ежемесячно не позднее 20-го числа. И эта норма не может быть точно выполнена в случае внесения каких-либо обоснованных изменений в разрешение на вылов, т.к. в этом случае изменяется не только сумма разового взноса, но и регулярных взносов (т.е. равность их долей не обеспечивается).

Действующая система налоговых сборов, по нашему мнению, не является единственно возможным экономическим инструментом в сфере использования рыбных ресурсов. Исходя из анализа имеющихся точек зрения на проблему платности биоресурсов можно предложить следующие направления по совершенствованию системы платежей.

Эта система в первую очередь должна учитывать различные условия, в которых ведут свою деятельность рыбопромысловые хозяйства, а также экономическую и природную ценность добываемых ресурсов. При этом целесообразно размер рассчитываемой платы увязать с факторами, влияющими на возможность фактической реализации разрешения на вылов. То есть должен учитываться и фактический объем добываемых ресурсов, а не только указанный в разрешении.

Исходя из изложенного выше целесообразно учесть следующие дополнительные факторы при определении размеров ставок сбора:

Первый и второй факторы имеют прямую рентную "нагрузку", поскольку от них зависит степень реализации самой возможности добычи ВБР. Так, эффективная добыча многих видов ВБР может быть осуществлена только в определенные периоды времени. А при использовании такого фактора, как место лова необходимо учитывать, где производится рыболовство: во внутренних водоемах или на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне России. Поскольку стоимость биоресурсов здесь различается в несколько раз. По данным российских и зарубежных источников, до трети всех основных видов ВБР, имеющих массовый спрос, добывается в экономической зоне. Большинство компаний, стремясь уменьшит затраты на вылов, избегают дальних и глубоководных районов. Поэтому доля таких районов в рыбном промысле остается на уровне 10 - 12%, тогда как в пределах континентального шельфа добывается 90% рыбы и морепродуктов.

Объем разрешенного вылова (фактор "3") также может быть причислен к рентному фактору, т.к. наличие у одного из рыбаков разрешения на больший размер допустимой добычи конкретного вида ВБР (по сравнению с другими рыбаками в этом же районе лова) непосредственно влияет на уровень получаемого им дохода.

Что же касается вида судов и орудий лова (фактор "4"), то и эти факторы заметно влияют на степень рационального и (или) эффективного лова, т.к. существуют несколько специальных типов судов и орудий лова, используемых для прибрежного рыболовства.

Лов производится для нескольких целей. В соответствии с законодательством он осуществляется:

Этот фактор необходимо учитывать в связи с тем, что при указанных видах лова получается разный уровень воздействия на биоресурсы. А, кроме того, получается и различный экономический доход, если сравнивать промышленную добычу с иными целями лова.

Далее целесообразно рассмотреть возможность корректировки такого положения гл. 25.1 НК РФ, как обязанность внесения платы независимо от фактического улова. Напомним, что в соответствии с данной главой сумму сбора за пользование ВБР уплачивают в виде разового и регулярных взносов. Сумма разового взноса определяется как доля исчисленной суммы сбора, размер которой равен 10%. Уплата разового взноса производится при получении лицензии (разрешения) на пользование ВБР. Оставшаяся сумма сбора, определяемая как разность между исчисленной суммой сбора и суммой разового взноса, уплачивается равными долями в виде регулярных взносов в течение всего срока действия лицензии (разрешения) на пользование ВБР ежемесячно.

По нашему мнению, до введения эффективного механизма контроля за реальным выловом и, соответственно, последующей за этим корректировкой рассматриваемой нормы гл. 25.1 НК РФ следует уже сейчас ввести дополнительный коэффициент "риска", который учитывал бы ситуации безрезультатного лова из-за чисто природных факторов. Например, наличие стабильно более плохих погодных условий в отдельных районах лова по сравнению с другими, что обуславливает более редкие выходы в море и затрудненный лов. Дополнительные коэффициенты "риска" могут быть установлены к ставкам сбора и при наличии (отсутствии) уточненных данных о состоянии (объемах) конкретных видов биоресурсов в разрешенных районах лова.

Говоря об учете указанных выше факторов в определении размеров рентных платежей, следует отметить, что в данном случае речь не идет об обязательном увеличении общего уровня платы по сравнению с ныне действующим порядком ее исчисления. Здесь, как уже обращалось внимание, предлагается более полный учет особенностей осуществления лова, которые имеются во всех промысловых районах. Максимальный учет этих особенностей позволит создать более справедливые условия в части исчисления соответствующих платежей для рыбацких хозяйств, осуществляющих свою деятельность в разных природных и экономических условиях.

В целом, основной задачей, по нашему мнению, является определение и установление таких конкретных размеров ставок платы, которые, не ущемляя интересов государства в части получения соответствующих доходов за добычу рыбных ресурсов, одновременно стимулировали бы рациональное использование и воспроизводство этих ресурсов, а также учитывали интересы рыболовецких организаций.

В заключение следует отметить, что экономические предпосылки развития рыбного хозяйства обуславливают необходимость совершенствования не только налогового (в т.ч. через ведение системы рентных платежей), но также таможенного и инвестиционного законодательства.

Улучшение механизма долгосрочного управления водными биологическими ресурсами позволит ликвидировать несоответствие добывающих мощностей рыбопромыслового флота запасам ВБР в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе России. А расширение исследования этих ресурсов позволит включить в промысловый оборот малоизученные и недоиспользуемые их виды, освоить новые промысловые районы. Что в конечном итоге позволит существенно увеличить доходы государства от использования биоресурсов без увеличения налоговой нагрузки на рыбную отрасль.

В.В.Петрунин

Государственный советник

Российской Федерации III класса

Правовой департамент

Правительства Российской Федерации