Мудрый Экономист

Об административной ответственности за незаконное использование товарных знаков

"Налоговые споры: теория и практика", 2005, N 11

В последнее время особую значимость приобретает практика рассмотрения арбитражными судами дел об административных правонарушениях, возбужденных таможенными органами в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей по ст. 14.10 КоАП РФ и переданных на рассмотрение в арбитражный суд на основании ч. 3 ст. 23.1 Кодекса. Анализ судебных актов, принимаемых по названной категории дел, позволяет выявить не только недостатки действующего законодательства РФ, регулирующего правоотношения в данной сфере, но и случаи его неправильного понимания и применения арбитражными судами.

К числу оснований отказа арбитражными судами в привлечении лиц к административной ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ относятся:

Также встречаются случаи признания лиц виновными в незаконном использовании товарных знаков без назначения наказания в виде конфискации контрафактных товаров.

Проанализируем указанные основания подробнее.

Наиболее часто в обоснование решения об отказе в привлечении лиц к административной ответственности по данной категории дел арбитражные суды ссылаются на недоказанность таможенными органами вины, как необходимого элемента состава административного правонарушения.

Например, индивидуальный предприниматель Б. приобрел конфеты с незаконно нанесенным на них товарным знаком М. и ввез их на таможенную территорию РФ. При проведении таможенного контроля инспектором таможенного органа было установлено, что владельцем указанного товарного знака является российская фирма Р.

При рассмотрении дела арбитражный суд сделал вывод, что таможенным органом не представлены доказательства признания товарного знака, зарегистрированного фирмой Р., общеизвестным. Отсутствие у товарного знака М. статуса общеизвестного исключает возможность и обязанность предпринимателя знать о его принадлежности другому лицу, а также свидетельствует об отсутствии у него умысла на нарушение прав владельца товарного знака при ввозе на территорию России товара, обозначенного таким товарным знаком, без заключения лицензионного договора.

При вынесении постановления по делу суд кассационной инстанции также отметил, что таможенным органом не доказано наличие в действиях предпринимателя вины, а следовательно, и состава правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 КоАП РФ, что исключает производство по делу об административном правонарушении в силу п. 1 ст. 24.5 Кодекса (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа по делу N А63-1208/03-С4).

Вместе с тем согласно ч. 1 ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. В соответствии с ч. 2 ст. 2.1 Кодекса юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Состав административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 14.10 КоАП РФ, является формальным, т.е. данной статьей установлена административная ответственность за сам факт незаконного использования чужого товарного знака или наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров безотносительно к последствиям подобного действия.

Согласно ст. 18 Закона РФ от 23.09.1992 N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" (в ред. от 11.12.2002 с изм. от 24.12.2002) сведения, относящиеся к регистрации товарного знака и внесенные в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации (далее - Реестр), публикуются федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности <1> в официальном бюллетене "Товарные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров" незамедлительно после регистрации товарного знака в Реестре или после внесения в Реестр изменений в регистрацию товарного знака. Бюллетень является официальным и общедоступным изданием Роспатента, содержащим информацию о товарных знаках и знаках обслуживания, зарегистрированных в Реестре.

<1> В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 16.06.2004 N 299 "Об утверждении Положения о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам" таким органом является Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент).

Таким образом, информация о товарных знаках и наименованиях мест происхождения товаров, подлежащих правовой охране, может быть предоставлена Роспатентом и подчиненными ему подразделениями.

Кроме того, согласно ст. 394 Таможенного кодекса РФ правообладатель, имеющий достаточные основания полагать, что может иметь место нарушение его прав в связи с перемещением через таможенную границу товаров, являющихся, по его мнению, контрафактными, или при совершении иных действий с товарами, находящимися под таможенным контролем, вправе в соответствии с законодательством РФ об интеллектуальной собственности подать заявление в Федеральную таможенную службу (далее - ФТС России) о принятии мер, связанных с приостановлением выпуска таких товаров.

К заявлению прилагается обязательство правообладателя в письменной форме о возмещении имущественного вреда, который может быть причинен декларанту, собственнику, получателю товаров или лицу, указанному в ст. 16 ТК РФ, в связи с приостановлением выпуска товаров. Объекты интеллектуальной собственности, в отношении которых ФТС России принято решение о принятии мер, связанных с приостановлением выпуска товаров, вносятся в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности по заявлению правообладателя (ст. 395 ТК РФ).

В соответствии с Положением о защите прав интеллектуальной собственности таможенными органами, утвержденным Приказом ГТК России от 27.10.2003 N 1199, и Положением о Главном управлении товарной номенклатуры и торговых ограничений, утвержденным Приказом ФТС России от 25.10.2004 N 192, ведение таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности возложено на Главное управление товарной номенклатуры и торговых ограничений.

В силу п. 52 Положения о защите прав интеллектуальной собственности таможенными органами ФТС России публикует в своих официальных изданиях <2> перечни объектов интеллектуальной собственности, включенных в упомянутый таможенный реестр. Отдельные данные реестра могут быть размещены на интернет-сайте ФТС России.

<2> Информационно-аналитическое обозрение "Таможня", бюллетень таможенной информации "Таможенные ведомости".

Учитывая изложенное, юридические лица при вступлении в правоотношения в сфере использования и охраны объектов интеллектуальной собственности при соблюдении той степени заботливости и осмотрительности, какая необходима для соблюдения требований Закона N 3520-1, а также прав и законных интересов третьих лиц, могут запросить и получить от компетентных государственных органов необходимую информацию, касающуюся объекта интеллектуальной собственности, который предполагается использовать, либо урегулировать вопрос его использования с правообладателем.

Другими словами, использование юридическим лицом товарного знака, принадлежащего иному лицу, без разрешения правообладателя после официального опубликования сведений о государственной регистрации товарного знака, а равно непринятие мер к получению соответствующей информации свидетельствуют о наличии вины в действиях юридического лица.

Следует также подчеркнуть, что в соответствии с позицией, изложенной в п. 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях", установление виновности лица в совершении административного правонарушения осуществляется на основании данных, зафиксированных в протоколе об административном правонарушении, объяснений лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в том числе об отсутствии возможности для соблюдения соответствующих правил и норм, о принятии всех зависящих от него мер по их соблюдению, а также на основании иных доказательств, предусмотренных ч. 2 ст. 26.2 КоАП РФ.

В качестве иных доказательств соблюдения (нарушения) лицом требований Закона N 3520-1 могут служить: таможенная декларация с прилагаемым пакетом документов; акт таможенного досмотра, в котором указано наименование товарного знака; товар и (или) упаковка с обозначением товарного знака; акт проверки финансово-хозяйственной деятельности юридического лица либо индивидуального предпринимателя, содержащий информацию о движении товаров, маркированных товарным знаком; другие документы, свидетельствующие о факте совершения правонарушения (например, заключение экспертизы, заявление правообладателя с данными, указывающими на наличие события административного правонарушения, и доказательства, полученные в ходе его рассмотрения).

При установлении вины юридического лица в совершении административного правонарушения следует иметь в виду, что любая деятельность юридического лица выражается в действиях физических лиц, которые представляют юридическое лицо в отношениях с третьими лицами, выступают от его имени, принимают решения и осуществляют управление деятельностью юридического лица на основании трудовых договоров, учредительных документов, иных документов либо в силу закона.

Таким образом, правильный подбор и расстановка кадров, наделение соответствующими полномочиями и контроль за исполнением возложенных на работников функций, целью которых является обеспечение деятельности юридического лица, относятся к полномочиям самого юридического лица, в связи с чем ссылки представителей юридических лиц при их привлечении к административной ответственности на вину конкретного физического лица, которому было поручено выполнение определенных функций, не может служить основанием для освобождения от административной ответственности.

Не менее часто основанием для отказа арбитражным судом в привлечении к административной ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ становится применение в отношении юридических лиц понятий форм вины, установленных ст. 2.2 КоАП РФ, либо недоказанность вины лица в форме умысла. Анализ правоприменительной практики позволяет выявить случаи прекращения арбитражными судами производства по таким делам в связи с недоказанностью умысла юридического лица или индивидуального предпринимателя при совершении ими правонарушения в сфере интеллектуальной собственности.

Например, в Постановлении ФАС Поволжского округа по делу N А53-14457/03-30 по заявлению таможенного органа в отношении фирмы С. указано, что ст. 14.10 КоАП РФ предполагает только умышленное совершение данного правонарушения. Для привлечения к ответственности по этой статье суд должен установить, что фирме С. было заведомо известно о ввозе ею в Российскую Федерацию контрафактной продукции. Иными словами, по мнению суда, административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена ст. 14.10 КоАП РФ, может быть совершено только умышленно.

С подобной позицией судебного органа нельзя согласиться, поскольку определения форм вины, приведенные в ст. 2.2 КоАП РФ, относятся исключительно к физическим лицам. Данный вывод вытекает из того, что ст. 2.1 КоАП РФ содержит иную формулировку понятия вины, прямо адресованную юридическому лицу. Кроме того, в силу ч. 2 ст. 2.10 КоАП РФ, если в статьях разд. I, III, IV, V Кодекса не указано, что установленные названными статьями нормы применяются только к физическому лицу или только к юридическому лицу, эти нормы в равной мере действуют в отношении и физического, и юридического лиц, за исключением случаев, когда по смыслу такие нормы относятся и могут быть применены только к физическому лицу.

Статьей 2.2 КоАП РФ предусмотрено, что административное правонарушение признается совершенным умышленно, если совершившее его лицо сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично. Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления подобных последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

Итак, определение формы вины лица по смыслу, вытекающему из ст. 2.2 КоАП РФ, ставится в прямую зависимость от психологического отношения лица к совершаемому им противоправному деянию, выражающемуся в его способности сознавать, предвидеть, желать, относиться безразлично, сознательно допускать либо самонадеянно рассчитывать на определенные обстоятельства. Юридическое лицо перечисленными способностями не обладает, следовательно, согласно ч. 2 ст. 2.10 КоАП РФ правовые нормы ст. 2.2 Кодекса относятся и могут быть применены только к физическому лицу.

Иными словами, в отличие от правовой конструкции вины физического лица, включающей такие формы вины, как умысел и неосторожность, правовая структура вины юридического лица имеет лишь одну форму, установленную ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ. В связи с изложенным положения ст. 2.2 КоАП РФ к юридическим лицам неприменимы.

Относительно вины индивидуальных предпринимателей необходимо сказать следующее.

При рассмотрении арбитражного дела N А14-9173-02/240/3 по заявлению таможни о привлечении к административной ответственности индивидуального предпринимателя К. Арбитражный суд Воронежской области указал, что "по смыслу ст. 14.10 КоАП РФ незаконным использованием товарного знака, т.е. нарушением прав владельцев товарного знака, признается несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью товарного знака или товара, обозначенного этим знаком... Субъективная сторона характеризуется умышленной формой вины...".

В соответствии с примечанием к ст. 2.4 КоАП РФ лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица (индивидуальные предприниматели), несут административную ответственность в порядке, предусмотренном для должностных лиц, если законом не установлено иное. В данном случае положения ст. 2.2 КоАП РФ распространяются на указанных лиц, привлечение которых к административной ответственности возможно только после установления состава административного правонарушения, в том числе конкретной формы вины (умысел либо неосторожность).

Вместе с тем правовая конструкция ст. 14.10 КоАП РФ не содержит норм, согласно которым наличие вины исключительно в форме умысла является обязательным условием привлечения индивидуального предпринимателя к административной ответственности за незаконное использование товарного знака.

Как было отмечено выше, диспозиция названной статьи предусматривает привлечение лица к административной ответственности за "незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров".

Однако формулировка "незаконное использование" подразумевает, что использование товарного знака осуществляется лицом в противоречии с требованиями действующего законодательства РФ, и не содержит каких-либо указаний на вину как на психологическое отношение лица к совершенному им правонарушению, а также на ее форму.

Сравнительно-правовой анализ положений КоАП РФ также свидетельствует, что в случае необходимости установления вины в форме умысла как обязательного элемента состава какого-либо административного правонарушения, законодатель прямо указывает в диспозиции статьи формулировку, подразумевающую, что ответственность за данное правонарушение наступает исключительно в случае установления вины в форме умысла.

Например, диспозиция ст. 17.7 КоАП РФ предусматривает ответственность лица за умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении.

В качестве еще одного примера можно привести положения ст. 17.9 КоАП РФ, предусматривающие ответственность лица за заведомо ложное показание свидетеля, пояснение специалиста, заключение эксперта или заведомо неправильный перевод при производстве по делу об административном правонарушении.

Закон N 3520-1, нормы которого подлежат применению в системной связи с положениями ст. 14.10 КоАП РФ, также не содержит указаний на то, что административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена ст. 14.10, может быть совершено только умышленно, либо на то, что лицо подлежит ответственности лишь за умышленное совершение данного правонарушения.

В отдельных случаях арбитражные суды не признают такое административное правонарушение длящимся, в связи с чем делают вывод о нарушении таможенными органами сроков давности привлечения к административной ответственности по фактам незаконного использования товарных знаков.

Однако данная позиция не согласуется с положениями действующего законодательства РФ об административных правонарушениях.

Согласно ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения. Иными словами, срок давности привлечения лица к ответственности подлежит исчислению со дня совершения административного правонарушения.

В то же время согласно ч. 2 ст. 4.5 КоАП РФ сроки давности привлечения лица к административной ответственности в отношении длящихся правонарушений начинают исчисляться со дня их обнаружения.

Под длящимся правонарушением понимается правонарушение, при котором противоправное деяние совершается непрерывно в течение более или менее продолжительного периода времени, начинается с момента совершения противоправного действия или допущения противоправного бездействия, сопряжено с длительным невыполнением лицом возложенной на него обязанности и прекращается вследствие:

Порядок отнесения административных правонарушений к длящимся определен в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях". Согласно п. 14 этого Постановления длящимся является такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на нарушителя законом.

Невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку не является длящимся административным правонарушением. Нужно иметь в виду, что днем обнаружения длящегося административного правонарушения считается день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол об административном правонарушении, выявило факт его совершения.

Срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушения, по которым предусмотренная нормативным правовым актом обязанность не была выполнена к определенному в нем сроку, начинает течь с момента наступления указанного срока.

В упомянутом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ также указано, что при проверке соблюдения срока давности привлечения к административной ответственности необходимо учитывать, что КоАП РФ устанавливает единственный случай приостановления течения этого срока. В силу ч. 5 ст. 4.5 течение названного срока приостанавливается с момента удовлетворения данного ходатайства до момента поступления материалов дела судье, в орган или должностному лицу, уполномоченным рассматривать дело по месту жительства лица, в отношении которого ведется производство по делу. Проверяя соблюдение срока давности привлечения к административной ответственности, следует иметь в виду, что КоАП РФ не предусматривает возможности перерыва данного срока.

Объективную сторону административного правонарушения, ответственность за которое установлена ст. 14.10 КоАП РФ, составляет незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров.

Согласно п. 2 ст. 4 Закона N 3520-1 нарушением исключительного права правообладателя (незаконным использованием товарного знака) признается использование без его разрешения в гражданском обороте на территории РФ товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, в том числе размещение товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения:

Производство товаров с нанесенными на них товарными знаками либо сходными до степени смешения обозначениями, предложение таких товаров к продаже, их демонстрирование на выставках и ярмарках, использование в сети Интернет, хранение и (или) перевозка с целью их введения в гражданский оборот на территории РФ, а также их ввоз на таможенную территорию РФ, выполнение работ, оказание услуг с использованием знаков обслуживания и другие действия, перечисленные в п. 2 ст. 4 Закона N 3520-1, совершаются непрерывно в течение определенного периода времени и сопряжены с длительным невыполнением лицами обязанностей, возложенных на них Законом.

Данные действия могут быть завершены исключительно в результате действий самого лица, направленных на прекращение правонарушения, вмешательства таможенных органов либо наступления событий, однозначно препятствующих совершению правонарушения.

Принимая во внимание изложенное, указанное административное правонарушение может быть как длящимся, так и недлящимся (например, продажа). Если действия лица, образующие состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 14.10 КоАП РФ, позволяют отнести совершенное административное правонарушение к числу длящихся, применению подлежат нормы ч. 2 ст. 4.5 КоАП РФ.

Довольно часто при рассмотрении дел указанной категории встречаются случаи, когда суд делает вывод о недоказанности наличия объективной стороны административного правонарушения в действиях привлекаемого к ответственности лица ввиду непредставления таможенными органами вместе с протоколом об административном правонарушении результатов проведения соответствующих экспертиз.

Однако в силу положений ст. 28.5 КоАП РФ протокол об административном правонарушении составляется не более чем в течение двух суток после выявления административного правонарушения и подлежит направлению в арбитражный суд в течение суток с момента его составления (ч. 1 ст. 28.8 КоАП РФ). Иными словами, таможенные органы не обладают необходимым количеством времени для назначения экспертизы и получения ее результатов.

Вместе с тем с целью установления наличия объективной стороны административного правонарушения в действиях юридических лиц и индивидуальных предпринимателей арбитражный суд на основании ст. 82 АПК РФ (в том числе по ходатайству сторон, участвующих в деле) может назначить проведение экспертизы, а также привлечь должностных лиц и (или) представителей Роспатента и ФИПС в качестве экспертов либо свидетелей.

Встречаются случаи, когда при вынесении решения об отказе в привлечении лица к административной ответственности за незаконное использование товарных знаков суды ставят под сомнение методы Роспатента и ФИПС, применяемые при проведении экспертизы товарных знаков и наименований мест происхождения товаров, либо не принимают в качестве доказательств письма названных структур, подготовленные по результатам подобных экспертиз, а также самостоятельно делают выводы об однородности товаров или размещенных на них товарных знаков.

Учитывая, что зачастую проведение соответствующей экспертизы является единственно возможным способом отнесения товарного знака к числу сходных до степени смешения и, следовательно, является необходимым для однозначного установления объективной стороны административного правонарушения, подобная позиция судебных органов приобретает особое значение.

Например, в решении, принятом по делу N А43-5259/03-10-23 по заявлению таможни о привлечении к административной ответственности фирмы Д., Арбитражный суд Нижегородской области отметил, что заявитель представил в качестве доказательства письмо Федерального института промышленной собственности. Из содержания письма следует, что в представленных таможней образцах этикеток карамели с нанесенным на них товарным знаком Г.Л.К. элемент Г.Л. является более "сильным" с точки зрения различительной способности.

По мнению суда, указанное письмо не является заключением эксперта как по формальному основанию, так и по существу.

Кроме того, у суда вызвала сомнения полнота анализа, проведенного по запросу таможни сотрудниками ФИПС. В частности, сравнение обозначения Г.Л.К. проводилось с обозначением Г.Л., выполненным стандартным шрифтом черного цвета заглавными буквами русского алфавита. Вместе с тем фирма Д. представила суду этикетку карамели, производимой правообладателем товарного знака Г.Л., на которой данное обозначение (товарный знак) выполнено прописным наклонным шрифтом светло-коричневого цвета строчными буквами русского языка.



Согласно ст. 1 Закона N 3520-1 товарный знак и знак обслуживания - это обозначения, служащие для индивидуализации товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг юридических или физических лиц.

Статьей 14.10 КоАП РФ предусмотрена ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними до степени смешения обозначений для однородных товаров.

Таможенные органы при принятии решения о возбуждении дела об административном правонарушении по ст. 14.10 КоАП РФ и судебные органы в ходе рассмотрения таких дел сталкиваются с определенными трудностями при отнесении указанных товарных знаков, наименований мест происхождения товаров к обозначениям, сходным до степени смешения. Разрешение подобных вопросов необходимо с целью установления объема охраняемых прав и, следовательно, наличия объекта и объективной стороны административного правонарушения.

В силу п. 5 Положения о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам данная служба "осуществляет прием заявок на объекты интеллектуальной собственности, их рассмотрение, экспертизу и выдачу в установленном порядке патентов Российской Федерации на изобретение, полезную модель, промышленный образец, свидетельств Российской Федерации на товарный знак, знак обслуживания". Согласно п. 6.1 Положения служба вправе давать разъяснения по вопросам, отнесенным к сфере ее деятельности, юридическим и физическим лицам.

Порядок составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака, а также методы проведения экспертизы установлены Правилами составления, подачи и регистрации заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденными Приказом Роспатента от 05.03.2003 N 32.



Согласно ч. 2 ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. В соответствии с принципом допустимости доказательств обстоятельства, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами (ст. 68 АПК РФ).

Под относимыми понимаются доказательства, имеющие отношение к рассматриваемому делу (ч. 1 ст. 67 АПК РФ), под достоверностью - соответствие доказательств реальным обстоятельствам дела (отсутствие фальсификации доказательств), а под достаточностью - наличие минимально необходимого объема доказательств для установления соответствующих обстоятельств дела.

Таким образом, при рассмотрении судом дел указанной категории арбитражный суд уполномочен рассматривать доказательства, представленные Роспатентом, с точки зрения их относимости к рассматриваемому делу, достоверности и достаточности содержащихся в них сведений, а также их допустимости.

Отдельные вопросы назначения экспертизы судом были рассмотрены ВАС РФ и доведены до сведения арбитражных судов Письмом от 14.05.1998 N С5-7/УЗ-343. К компетенции арбитражного суда не относится рассмотрение технологических схем и методов проведения Роспатентом либо ФИПС экспертизы товарных знаков и наименований мест происхождения товаров, рассмотрение вопросов об однородности товаров, а также об отнесении обозначений к числу сходных до степени смешения.

Аналогичные методы сравнения товарных знаков и наименований мест происхождения товаров применяются Роспатентом при рассмотрении заявок на их регистрацию. Несоблюдение требований Роспатента по приведению внешнего вида товарных знаков в соответствие с требованиями Закона N 3520-1 может повлечь за собой отказ в их регистрации и последующей правовой охране.



Статьей 5 названного Закона установлено, что в качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации. Товарный знак может быть зарегистрирован в любом цвете или цветовом сочетании.

В силу ст. 4 Закона под незаконным использованием товарного знака понимается не только использование чужого товарного знака без разрешения правообладателя, но также использование без разрешения правообладателя обозначения, сходного с указанным товарным знаком до степени смешения.

С целью недопущения регистрации таких обозначений Роспатент согласно ст. ст. 10 - 12 Закона N 3520-1 при рассмотрении заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания проводит экспертизу заявленного обозначения, в ходе которой проверяется соответствие заявленного обозначения требованиям, закрепленным в ст. ст. 1, 6 и п. п. 1 и 2 ст. 7 Закона, и устанавливается приоритет товарного знака.

Согласно п. 14 Правил Роспатент в ходе проведения экспертизы заявленного обозначения осуществляет проверку, заключающуюся в поиске тождественных и сходных обозначений, определении степени сходства заявленного и выявленных при проведении поиска обозначений, а также определяет однородность заявленных товаров товарам, для которых зарегистрированы (заявлены) выявленные тождественные или сходные товарные знаки (обозначения).

Обозначение считается тождественным с другим обозначением, если оно совпадает с ним во всех элементах, и считается сходным с ним до степени смешения, если оно ассоциируется с другим обозначением в целом, несмотря на их отдельные отличия.



При проведении подобной проверки Роспатент осуществляет сравнение словесных обозначений по звуковым признакам, по признакам графического (визуального) сходства, а также по признакам смыслового (семантического) сходства.

При определении сходства изобразительных и объемных обозначений осуществляется сравнение обозначений по признакам внешней формы, наличия или отсутствия симметрии, смыслового значения, вида и характера изображений (натуралистическое, стилизованное, карикатурное и т.д.), а также сочетания цветов и тонов.

Следует отметить, что указанные признаки словесных и изобразительных (объемных) обозначений могут учитываться каждый в отдельности, а также в различных сочетаниях в совокупности всех его элементов.

При установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному производителю. Для установления однородности товаров принимаются во внимание род (вид) товаров, их назначение, вид материала, из которого они изготовлены, условия сбыта товаров, круг потребителей и другие признаки.

Таким образом, мнение Роспатента является определяющим при рассмотрении вопроса о регистрации товарного знака или наименования места происхождения товара. Несоблюдение требований Роспатента по приведению внешнего вида товарных знаков в соответствие с требованиями Закона N 3520-1 может повлечь за собой отказ в их регистрации и последующей правовой охране.



В связи с изложенным представляется вполне обоснованным, что при рассмотрении арбитражными судами дел указанной категории письма Роспатента и ФИПС, содержащие сведения об отнесении товарных знаков к обозначениям, сходным до степени смешения, либо об однородности товаров, а также экспертные заключения и свидетельские показания их представителей и должностных лиц могут восприниматься арбитражными судами в качестве полноценных доказательств в соответствии с положениями гл. 7 АПК РФ.

В практике рассмотрения арбитражными судами дел об административных правонарушениях встречаются случаи вынесения решений о привлечении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ без назначения наказания в виде конфискации товара. Данная позиция арбитражных судов противоречит нормам действующего законодательства РФ об административных правонарушениях.

Согласно ст. 14.10 КоАП РФ незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров влечет конфискацию предметов, содержащих их незаконное воспроизведение, а также наложение административного штрафа на граждан в размере от 15 до 20 МРОТ, на должностных лиц - от 30 до 40 МРОТ, на юридических лиц - от 300 до 400 МРОТ.

Устанавливая наказание за совершение указанного административного правонарушения в виде конфискации товара, законодатель преследует цели охраны прав правообладателей на товарные знаки и наименования мест происхождения товаров. Назначение юридическому лицу либо индивидуальному предпринимателю, совершившему подобное административное правонарушение, наказания в виде штрафа без конфискации товара не прекращает нарушения прав правообладателя, поскольку предоставляет возможность таким лицам осуществлять дальнейшее незаконное использование товарного знака.

Значит, согласно КоАП РФ при установлении состава административного правонарушения в области предпринимательской деятельности, ответственность за которое предусмотрена ст. 14.10 Кодекса, должно быть назначено как основное административное наказание в виде штрафа, так и обязательно дополнительное наказание в виде конфискации товара.

А.Е.Стрижов

Юрист

г. Москва