Мудрый Экономист

Международные юридические лица в банковской сфере: примеры из судебно-арбитражной практики

"Юридическая работа в кредитной организации", 2005, N 4

Происходящие в настоящее время процессы глобализации, характеризующиеся усилением интенсивности международных экономических отношений, снятием существовавших ранее ограничений для их осуществления, ростом взаимозависимости национальных, региональных и международных рынков и их постепенной либерализацией, приводят к усложнению международного делового оборота. Проявлением этих процессов является видоизменение, зачастую существенное, многих традиционных правовых конструкций, их приспособление к требованиям международной коммерческой деятельности.

Особенности международного юридического лица

Один из наиболее ярких примеров подобного рода - появление в хозяйственном обороте такой новой категории, как международное юридическое лицо, признаки и характеристики которого существенно отличаются от признаков обычного юридического лица. В чем заключаются эти различия?

Традиционно юридические лица как субъекты права законодательно "привязываются" к определенному государству, в результате чего они приобретают соответствующую "национальность". Такая привязка необходима для определения, право какого государства будет регламентировать правовой статус данного юридического лица <1>.

<1> В ст. 1202 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплен перечень вопросов, которые решаются в соответствии с правом того государства, которому принадлежит соответствующее юридическое лицо.

В международном частном праве существует несколько критериев определения национальности юридического лица. В российском праве - это критерий места инкорпорации (юридическое лицо считается обладающим государственной принадлежностью того государства, где оно зарегистрировано). Существуют также критерии местонахождения основного административного центра, основного места ведения хозяйственной деятельности, критерий контроля.

Особенность же международного юридического лица состоит в том, что это лицо считается изъятым из-под действия какой-либо юрисдикции. Юридическим закреплением такого особого правового статуса является международный договор (либо иной международный учредительный акт), в силу и на основании которого действует международное юридическое лицо. Соответственно, следствием международного статуса и характера деятельности становится наделение таких юридических лиц привилегиями и иммунитетами, которыми традиционно наделяются международные правительственные организации.

В настоящее время вопросы набора характеристик, достаточных для того, чтобы хозяйствующий субъект мог считаться международным юридическим лицом, закрепления и реализации специального правового статуса таких лиц, определения права, подлежащего применению при регулировании их деятельности, являются спорными и до конца не решенными даже в теории международного частного права <2>.

<2> См.: Седова Ж.И. Международное юридическое лицо: особенности правового регулирования специального статуса // Арбитражная практика. 2002. N 1.

В этой связи особый интерес представляет практика разрешения арбитражными судами споров, участниками которых являются юридические лица, наделенные международно-правовым статусом. При этом следует подчеркнуть, что именно в сфере банковской деятельности создаются и эффективно функционируют международные юридические лица.

Ярким примером международного юридического лица, которое осуществляет активную деятельность на территории Российской Федерации, является Европейский банк реконструкции и развития (далее - ЕБРР). Он был учрежден на основании Соглашения об учреждении Европейского банка реконструкции и развития (Париж, 29 мая 1990 г.) в целях, как было указано в ст. 1 данного документа, содействия перехода к открытой рыночной экономике в странах Центральной и Восточной Европы.

В гл. VIII указанного Соглашения, определяющей статус, иммунитеты, привилегии и изъятия ЕБРР, указано, что данное лицо является полностью правосубъектным в части заключения договоров, приобретения и распоряжения недвижимым и движимым имуществом, осуществления процессуальных действий. Если сравнить данные положения с теми признаками юридического лица, которые содержатся в ст. 48 ГК РФ, то становится понятным, что они практически идентичны.

В последующих статьях указанной главы перечисляются иммунитеты (т.е. изъятия из-под юрисдикции государств, на территории которых ЕБРР ведет свою деятельность), носящие функциональный характер и предоставленные исключительно для реализации тех целей, ради которых ЕБРР и был создан. Среди таких иммунитетов и привилегий можно, в частности, назвать освобождение от обложения прямыми налогами (ст. 53 Соглашения), освобождение имущества и активов от любых ограничений, предписаний, контроля и моратория (ст. 49), неприкосновенность архивов и документов банка (ст. 48) и др.

В соглашениях о пребывании ЕБРР на территории Российской Федерации <1> был более детально урегулирован порядок применения ст. 53 к деятельности ЕБРР в России. В частности, было указано, что в рамках своей официальной деятельности ЕБРР, его активы, имущество и доход освобождаются от всех прямых налогов. НДС и иные косвенные налоги, уплачиваемые при покупке товаров и услуг, имеющих значительную стоимость и необходимых для осуществления официальной деятельности ЕБРР, подлежат возмещению.

<1> Соглашение между Правительством Российской Федерации и Европейским банком реконструкции и развития о постоянном представительстве Европейского банка в Российской Федерации (Москва, 29 марта 1993 г.) и Соглашение в форме обмена нотами между Правительством Российской Федерации и Европейским банком реконструкции и развития о применении на территории Российской Федерации Соглашения об учреждении Европейского банка реконструкции и развития и Соглашения о постоянном представительстве Европейского банка в Российской Федерации (Москва, 8 мая 1998 г.).

В практике российских арбитражных судов возникало достаточно большое число дел, в которых ЕБРР участвовал как на стороне истца, так и на стороне ответчика <2>. При этом во всех случаях, когда ЕБРР привлекался к участию в процессе в качестве ответчика, производство по делу прекращалось в связи с наличием у данного лица иммунитета от судебного преследования на территории Российской Федерации на основании ст. IV (разд. 6) Соглашения между Правительством Российской Федерации и Европейским банком реконструкции и развития о постоянном представительстве Европейского банка в Российской Федерации от 29 марта 1993 г.

<2> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 28.01.2002 по делу N А40-40464/01-55-489, Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 26.10.2004 по делу N А62-5556/03.

Участие международного юридического лица в судебном процессе (частноправовые отношения)

Международные юридические лица, несмотря на то что они создаются на основании специального международного договора для осуществления определенных функций во внешнеэкономической сфере, тем не менее зачастую активно участвуют и в обычной предпринимательской деятельности в рамках отдельных государств. При этом в ходе осуществления такой деятельности возникают разного рода конфликты, которые передаются на рассмотрение компетентных судебных органов.

Так, в 2002 г. российскими арбитражными судами был рассмотрен спор в рамках заключенного договора аренды. Фабула дела состояла в следующем.

Международный инвестиционный банк (далее - МИБ) по договору аренды обязался предоставить ОАО "Альфа-Банк" определенные помещения. По истечении срока аренды МИБ отказался продлевать договор на прежних условиях, предложив арендатору уплатить более высокую цену. ОАО "Альфа-Банк", не согласившись с новыми условиями, продолжал пользоваться арендованными помещениями по старой цене. МИБ начал принимать меры по недопущению арендатора в помещения. Арендатор, считая, что ему принадлежит право преимущественной аренды, подал в арбитражный суд исковое заявление о признании права на арендованное имущество. Одновременно с иском ОАО "Альфа-Банк" заявил ходатайство о принятии мер по обеспечению исковых требований в виде запрета МИБ чинить препятствия к допуску и нахождению арендатора в арендованных помещениях.

В процессе МИБ ссылался на особый международный статус Банка и наличие у него иммунитета от юрисдикции, иммунитета собственности, в том числе от обеспечительных мер.

Дополнительно на стадии подготовки дела к судебному разбирательству и до заявлений по существу дела МИБ заявил о наличии в договоре аренды арбитражной оговорки о передаче спора в Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее - МКАС при ТПП РФ). В ходе судебного рассмотрения спора возникли следующие вопросы, прежде всего процессуального характера, от правильного решения которых зависел исход дела.

1. Вопрос иммунитета Международного инвестиционного банка

Международный инвестиционный банк является межправительственной организацией, учрежденной Правительствами Республики Болгарии, Венгрии, Вьетнама, Кубы, МНР, Польши, Румынии, СССР, Чешской и Словацкой Республик, ГДР на основе Соглашения об образовании Международного инвестиционного банка от 10 июля 1970 г.

Международные межправительственные организации осуществляют свою деятельность на основе международных договоров об их создании, уставов, а также соглашений с государствами местонахождения организации. Перечисленные акты определяют, в частности, статус, правоспособность организации, ее взаимоотношения с государством нахождения, иными субъектами публичного и частного права.

Отличительной чертой международной организации является наделение ее международным иммунитетом, что отражается в перечисленных статусных документах этой организации. Наличие таких иммунитетов предполагает:

  1. изъятие из-под действия национального законодательства;
  2. иммунитет от национальной юрисдикции, что означает невозможность принятия иска к рассмотрению и исполнения вынесенного против международной организации решения;
  3. иммунитет собственности, иных имущественных прав. Последнее означает недопустимость наложения мер обеспечительного характера на имущество и права на него в виде ареста, а также невозможность препятствовать пользованию имуществом и правами со стороны государства.

Обладание международной организацией всеми перечисленными видами иммунитета в совокупности означает наличие у нее абсолютного иммунитета. Вместе с тем абсолютный иммунитет может быть ограничен государствами-участниками в соглашении о создании международной организации либо самой организацией. Последнее закрепляется в ее уставе либо следует из конклюдентных действий организации, например через подачу с ее стороны иска в суд одного из государств или международный коммерческий арбитраж.

Соглашение об образовании МИБ от 10.07.1970 закрепляет иммунитет МИБ следующим образом: имущество Банка, его активы и документы независимо от места нахождения, а также операции Банка пользуются иммунитетом от административного и судебного вмешательства в любой форме, за исключением случаев, когда Банк сам отказывается от иммунитета. Помещения Банка, а также его отделений и представительств являются неприкосновенными (ст. XIII). Таким образом, МИБ обладает иммунитетом собственности. При этом прямых указаний на иные виды иммунитетов в Соглашении не содержится.

Пункт 3 ст. XI Соглашения определяет, что правовые отношения между Банком и страной местопребывания Банка, его отделений и представительств определяются соответствующими соглашениями. Соглашение между Правительством СССР и МИБ (Российская Федерация заявила о правопреемстве прав и обязанностей по Соглашению от 10.07.1970 <1>) об урегулировании вопросов, связанных с местопребыванием в СССР Международного инвестиционного банка, было подписано 23 декабря 1977 г. Иммунитету МИБ посвящена ст. IV, которая содержит положения о неприкосновенности помещений Банка. Иные виды иммунитета Соглашением не предоставлены.

<1> См. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 02.03.1992 N 2426-I.

Напротив, ст. II прямо устанавливает принцип отказа Банка от иммунитета от национальной юрисдикции: "Банк отказывается от принадлежащего ему судебного иммунитета во всех случаях, когда он как юридическое лицо вступает в гражданские правоотношения на территории России. Банк будет отвечать в советских судах и арбитражах по всем искам, которые могут быть предъявлены к нему в связи с такого рода деятельностью" (курсив мой. - Е.К.). Вместе с тем эта же статья устанавливает невозможность применения к МИБ мер по обеспечению иска и принудительного исполнения судебного или арбитражного решения без прямого согласия на это Банка.

Таким образом, учредительные документы МИБ свидетельствуют о наличии у него иммунитета от обеспечительных мер и мер по исполнению судебных и арбитражных актов, однако иммунитет не распространяется на возможность привлечения Банка в судебные органы в качестве ответчика по гражданским (частным) правоотношениям, в которых Банк выступает как частное (имеющее национальность), а не международное юридическое лицо.

Отсюда следует, что российские арбитражные суды вследствие действия принципа иммунитета международной организации не могли применять обеспечительные меры в виде запрета чинить препятствия по доступу в помещения МИБ.

Теперь необходимо определить, существовал ли иммунитет МИБ от юрисдикции. Исходя из положений ст. II Соглашения от 23.12.1977, для решения данного вопроса необходимо определить характер и цель сделки, в отношении которой возник спор.

Соглашение об образовании МИБ от 10.07.1970 в качестве основной задачи МИБ называет "предоставление кредитов на коммерческих принципах для осуществления инвестиционных проектов и программ развития заинтересованными членами МИБ, на строительство развития национальных экономик стран, а также для мероприятий, связанных с участием членов МИБ в мирохозяйственных связях. Его деятельность должна содействовать развитию экономик стран-членов и их взаимных внешнеэкономических связей, включению стран в систему мирового хозяйства".

Статья 1 Устава МИБ гласит, что он призван организовывать и осуществлять кредитные, а также другие банковские операции. Правомочия, принадлежащие МИБ, перечислены в ст. 2 Устава. В частности, МИБ может заключать международные и другие соглашения, а также совершать любые сделки в пределах своей компетенции; приобретать, арендовать и отчуждать имущество; выступать в судебных и арбитражных органах; открывать отделения и представительства, издавать инструкции, относящиеся к его компетенции; а также совершать иные действия, направленные на выполнение возложенных на него задач.

Таким образом, основными критериями полномочий МИБ как международного юридического лица являются: 1) банковский характер сделок; 2) направленность сделок на достижение целей, обозначенных при создании МИБ, и выполнение его задач.

Статья 2 содержит также указание на возможность участия МИБ в арендных отношениях. В то же время данное полномочие имеет ограниченный характер: банк правомочен лишь арендовать имущество. Заключение договора аренды, где МИБ является арендатором, может способствовать выполнению задач банка в случае нехватки используемых им помещений. Вступление же в договорные отношения в качестве арендодателя вряд ли можно расценивать как прямо направленное на достижение целей создания МИБ: развитие экономик стран-членов и их взаимных внешнеэкономических связей, включение стран в систему мирового хозяйства.

Таким образом, характер сделки и ее цель позволяют сделать вывод о том, что в подобных отношениях МИБ выступает как юридическое лицо в гражданском обороте и его деятельность направлена на получение прибыли. В этой сфере не проявляются публичные функции Банка, и, следовательно, публичная норма об иммунитете применена быть не может: ситуация должна регулироваться нормами гражданского права.

Необходимо также учитывать, что иммунитет межправительственных организаций имеет функциональный характер. Это означает, что нарушение иммунитета делает невозможным для международной организации выполнение возложенных на нее функций. Последнее несовместимо с международным характером подобных организаций, стремлением правительств государств к реализации путем их создания определенных целей, выраженных в соответствующих международных соглашениях.

Вместе с тем в арендных отношениях, в которых МИБ выступает арендодателем, указанные функции не затрагиваются, и исход дела не повлияет на возможность и эффективность осуществления целей и выполнение задач банка.

При таких обстоятельствах у суда имелись основания признать отсутствие у Международного инвестиционного банка судебной неприкосновенности, поскольку данная сделка носит коммерческий характер, а МИБ выступает в ней как юридическое лицо национального права, что лишает его, исходя из ст. 2, судебного иммунитета.

2. Компетенция Арбитражного суда на рассмотрение спора из договора аренды

Устав МИБ прямо предусматривает отказ от иммунитета от юрисдикции в пользу арбитража (ст. 26).

Договор аренды (п. VI) повторяет этот принцип и предусматривает передачу спора в арбитраж: либо в любой по согласованию сторон, либо в МКАС при ТПП РФ.

До вынесения решения по существу спора (на стадии подготовки дела к судебному разбирательству) и до заявлений МИБ по существу спора от него поступило ходатайство о передаче дела в международный коммерческий арбитраж в соответствии с договором. Согласно ст. VI Европейской Конвенции об арбитраже 1961 г., ст. 8 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" в подобном случае государственный суд должен оставить иск без рассмотрения. При этом суд обязан проверить действительность арбитражной оговорки и возможность ее реального исполнения. Перечисленных дефектов арбитражная оговорка не имеет, поэтому оснований для рассмотрения иска по существу в арбитражном суде не имелось. В этой связи определением суда первой инстанции иск ОАО "Альфа-Банк" был оставлен без рассмотрения вследствие наличия в договоре аренды арбитражной оговорки.

Таким образом, данное дело показывает, что МИБ обладает иммунитетом от мер предварительного обеспечения иска и исполнения судебного или арбитражного решения, но не обладает иммунитетом в отношении предъявления к нему иска в государственном суде или МКАС при ТПП РФ. Учитывая выраженное желание МИБ передать спор на рассмотрение в международный коммерческий арбитраж, государственный суд должен оставить иск без рассмотрения в связи с прямым указанием на компетенцию МКАС при ТПП РФ в Уставе МИБ и договоре аренды.

Споры международных юридических лиц, вытекающие из публично-правовых отношений

Помимо споров гражданско-правового характера международные юридические лица могут также быть участниками публично-правовых разбирательств с налоговыми, валютными, антимонопольными и прочими органами государственной власти.

Так, Межгосударственный банк, учрежденный 10 государствами - участниками СНГ, в том числе Российской Федерацией, и находящийся в г. Москве (далее - Банк), обратился в арбитражный суд с заявлением к Брянской таможне о признании незаконным ее решения об отказе в возврате налога на добавленную стоимость в размере 16 514 876 руб.

Суть дела состояла в следующем. Банк заключил с ООО "ПромТрансЛизинг" (Российская Федерация) договор финансовой аренды. В соответствии с п. п. 1.1, 1.2, 5.1 данного договора Банк обязался приобрести у поставщика в собственность и передать лизингополучателю (ООО "ПромТрансЛизинг") во временное владение и пользование железнодорожные цистерны. Тип, марка, комплектация, а также наименование поставщика отражаются в спецификациях, согласованных сторонами. Во исполнение договора лизинга Банк приобрел у ЗАО "ТД Азовобщемаш" (г. Мариуполь, Украина) по договору N 146 ТД железнодорожные вагоны-цистерны в количестве 100 штук, которые затем были переданы в лизинг ООО "ПромТрансЛизинг".

При перемещении указанных вагонов через таможенную границу Российской Федерации Банком был уплачен НДС в размере 16 514 876 руб.

Считая, что указанная сумма налога была им излишне уплачена в связи с освобождением его от уплаты всех налогов как субъекта, обладающего иммунитетом, Банк обратился в таможенный орган с заявлением о возврате 16 514 876 руб.

Письмом таможни заявителю было отказано в возврате НДС. Посчитав указанные действия Брянской таможни неправомерными, Банк обратился в арбитражный суд.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении требований заявителя было отказано. При этом суд указал следующее. Ведение коммерческой деятельности не предусмотрено уставными документами Банка. Документов, свидетельствующих о том, что лизингодатель приобрел предмет лизинга у продавца с целью передачи его лизингополучателю, в таможенный орган при оформлении ГТД не представлено. В государственных таможенных декларациях указан только договор купли-продажи N 146 ТД и поставлен код процедуры 4000 00 (выпуск товаров для свободного обращения) без каких-либо особенностей перемещения этих товаров. Таким образом, суд счел, что сделка по приобретению железнодорожных цистерн является самостоятельной коммерческой сделкой и не относится к основной деятельности Банка, определенной уставными документами. При этом отмечено, что лизинг как таковой отсутствует.

Постановлением апелляционной инстанции решение нижестоящего суда отменено, заявленные требования удовлетворены. Удовлетворяя требования заявителя, суд апелляционной инстанции исходил из того, что приобретение у ЗАО "ТД Азовобщемаш" железнодорожных цистерн и последующая их передача в лизинг является для Банка основной (инвестиционной) деятельностью. Статьей 3 Соглашения о порядке и правилах совершения Межгосударственным банком банковской деятельности на территории Российской Федерации установлено, что Банк и его филиалы имеют право осуществлять банковские операции, в том числе предусмотренные Федеральным законом от 03.02.1996 "О банках и банковской деятельности". В ст. 5 указанного Закона установлена возможность осуществления лизинговых операций.

Согласно Федеральному закону "О финансовой аренде (лизинге)" лизинг по своему экономическому содержанию относится к прямым инвестициям. Инвестиционная деятельность Межгосударственного банка, включая лизинговые операции, прямо указана в качестве основной деятельности банка в разд. V вышеуказанного Соглашения. Следовательно, в силу Устава Банка и Соглашения между Правительством Российской Федерации и Межгосударственным банком от 30.07.1996 заявитель, будучи освобожденным от уплаты всех налогов, сборов, пошлин и платежей на территории России, имеет право на возврат НДС.

Постановлением кассационной инстанции постановление апелляционной инстанции отменено, оставлено в силе решение арбитражного суда первой инстанции от 25.07.2003. При этом суд указал, что Банк является международной межправительственной организацией и, как следует из ст. 1 Соглашения стран СНГ от 22.01.1993 "Об учреждении Межгосударственного банка", ратифицированного Российской Федерацией 30 июня 1993 г., и Устава Банка, являющегося неотъемлемой частью Соглашения, создан в целях обеспечения организации и осуществления многосторонних расчетов между центральными (национальными) банками в связи с торговыми и иными операциями. Статьей 3 Соглашения определен перечень банковских операций и других сделок, разрешенных Банку, при этом заявителю запрещено заниматься производственной, торговой и страховой деятельностью. Как видно из материалов дела, наряду с упомянутыми функциями Банк осуществлял и иную деятельность, в частности покупку вагонов.

Статьей 6 Соглашения между Банком и Правительством РФ определено, что заявитель освобождается от всех налогов, сборов, пошлин и платежей, взимаемых на территории РФ, кроме тех, которые представляют собой плату за конкретные виды обслуживания. По мнению суда кассационной инстанции, Банк пользуется теми же льготами при вывозе и ввозе имущества и предметов для служебного пользования, а также собственных изданий, что и дипломатические представительства иностранных государств в Российской Федерации. Из представленных материалов видно, что Банком в грузовых таможенных декларациях указан договор купли-продажи и проставлен код процедуры 4000 00 (выпуск товаров для свободного обращения) без каких-либо особенностей перемещения этих товаров. Доказательств того, что указанные товары были ввезены на территорию России для служебного пользования или для личного пользования сотрудников, Банком не представлено.

Заявитель был не согласен с решением судов первой и кассационной инстанций и ссылался на следующие обстоятельства:

  1. судами первой и кассационной инстанций не была применена норма ст. 6 Соглашения между Банком и Правительством РФ от 30.07.1996, устанавливающая освобождение Банка на территории РФ от всех налогов, сборов, пошлин и иных платежей, за исключением тех, которые представляют собой плату за конкретные виды обслуживания;
  2. Устав Банка допускает возможность получения им прибыли в результате осуществления своей деятельности;
  3. ст. 3 Соглашения об учреждении Банка и ст. 2 Устава устанавливают перечень операций, которые могут осуществляться Банком, при этом данный перечень не является закрытым;
  4. ст. 6 Протокола согласования условий деятельности Межгосударственного банка в государствах - участниках СНГ от 18.10.1996, являющегося международным договором РФ, прямо предписывает Банку осуществление инвестиционной деятельности, в том числе на территории РФ;
  5. пп. "а" и "б" ст. 2 Соглашения между Банком и Правительством РФ от 30.07.1996 устанавливают право Банка на заключение любых сделок в пределах компетенции и на приобретение движимого и недвижимого имущества на территории РФ;
  6. пп. "а" и "б" ст. 3 и ст. 5 Соглашения между Межгосударственным банком и Центральным банком РФ от 02.12.1996 устанавливают перечень операций, в том числе инвестиционную деятельность, которые могут осуществляться Банком на территории РФ;
  7. Федеральный закон от 02.12.1990 "О банках и банковской деятельности" относит лизинговые операции к иным сделкам, разрешенным банкам на территории РФ;
  8. Федеральный закон "О финансовой аренде (лизинге)" определяет лизинговую деятельность как инвестиционную.

Кроме того, заявитель ссылался на то, что принятые судебные акты свидетельствовали об отсутствии единообразия в судебной практике судов кассационных инстанций, поскольку Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 19.01.2004 была поддержана позиция Межгосударственного банка. Указанная судебная инстанция, проанализировав учредительные и иные документы, регулирующие деятельность Межгосударственного банка, а также приняв во внимание имеющееся решение Совета Межгосударственного банка, согласовывающее осуществление проекта лизинга грузовых вагонов, сочла лизинговую деятельность уставной деятельностью Межгосударственного банка.

Было указано также на наличие Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 10.09.2001, в соответствии с которым требования лица со сходным статусом (Межгосударственной телерадиокомпании "Мир") о возврате таможенной пошлины и НДС, уплаченных при ввозе оборудования на территорию РФ, были удовлетворены на основании норм международного договора, а также ст. 15 Конституции РФ и ст. 78 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ).

В ходе рассмотрения дела в суде надзорной инстанции были проанализированы следующие вопросы.

1. О правовом статусе Межгосударственного банка

Для правильной юридической квалификации спорных правоотношений решающее значение имеет определение правового статуса Межгосударственного банка.

В документах, представленных в материалах дела, неоднократно указывалось, что Банк является "международной межправительственной организацией". Такое определение правового статуса Банка было дано, в частности, в письме МИДа России, направленном на запрос президента Межгосударственного банка. На это неоднократно ссылался и сам заявитель в документах, направляемых в арбитражные суды. Об этом упомянули также суды в судебных актах (решение суда первой инстанции, постановление суда кассационной инстанции). Однако такая квалификация статуса Банка является ошибочной, поскольку из международных договоров о деятельности Банка, Устава Банка следует иное.

Нормы указанных документов свидетельствуют о том, что Банк является международным юридическим лицом (а не межправительственной организацией). Природа такого субъекта в международном частном праве и международном экономическом обороте определяется как смешанная. С одной стороны, таким субъектам свойственны признаки международной межправительственной организации, так как создаются они на основе международных договоров и нацелены на решение межгосударственных (публичных) задач. С другой стороны, их создание осуществляется в форме юридического лица, установленного правопорядком конкретного государства, избранного сторонами, и такие субъекты могут вести деятельность, характерную для обычных юридических лиц (в том числе коммерческую). Последнее не свойственно международным межправительственным организациям.

Оба вышеперечисленных признака отражены в учредительных документах Межгосударственного банка.

Так, Банк образован на основании международного договора - Соглашения об учреждении банка от 22.01.1993 - десятью государствами СНГ в целях достижения следующих публичных целей: организации системы многосторонних межгосударственных расчетов, усиления валютно-финансового воздействия на выполнение взаимных межгосударственных обязательств и влияния платежно-расчетного механизма на расширение непосредственных связей предприятий, организаций и коммерческих структур. В ст. 1 названного Соглашения указано, что учредителями (членами) Банка являются государства рублевой зоны. Перечисленные нормы свидетельствуют о наличии первого признака.

В то же время ст. 2 Соглашения говорит о том, что Банк является юридическим лицом. Местонахождение Банка - г. Москва. Аналогичные положения содержатся и в Уставе. О том, что Банк осуществляет деятельность, присущую обычному коммерческому банку (национальному юридическому лицу), свидетельствуют и положения Соглашения о порядке и правилах совершения Межгосударственным банком банковской деятельности на территории Российской Федерации, заключенного Межгосударственным банком и Центральным банком РФ 2 декабря 1996 г. Так, разд. III данного Соглашения предусмотрено, что Банк руководствуется законодательством Российской Федерации, имеет право открывать и вести все виды счетов юридическим лицам, резидентам и нерезидентам, являющимся таковыми по законодательству Российской Федерации, и т.д. Эта деятельность не является основной и не относится к публичным функциям, возложенным на Банк. Тем не менее из Соглашения следует, что Банку наряду с основной уставной деятельностью разрешено заниматься еще и вспомогательной, в том числе коммерческой. Однако это не означает, что вспомогательная деятельность, тем более коммерческого характера, защищается иммунитетами так же, как и основная.

Таким образом, в данном международном юридическом лице объединены два элемента: публичный (от международной межгосударственной организации) и частный (от юридического лица), ярко выраженные в статусе Межгосударственного банка.

2. Об иммунитетах

Учитывая, что международные юридические лица являются межгосударственными образованиями, создаваемыми за счет средств государств и для решения межгосударственных задач, они традиционно наделяются иммунитетами в части выполнения публичных функций. Природа иммунитетов международного юридического лица подобна природе иммунитетов международной организации, а именно: иммунитеты носят функциональный характер, то есть распространяются только на ту деятельность международного юридического лица, которая направлена на достижение целей, поставленных при его создании (основная деятельность), носит публичный характер и прямо указана в учредительных (уставных) документах.

Функциональный характер иммунитетов международного юридического лица был отмечен в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20.01.2004 N 13111/03 применительно к деятельности ЗАО "Межгосударственная телерадиокомпания "Мир", также созданного соглашением государств - участников СНГ.

В рамках данного дела рассматривался спор между ЗАО "Национальное информационное агентство "Телевизионная служба новостей" и МТРК "Мир" об обязании последней возвратить агентству имущество на общую сумму 3 300 000 долл. США, из которой 1 570 000 долл. США - стоимость оборудования, переданного компании по актам приема-передачи, и 1 406 489 обыкновенных именных акций ОАО "ЛитФонон" стоимостью 1 730 000 долл. США.

Высший Арбитражный Суд РФ в вышеупомянутом Постановлении установил следующее. Во-первых, что МТРК "Мир" обладает статусом международного юридического лица. Во-вторых, что предоставленные компании на основании Соглашения о создании Межгосударственной телерадиокомпании "Мир" от 09.10.1992 иммунитеты от административного и судебного вмешательства и исполнительных действий в отношении самой компании, ее имущества и активов носят функциональный (ограниченный) характер и предоставляются ей в сфере вещания, связи, обмена информацией и иных профессиональных услуг, предусмотренных уставом, для достижения общей гуманитарной цели. Коммерческая деятельность компании, не связанная с профессиональными функциями и разрешенная уставом, имеет вспомогательный характер и не охватывается иммунитетом.

В этой связи, отправляя дело на новое рассмотрение, Высший Арбитражный Суд РФ указал, что иммунитетом могут охватываться лишь действия, совершенные во исполнение уставных задач компании (предположим, покупка по договору купли-продажи телевизионного оборудования, прав на использование программного продукта, а также, возможно, мебели и оргтехники общего характера). Покупка же ценных бумаг относится к вспомогательной предпринимательской деятельности, и на нее иммунитеты не распространяются.

Возвращаясь к иммунитетам Межгосударственного банка, следует указать на то, что Соглашением между Межгосударственным банком и Правительством РФ об условиях пребывания межгосударственного банка на территории РФ установлены различные виды иммунитетов: собственности (ст. 4), документов, должностных лиц. В ст. 6 прописан фискальный иммунитет: "Банк освобождается от всех налогов, сборов, пошлин и других платежей, взимаемых на территории Российской Федерации, за исключением тех, которые представляют собой плату за конкретные виды обслуживания".

Таким образом, государства-учредители предоставили Банку те иммунитеты, которые необходимы для обеспечения деятельности Банка в соответствии с уставными целями и для беспрепятственного выполнения уставных функций.

Каким образом цели создания и деятельности Банка сформулированы в Соглашении об его учреждении, было указано выше. Устав Межгосударственного банка от 22.01.1993 аналогичным образом, но более подробно определяет данные цели: "Банк обеспечивает организацию и осуществление многосторонних межгосударственных расчетов между центральными (национальными) банками по торговым и другим операциям и их периодическое завершение на основе многостороннего клиринга (зачет взаимных требований); в пределах делегированных ему законодательными органами Договаривающихся Сторон полномочий осуществляет координацию денежно-кредитной политики участников Соглашения, включая организацию управления эмиссией наличных рублей и кредитной эмиссией банками Договаривающихся Сторон; оказывает содействие эффективному и надежному функционированию платежных систем во всех государствах - членах Банка, разрабатывает предложения по обеспечению режимов надзора за коммерческими банками; Банк осуществляет краткосрочное кредитование центральных (национальных) банков в целях своевременности завершения расчетов; Банк осуществляет изучение и анализ экономики Договаривающихся Сторон, подготавливает предложения и рекомендации центральным (национальным) банкам по координации их денежно-кредитной и валютной политики" (ст. 2).

Функции Банка перечислены в ст. 3 Соглашения об учреждении следующим образом: организация и осуществление многосторонних межгосударственных расчетов по торговым и другим операциям и их периодическое завершение на основе многостороннего клиринга; организация управления эмиссией наличных рублей и кредитной эмиссией центральными банками Договаривающихся Сторон; изучение и анализ экономики Договаривающихся Сторон и подготовка предложений и рекомендаций центральным банкам в целях координации их денежно-кредитной и валютной политики; координация деятельности центральных банков в области методологии выполнения расчетно-платежных операций, организации системы бухгалтерского учета и отчетности по расчетам и иным операциям, разработка предложений по сближению режимов надзора за коммерческими банками; техническое и сезонное кредитование центральных банков в процессе осуществления взаимных многосторонних межгосударственных расчетов; совершение других операций, соответствующих целям и задачам банка, вытекающим из настоящего Соглашения и Устава Банка".

Следовательно, иммунитеты Банку предоставляются только в вышеперечисленных сферах, являющихся основной деятельностью Банка.

Предметом указанного спора являлась лизинговая деятельность, которая не относится к основной уставной деятельности Банка, следовательно, на нее не распространяется фискальный иммунитет. В данном случае Банк функционирует как обычное юридическое лицо - коммерческий банк, оказывающий услуги частному российскому субъекту. Названная деятельность не направлена на решение межгосударственных задач, следовательно, иммунитет на нее не распространяется.

В этой связи была признана неправомерной ссылка заявителя на то, что данная деятельность осуществляется по решению Совета Банка на основании ч. 7 ст. 2 Устава, которая говорит, что "по решению Совета Банка Банк совершает другие банковские операции, находящиеся в соответствии с целями и задачами банка, вытекающими из Соглашения об учреждении Банка и его Устава". В спорном случае не было доказано, что лизинг осуществлен в соответствии с целями и задачами Банка. Напротив, из материалов дела следовало, что железнодорожные вагоны-цистерны для перевозки нефтепродуктов переданы в лизинг частному субъекту для его личных целей.

В результате постановление суда кассационной инстанции и решение суда первой инстанции были оставлены в силе.

Итак, приведенные выше примеры судебного рассмотрения споров с участием международных юридических лиц показывают, что такие особые субъекты со специальным статусом в хозяйственном обороте, в том числе в банковской деятельности, встречаются достаточно часто. Поэтому при заключении гражданско-правовых сделок с подобными лицами необходимо четко понимать их двойственную природу: международную - в части осуществления уставной деятельности, на которую распространяются иммунитеты, и национальную - обычного юридического лица, которое при осуществлении вспомогательной предпринимательской деятельности не пользуется никакими международными изъятиями из общего режима.

Е.А.Куделич

К. ю. н.,

Главный консультант

Отдела международного права

Высший Арбитражный Суд РФ