Мудрый Экономист

Предмет договора имущественного страхования

"Юридическая и правовая работа в страховании", 2005, N 4

Договор страхования, как, впрочем, и любые иные гражданско-правовые договоры, считается заключенным с момента, когда сторонами согласованы все его существенные условия (п. 1 ст. 432 ГК РФ). Договоры, в которых не согласовано даже одно из существенных условий либо результат такого согласования изложен юридически некорректно, что дает основание для неоднозначного толкования такого положения, ущербны с правовой точки зрения, так как по требованию заинтересованного участника сделки или налоговых органов могут быть признаны незаключенными, то есть не порождающими для сторон каких-либо правовых последствий. Настоящая статья открывает серию публикаций о существенных условиях договоров страхования и перестрахования, основных проблемах, возникающих при их составлении и последующем выполнении.

Предмет (в теории права чаще применяется термин - "объект") договора имущественного страхования, являясь в силу закона существенным условием, имеет важное значение для определения существа страхового правоотношения и обеспечения стабильности договорных обязательств.

В то же время предмет страхового договора, пожалуй, представляет собой наиболее сложный его элемент для участников страховых отношений в силу того, что в законодательстве определение данного понятия отсутствует, а в цивилистике единства взглядов на природу и содержание этого института нет. Эти обстоятельства приводят к тому, что в статьи договора страхования и перестрахования, касающиеся предмета договора, включаются самые разнообразные положения, зачастую к этому институту вообще никакого отношения не имеющие, либо происходит смешение предмета договора и объекта страхования, либо вообще соответствующие условия не определяются.

Тема предмета договора тождественна теме объекта правоотношения, так как доктрина традиционно рассматривает договор в трех ипостасях - как юридический факт, как сделку и как правоотношение <1>.

<1> Советское гражданское право. Л., 1982. С. 329; Гражданское право: Учебник. Т. 2 / Под ред. Суханова Е.А. М., 1993. С. 42; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М., 1999. С. 14 - 20. О.С. Иоффе рассматривает договор как юридический факт, как правоотношение и как форму, используемую при его заключении (См. Иоффе О.С. Общее учение об обязательствах. В кн.: Избранные труды: В 4 т. Т. III. Обязательственное право. СПб., 2004. С. 75).

Следует согласиться с мнением А.Б. Венгерова, который отмечал, что вообще научное определение объекта правоотношения является "крупной проблемой в теории права" <2>. Не случайно исследованию этой категории посвящено множество статей и даже монографий.

<2> Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. М., 1998. С. 482.

В науке гражданского права существуют различные подходы к предмету договора (объекту правоотношения).

В отечественной цивилистике изначально сформировались "монистическая" и "плюралистическая" доктрины. Сторонники первой считали, что объект представляет собой явление, относящееся либо только к миру материальных вещей, либо к поведению людей. Представители второй доктрины под понятием "объект" объединяют и имущество, и поведение людей, а иногда и другие категории. В рамках этих доктрин выделяются также сторонники "вещной" теории объекта правоотношения и "поведенческой" теории. "Вещная" теория рассматривает в качестве объекта реальные вещи и результаты творчества. "Поведенческая" теория основывается на том, что право способно воздействовать не на объекты материального мира, а лишь на поведение людей.

До революции в русской цивилистике существовали по крайней мере несколько концепций объекта правоотношения. Первая относила к числу объектов материальные и нематериальные блага, служащие предметом защищенного правом интереса лиц <3>.

<3> Гамбаров Ю.С. Гражданское право. Общая часть. М., 2003. С. 583; Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2 ч.). М., 2000. С. 206.

Вторая концепция признавала объектом поведение лиц <4>.

<4> Иеринг Р. Борьба за право. СПб., 1885.

Третья определяла в качестве объекта правоотношения материальные вещи и действия людей <5>.

<5> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. М., 2005. С. 99.

Цивилисты в советский период придерживались, в основном, тех же подходов.

М.М. Агарков, И.Л. Брауде, И.Б. Новицкий считали объектом правоотношения вещи и нематериальные блага <6>. Взгляд на материальные и нематериальные блага как объект правоотношения разделяли также Н.Г. Александров и А.П. Дудин <7>.

<6> Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 22; Брауде И.Л. К вопросу об объекте правоотношения по советскому гражданскому праву // "Советское государство и право". 1951. N 3. С. 56 - 58; Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. С. 45
<7> Александров Н.Г. Законность и правоотношение в советском обществе. М., 1955. С. 116 - 120; Дудин А.П. Объект правоотношения (вопросы теории). Саратов, 1980. С. 36 - 69.

Сторонниками поведенческой теории объекта договора были, в частности, А.Я. Магазинер <8> и О.С. Иоффе (по крайней мере на ранних этапах своего творчества) <9>. На таких же позициях стоял Д.М. Генкин <10>.

<8> Магазинер Я.М. Заметки о праве // "Вестник юстиции Узбекистана". 1925. N 4 - 5; Магазинер Я.М. Объект права. Очерки по гражданскому праву: Сб. статей / Отв. ред. Иоффе О.С. Л., 1957. С. 66 - 68.
<9> Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. В кн.: Избранные труды: В 4 т. Т. I. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Ответственность по советскому гражданскому праву. СПб., 2003. С. 111 - 137.
<10> Гражданское право: Учебник для юридических вузов: В 2 т. Т. I / Под ред. Генкина Д.М. М., 1950. С. 98 - 111.

Ю.К. Толстой определяет в качестве объекта гражданско-правовых отношений сами общественные отношения <11>.

<11> Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л., 1959. С. 48 - 67.

С.С. Алексеев считает, что объектом правоотношения является социальное благо <12>.

<12> Алексеев С.С. Об объекте права и правоотношения. В кн.: Вопросы теории советского права / Под ред. Братуся С.Н. М., 1960. С. 291.

В.Н. Протасов выделяет два содержания понятия "объект". В первом значении - это объект интереса, то есть различные блага. Во втором - объекты правовой деятельности: предметы, явления материального и духовного мира <13>.

<13> Протасов В.Н. Правоотношение как система. М., 1991. С. 89, 103.

На современном этапе появились новые теории в этой области знаний. Так, В.И. Сенчищев развивает концепцию правового режима как объекта правоотношения <14>. Л.И. Корчевская понимает под объектом правового отношения субъективное гражданское право с корреспондирующей ему обязанностью. В.А. Лапач делит объект на два - юридический и материальный <15>. Под юридическим объектом он подразумевает сознание и волю обязанного лица, а под материальным - внешний объект, с которым обязанное лицо осуществляет практическую деятельность <16>. По мнению В.В. Ровного, объекты в абсолютных правоотношениях совпадают с объектами субъективных прав - это вещи, результаты творческой деятельности, честь, достоинство, а в обязательственных отношениях - это действия <17>. Л.А. Чеговадзе отстаивает теорию состояния реального взаимодействия субъектов как объекта правоотношения <18>.

<14> Сенчищев В.И. Объект гражданского правоотношения. В кн.: Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. Брагинского М.И. М., 1999. С. 109 - 160.
<15> Корчевская Л.И. Объекты наследственного преемства в условиях экономических преобразований: Автореф. дис. к. ю. н. М., 1997. С. 11.
<16> Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: Теория и судебная практика. СПб., 2002. С. 70.
<17> Ровный В.В. Феномен предпринимательства в языке, в праве и учении об объекте в гражданском праве: проблемы единства российского частного права. Иркутск, 1999. С. 107
<18> Чеговадзе А.А. Структура и состояние гражданского правоотношения. М., 2004. С. 240.

Обстоятельное исследование теории объекта гражданского правоотношения выходит за рамки настоящей статьи, и приведение здесь перечня различных доктрин в этой области призвано лишь показать, насколько сложна эта проблема.

На мой взгляд, наиболее перспективна доктрина объекта договора (правоотношения) как отношений между участниками сделки и в некоторых случаях третьими лицами в широком смысле этого понятия. Если общепризнано, что объектом права являются именно общественные отношения, то, принимая во внимание, что договор служит одним из источников права, он как часть целого в принципе не может иметь иного объекта, нежели отношения людей в рамках сделки. Предметы материального мира, нематериальные блага в этом случае являются лишь предметным содержанием объекта правоотношения.

Не меньшее разнообразие наблюдается и в вопросе о предмете договора страхования.

В.К. Райхер, не проводя различия между объектом страхового правоотношения и объектом страхования, в качестве объекта имущественного страхования видел вещь, а личного - личные блага <19>.

<19> Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. М.-Л., 1947. С. 212.

К.А. Граве и Л.А Лунц, оставаясь на позициях поведенческой доктрины объекта, указывали, что "объектом страхового правоотношения могут быть признаны лишь: а) возмещение убытков, причиненных страхователю или третьему лицу наступлением страхового случая, или б) выплата страховой суммы" <20>.

<20> Граве К.А., Лунц Л.А. Страхование. М., 1960. С. 17.

Ряд ученых развивают теорию объекта как страхового интереса. Так, В.И. Серебровский подчеркивал, что "предметом страхования является имущественный интерес страхователя в целости страхуемого имущества" <21>. На схожей позиции стояла М.Я. Шиминова <22>. Такую же точку зрения высказывает В.А. Мусин <23>. В.С. Белых и И.В. Кривошеев тоже указывают, что именно "страховой интерес выступает объектом страхового правоотношения как в личном, так и в имущественном страховании" <24>.

<21> Серебровский В.И. Очерки советского страхового права. В кн.: Избранные труды по наследственному и страховому праву. М., 2003. С. 367 - 368.
<22> Шиминова М.Я. Основы страхового права России. М., 1993. С. 29.
<23> Мусин В.А. Сущность и предмет морского страхования по советскому и иностранному праву. Л., 1971. С. 32 - 33.
<24> Белых В.С., Кривошеев И.В. Страховое право. М., 2001. С. 77.

Н.И. Шахтарина в качестве объекта договора перестрахования (а по российскому законодательству перестраховочный договор, как известно, является разновидностью договора страхования) видит "определенный имущественный интерес перестрахователя, связанный с риском выплаты страхового возмещения, принятым на себя страховщиком по договору страхования" <25>.

<25> Шахтарина Н.И. Правовые и судебные проблемы перестрахования // Юридическая и правовая работа в страховании. 2005. N 3. С. 128.

Представители доктрины страхового интереса как объекта правового отношения, таким образом, не разделяют понятия объекта страхового договора и объекта страхования, страхование ими понимается как страховое правоотношение.

Ю.Б. Фогельсон, напротив, исходит из необходимости четкого разграничения этих категорий. Раскрывая содержание ст. 929 ГК РФ, он пишет: "В комментируемой статье сформулирован предмет договора имущественного страхования, который следует отличать от объекта страхования" <26>. Далее он поясняет, что "предметом договора страхования является денежное обязательство" <27>.

<26> Фогельсон Ю.Б. Комментарий к страховому законодательству. М., 2002, С. 96.
<27> Там же.

Г. Демидова считает, что "вообще-то предметом договора страхования выступает само страхование в том смысле, в каком употребляется этот термин в ст. 954 ГК РФ, где применяется выражение "плата за страхование", либо в ст. 957 ГК РФ, где говорится о "страховании, обусловленном договором страхования". То есть в данном случае под страхованием понимается некая деятельность страховщика, обусловленная договором и оплачиваемая страхователем. В этом смысле сутью страхования является страховая защита... Отсюда следует, что предметом договора страхования выступает страховая защита" <28>.

<28> Демидова Г. К вопросу о понимании содержания договора страхования // "Гражданское право". 2004. N 1, С. 35.

При этом автор выделяет следующие элементы страховой защиты: а) при имущественном страховании и рисковом личном страховании - "определение той опасности, в устранении вредоносных последствий которой страховщик окажет содействие страхователю" ("Данное условие договора страхования показывает, в связи с чем осуществляется страховая защита"); б) "определение форм и размеров страховой защиты" ("Данное условие договора страхования устанавливает, в чем выражается страховая защита"); в) "определение способа и сроков уведомления страховщика о наступлении страхового случая и о порядке и сроках выплаты страхового возмещения или страховой суммы" ("Данное условие договора страхования отвечает на вопрос, каков порядок осуществления страховой защиты"); г) "определение размера платы за страховую защиту, что практически означает условие о размере страховой премии" ("Данное условие показывает, сколько стоит страховая защита") <29>.

<29> Демидова Г. Указ. соч. С. 35.

Нетрудно заметить, что под понятием "страховая защита" Г. Демидова понимает практически весь комплекс отношений, возникающих на основании договора страхования между страхователем (выгодоприобретателем) и страховщиком.

В стандартных правилах страхования предмет договора страхования чаще всего специально не выделяется. Например, в Типовых (стандартных) правилах страхования имущества физических лиц, утвержденных Президентом ВСС 29 октября 1998 г., включая приложенный к ним типовой страховой полис, такого понятия вообще нет <30>.

<30> Сборник типовых правил, условий и договоров страхования. М., 2003. С. 121 - 135.

Рассмотрим последовательно представленные концепции. Прежде всего, не может не вызывать возражений объединение категорий "предмет договора" и "объект страхования".

Термин "Объект" происходит от позднелатинского objectum (предмет) и латинского objicio (противопоставляю). Как научно-философская категория объект представляет собой то, что противостоит субъекту в его предметно-практической и познавательной деятельности <31>. Объект - это то, на что субъекты, в нашем случае субъекты страхового договора, могут воздействовать, на что могут влиять. Совершенно очевидно, что они посредством договорных норм могут оказывать воздействие только на свои взаимоотношения, главной составляющей которых являются действия или, напротив, воздержание от действий. Однако сводить отношения только к действиям, как мне представляется, было бы неправильно, так как в состав отношений входит и правовой режим поведения сторон сделки.

<31> Советский энциклопедический словарь. М., 1979. С. 924.

Объект страхования составляет предметное содержание объекта (предмета) договора и указывает непосредственно на ту материальную вещь или имущественный интерес, которым предоставляется страховая защита.

Нельзя не учитывать и тот факт, что действующим законодательством эти категории различаются. В соответствии с нормой ч. 2 п. 1 ст. 432 ГК РФ предмет договора всегда признается существенным условием. Помимо него закон может определить и другие условия в качестве существенных. Поскольку в пп. 1 п. 1 ст. 942 ГК РФ объект страхования специально определен как существенное условие, то это свидетельствует о том, что законодатель не рассматривает его и предметом договора, иначе смысл указанной нормы пропадает.

Следует различать и понятия "страховое правоотношение" и "страхование", по крайней мере в узком значении этого термина, как он используется в гл. 48 ГК РФ. Страхование в узком смысле - это только страховая защита, то есть обязательство страховщика, включающее свой собственный объект - вещь или имущественный интерес (при страховании ответственности или предпринимательского риска), описание опасностей, от которых предоставляется защита, определение лимита обязательств страховщика (страховой суммы), а также времени действия защиты, что зачастую не равнозначно сроку действия договора <32>. Включать в понятие страхования и обязательства страхователя, как это делает Г. Демидова, вряд ли оправданно, так как в этом случае мы получаем фактически тождество указанных понятий.

<32> Дедиков С.В. Срок страхования. // Хозяйство и право. 2004. N 7. С. 19 - 24; Срок действия договора страхования // Страховое ревю. 2005. N 6 (134). С. 12 - 18.

На мой взгляд, рассматривать страховой интерес как предмет договора страхования тоже оснований нет, поскольку договор на наличие или отсутствие страхового интереса, на его состояние не влияет.

Интерес представляет собой внутреннее побуждение субъекта для совершения тех или иных действий или воздержания от них. Интерес - категория, отражающая реальную причину действий, отношение личности, субъекта к предмету как к чему-то для них важному, ценному, привлекательному. Не случайно В. Даль определял интерес как пользу, выгоду, прибыль, сочувствие к кому-то или к чему-то, участие, заботу, занимательность или значение, важность <33>.

<33> Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. II. И-О. М., 1981. С. 47.

В таком же ключе понимается эта категория в различных гуманитарных науках <34>.

<34> Так, например, И. Кант называл интересом "побуждение воли" (Кант И. Соч.: В 6 т. Т. 5. М., 1966. С. 204). Е.В. Пасек также понимал под интересом "то значение, которое придается лицом чему бы то ни было..." (Пасек Е.В. Имущественный интерес и непреодолимая сила в гражданском праве. М., 2003. С. 49). Н.Д. Левитов дал в свое время такое определение интереса: "Под интересом следует понимать эмоционально окрашенное отношение к предметам и явлениям жизни..." (Левитов Н.Д. Психология характера. М., 1969. С. 39). Б.Я. Гершкович пишет, что интерес - это "категория, выражающая необходимость удовлетворения сложившихся и развивающихся потребностей..." (Гершкович Б.Я. Экономические интересы и их реализация. Пятигорск, 1999. С. 12). А.В. Малько и В.В. Субочев считают, что "интерес - это осознанная необходимость удовлетворения потребности..." (Малько А.В., Субочев В.В. Законные интересы как правовая категория. М., 2004. С. 11 - 24).

Понимание предмета страхового договора как отношений между его сторонами оптимально для практики, так как позволяет с минимальными изменениями использовать уже имеющиеся в законодательстве формулировки для его определения.

В этой связи надо признать правильной точку зрения Ю.Б. Фогельсона, который, как указывалось выше, считает, что именно п. 1 ст. 929 ГК РФ содержит определение объекта договора имущественного страхования. Действительно, эта норма описывает суть отношений, возникающих между страховщиком, страхователем и выгодоприобретателем в связи с заключением страховой сделки.

Поэтому я рекомендовал бы во всех стандартных правилах страхования в сфере имущественного страхования указывать несколько измененную формулировку п. 1 ст. 929 ГК РФ, а именно: "По договору страхования... (имущества, или гражданской ответственности, или предпринимательского риска) страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного договором события (страхового случая) возместить страхователю (выгодоприобретателю) причиненные вследствие этого события убытки в... (застрахованном имуществе или в связи с имущественным интересом освобождения от возмещения причиненного вреда либо возмещения неполученного дохода) в пределах страховой суммы, указанной в договоре".

В договорах имущественного страхования эта формулировка могла бы выглядеть следующим образом: "По настоящему договору страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в статье... настоящего договора события (страхового случая) возместить страхователю (выгодоприобретателю) причиненные вследствие этого события убытки в... (застрахованном имуществе или в связи с имущественным интересом освобождения от возмещения причиненного вреда либо возмещения неполученного дохода) в пределах страховой суммы, указанной в статье настоящего договора".

В качестве примера относительно удачного решения вопроса именно в таком ключе следует указать Образец договора страхования, являющийся Приложением N 4 к Правилам страхования гражданской ответственности организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты, за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц и окружающей природной среде в результате аварии на опасном производственном объекте. В этом договоре имеется специальная ст. 1, посвященная предмету договора. В п. 1.1 этой статьи говорится: "По настоящему договору страховщик обязуется за обусловленную плату (страховую премию) при предъявлении страхователю основанного на вступившем в силу судебном решении требования третьего лица (лиц) о возмещении причиненного страхователем при эксплуатации опасного производственного объекта вреда жизни, здоровью или имуществу третьего лица (лиц) и окружающей природной среде выплатить предусмотренное страховое возмещение в пределах установленной договором страховой суммы" <35>.

<35> Сборник типовых правил, условий и договоров страхования. С. 113.

Правда, мне представляется, что эта формулировка несколько утяжелена фактически включенным в нее описанием страхового случая - "наступление гражданской ответственности страхователя вследствие причинения им при эксплуатации опасного производственного объекта вреда жизни, здоровью или имуществу третьего лица (лиц) и окружающей природной среде, подтвержденное вступившим в силу решением суда". Как видим, описание страхового случая все равно придется делать, поскольку тех признаков страхового события, которые указаны в определении предмета договора, недостаточно для применения на практике. И действительно, в образце названного договора есть еще п. 2.4, содержащий почти дословно такое описание страхового случая, которое я привел <36>. Кроме того, совершенно напрасно именно в статью о предмете договора включен п. 1.2, в котором сообщается, что договор заключается на основании ст. ст. 929 и 931 ГК РФ и соответствующих стандартных правил страхования, ведь данная информация при наличии достаточно развернутого определения предмета договора является уже излишней.

<36> То же. С. 114.

Когда заключаются сложные страховые договоры (например, генеральный полис, включающий в себя собственно страхование и организацию страхования, или договор страхования строительно-монтажных рисков, где нередко объединяются в одном документе договор страхования имущества, договор страхования гражданской ответственности, договор страхования работников от несчастных случаев, договор страхования предпринимательских рисков и т.д.), то предмет договора должен отражать существо каждого такого отношения. Совсем не обязательно стремиться изложить формулировку такого предмета договора в одном пункте или одной статье, описанию предмета сложного договора страхования вполне могут быть посвящены несколько пунктов или статей. Целесообразно предмет каждого простого страхового или организационного правоотношения излагать в виде отдельного пункта или статьи.

Для стандартных правил, действующих в области личного страхования, может быть предложена следующая формулировка: "По договору страхования... (жизни или от несчастного случая и т.п.) страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) выплатить единовременно или выплачивать периодически предусмотренную договором сумму (страховую сумму) в случае... (причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре лица, достижения им определенного возраста или наступления в его жизни... (иного события)".

В договоры личного страхования может включаться следующая формулировка: "По настоящему договору страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) выплатить единовременно (или выплачивать периодически) предусмотренную статьей... договора сумму (страховую сумму) в случае... (причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого лица, названного в статье... договора (полиса), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни... (иного события), указанного в статье... настоящего договора".

Может возникнуть вопрос о том, насколько оправданно фактически воспроизводить в стандартных правилах или договорах положения закона. Думаю, что это целесообразно сделать по трем причинам, как минимум. Во-первых, как мы видим, формулировки, пусть и не очень существенно, но все-таки отличаются от формулировок соответствующих положений закона. Во-вторых, страхователи могут закон не знать, и тогда для них понятие предмета договора остается неизвестным, а в таком случае сложно говорить о согласовании данного существенного условия договора. В-третьих, соблюдается прямое требование закона о согласовании условия о предмете договора.

Для договоров факультативного (то есть добровольного) перестрахования могут быть рекомендованы практически те же формулировки, что и для договоров имущественного страхования, но с определенным изменением редакции, а именно: "По настоящему договору перестрахования перестраховщик обязуется за обусловленную договором плату (перестраховочную премию) при наступлении предусмотренного в статье... договора события (страхового случая) возместить перестрахователю убытки, понесенные тем в связи с произведенной страховой выплатой или страховой выплатой, которую ему предстоит осуществить по основному договору страхования (сострахования или перестрахования) в пределах страховой суммы, указанной в статье... договора".

Когда речь идет о договорах облигаторного (обязательного) перестрахования, в рамках которых одна сторона - перестрахователь - обязана передавать соответствующие риски в перестрахование своему контрагенту, а другая сторона - перестраховщик - обязана их перестраховывать, то это означает, что здесь мы имеем дело со сложным договором, в котором объединены собственно договор перестрахования и договор организации перестрахования. Поэтому в описание предмета такого рода контрактов обязательно должны входить положения об автоматической передаче соответствующих рисков в перестрахование и о таком же принятии их перестраховщиком.

По аналогии с облигаторным перестрахованием в определении предмета факультативного перестрахования указывается, что это перестрахование носит добровольный характер с обеих сторон, однако какой-либо правовой нагрузки эта формула не несет, так как в силу основополагающих принципов и норм гражданского права стороны и так действуют своей волей и в своем интересе, то есть исключительно добровольно. Изъятия из этого общего правила устанавливаются только законом.

В факультативном перестраховании, как известно, помимо собственно перестраховочных договоров, по которым стороны несут финансовые обязательства, заключаются специальные договоры об общих условиях факультативного перестрахования (так называемые генеральные договоры). Поскольку главная их цель - закрепление правил взаимодействия сторон при осуществлении перестраховочных операций, то может сложиться впечатление, что здесь предметом договора как раз и является правовой режим факультативного перестрахования. Думаю, что и в этом случае предмет договора шире - это весь комплекс отношений между его участниками по поводу установления правил перестрахования и их взаимодействия при осуществлении перестраховочных сделок.

Так, в разд. 2 "Предмет договора" Свода стандартных положений договора об общих условиях факультативного перестрахования (ретроцессии) имеются 3 статьи. В одной из них говорится, что такой договор регулирует общие условия данной деятельности, а также определяет основные права и обязанности сторон при заключении, исполнении и прекращении перестраховочной сделки. Во второй статье предусматривается, что положения указанного договора будут действовать с момента вступления в силу перестраховочного контракта или предварительного договора и вводится коллизионная норма о приоритете норм договора перестрахования конкретного риска перед правилами соглашения об общих условиях факультативного перестрахования. Третья статья закрепляет принцип добровольности передачи и принятия рисков в перестраховании <37>.

<37> Сборник типовых правил, условий и договоров страхования. С. 395.

Учитывая, что, как правило, договоры факультативного перестрахования заключаются посредством электронных средств связи (факс, электронная почта и т.д.), в силу чего они имеют очень краткую форму, где все условия излагаются в максимально сжатом виде, стремиться включить формулировки предмета договора непременно в эту форму необходимости нет. Вполне достаточно соответствующую формулировку поместить в генеральный договор, заключенный между сторонами сделки. А вот до тех пор, пока такой договор не заключен, я рекомендовал бы все-таки непосредственно в договоре перестрахования конкретного риска определить его предмет.

Юридически корректное согласование и изложение в тексте договора страхования или перестрахования предмета договора будет означать повышение уровня правовой проработки документа, способствовать снижению риска признания договора незаключенным, а следовательно, большей стабильности договорных отношений.

С.В.Дедиков

Главный редактор журнала

"Юридическая и правовая работа в страховании",

Издательская группа "БДЦ-пресс",

член комитета ВСС по перестрахованию