Мудрый Экономист

Неясности в актах о налогах и сборах - веский аргумент в споре

"Новая бухгалтерия", 2005, N 12

Жизнь человека многообразна. Охватить ее одним взглядом просто невозможно. Так же многообразна деятельность организаций. Ведь здесь тоже действует человек. Не может охватить все аспекты и законодательство о налогах и сборах, потому что его тоже пишут люди. Поэтому для всяческих сомнений и неясностей в нем есть п. 7 ст. 3 НК РФ. О том, как он применяется судами и налоговыми органами, читайте в этой статье.

Законодатели, создавая Налоговый кодекс РФ, понимали, что все в нем предусмотреть невозможно. Обязательно обнаружатся какие-либо неясности и противоречия. Для таких случаев налогоплательщикам в нем оставили "отдушину" в виде п. 7 ст. 3 НК РФ, который предписывает все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толковать в пользу налогоплательщика.

Жизнь показала, что это положение оказалось востребованным. Однако зачастую налоговые органы игнорируют этот пункт, трактуя неустранимые сомнения в свою пользу. Мы решили рассмотреть арбитражную практику и выяснить, а какие же все-таки неясности усмотрели арбитражные судьи в НК РФ и как их истолковали.

Результаты нашего исследования читайте ниже.

Налог на добавленную стоимость

Общество осуществляет агентское обслуживание морских торговых судов в морских портах. В соответствии с п. 63.22 Общероссийского классификатора видов экономической деятельности, введенного в действие Постановлением Госстандарта России от 06.11.2001 N 454-ст "О введении в действие ОКВЭД", к деятельности по обслуживанию судов в период стоянки в портах относятся агентское, снабженческое (шипчандлерское), обследовательское (сюрвейерское) обслуживание.

В соответствии с пп. 23 п. 2 ст. 149 НК РФ не подлежит обложению НДС реализация на территории Российской Федерации работ, услуг по обслуживанию морских судов в период стоянки в портах.

Полагая, что операция по бункеровке топливом морских судов не подлежит обложению НДС, общество налог не начисляло, а уплаченный поставщикам НДС включало в расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

ИМНС России заявила, что в ст. 149 НК РФ шипчандлерское обслуживание не указано, поэтому на его стоимость следовало начислять НДС, а затем налог возмещать.

Арбитражный суд указал, что законодатель в пп. 23 п. 2 ст. 149 НК РФ не определил однозначно, что может быть отнесено к понятию "работы и услуги по обслуживанию морских судов и судов внутреннего плавания". А содержание указанной нормы не исключает понимание под оказанием услуг оказанные обществом услуги по бункеровке судов топливом. Следовательно, к рассматриваемой ситуации подлежит применению п. 7 ст. 3 НК РФ.

(Постановление ФАС Дальневосточного округа от 04.02.2005 N Ф03-А51/04-2/4189)

* * *

Между организациями и налоговиками возникают споры о том, какую ставку НДС применять при реализации тех или иных товаров.

Так, налоговики посчитали, что при реализации муки рыбной кормовой должна применяться ставка НДС в размере 20% (действовала в спорный период), а не 10%, как это сделала организация. Они основывались на Общероссийском классификаторе продукции (ОКП) ОК 005-93, утвержденном Постановлением Госстандарта России от 30.12.1993 N 301, согласно которому мука кормовая рыбная (кодовое обозначение 928210) не относится к группе таких продовольственных товаров, как комбикорм и кормовые смеси.

Рассмотрев материалы этого дела, арбитражный суд установил, что согласно пп. 1 п. 2 ст. 164 НК РФ при реализации зерна, комбикормов, кормовых смесей, зерновых отходов применяется ставка НДС 10%.

Последним абзацем п. 2 ст. 164 НК РФ установлено, что коды видов продукции, перечисленных в п. 2 этой статьи, в соответствии с Общероссийским классификатором видов продукции, а также с Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности, определяются Правительством РФ.

Однако Правительство РФ на момент реализации товара организацией не приняло соответствующий нормативный акт, а из положений пп. 1 п. 2 ст. 164 НК РФ не следует, что налоговая ставка 10% не применяется при реализации муки рыбной кормовой.

В Общероссийском классификаторе продукции ОК 005-93 под кодом 928210 значится мука рыбная кормовая, которая относится к коду 920000 - продукция мясной, молочной, рыбной, мукомольно-крупяной, комбикормовой и микробиологической промышленности.

Поскольку пп. 1 п. 2 ст. 164 НК РФ все комбикорма и кормовые смеси отнесены к продукции, подлежащей обложению НДС по ставке 10%, суд решил, что организация правомерно применяла эту ставку и при реализации рыбной кормовой муки.

Ввиду того что Правительство РФ не определило коды видов продукции, перечисленных в п. 2 ст. 164 НК РФ, в соответствии с п. 7 ст. 3 НК РФ неустранимые сомнения толкуются в пользу налогоплательщика <*>.

(Постановление ФАС Московского округа от 16.02.2005 N КА-А40/532-05)

<*> Постановлением Правительства РФ от 31.12.2004 N 908 в Перечень кодов видов продовольственных товаров в соответствии с Общероссийским классификатором продукции, облагаемых НДС по ставке 10% при реализации, включена мука кормовая рыбная (код ОК 005-93 - 928210, группа "Зерно, комбикорма, кормовые смеси, зерновые отходы").

Аналогичное решение было принято ФАС Центрального округа (Постановление от 04.04.2005 N А08-15843/04-21) в отношении организации, которая при реализации сахарной свеклы применила ставку НДС 10%.

В этом случае также отсутствовал перечень кодов видов продукции для применения соответствующих ставок НДС на продовольственные товары. Различный подход к отнесению свеклы сахарной к той или иной группе товаров, закрепленный в действующих нормативных документах (ОКП и ТН ВЭД), создавал неясность у налогоплательщиков при определении конкретной ставки НДС и препятствовал реализации данного товара <*>.

<*> Правительством РФ было принято Постановление от 31.12.2004 N 908 "Об утверждении Перечней кодов видов продовольственных товаров и товаров для детей, облагаемых налогом на добавленную стоимость по налоговой ставке 10%", в соответствии с которым корнеплоды свеклы сахарной фабричной (код 972311) относятся к группе "Овощи (включая картофель)" и облагаются при реализации НДС по ставке 10%.

Суд признал, что в данном споре имеются неустранимые сомнения, которые должны толковаться в пользу налогоплательщика.

* * *

ЗАО "Охранное предприятие" применяло нулевую ставку НДС по оказанным им англо-американской школе охранным услугам на основании пп. 7 п. 1 ст. 164 НК РФ.

Налоговая инспекция посчитала применение этой ставки незаконным, поскольку, по ее мнению, школа не является дипломатическим и приравненным к ним представительством.

Вместе с иском к налоговой инспекции ЗАО представило в арбитражный суд: договор со школой на оказание охранных услуг; письмо Посольства США в Москве за подписью посла США и письмо Генерального консульства США, из которых следует, что англо-американская школа является частью дипломатической миссии США в России и оказываемые ей услуги являются услугами, оказываемыми дипломатическому представительству США; письмо Генерального консульства США, свидетельствующее о том, что услуги, оказанные охранным предприятием англо-американской школе, предназначены для официального использования дипломатическим представительством. В выставленных ЗАО англо-американской школе счетах-фактурах стоит отметка "Для дипломатических нужд".

Иск ЗАО суд удовлетворил, указав, что в нарушение требований ст. 65 АПК РФ налоговый орган не представил доказательств, подтверждающих свои доводы.

Кроме того, в силу п. 7 ст. 3 НК РФ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства толкуются в пользу налогоплательщика.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.03.2005 N А56-35737/04)

Налог на доходы физических лиц

Налоговики решили, что благотворительный фонд не вправе воспользоваться положениями абз. 4 п. 8 ст. 217 НК РФ, которые освобождают от обложения НДФЛ суммы единовременной материальной помощи, оказываемой налогоплательщикам в виде гуманитарной помощи (содействия), а также в виде благотворительной помощи (в денежной и натуральной формах), оказываемой зарегистрированными в установленном порядке российскими и иностранными благотворительными организациями (фондами, объединениями), включенными в перечни, утверждаемые Правительством РФ.

Дело в том, что на тот момент перечень российских и иностранных благотворительных организаций в соответствии с п. 8 ст. 217 НК РФ Правительством РФ не был утвержден и не был разработан механизм вступления в этот перечень. Получалось, что благотворительные организации технически не могут вступить в предусмотренный НК РФ перечень <*>.

<*> С 1 января 2005 г. это требование отменено Федеральным законом от 30.12.2004 N 212-ФЗ. Деятельность благотворительных организаций теперь регулирует лишь Федеральный закон от 11.08.1995 N 135-ФЗ. Таким образом, суммы материальной помощи, оказываемой всеми организациями, отвечающими положениям российского законодательства о благотворительности, освобождаются от НДФЛ.

Суд решил, что до принятия соответствующего перечня решающим критерием для освобождения от налогообложения единовременной материальной помощи, оказываемой российскими и иностранными благотворительными организациями в виде благотворительной помощи, должно являться наличие государственной регистрации таких организаций как благотворительных в соответствии с действующим законодательством. Ведь с учетом п. 7 ст. 3 НК РФ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.

Поскольку благотворительный фонд зарегистрирован в Минюсте России и согласно уставу целью его деятельности является поддержка творчества артистов, содействие развитию духовной культуры, что соответствует пп. 7 п. 1 ст. 2 Федерального закона от 11.08.1995 N 135-ФЗ "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях", он вправе применять положения абз. 4 п. 8 ст. 217 НК РФ.

(Постановление ФАС Московского округа от 04.04.2005 N КА-А40/2316-05)

Единый социальный налог

Согласно абз. 2 п. 2 ст. 243 НК РФ сумма ЕСН, подлежащая уплате в бюджет, уменьшается налогоплательщиками на сумму начисленных ими за тот же период страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в пределах сумм, исчисленных исходя из тарифов страховых взносов, предусмотренных Федеральным законом от 15.12.2001 N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации".

В п. 3 ст. 243 НК РФ указано, что в случае если в отчетном (налоговом) периоде сумма примененного налогового вычета превышает сумму фактически уплаченного страхового взноса за тот же период, такая разница признается занижением суммы налога, подлежащего уплате, с 15-го числа месяца, следующего за отчетным (налоговым) периодом.

Из положений этих пунктов не ясно, что делать с организацией, которая страховые взносы в ПФР начислила, но фактически их не уплатила.

В такой ситуации оказалось одно из муниципальных предприятий. Налоговая инспекция посчитала, что предприятие должно быть оштрафовано согласно п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату ЕСН.

Арбитражный суд, куда обратилась налоговая инспекция с иском о взыскании штрафа, согласился с налоговиками в том, что у предприятия в этой ситуации образовалась недоимка по ЕСН. Тем не менее в удовлетворении иска налоговикам было отказано.

Принимая во внимание наличие определенной сложности в правильном соотношении норм п. п. 2 и 3 ст. 243 НК РФ при их применении, суд посчитал наложение штрафа, предусмотренного п. 1 ст. 122 НК РФ, неправомерным в связи с отсутствием вины предприятия как одной из частей состава правонарушения <*>.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 07.06.2005 N А05-19005/04-18)

<*> Президиум ВАС РФ, рассматривая аналогичные дела, также не нашел состава налогового правонарушения в действиях налогоплательщика, применившего вычеты по ЕСН, но не перечислившего взносы в ПФР. Он пришел к выводу, что занижение суммы ЕСН, подлежащего уплате, произошло не в результате указанных в ст. 122 НК РФ действий (бездействия) налогоплательщика, а в результате неполной уплаты суммы страховых взносов, что не образует состава правонарушения, предусмотренного ст. 122 НК РФ (см. Постановление ВАС РФ от 01.09.2005 N 4486/05). Об этом мы подробно писали в статье Е. Карсетской "Налоговый вычет по ЕСН: будьте бдительны" в журнале "Новая бухгалтерия", N 9, 2005.

Налог на прибыль

ЗАО получило от учредителя - иностранного юридического лица в качестве вклада в уставный капитал основные средства, которые были приняты к налоговому учету по стоимости, определенной независимым оценщиком. С этой стоимости ЗАО начисляло амортизацию и включало ее в расходы при исчислении налога на прибыль.

Налоговая инспекция посчитала, что ЗАО необоснованно отнесло на расходы амортизацию по этому основному средству, поскольку документально не подтвердило его остаточную стоимость.

Как установил суд, НК РФ не определяет порядок оценки имущества, передаваемого в уставный капитал, и не обязывает налогоплательщика при получении основного средства в уставный капитал принимать его по остаточной стоимости, сформированной в налоговом учете у передающей стороны.

Требования оценивать имущество, внесенное в уставный капитал, по данным налогового учета передающей стороны было изложено в п. 5.3 Методических рекомендаций по применению главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации (в настоящее время отменены). Однако Методические рекомендации не могут изменять или дополнять законодательство о налогах и сборах. Следовательно, налогоплательщик вправе не руководствоваться названными Рекомендациями.

Судом установлено, что рыночная стоимость спорного оборудования определена независимым оценщиком по решению учредителя - иностранной организации. Определение стоимости оборудования, которое внесено иностранным юридическим лицом в уставный капитал ЗАО, указанным способом не противоречит положениям ст. 277 НК РФ <*>, поскольку названная статья в редакции, действовавшей в проверяемый период, не устанавливала порядка определения стоимости вносимого в уставный капитал имущества.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 04.04.2005 N А56-21739/2004)

<*> Федеральным законом от 06.06.2005 N 58-ФЗ в ст. 277 НК РФ внесены изменения, которые применяются с 1 января 2005 г. Полученное в уставный капитал имущество оценивается по данным налогового учета передающей стороны. Если получающая сторона не может документально подтвердить стоимость внесенного имущества, то она признается равной нулю. Специальные правила оценки предусмотрены для случаев получения имущества от учредителей - физических лиц и иностранных организаций, а также в порядке приватизации государственного или муниципального имущества. Подробно читайте об этом в статье И. Горшковой "Имущество в уставный капитал: до и после..." в журнале "Новая бухгалтерия" N 8, 2005.

Упрощенная система налогообложения

Между предпринимателем и иностранным консульством был заключен договор аренды квартир с 1 июня 2002 г. по 31 мая 2003 г. За весь период аренды предпринимателю единовременно был перечислен авансовый платеж, с которого он, являясь плательщиком НДС, уплатил налог. Предприниматель с июля по декабрь 2002 г. применял налоговые вычеты в соответствии со ст. ст. 171 и 176 НК РФ.

В декабре 2002 г. в связи с переходом с 1 января 2003 г. на упрощенную систему налогообложения предприниматель подал в налоговый орган декларацию по НДС за декабрь 2002 г., отразив сумму оставшегося невозмещенного НДС в графе "Налоговые вычеты". Это было сделано предпринимателем из-за того, что с момента перехода на УСН он перестает быть плательщиком НДС и теряет право на применение налоговых вычетов.

Однако налоговая инспекция посчитала, что вычет заявлен незаконно, поскольку согласно п. 4 ст. 176 НК РФ НДС, исчисленный и уплаченный с авансов, подлежит вычетам после даты реализации указанных товаров (работ, услуг). Учитывая, что на момент предъявления предпринимателем к вычету оставшегося НДС услуги по аренде квартир не были оказаны, оснований для возмещения налога не имелось.

Арбитражный суд установил, что налоговым законодательством не разрешен вопрос о порядке применения вычетов НДС по суммам авансов, полученных до перехода на упрощенную систему налогообложения, но подлежащих возмещению из бюджета позже. В этой ситуации суд поддержал налогоплательщика и признал правомерным применение вычетов по НДС.

(Постановление ФАС Дальневосточного округа от 30.03.2005 N Ф03-А59/05-2/42)

* * *

В первом полугодии 2004 г. у общества, применяющего УСН, изменился состав учредителей. В результате этого доля непосредственного участия в данной организации других организаций превысила 25%. ИМНС России потребовала от общества перейти на общий режим налогообложения с 1 января 2004 г.

В спорный период в п. 4 ст. 346.13 НК РФ содержалось только два основания, при которых налогоплательщик терял право на дальнейшее применение УСН: если доход превысит 15 млн руб. или остаточная стоимость основных средств составит более 100 млн руб.

Рассматривая это дело, суд определил, что установленные п. 4 ст. 346.13 НК РФ условия, при которых обязателен переход налогоплательщика на общий режим налогообложения, в первом полугодии 2004 г. не наступили.

Ссылка ИМНС на пп. 14 п. 3 ст. 346.12 НК РФ и довод о необходимости перехода налогоплательщика, применявшего УСН, на общий режим налогообложения с начала налогового периода в связи с изменением состава учредителей судом были отклонены, поскольку такие ограничения гл. 26.2 "Упрощенная система налогообложения" НК РФ не предусматривала <*>.

<*> С 1 января 2006 г. эта ситуация поменялась. Федеральный закон от 21.07.2005 N 101-ФЗ внес изменения в п. 4 ст. 346.13 НК РФ, согласно которым право на дальнейшее применение "упрощенки" утрачивается не только при превышении размера доходов или стоимости основных средств установленных лимитов, но и в результате нарушения любого критерия, перечисленного в п. п. 3 и 4 ст. 346.12 НК РФ.

Статья 346.12 НК РФ содержит перечень налогоплательщиков, которые не вправе применять УСН, но общество с 2003 г. применяло ее правомерно. Поэтому в данном случае, решил суд, следует руководствоваться п. 3 ст. 346.13 НК РФ, в соответствии с которым налогоплательщики, применяющие УСН, не вправе до окончания календарного года перейти на общий режим налогообложения.

ИМНС оспорила данное решение в кассационном суде, ссылаясь на Письма Минфина России от 09.06.2004 N 03-02-05/1/52 и от 05.08.2004 N 03-03-02-04/1/2 и УМНС России по г. Москве от 28.01.2004 N 21-09/05568, которые требуют от налогоплательщика в таком случае возвращаться к обычной системе налогообложения. Однако ФАС указал, что данные Письма не относятся в силу п. 2 ст. 4 НК РФ к актам законодательства о налогах и сборах.

Кроме того, упомянутые Письма содержат противоречивые рекомендации относительно периода, с которого налогоплательщик должен перейти на общий режим налогообложения при наступлении условий прекращения применения УСН.

(Постановление ФАС Московского округа от 21.02.2005 N КА-А40/400-05)

Единый налог на вмененный доход

Организация осуществляет более 10 видов деятельности, из которых по розничной торговле и общественному питанию она была переведена на уплату ЕНВД.

При этом магазины наряду с продажей покупных товаров реализовывали готовую продукцию собственного производства.

Для определения фонда оплаты труда работников магазинов, подлежащего обложению ЕСН, организация исчисляла его как соотношение между всей выручкой, полученной магазинами, и выручкой, полученной магазинами от видов деятельности, облагаемых ЕНВД.

Налоговики посчитали, что пропорцию следует определять как соотношение выручки, полученной в целом по организации (а не только по магазинам), и выручки, полученной магазинами от видов деятельности, облагаемых ЕНВД. В результате, по мнению налоговиков, образовалась недоплата ЕСН.

Суд установил, что ЕНВД и ЕСН не имеют общих элементов налогообложения.

С помощью прямого счета невозможно выделить суммы выплат, начисленных организацией работникам магазинов, одновременно занятых в сферах деятельности, переведенных на уплату ЕНВД и подлежащих налогообложению по общей системе налогообложения.

Вместе с тем ни Федеральный закон от 31.07.1998 N 148-ФЗ "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности" (утратил силу с 1 января 2003 г.), ни гл. 26.3 НК РФ, ни гл. 24 НК РФ, регулирующая порядок уплаты ЕСН, не содержат норм, устанавливающих порядок определения суммы выплат и иных вознаграждений, начисленных организациями в пользу физических лиц, которые подлежат обложению ЕСН, в случае если данные организации осуществляют виды деятельности, облагаемые ЕНВД.

Суд решил, что организация, применив для расчета налогооблагаемой базы по ЕСН коэффициент, равный соотношению всей выручки, полученной магазинами, и выручки, полученной данными подразделениями от осуществления видов деятельности, подлежащих обложению ЕНВД, не нарушила норм налогового законодательства. Поэтому суд признал необоснованным вывод налоговиков о незаконности примененного организацией метода расчета налогооблагаемой базы по ЕСН.

Налоговики вопреки положениям ст. 65 и ч. 5 ст. 200 АПК РФ нормативно не обосновали, что организации необходимо применить в рассматриваемой ситуации предлагаемую ими методику расчета и что именно данная методика является единственно возможной для применения. Они заявили, что согласно п. 1 ст. 272 НК РФ расходы в этом случае должны считаться пропорционально доле дохода в суммарном объеме всех доходов налогоплательщика. Однако суд решил, что названная норма не распространяется на спорные правоотношения.

(Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 25.01.2005 N А28-12862/2004-519/15)

* * *

Общество ведет свою деятельность на вершине горы, где населенные пункты отсутствуют. Рассчитывая сумму ЕНВД, оно согласно ст. 346.27 НК РФ применяло минимальный корректирующий коэффициент К2, равный 0,1, установленный для населенных пунктов с численностью населения до 500 человек.

По мнению налоговой инспекции, этот коэффициент общество не должно было применять, так как осуществляло деятельность вообще вне населенных пунктов.

Арбитражный суд установил, что согласно закону субъекта РФ корректирующие коэффициенты предусмотрены по убывающей для населенных пунктов с меньшей численностью населения, минимальный коэффициент установлен для населенных пунктов с численностью населения до 500 человек. Для ведения деятельности вне населенных пунктов коэффициент не установлен вообще.

Поскольку все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика, суд решил, что общество, осуществляя предпринимательскую деятельность вне населенных пунктов, не может быть поставлено в неравное положение с другими налогоплательщиками, местом осуществления деятельности которых являются небольшие населенные пункты с численностью проживающих до 500 человек.

Поскольку размер коэффициента К2 установлен в зависимости от величины населенного пункта, его общественной значимости и численности проживающих, при ведении деятельности вне населенных пунктов с количеством проживающих 0 человек должен применяться минимальный коэффициент, равный 0,1.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.04.2005 N А74-4724/04-К2-Ф02-1349/05-С1)

* * *

Общество ведет деятельность в урочище реки, где у него зарегистрировано право собственности на земельный участок, здание профилактория и плавательный бассейн. Рассчитывая сумму ЕНВД, общество применяло минимальный корректирующий коэффициент К2, равный 0,1, установленный для населенных пунктов с численностью населения до 500 человек.

По мнению ИМНС, общество должно было применять коэффициент 0,25, установленный для прочих населенных пунктов.

Арбитражный суд установил: представленные обществом документы свидетельствуют, что место ведения его предпринимательской деятельности расположено вне каких-либо населенных пунктов. В местном законодательстве для ведения деятельности вне населенных пунктов коэффициент не установлен вообще. Налоговым органом не доказан суду тот факт, что местом ведения предпринимательской деятельности является какой-либо "прочий населенный пункт", в связи с чем у налоговой инспекции не было оснований применять коэффициент К2, равный 0,25.

Суд решил, что общество, осуществляя предпринимательскую деятельность вне населенных пунктов, не может быть поставлено в неравное положение с другими налогоплательщиками, местом осуществления деятельности которых являются небольшие населенные пункты с численностью проживающих до 500 человек.

Размер коэффициента устанавливается в зависимости от величины населенного пункта, его общественной значимости и численности проживающих. Поэтому при ведении деятельности вне населенных пунктов с количеством проживающих 0 человек должен применяться минимальный коэффициент, равный 0,1.



(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 13.01.2005 N А74-3129/04-К2-Ф02-5562/04-С1)

* * *

При осуществлении своей деятельности, переведенной на ЕНВД, предприниматель пользовался заемными денежными средствами, полученными по договорам беспроцентного займа от других предпринимателей.

ИМНС решила, что предпринимателем в нарушение пп. 1 п. 1 ст. 212 НК РФ не исчислен НДФЛ с дохода в виде материальной выгоды, полученной от экономии на процентах за пользование заемными средствами.

Предприниматель это решение обжаловал в арбитражном суде, считая, что он, как плательщик ЕНВД, освобожден от уплаты НДФЛ.

Суд установил, что заемные средства использовались для осуществления предпринимательской деятельности, облагаемой ЕНВД, и пришел к выводу о том, что в данном случае начисление НДФЛ на доход в виде материальной выгоды произведено налоговым органом неправомерно.

(Постановление ФАС Уральского округа от 17.02.2005 N Ф09-308/05-АК)

Земельный налог

ОАО владеет на праве бессрочного (постоянного) пользования земельным участком.



Постановлением Правительства РФ от 23.04.2003 N 234-21 для ОАО установлено мобилизационное задание, согласно которому на его территории находятся имущество мобилизационного резерва и мобилизационные мощности.

При исчислении и уплате земельного налога за 2003 г. ОАО применило льготы, предусмотренные п. 13 ст. 12 Закона РФ от 11.10.1991 N 1738-1 "О плате за землю", в части взимания платы за землю, на которой размещены объекты мобилизационного значения.

ИМНС посчитала, что льгота применена необоснованно, поскольку ОАО в нарушение требования п. 3.7 разд. 3 Положения о порядке экономического стимулирования мобилизационной подготовки экономики (утв. Минэкономразвития России, Минфином России и МНС России от 02.12.2002 N ГГ-181, 13-6-5/9564, БГ-18-01/3) не представило в ИМНС форму N 3 "Перечень земельных участков, на которых размещены объекты мобилизационного значения, мобилизационные мощности, законсервированные и не используемые в текущем производстве, испытательные полигоны и склады для хранения мобилизационного резерва и мобилизационных запасов (резервов)", согласованную и утвержденную федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Арбитражный суд установил, что Перечень земельных участков, на которых размещены объекты мобилизационного назначения, мобилизационные мощности, законсервированные и не используемые в текущем производстве, утвержден Министерством промышленности, науки и технологии Российской Федерации.

Суд решил, что этого Перечня достаточно для подтверждения права на льготу по земельному налогу и согласовывать его еще и с органами исполнительной власти субъектов РФ не требуется.

Кроме того, суд установил, что Положение о порядке экономического стимулирования экономики содержит формулировки, позволяющие неоднозначно определять круг действий, которые налогоплательщик обязан осуществить в подтверждение обоснованности применения налоговой льготы, и поэтому, применив п. 7 ст. 3 НК РФ, истолковал это Положение в пользу ОАО.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 01.06.2005 N Ф04-3325/2005(11727-А70-33))

Транспортный налог



При расчете транспортного налога за 2003 г. общество для своих самосвалов БелАЗ применило ставку 7,5 руб. за лошадиную силу как для самоходных транспортных средств, машин и механизмов на пневматическом и гусеничном ходу, которая установлена законом субъекта РФ.

ИМНС посчитала, что для расчета налога должна применяться ставка в размере 51 руб. за лошадиную силу, установленная указанным законом для грузовых автомобилей.

Суд установил, что в соответствии с определением, данным руководством по эксплуатации, ОСТ 37.001.490-90, а также межгосударственным стандартом, самосвал карьерный - самоходная колесная машина с открытой саморазгружающейся платформой, загружаемая внешними средствами, предназначенная для транспортирования вскрышных пород и полезных ископаемых на открытых горных разработках, а также грунта на строительстве, эксплуатирующаяся вне автомобильных дорог общего пользования.

Приведенный судом ОСТ 37.001.490-90 согласуется с ГОСТ 30537-97 "Самосвалы карьерные. Общие технические условия", согласно которому карьерный самосвал БелАЗ является самоходной карьерной машиной, эксплуатирующейся вне автомобильных дорог общего пользования.

Судом установлено, что имеющиеся у общества самосвалы БелАЗ используются на внутрикарьерных работах и не участвуют в дорожном движении по дорогам общего пользования. Тип транспортного средства определяется в паспорте транспортного средства (ПТС). Карьерные самосвалы БелАЗ регистрируются органами Гостехнадзора с выдачей паспорта самоходной машины.

На БелАЗы имеются паспорта самоходных машин, выданные Управлением инспекции Гостехнадзора, где БелАЗы зарегистрированы в соответствии с п. 2 Постановления Правительства РФ от 12.08.1994 N 938 как внедорожные и карьерные самосвалы.



Учитывая изложенное, суд решил, что самосвалы БелАЗ относятся к объекту налогообложения по транспортному налогу - "другие самоходные транспортные средства", в отношении которых применяется налоговая ставка 7,5 руб. с каждой лошадиной силы мощности двигателя транспортного средства.

Ссылка налогового органа на определение типа транспортного средства на основании Руководящего документа Р3112194-0366-03 "Нормы расхода топлива и смазочных материалов на автомобильном транспорте", утвержденного 29.04.2003 Минтрансом России, судом во внимание не принята, так как данный документ не является нормативным актом, классифицирующим транспортные средства. По мнению суда, не относятся к нормативным актам, классифицирующим транспортные средства, и Приказ МВД России от 25.05.1998 N 314 "Об утверждении Норм расходов топлива на автомобильном транспорте, на работу специального оборудования, установленного на автомобилях, и нормативов по расходу смазочных материалов", Инструкция по заполнению Налоговой декларации по транспортному налогу, утвержденная Приказом МНС России от 18.03.2003 N БГ-3-21/125.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 05.03.2005 N Ф04-813/2005(8899-А27-33))

Взаимоотношения с налоговой инспекцией

20 мая 2003 г. на собрании участников ОАО было принято решение создать филиал общества. 26 марта 2004 г. в ОАО был издан приказ о создании филиала с 1 апреля 2004 г., а 26 апреля 2004 г. ОАО представило в ИМНС документы для постановки на учет филиала.

ИМНС посчитала, что месячный срок для постановки на учет пропущен, поскольку его надо считать с 20 мая 2003 г., и обратилась с иском в арбитражный суд о взыскании с ОАО штрафа в 10 000 руб.

Суд установил, что согласно п. 4 ст. 83 НК РФ заявление о постановке на учет организации по месту нахождения обособленного подразделения подается в налоговый орган в течение одного месяца после создания обособленного подразделения.

В соответствии со ст. 11 НК РФ обособленное подразделение организации - любое территориально обособленное от нее подразделение, по месту нахождения которого оборудованы стационарные рабочие места. Признание обособленного подразделения организации таковым производится независимо от того, отражено или не отражено его создание в учредительных или иных организационно-распорядительных документах организации, и от полномочий, которыми наделяется указанное подразделение. При этом рабочее место считается стационарным, если оно создается на срок более одного месяца.



Суд решил, что поскольку в налоговом законодательстве не дано четкого определения момента, с которого обособленное подразделение следует считать созданным, то исходя из смысла ст. 11 НК РФ следует исчислять указанный срок с момента создания стационарных рабочих мест, т.е. с 1 апреля 2004 г. Следовательно, сроки постановки на учет обособленного подразделения ОАО не нарушило.

(Постановление ФАС Уральского округа от 30.03.2005 N Ф09-1067/05-АК)

* * *

Из сведений, поступивших в налоговую инспекцию, ей стало известно, что ООО получило лицензию на право строительства зданий и сооружений.

В связи с тем что ООО инспекцию об этом не известило, на нее был наложен штраф 50 руб. по п. 1 ст. 126 НК РФ за непредставление в налоговый орган документов или сведений, предусмотренных НК РФ.

Арбитражный суд пришел к выводу, что в действиях ООО отсутствовал состав правонарушения, предусмотренного п. 3 ст. 84 НК РФ.

В соответствии с п. 3 ст. 84 НК РФ об изменениях в уставных и других учредительных документах организаций, в том числе связанных с разрешением заниматься лицензируемыми видами деятельности, организации обязаны уведомлять налоговый орган, в котором они состоят на учете, в 10-дневный срок с момента регистрации изменений в учредительных документах.

Из материалов дела следует, что изменения в уставные или в другие учредительные документы ООО не вносило, так как согласно уставу оно имеет право заниматься любыми видами деятельности, не противоречащими федеральному законодательству.

(Постановление ФАС Центрального округа от 11.03.2005 N А09-4407/04-20)

В.Егоров

АКДИ "Экономика и жизнь"