Мудрый Экономист

Практика разрешения споров по договору комиссии

"Налоговое планирование", N 1, 2005

Согласно ст.990 Гражданского кодекса РФ по договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента. В публикуемом материале приведены рекомендации ВАС РФ <*> по разрешению споров, возникающих в результате заключения и исполнения договора комиссии.

<*> Материал подготовлен по Информационному письму Президиума ВАС РФ от 17.11.2004 N 85.

Правовая природа договора, по которому товар передается на реализацию, определяется судом исходя из толкования условий данного договора и фактических отношений сторон, сложившихся при его заключении и исполнении.

Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании долга по договору реализации товара, заключенному между ними.

Истец полагал, что состоявшаяся сделка является договором купли-продажи, в котором определен срок оплаты. По истечении указанного срока переданный ответчику товар подлежал оплате по согласованной сторонами цене даже в том случае, если товар еще не был реализован. Договорное условие о том, что товар подлежит оплате по мере реализации, но не позднее определенного срока, по мнению истца, служило обоснованием той отсрочки оплаты, которая была предоставлена покупателю.

Ответчик возражал против заявленных требований, полагая, что заключенная сделка отвечает признакам договора комиссии, а не договора купли-продажи, в связи с чем согласно п.1 ст.990 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) обязанность ответчика по оплате принятого на реализацию товара не возникает до момента его фактической реализации. Поскольку ответчик представил доказательства того, что товар реализован лишь частично и в оставшейся части может быть возвращен истцу, он считал требования истца не подлежащими удовлетворению.

Суд удовлетворил иск в полном объеме, указав на следующие обстоятельства. Совокупность условий рассматриваемой сделки свидетельствует о том, что между сторонами заключен договор купли-продажи. При наличии в данном договоре условия об оплате не позднее определенного срока в нем отсутствуют условия, свойственные комиссионным отношениям. Приняв на себя обязанность оплатить товар не позднее определенной даты, ответчик согласился нести риск невозможности дальнейшей продажи товара, что соответствует договорным отношениям купли-продажи.

В другом деле закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с общества с ограниченной ответственностью оплаты за переданный на реализацию товар и процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами в результате просрочки уплаты.

Между истцом и ответчиком заключен договор, в силу которого ответчик обязался по поручению истца за вознаграждение совершить от своего имени за счет последнего сделки по продаже имущества (строительной техники). Истец обратился в суд, поскольку полагал, что ответчик ненадлежащим образом исполнил свои обязательства по договору, в котором предусматривалось, что товар должен быть реализован до истечения согласованного сторонами срока.

Суд установил, что спорный договор по своей правовой природе является договором комиссии. По этой причине определенный сторонами график платежей должен исполняться комиссионером (ответчиком) только при условии реализации оборудования на соответствующую сумму.

Согласно п.1 ст.990 ГК РФ договор комиссии исполняется за счет комитента. Б силу ст.999 ГК РФ в обязанность комиссионера входит передача комитенту всего полученного для последнего по сделке данного вида. Таким образом, при отсутствии соглашения сторон об авансировании комиссионером комитента перечисление денежных средств до реализации переданного на комиссию имущества противоречит правовой природе комиссионных отношений, так как свидетельствует об исполнении договора за счет комиссионера, который в этом случае передает не то, что им было получено по сделке.

Как было установлено в ходе разбирательства, ответчик на момент рассмотрения дела не реализовал имущество на сумму, соответствующую размеру истребуемого долга. Поэтому обязанность ответчика перечислять платежи по договору в адрес истца не наступила. Следовательно, требования о взыскании задолженности, пеней и процентов заявлены безосновательно. По самостоятельному иску комитента суд может обязать комиссионера возместить убытки, если будет установлено, что обязательства исполнялись комиссионером ненадлежащим образом.

Если покупатель производит оплату товара частичными платежами, при отсутствии соглашения об ином комиссионер вправе удержать комиссионное вознаграждение полностью из первой поступившей ему суммы.

Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании неправомерно удержанных ответчиком сумм по договору комиссии.

Между обществом и предпринимателем заключен договор комиссии, в соответствии с которым комиссионер (ответчик по делу) обязался совершать сделки купли-продажи имущества, принадлежащего комитенту (истцу), от своего имени за счет последнего. Согласно условиям договора, заключенного ответчиком с покупателем товара, оплата должна поступить тремя взносами равными долями с перерывом в три месяца. Получив первый платеж, комиссионер удержал причитающееся ему вознаграждение не пропорционально размеру данного взноса, а в полном объеме. Оставшиеся выплаты покупатель не произвел и был объявлен банкротом. Комитент, полагая, что комиссионер нарушил его интересы, поскольку комиссионное вознаграждение причитается последнему в зависимости от объема, в котором будет исполнена сделка с покупателем, обратился в суд с требованием о взыскании с комиссионера неправомерно удержанных сумм.

Суд отказал в иске, указав, что при отсутствии соглашения об ином с заключением комиссионером сделки право на комиссионное вознаграждение возникло у него в полном объеме. Нарушений, допущенных комиссионером при исполнении своих обязательств, не установлено. Таким образом, на основании ст.997 ГК РФ право на вознаграждение могло быть осуществлено комиссионером путем удержания (зачета) причитающихся ему сумм из любых сумм, поступивших ему от третьего лица в качестве исполнения сделки.

Сделка, совершенная до установления отношений по договору комиссии, не может быть признана заключенной во исполнение поручения комитента.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу о взыскании комиссионного вознаграждения и процентов за просрочку его уплаты.

Между сторонами 10 марта 2000 г. заключен договор комиссии, в соответствии с которым комиссионер (истец по делу) взял на себя обязательство по поручению комитента (ответчика) за вознаграждение заключить от своего имени за счет комитента контракт с иностранным покупателем на реализацию лесопродукции, принадлежащей комитенту.

В приложении к договору стороны согласовали ассортимент лесопродукции - пиловочник хвойный еловый, количество - 3000 куб. м, сроки поставки - июнь - июль 2000 г. и цену за кубометр пиловочника, которая разнится в зависимости от способа доставки лесопродукции.

Истец полагал, что выполнил свои обязательства по договору комиссии, заключив с иностранным покупателем контракт от 14 декабря 1999 г. на продажу лесопродукции, принадлежащей ответчику; ответчик уклонился от исполнения договора комиссии, отказываясь принимать заключенную сделку на свой счет.

Учитывая характер правоотношений, сложившихся между сторонами спора, истец, претендуя на взыскание в судебном порядке с ответчика комиссионного вознаграждения, должен доказать совершение по поручению комитента от своего имени и за счет комитента сделки по реализации лесопродукции, принадлежащей последнему. Таких доказательств истцом не представлено.

Кроме того, суд установил, что стороны не могли на основании п.2 ст.425 ГК РФ распространить действие договора комиссии на прошлое время, поскольку в тот период никаких отношений между ними не существовало.

При названных обстоятельствах суд обоснованно отказал истцу во взыскании комиссионного вознаграждения, указав, что сделка, отвечающая признакам сделки во исполнение комиссионного поручения, совершенная по времени до заключения договора комиссии, не может быть признана исполнением договора комиссии. На этом основании комитент правомерно отказался принимать эту сделку на свой счет, уплачивать вознаграждение и покрывать расходы по исполнению комиссионного поручения.

В случае выдачи комиссионером аванса комитенту в счет будущих поступлений от реализации товара, принадлежащею комитенту, применяются правила ГК РФ о коммерческом кредите.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с открытого акционерного общества платы за предоставленный коммерческий кредит в виде процентов, начисленных по правилам ст.395 ГК РФ.

Между предпринимателем и обществом заключен договор комиссии, согласно которому комиссионер (истец по делу) обязался заключить от своего имени за счет комитента (ответчика) сделки по реализации товаров, принадлежащих последнему. По условиям договора комиссионер предоставил комитенту аванс в сумме, которую тот должен был получить в результате всех операций по реализации его продукции. Комиссионеру удалось реализовать товар комитента лишь через месяц после перечисления ему денег, а платежи третьих лиц за реализованный товар поступили на расчетный счет комиссионера спустя еще два месяца. Поскольку в силу существа договора комиссии денежное обязательство комиссионера перед комитентом возникает не ранее чем будут получены денежные средства от покупателей товара, принадлежащего комитенту, комиссионер рассматривал перечисленные комитенту суммы в виде коммерческого кредита, за который комитент обязан уплачивать плату в соответствии со ст.823 и п.1 ст.809 ГК РФ. Встречные денежные обязательства комитента в части возврата предоставленного ему кредита и комиссионера в части передачи всей выручки, полученной от покупателей, были прекращены в соответствующем объеме в результате заявления комиссионера о зачете, которое содержалось в тексте его отчета.

Ответчик, возражая против исковых требований, указал, что в п.1 ст.823 такая форма коммерческого кредитования, как перечисление комиссионером комитенту сумм в счет сделок с товаром комитента, подлежащих заключению в будущем, не определена. Таким образом, по мнению ответчика, обязанность по уплате процентов на него не возлагалась.

Суд удовлетворил иск предпринимателя, взыскав проценты за три месяца, признав, что при авансировании комитента в счет будущих поступлений средств от покупателей товара комиссионер предоставил комитенту коммерческий кредит по правилам п.1 ст.823 ГК РФ и ввиду отсутствия в договоре комиссии соглашения об ином вправе начислять проценты на сумму кредита в соответствии с п.1 ст.809 ГК РФ.

В данном случае комиссионер, исполнивший обязательства надлежащим образом, не несет риска неисполнения своих обязанностей покупателями товара и в рамках договора комиссии имеет право получить плату за пользование кредитом, который предоставил комитенту.

Право определить, в чьих интересах комиссионером была заключена сделка покупки товара, предоставлено комиссионеру, если из обстоятельств дела не следует, что имущество было приобретено за счет определенного комитента, в частности с использованием принадлежащих ему денежных средств.

Общество с ограниченной ответственностью (комитент) обратилось в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу (комиссионеру) о признании права собственности на закупленный комиссионером товар, определенный родовыми признаками, и обязании последнего передать этот товар комитенту.

Истец ссылался на следующее: несмотря на отсутствие упоминания в тексте заключенной комиссионером сделки о том, что она совершается в интересах комитента, эта сделка полностью соответствует указаниям, которые были даны комитентом при заключении договора комиссии относительно характеристик товара и его закупочной цены. Комиссионер в нарушение своих обязанностей по договору комиссии не представил отчета об исполнении договора и не передал комитенту все полученное по сделке.

Ответчик возражал против заявленных требований, ссылаясь на правила ст.999 ГК РФ, по смыслу которой факт заключения сделки во исполнение комиссионного поручения подтверждается, как правило, отчетом комиссионера. При отсутствии воли комиссионера на то, чтобы заключенная им сделка была признана совершенной в чужих интересах, эта сделка таковой не является.

Кроме того, ответчик указал, что заключил несколько договоров комиссии на закупку однородного товара с разными комитентами и выбор комитента, в чьих интересах была заключена спорная сделка, может принадлежать только ему. Комиссионер также не лишен возможности оставить соответствующий товар за собой, признав тем самым, что сделка заключена им за свой собственный счет.

Поскольку комиссионер прямо заявил комитенту о том, что оговоренный товар им для комитента не был закуплен и это заявление не опровергалось иными обстоятельствами дела, суд в иске отказал.

Обязанность по перечислению комитенту сумм, полученных от третьих лиц, возникает у комиссионера непосредственно в момент получения указанных сумм и подлежит исполнению в разумный срок, если иное не установлено договором комиссии.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с общества с ограниченной ответственностью процентов за пользование чужими денежными средствами.

Между предпринимателем (комитентом) и обществом (комиссионером) заключен договор комиссии от 28 января 1998 г., в соответствии с которым предприниматель передал обществу для продажи товар. Суммы, причитающиеся комитенту, перечислялись комиссионером частями до 24 марта 2000 г.

Истец полагал, что расчеты производились несвоевременно и со стороны ответчика имело место пользование чужими денежными средствами, поэтому тот обязан уплатить проценты согласно ст.395 ГК РФ.

Суд первой инстанции отказал в иске, руководствуясь следующим. Поскольку в гл.51 "Комиссия" ГК РФ и в договоре комиссии от 28 января 1998 г. не предусмотрено иное, в силу абз.2 п.2 ст.314 ГК РФ комиссионер обязан исполнить обязательство по перечислению выручки в семидневный срок со дня предъявления комитентом требования о его исполнении. Доказательств предъявления ответчику требований об исполнении обязательства истцом не представлено. При таких обстоятельствах суд сделал вывод об отсутствии факта неправомерного пользования ответчиком чужими денежными средствами.

Суд апелляционной инстанции отменил решение и удовлетворил иск, так как правила ст.999 ГК РФ являются специальными по отношению к общим правилам определения срока исполнения обязательства, установленным в ст.314 ГК РФ. Поэтому исходя из смысла ст.999 ГК РФ от комитента не требовалось заявлять комиссионеру о необходимости перечисления ему соответствующих средств для того, чтобы можно было определить точную дату, когда комиссионер обязан исполнить свои обязательства.

В материалах дела имелись сведения о сроках поступления от третьих лиц оплаты на счет комиссионера, а также о том, в какие сроки обслуживающим банком передавались комиссионеру сведения о начислении средств на его расчетный счет. На основании этих данных суд апелляционной инстанции указал, что обязательство по перечислению выручки комитенту комиссионер должен был исполнить на следующий день после того, как он узнал или должен был узнать о поступлении выручки.

По смыслу ст.999 ГК РФ при отсутствии соглашения сторон об ином комиссионер обязан перечислять комитенту суммы, вырученные от продажи товара, принадлежащего последнему, по мере их поступления, а не по результатам исполнения поручения комитента в полном объеме. В постановлении суда апелляционной инстанции определен момент, с которого начиналась просрочка перечисления комиссионером сумм выручки применительно к каждому отдельному платежу, и рассчитаны проценты за пользование чужими денежными средствами.

Комиссионер не вправе отказать в передаче комитенту прав по сделкам с третьим лицом в случае, указанном в п.2 ст.993 ГК РФ, даже при условии, что комитентом не исполнены обязанности перед комиссионером.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу о передаче в судебном порядке права требования к индивидуальному предпринимателю.

Между сторонами заключен договор комиссии, по которому комиссионер (ответчик по делу) обязался совершить сделки по реализации продукции, принадлежащей комитенту (истцу). Во исполнение комиссионного поручения ответчик заключил договор купли-продажи продукции с индивидуальным предпринимателем. По отгрузочной разнарядке комиссионера комитент отгрузил продукцию покупателю. В установленный договором срок покупатель товар не оплатил, о чем комиссионер проинформировал комитента. Комитент потребовал от комиссионера уступить ему право требования к индивидуальному предпринимателю о взыскании покупной цены на основании п.2 ст.993 ГК РФ. При этом комитент отказался возместить понесенные комиссионером расходы и выплатить ему вознаграждение в соответствии с условиями договора комиссии, поскольку сделка третьим лицом не была исполнена, и обратился в суд с указанным иском.

Возражая против заявленного иска, комиссионер сослался на то, что ст.997 ГК РФ в интересах комиссионера установлено: комиссионер вправе удержать причитающиеся ему по договору комиссии суммы из всех сумм, поступивших к нему за счет комитента. Однако, если комиссионер на основании п.2 ст.993 ГК РФ будет вынужден уступить комитенту право требования к индивидуальному предпринимателю, он утратит возможность защиты собственных интересов в части причитающихся ему сумм. На этом основании ответчик полагал, что, поскольку истец отказывается уплачивать ему вознаграждение и возмещать понесенные расходы, право требования не может быть переведено на комитента в судебном порядке, а иск подлежит отклонению.

Суд удовлетворил иск комитента, признав права комиссионера переходящими к комитенту в силу судебного решения, исходя из следующего. В законодательстве не закреплена возможность комиссионера получить в счет причитающихся ему сумм удовлетворение из прав требования к третьему лицу, обратив на них взыскание или реализовав иным образом. В договоре комиссии стороны также не урегулировали свои отношения на случай возникновения ситуации, сложившейся в данном деле. Таким образом, на основании действующего законодательства непогашение комитентом требований комиссионера к нему не может выступать препятствием для перевода на комитента права требования к третьему лицу в порядке применения п.2 ст.993 ГК РФ. Комиссионер же вправе защищать свои права путем обращения к комитенту с самостоятельным иском.

Суммы санкций, которые третьи лица должны уплатить комиссионеру в связи с допущенными ими нарушениями обязательств, не признаются дополнительной выгодой и в отношениях между комиссионером и комитентом причитаются последнему, за исключением случаев, когда комиссионер несет перед комитентом ответственность за неисполнение сделки третьим лицом.

Закрытое акционерное общество (комитент) обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (комиссионеру) о взыскании договорной неустойки, которая получена комиссионером по условиям договора между комиссионером и покупателем товара, принадлежащего комитенту, ввиду просрочки его оплаты.

В качестве подтверждения своей позиции истец ссылался на ст.999 ГК РФ, согласно которой комиссионер обязан передать комитенту все полученное по сделке с третьим лицом, а также на правила п.2 ст.993 ГК РФ, на основании которых при неисполнении сделки третьим лицом комитент вправе требовать передачи ему всех прав по данной сделке. По мнению комитента, в число указанных прав включаются и права на взыскание имущественных санкций. Поскольку на основании указанной нормы комитенту причитаются права на имущественные санкции, с учетом существа комиссионного обязательства ему причитаются и санкции, реально уплаченные третьим лицом.

Комиссионер возражал против заявленного требования, полагая, что комитенту должна быть передана только сумма выручки за поставленный товар и именно эта сумма подразумевается в ст.999 ГК РФ. Поскольку комитент не давал комиссионеру указаний включить в договор купли-продажи с третьим лицом условие о неустойке за просрочку оплаты, выгода от согласования данного условия причитается комиссионеру.

Установив, что неустойка уплачена комиссионеру покупателем товара, суд первой инстанции удовлетворил иск частично, взыскав на основании ч.2 ст.992 ГК РФ с комиссионера половину полученной им суммы неустойки, которая расценена судом как дополнительная выгода по сделке, заключенной комиссионером.

Суд апелляционной инстанции отменил решение и удовлетворил иск в полном объеме, указав, что неустойка и иные санкции, уплачиваемые третьим лицом, не входят в понятие дополнительной выгоды по сделке с третьим лицом, подлежащей распределению между комиссионером и комитентом при отсутствии соглашения об ином в равных долях. Поскольку комиссионер действует в чужих интересах, указанные санкции должны поступить комитенту, за исключением случаев, когда комиссионер несет перед комитентом ответственность за исполнение сделки третьим лицом и может компенсировать собственные потери только за счет средств, уплачиваемых третьим лицом. Будучи с экономической точки зрения компенсацией имущественных потерь, санкции, выраженные в имущественной форме, не могут входить в понятие "дополнительная выгода", определение которой содержится в ч.2 ст.992 ГК РФ.

Выплаты, произведенные комиссионером третьим лицам вследствие обнаружения недостатков в проданном товаре, относятся на счет комитента и в том случае, если к моменту обнаружения недостатков комиссионные отношения прекратились.

Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу о возмещении убытков в связи с неисполнением им своих обязательств по договору комиссии.

Между сторонами на неопределенный срок заключен договор, по которому закрытое акционерное общество (комиссионер) обязалось от своего имени реализовывать потребителям товары, принадлежащие открытому акционерному обществу (комитенту) и переданные на склад комиссионера.

Предупредив комиссионера за 30 дней, комитент отказался от его услуг. По сделкам, совершенным комиссионером до прекращения договора комиссии, комиссионер удержал из выручки согласованные с комитентом суммы вознаграждения и понесенных им расходов, перечислив остаток комитенту.

После окончания действия договора комиссии закрытое акционерное общество возвратило потребителям денежные средства, уплаченные ими в период действия договора комиссии за несколько единиц бытовой техники, в которых впоследствии были обнаружены существенные недостатки, и предложило открытому акционерному обществу забрать некачественный товар и возместить комиссионеру понесенные убытки в сумме, возвращенной потребителям. Открытое акционерное общество отказалось исполнить данное требование.

Суд первой инстанции отказал в иске, сославшись на п.2 ст.453 ГК РФ, согласно которому при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. Кроме того, суд указал, что в силу п.п.1 и 2 ст.1003 ГК РФ возмещение комиссионеру убытков возможно лишь в том случае, когда договор комиссии заключен на определенный срок.

Суд кассационной инстанции отменил решение и удовлетворил иск, взыскав с открытого акционерного общества денежные средства в том размере, в каком состоялся их возврат потребителям. Суд указал, что согласно абз.4 ст.1000 ГК РФ комитент обязан освободить комиссионера от обязательств, принятых комиссионером на себя перед третьими лицами. В данной ситуации это правило означало, что комитент обязан передать комиссионеру бытовую технику, свободную от недостатков. Поскольку эта обязанность комитента не была исполнена, а правило п.2 ст.453 ГК РФ распространяется лишь на основные обязанности сторон по договору комиссии (такие, как уплата вознаграждения и совершение сделок за чужой счет), но не на ответственность за ненадлежащее исполнение сторонами своих обязательств, комиссионер вправе требовать возмещения убытков.

Суд кассационной инстанции указал также, что правила п.1 ст.1003 ГК РФ устанавливают специальное основание для взыскания убытков при отказе комитента от договора, заключенного на определенный срок, и в совокупности с правилами п.2 указанной статьи не исключают применения к комитенту ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств.

При отказе комиссионера предоставить комитенту данные о сделках, заключенных во исполнение комиссионного поручения по продаже товаров, комитент вправе требовать возмещения ему полной рыночной стоимости всех переданных комиссионеру товаров без уплаты комиссионного вознаграждения.

Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании стоимости переданного на реализацию товара.

Между сторонами заключен договор комиссии, по которому комиссионер (ответчик по делу) обязался совершить от своего имени за счет комитента (истца) сделки по реализации имущества, принадлежащего последнему. По истечении одного месяца после заключения договора комиссии комиссионер представил комитенту отчет, в котором указывалось, что товар продан, приводилась цена продажи за единицу товара, общая сумма выручки и сумма удержанного комиссионером вознаграждения. Комитент представил возражения по отчету, потребовав приложить к нему документы, подтверждающие факты заключения и исполнения сделок, свидетельствующие об их условиях. Комиссионер отказался представить указанные сведения и документы, полагая, что в результате получения сведений о его контрагентах комитент получит доступ к его конфиденциальной информации. Кроме того, в ст.999 ГК РФ нет требований о представлении наряду с отчетом документов, подтверждающих включенные в отчет данные.

Поскольку ответчик не представил доказательств исполнения им договора комиссии и отчет комиссионера таким доказательством суд не признал, заявленный иск удовлетворен в полном объеме. Ответчик не представил доказательств наличия у него нереализованных остатков товара истца, поэтому при данных обстоятельствах комиссионный товар признан утраченным и на основании п.1 ст.998 ГК РФ с ответчика взыскана полная рыночная стоимость всех находившихся у него товаров.

Обращение взыскания по собственным долгам комиссионера на требование, которое принадлежит комиссионеру по сделке, заключенной во исполнение договора комиссии, дает комитенту право требовать возмещения причиненных ему убытков.

Общество с ограниченной ответственностью (комитент) обратилось в арбитражный суд с иском к унитарному предприятию (комиссионеру) о возмещении убытков, связанных с обращением по собственным долгам комиссионера взыскания на требование к покупателю принадлежащего комитенту товара.

Действуя на основании договора комиссии с истцом, ответчик получил право требования по сделке с покупателем товара, в которой последнему была предоставлена отсрочка платежа. Еще до наступления срока платежа по указанной сделке на право требования комиссионера (ответчика) к покупателю было обращено взыскание по долгу ответчика перед банком по возврату кредита.

Истец требовал возмещения убытков в размере не полученной от покупателя выручки за вычетом комиссионного вознаграждения ответчика. Ответчик возражал против требования в таком объеме, указывая, что до наступления срока платежа по обязательству покупателя последний стал фактически несостоятельным и произвел платеж приобретателю права на торгах лишь в размере 25% номинальной стоимости права.

Суд удовлетворил иск частично, взыскав на основании п.1 ст.393 ГК РФ с ответчика убытки в размере выручки, полученной от реализации права требования на торгах. Суд признал, что комиссионер нарушил свои договорные обязательства, поскольку допустил обращение взыскания по собственным долгам на право требования, которое подлежало передаче комитенту на основании п.2 ст.993 ГК РФ.

При применении реституции обязанность по возврату всего полученного по сделке возникает у стороны в сделке.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о применении последствий недействительности заключенного между ними договора купли-продажи, в котором предприниматель выступал продавцом.

Ответчик возражал против требований истца, указывая, что является комиссионером и, исполняя свои обязанности по договору комиссии, все полученное по недействительной сделке передал закрытому акционерному обществу (комитенту).

Суд первой инстанции привлек с согласия истца закрытое акционерное общество в качестве второго ответчика и вынес решение об удовлетворении иска за счет последнего.

По жалобе истца, не согласного с принятым решением, суд апелляционной инстанции отменил решение и удовлетворил иск в полном объеме за счет первого ответчика - общества с ограниченной ответственностью. Поскольку имущество в натуре передать данный ответчик не мог, с него взыскана полная стоимость переданного имущества. Суд апелляционной инстанции установил, что судом первой инстанции неправильно применена норма п.2 ст.167 ГК РФ, согласно которой обязанность по возврату полученного несет только сторона сделки, но не иное лицо, даже если ему передается экономический результат данной сделки. Поскольку комиссионер согласно п.1 ст.990 ГК РФ совершает сделки с третьими лицами от своего имени, стороной по таким сделкам является лишь комиссионер и у контрагента не возникает требований к комитенту, связанных с применением последствий недействительности сделки в виде двусторонней реституции.

Вместе с тем защита прав лица, из обладания которого имущество выбыло по недействительной сделке, может осуществляться также иными способами, предусмотренными гражданским законодательством, в том числе путем предъявления иска к третьему по отношению к сторонам сделки лицу, получившему выгоду или имущество в натуре.

Предметом договора комиссии не может являться получение задолженности, однако заключенный договор с таким предметом не должен автоматически признаваться недействительным.

Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к некоммерческому партнерству о признании недействительным договора комиссии и применении последствий его недействительности.

Между обществом и партнерством заключен договор комиссии, согласно которому последнее (ответчик по делу) обязалось от своего имени предъявить ко взысканию право требования, принадлежащее обществу (истцу) по отношению к третьему лицу по договору энергоснабжения, и передать обществу полученную сумму за вычетом комиссионного вознаграждения.



В обоснование требований истец сослался на то обстоятельство, что договор комиссии является притворной сделкой и фактически между сторонами заключен договор купли-продажи имущественного права, в котором обязанность по оплате данного права поставлена в зависимость от наступления определенного условия (платежа от третьего лица).

Суд первой инстанции удовлетворил иск и, признавая договор комиссии недействительным, сослался на то, что согласно п.1 ст.990 ГК РФ предметом договора комиссии могут быть только сделки, но не иные юридические действия, к числу которых относится получение задолженности. Таким образом, стороны заключили договор, не отвечающий признакам договора комиссии.

Суд кассационной инстанции отменил решение и направил дело на новое рассмотрение, указав, что отсутствие у заключенного сторонами договора признаков договора комиссии не может означать автоматическую недействительность данного договора. При новом рассмотрении спора суду следует определить правовую природу данного договора, в том числе имея в виду возможность заключения не поименованных в гражданском законодательстве договоров.