Мудрый Экономист

Проблемы совершенствования законодательства о труде женщин

"Трудовое право", 2008, N 1

Трудовая деятельность женщин регулируется как общими нормами законодательства о труде, устанавливающими государственные гарантии трудовых прав и свобод для всех работников, так и нормами, принятыми с учетом характера и условий труда женщин, психофизиологических особенностей их организма, наличия семейных обязанностей и других общественно значимых факторов.

Такая направленность российского законодательства, регулирующего труд женщин, согласуется с содержанием многих международных правовых актов. Например, ст. ст. 11 и 12 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (1979 г.) подчеркивается, что государство, ратифицировавшее данную Конвенцию, принимает все надлежащие меры, чтобы обеспечивать право женщин на охрану здоровья и безопасные условия труда, в том числе по сохранению функции продолжения рода, осуществлять особую защиту в период беременности на тех видах работ, вредность которых для их здоровья доказана, а также социальное обслуживание женщин в период беременности, родов и послеродовой период, предоставляя, когда это необходимо, бесплатные услуги, соответствующее питание в период беременности и кормления ребенка <1>. Это позволяет констатировать, что законодательство о труде женщин в современный период не нуждается в кардинальном изменении.

<1> См. также: ст. 10 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.); ст. ст. 6 и 24 Конвенции о правах ребенка (1989 г.); ст. 8 Европейской социальной хартии, утвержденной Советом Европы 18 октября 1961 г.; Конвенцию МОТ N 103 об охране материнства (пересмотренную в 1952 г.) и Рекомендацию МОТ N 95 (1952 г.) об охране материнства, сохраняющие свое значение для России до настоящего времени, поскольку Россия не ратифицировала новую Конвенцию МОТ N 183 о пересмотре Конвенции (пересмотренной) 1952 г. об охране материнства (2000 г.), что, впрочем, не исключает возможности учета прогрессивных норм этой Конвенции в российском законодательстве до ее ратификации.

Вместе с этим нельзя не обратить внимания на то, что к настоящему времени еще не удалось создать для многих работающих женщин благоприятные условия труда и надлежащие условия для выполнения ими функции материнства. Такая ситуация порождает негативные последствия как для самих женщин, так и для общества в целом. Как свидетельствуют официальные данные, уровень здоровья женщин детородного возраста остается низким, что влечет за собой увеличение числа случаев беременности и родов, протекающих с различными осложнениями. Только 30% новорожденных детей могут быть признаны здоровыми. Сохраняются высокие показатели материнской и младенческой смертности <2>. Причем существенным негативным фактором, влияющим на здоровье женщин, признаются неблагоприятные условия их труда <3>. В российской экономике в настоящее время насчитывается 20% рабочих мест с вредными и (или) опасными условиями труда <4>, и половину занятых на таких рабочих местах составляют женщины <5>.

<2> См.: разд. I и II Концепции целевой программы "Дети России" на 2007 - 2010 годы, утвержденной Распоряжением Правительства РФ от 26 января 2007 г. N 79-Р (СЗ РФ. 2007. N 6. Ст. 787).
<3> См., например: Федеральную целевую программу "Безопасное материнство" на 1998 - 2000 годы, утвержденную Постановлением Правительства РФ от 19 сентября 1997 г. N 1207 (СЗ РФ. 1997. N 41. Ст. 4705); разд. I Федеральной целевой программы "Дети России", утвержденной Постановлением Правительства РФ от 21 марта 2007 г. N 172 (СЗ РФ. 2007. N 14. Ст. 1688).
<4> Подраздел 5 Программы социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006 - 2008 годы).
<5> Проект Концепции Президентской программы "Здоровье работающего населения России на 2004 - 2015 годы". С. 15; О негативном влиянии занятости женщин на тяжелых физических работах и в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормам, на репродуктивное здоровье женщин и рождаемость говорится также в разд. 2 Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года, утв. Указом Президента Российской Федерации от 9 октября 2007 г. N 1351 (СЗ РФ. 2007. N 42. Ст. 5009).

Наличие указанных факторов вызывает необходимость разработки и принятия дополнительных мер социальной защиты женщин, включая меры правового характера, что требует предварительного анализа действующего законодательства о труде женщин и выявления пробелов в этом законодательстве. Необходимость такого анализа вытекает также из Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и европейскими сообществами и их государствами-членами от 24 июня 1994 г. <6>.

<6> СЗ РФ. 1998. N 16. Ст. 1802.

Сторонами данного Соглашения признано необходимым осуществлять процесс сближения законодательства, в том числе в сферах охраны труда, охраны здоровья и жизни людей, а также по другим направлениям, включая сферу охраны труда женщин (ст. 55 Соглашения).

К числу важнейших актов Европейского сообщества, посвященных охране здоровья работающих женщин, подлежащих учету в российском законодательстве, относится Директива Совета Европейского сообщества от 19 октября 1992 г. N 92/85/EEC о введении мер, содействующих улучшению безопасности и охраны здоровья беременных, а также недавно родивших женщин-работниц <7> (Десятая отдельная директива в рамках толкования ст. 16 (I) Директивы 89/391/EEC) и некоторые другие акты. При этом данная Директива не допускает снижения уровня защиты, уже достигнутого в отдельных государствах-членах.

<7> Понятие "недавно родившие женщины-работницы" определяется национальным законодательством. В российском законодательстве такое понятие отсутствует. Объем гарантий, предоставляемых женщинам, родившим ребенка (детей), зависит от возраста ребенка. Например, перерывы для кормления ребенка (детей) предоставляются работающим женщинам до достижения ребенком (детьми) возраста полутора лет (ч. 1 ст. 258 ТК).

Именно выявлению дополнительных правовых средств, принятие которых с учетом сказанного необходимо для усиления правовой защиты работающих женщин, и посвящена настоящая статья.

Из числа норм законодательства о труде женщин, устанавливающих особенности правового регулирования их труда, первостепенное значение принадлежит нормам, направленным на охрану труда всех работающих женщин, поскольку они имеют целью обеспечить снижение заболеваемости женщин (профессиональной, производственно-обусловленной, общей - острой и хронической с временной утратой трудоспособности), сокращение производственного травматизма женщин, сохранение их репродуктивного здоровья, увеличение продолжительности жизни и т.д.

К таким нормам следует отнести прежде всего ч. 1 ст. 253 ТК, предусматривающую ограничение применения труда женщин на тяжелых работах и работах с вредными и (или) опасными условиями труда, а также на подземных работах, за исключением нефизических работ или работ по санитарному и бытовому обслуживанию.

Закрепление в Трудовом кодексе данного общего правила правомерно, так как в действительности на многие тяжелые и опасные работы женщины допускаются, но при соблюдении определенных условий и требований, то есть применение их труда ограничивается определенными рамками. Например, при выполнении ряда работ, предусмотренных Списком производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день (утв. Госкомтрудом СССР и ВЦСПС 25 октября 1974 г.), им, как и мужчинам, устанавливаются дополнительный отпуск и сокращенная продолжительность рабочего времени, то есть уменьшается период времени, когда на них воздействуют вредные производственные факторы, и таким способом несколько ограничивается применение их труда во вредных условиях. В соответствии с пп. 1 - 10, 14 - 15 п. 1 ст. 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" женщины, занятые на определенных работах с неблагоприятными условиями труда, а также работающие в районах Крайнего Севера (пп. 13 п. 1 ст. 28 названного Закона), при наличии соответствующего стажа работы в таких условиях приобретают право на досрочное назначение им трудовой пенсии по достижении 45 - 50 лет (вместо общеустановленных 55 лет). Таким образом, у женщин, реализующих право на досрочную пенсию с оставлением выполняемой работы, ограничивается период их трудовой деятельности в неблагоприятных условиях. На многих работах, выполняемых в неблагоприятных условиях, применение труда женщин традиционно вообще запрещается (см. сохраняющий свою силу Перечень тяжелых работ и работ с вредными или опасными условиями труда, при выполнении которых запрещается применение труда женщин, утв. Постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2000 г. N 162), то есть ограничение труда женщин на указанных работах осуществляется наиболее кардинальным способом. Однако вопрос о путях и способах ограничения применения труда женщин в неблагоприятных для их здоровья условиях, включая запрещение применения их труда в таких условиях <8>, в ч. 1 ст. 253 ТК не нашел отражения, в связи с чем содержание понятия ограничения применения труда в указанных условиях осталось не раскрытым.

<8> О необходимости запрещения труда женщин на тяжелых работах и работах с вредными условиями труда говорится и в международных актах. Например, в соответствии со ст. 3 ратифицированной Советским Союзом Конвенции МОТ N 13 (1921 г.) об использовании свинцовых белил в малярном деле именно запрещению подлежит труд женщин, независимо от возраста, на малярных работах промышленного характера с использованием свинцовых белил, сернокислого свинца и других составов, содержащих эти красители. Аналогичная формулировка содержится также в ст. 2 ратифицированной Конвенции МОТ N 45 (1935 г.) о применении труда женщин на подземных работах в шахтах любого рода: ни одно лицо женского пола, каков бы ни был его возраст, не может быть использовано на подземных работах в шахтах. Запрещение применения труда женщин на тяжелых работах и работах с вредными условиями труда установлено национальным законодательством примерно 50 стран. В 90 странах запрещен труд женщин под землей (см. интервью с начальником отдела Департамента условий и охраны труда бывшего Минтруда России - Приложение к журналу "Социальная защита", 2000, N 6, с. 3). Необходимость сохранения в российском законодательстве при современном состоянии условий труда в экономике запретительных мер в части применения труда женщин на тяжелых работах и работах с вредными и (или) опасными условиями труда с одновременным установлением гибкого порядка их использования признана также и в разд. 3.3 Концепции законотворческой деятельности по обеспечению равных прав и равных возможностей мужчин и женщин, одобренной Постановлением Государственной Думы 20 ноября 1997 г. N 1929-НГД (Ведомости Федерального Собрания Российской Федерации. 1997. N 35. Ст. 1582). Что касается установления гибкого порядка использования указанных запретительных мер, то он закреплен в примечании 1 к упомянутому выше Перечню запрещенных для применения труда женщин в неблагоприятных условиях.

С учетом сказанного представляется целесообразным дополнить текст ч. 1 ст. 253 ТК положением о том, что ограничение применения труда женщин на указанных работах осуществляется путем запрещения применения их труда на этих работах либо путем сокращения времени выполнения ими работы во вредных и (или) опасных условиях труда, а также в неблагоприятных природно-климатических условиях, и другими способами.

К числу других помимо названных способов ограничения труда женщин в неблагоприятных для их здоровья условиях можно отнести снижение доли рабочих мест с тяжелыми, вредными и опасными условиями труда, на которых заняты женщины, что предусматривается в разд. 3 упомянутой Концепции демографической политики Российской Федерации. Причем выявление и переоборудование таких рабочих мест или их ликвидация могут оказаться весьма эффективными мерами улучшения труда женщин, поскольку они будут осуществляться с участием и под контролем представительных органов работников.

Внесение данного дополнения в текст ч. 1 ст. 253 ТК потребует также соответствующего уточнения формулировки ч. 3 названной статьи, где речь идет о перечнях работ, на которых применение труда женщин ограничивается, и о порядке их утверждения. Дело в том, что порядок утверждения этих перечней при наличии различных способов ограничения применения труда женщин в неблагоприятных условиях не может быть единым. Например, планы уменьшения доли рабочих мест с неблагоприятными для применения труда женщин условиями путем их переоборудования или ликвидации непосредственно в организациях найдут закрепление в коллективных договорах и соглашениях.

Ограничение труда женщин на тяжелых работах осуществляется также и путем запрещения применения их труда на работах, связанных с подъемом и перемещением вручную тяжестей, превышающих предельно допустимые для них нормы (ч. 2 ст. 253 ТК).

Предельно допустимые нормы нагрузок для женщин при подъеме и перемещении тяжестей вручную утверждаются в порядке, установленном Правительством РФ с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (ч. 3 ст. 253 ТК). Однако до настоящего времени применяются Нормы допустимых нагрузок для женщин при подъеме и перемещении тяжестей вручную, утвержденные Постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 6 февраля 1993 г. N 105. Данные Нормы дифференцируются в зависимости от характера работы. Например, при подъеме и перемещении тяжестей постоянно в течение рабочей смены предельно допустимая масса груза не может превышать 7 кг. Если подъем и перемещение тяжестей чередуются с другой работой (до двух раз в час), то предельно допустимая масса груза не может превышать 10 кг.

При утверждении указанных Норм не было принято во внимание, что, согласно ч. 3 ст. 160 действующего в то время Кодекса законов о труде, запрещались не подъем и перемещение тяжестей, превышающих установленные для них предельные нормы, а переноска и передвижение тяжестей, превышающих такие нормы. Между тем "перемещение тяжестей" и "переноска тяжестей" - это не одинаковые понятия.

Исходя из толкового словаря под перемещением тяжестей следует понимать их переложение с одного места на другое, а под переноской - их перемещение в другое место через какое-нибудь пространство <9>, то есть более тяжелую работу. Согласно п. 16 Рекомендации МОТ N 128 (1967 г.) о максимальном грузе, допустимом для переноски одним трудящимся, насколько это возможно, взрослые трудящиеся женщины не должны назначаться для регулярной переноски тяжестей вручную.

<9> См.: С.И. Ожегов. Словарь русского языка. 3-е изд. М., 1953. С. 457 - 458.

С учетом сказанного ч. 2 ст. 253 целесообразно дополнить положением о том, что женщины не должны назначаться на работы, связанные с регулярной переноской тяжестей вручную.

Что касается новых, предельно допустимых норм нагрузок для женщин при подъеме и перемещении тяжестей вручную, подлежащих утверждению в соответствии с ч. 3 ст. 253 ТК, то при определении дифференцированных норм в зависимости от характера работы целесообразно (если ч. 2 этой статьи будет запрещать регулярную переноску тяжестей женщинам) выделить отдельную рубрику "Подъем и переноска тяжестей при чередовании с другой работой", предусмотрев в ней (с учетом мнения медиков) более низкие нормы по сравнению с нормами, установленными для случаев нерегулярного подъема и перемещения тяжестей.

Представляется также, что новые предельно допустимые нормы нагрузок для женщин при подъеме, переноске и перемещении тяжестей необходимо дифференцировать и в зависимости от их возраста, поскольку, по данным медиков, в разном возрасте они обладают неодинаковой мышечной силой. Например, в возрасте 20 лет мышечная сила женщин составляет 65% физической силы мужчины, а в 55 лет - только 54% силы мужчины соответствующего возраста <10>.

<10> См.: Фридлянд. Гигиена женского труда // Медицина. 1975. С. 168.

Необходимость установления для женщин дифференцированных норм нагрузок в зависимости от их возраста предусматривалась еще в 1990 г. Так, п. 4.2 Постановления Верховного Совета РСФСР от 1 ноября 1990 г. N 298/3-1 "О неотложных мерах по улучшению положения женщин, семьи, охраны материнства и детства на селе" Совету Министров РСФСР поручалось подготовить совместно с ФНПР <11> и отраслевыми комитетами профсоюзов допустимые нормы нагрузок при подъеме и перемещении тяжестей вручную с учетом их возраста. Однако данное поручение осталось невыполненным.

<11> Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. N 24. Ст. 287.

В определенной корректировке нуждается и законодательство о предельных нормах переноски и передвижения тяжестей работниками, не достигшими 18 лет.

Согласно ч. 2 ст. 265 ТК, переноска и передвижение работниками до восемнадцати лет тяжестей, превышающих для них предельные нормы, запрещаются. Такие нормы утверждаются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. Однако до настоящего времени продолжают применяться Нормы предельно допустимых нагрузок для лиц моложе восемнадцати лет при подъеме и перемещении тяжестей вручную, утвержденные Постановлением Минтруда России от 7 апреля 1999 г. N 7. Предельно допустимые нормы переноски тяжестей не разработаны.

Указанные Нормы при подъеме и перемещении тяжестей вручную дифференцированы в зависимости от пола, возраста несовершеннолетних и других факторов (постоянно осуществляются подъем и перемещение груза или при чередовании с другой работой, с рабочей поверхности или с пола, вручную или на тележках либо в контейнерах).

Так, для девушек в возрасте 14 - 15 лет допустимая масса груза, поднимаемая и перемещаемая постоянно в течение рабочей смены, составляет 2 кг. При подъеме и перемещении груза вручную в течение не более 1/3 рабочей смены, когда это чередуется с выполнением другой работы (до двух раз в час), предельно допустимая масса груза для девушек 14 лет составляет 4 кг, 15 лет - 5 кг.

Представляется, что при установлении новых предельно допустимых норм подъема и передвижения несовершеннолетними тяжести приведенные Нормы в отношении девушек должны быть пересмотрены в сторону их снижения, поскольку общая заболеваемость детей в возрасте до 15 лет повышается, и у девочек на фоне соматических заболеваний увеличивается патология репродуктивной системы (см. разд. 3 доклада Минздравсоцразвития России о состоянии здоровья населения в 2005 г., с. 66). Что касается установления для подростков, включая девушек в возрасте до 16 лет, предельно допустимых норм переноски тяжестей, то от этого необходимо отказаться. Такой вывод напрашивается при анализе содержания п. 21 Рекомендации МОТ N 128 (1967 г.) о максимальном грузе, допустимом для переноски одним трудящимся, из которого следует, что в случаях, когда минимальный возраст подростков, используемых на переноске тяжестей вручную, ниже 16 лет, нужно как можно скорее принимать меры к тому, чтобы довести его до этого уровня.

В целях обеспечения охраны здоровья и социальной защиты работников проект программы "Здоровье работающего населения России на 2004 - 2015 годы", подготовленный Российской академией наук совместно с Минздравсоцразвития России, предусматривает разработку нормативных актов о заключении срочных трудовых договоров при приеме на работу в особо вредных условиях труда (см. с. 119 названного проекта).

Законодательству о труде известны случаи, когда с работниками, принимаемыми на работу с вредными условиями труда, следовало заключать срочные трудовые договоры. Например, в соответствии с п. 1 Распоряжения СНК СССР от 5 июля 1945 г. N 10283 предельный срок работы на производстве бензидина, дианизидина, альфа- и бетанафталамина не должен был превышать трех лет. Эта норма была отменена только в 1968 г. (см. Распоряжение Совета Министров СССР от 14 марта 1968 г. N 528).

На первый взгляд указанная позиция проекта программы может показаться весьма заманчивой, особенно применительно к женщинам, поскольку срочный трудовой договор ограничит время их контакта с неблагоприятными факторами производственной среды. Однако представляется, что при наличии большого числа работ, выполняемых женщинами в особо вредных и (или) опасных условиях, массовое заключение с ними срочных трудовых договоров не приведет к желаемым результатам. Прежде всего для обеспечения соблюдения этого правила будет сложно разработать механизм его реализации (установить критерии для выявления работ с особо вредными условиями труда, где следует заключать срочные трудовые договоры; определить, кто ответственно может заниматься выявлением таких работ и утверждать их перечни; предусмотреть, кто должен осуществлять контроль за тем, чтобы женщина выполняла работу в пределах только одного срока, особенно при упразднении трудовых книжек и т.д.) <12>. Кроме того, такая практика может привести к снижению заинтересованности работодателей в повышении профессионального мастерства персонала и к замедлению процесса оснащения производства новым оборудованием и технологиями, как этот процесс не стимулируется предоставлением работникам компенсаций за неблагоприятные условия труда.

<12> Например, на Федеральную инспекцию труда рассчитывать не приходится. Государственных инспекторов по охране труда настолько мало, что плановые проверки одной организации они могут проводить с периодичностью один раз в 32 года (см.: М. Грицюк. Сдам работника в аренду // Российская газета. 2007. 9 октября).

Помимо норм законодательства о труде, направленных на охрану здоровья всех работающих женщин, трудовое законодательство включает также специальные нормы права об охране труда беременных женщин, женщин, родивших детей, и нормы о создании им условий для выполнения функции материнства. Такие нормы устанавливаются трудовым законодательством и иными нормативными актами, содержащими нормы трудового права, коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами, в связи с психофизиологическими особенностями их организма, характером и условиями труда и другими основаниями.

Так, в целях обеспечения благоприятных условий труда для беременных женщин им в соответствии с медицинским заключением и по их заявлению снижаются нормы выработки, нормы обслуживания, либо эти женщины переводятся на другую работу, исключающую воздействие неблагоприятных производственных факторов с сохранением среднего заработка по прежней работе (ч. 1 ст. 254 ТК РФ) <13>.

<13> Требования к условиям труда беременных женщин (к технологическим операциям, оборудованию, производственной среде, к организации рабочего места и др.) закреплены в Гигиенических требованиях к условиям труда женщин (СанПиН 2.2.0555-96), утвержденных Постановлением Госкомсанэпиднадзора от 28 октября 1996 г. N 32 (Отдельное издание. М., 1997).

До предоставления беременной женщине другой работы, исключающей воздействие неблагоприятных производственных факторов, она подлежит освобождению от работы с сохранением среднего заработка за все пропущенные вследствие этого рабочие дни за счет средств работодателя (ч. 2 ст. 254 ТК).

Закрепленные в ч. 1 и 2 ст. 254 ТК правовые средства обеспечения безопасных условий труда для беременных женщин согласуются с содержанием ст. 5 указанной ранее Директивы Совета 92/85/EEC <14> и не нуждаются в кардинальном изменении. Вместе с этим в соответствии с данной статьей Директивы ч. 1 ст. 254 ТК можно было бы дополнить положением, допускающим возможность сокращения им продолжительности рабочего времени, что увеличило бы число средств, необходимых для улучшения условий труда этих категорий женщин. Кроме того, в соответствии со ст. 4 названной Директивы в ч. 1 ст. 254 ТК можно было бы дополнительно предусмотреть, что оценка характера вредных производственных факторов и степень воздействия этих факторов на беременных женщин, а также их информирование о результатах оценки возлагается на работодателя. Это позволит беременным женщинам быть более информированными, какой опасности они подвергают собственное здоровье и здоровье будущего ребенка. Такая информация была бы полезной для них и в период кормления ребенка, когда они подлежат дополнительной защите. В частности, женщины, имеющие детей в возрасте до полутора лет, в случае невозможности выполнения прежней работы переводятся по их заявлению на другую работу с оплатой труда по выполняемой работе, но не ниже среднего заработка по прежней работе до достижения ребенком возраста полутора лет (ч. 4 ст. 254 ТК). Однако многие беременные женщины и женщины, имеющие детей в возрасте до полутора лет, не пользуются предоставленными им законом гарантиями. Боясь потерять рабочее место, они продолжают работать в неблагоприятных условиях до отпуска по беременности и родам и даже до наступления родов либо приступают к такой работе по окончании отпуска по беременности и родам, когда ребенок не достиг еще возраста полутора лет <15>.

<14> См. с. 2 Аналитической записки.
<15> Подобная ситуация может еще больше осложниться, если закрепить в законодательстве, как это предлагается некоторыми специалистами, порядок гибкого использования женщинами дородового отпуска в пределах его максимальной (70 - 84 календарных дня) и минимальной продолжительности (30 дней до родов), исходя из интересов семьи (Корсаненкова Ю.Б. Российская система социальных пособий на детей: Автореферат кандидатской диссертации. М., 2007. С. 20). При таком подходе здоровье самих женщин и их потомства во внимание не принимается. Кроме того, необходимо отметить, что Конвенция МОТ N 183 (2000 г.) об охране материнства в отличие от Конвенции МОТ N 103 об охране материнства (пересмотренной в 1952 г.), допускающей гибкое использование дородового отпуска, от такого порядка отказалась. Тем более недопустимыми следует признать случаи, когда женщины отказываются от использования отпуска по беременности и родам. Этот отпуск является отпуском сугубо целевого назначения, и работодатель не должен допускать женщин в период такого отпуска к работе. Однако Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит подобного запрета, что позволило Минздравсоцразвитию России легализовать указанную практику. Так, п. 48 нового Порядка выдачи медицинскими организациями листков нетрудоспособности, утвержденного Приказом Минздравсоцразвития России от 1 августа 2007 г. N 514 ("Российская газета" от 17 ноября 2007 г.) предусматривается, что в случае когда женщина при обращении в медицинскую организацию в установленный срок отказывается от получения листа нетрудоспособности для предоставления ей отпуска по беременности и родам, ее отказ фиксируется в данной медицинской организации.

Формированию такой практики способствуют и формулировки ч. 1 и 4 ст. 254 ТК, из которых следует, что перевод на другую работу беременных женщин и женщин, имеющих детей грудного возраста, в соответствии с медицинским заключением производится по их заявлению, то есть по их усмотрению. Поэтому данную формулировку целесообразно уточнить и предусмотреть, как и для остальных работников, подлежащих переводу на другую работу в соответствии с медицинским заключением (ч. 1 ст. 73 ТК), что указанные женщины переводятся на другую работу не по их заявлению, а с их письменного согласия. Такая формулировка исключает при наличии медицинского заключения о переводе усмотренческое поведение беременных женщин и матерей, имеющих детей грудного возраста, занятых в неблагоприятных условиях, и в то же время не снимает с работодателя обязанности по улучшению условий их труда. Кроме того, данная формулировка будет означать, что беременные женщины вправе оценивать характер предлагаемой им работы.

Помимо предусмотренных ст. 254 ТК мер по обеспечению благоприятных условий труда для беременных женщин в целях устранения негативного влияния неблагоприятных условий труда, в которых трудятся женщины до наступления беременности, на формирование органов и систем эмбриона, а также плаценты, по мнению медиков и биологов, необходимо создать предпосылки для планирования женщинами беременности. Планирование беременности позволило бы женщинам, занятым на работах с неблагоприятными условиями труда, с учетом медицинских рекомендаций определять наиболее оптимальное для них время зачатия и рождения здорового ребенка <16>.

<16> См.: Сивочалова О., Линник В., Соловьев А., Денисов Э., Куделина Л. Современный взгляд на охрану здоровья работающих женщин // Человек и труд. 2003. N 8. С. 21.

Имея в виду, что тенденция сокращения численности населения России в перспективе сохранится, включая уменьшение числа женщин детородного возраста на 18% (разд. 2 Концепции демографической политики Российской Федерации), внедрение практики планирования беременности в качестве одной из мер обеспечения рождения здоровых детей может иметь место.

Для реализации такой возможности в Трудовой кодекс необходимо включить норму, обязывающую работодателя переводить женщин, планирующих беременность, в соответствии с медицинским заключением на другую работу, исключающую воздействие вредных производственных факторов. При этом длительность периода между временем прекращения работы во вредных и опасных условиях труда и планируемым наступлением беременности должна определяться заключением медицинской комиссии с учетом состояния здоровья женщины и степени вредности условий труда.

Рабочие места для рационального трудоустройства беременных женщин и женщин, имеющих грудных детей, в случаях освобождения их от выполняемой работы в соответствии с медицинским заключением могут определяться в ходе аттестации рабочих мест и закрепляться в коллективных договорах.

Как показала практика прошлых лет, наиболее удачной формой рационального трудоустройства беременных женщин явился их перевод на специально созданные для этих целей рабочие места, специальные участки и в цеха. При создании специальных цехов и участков можно было бы руководствоваться Требованиями, которым должны отвечать такие рабочие места, закрепленными в Дополнениях к Межотраслевым требованиям по научной организации труда, производства и управления, утвержденных Госкомтрудом СССР, Государственным комитетом СССР по науке и технике и Госстроем СССР 29 февраля 1988 г. <17>.

<17> См.: Труд женщин и молодежи // Сборник нормативных актов. М., 1900. С. 89.

В соответствии с названными Межотраслевыми требованиями специальные участки и цеха должны размещаться только в помещениях с естественным освещением и естественным воздухообменом; высота помещения - не менее 3 метров; пол теплый и нескользкий и т.д. Соответствующие требования предъявляются также к организации рабочих мест, технологическим процессам, оснащению комнат отдыха и помещений для гимнастики, санитарно-гигиенического и бытового обслуживания.

Следует напомнить, что Постановлением Верховного Совета СССР от 10 апреля 1990 г. "О неотложных мерах по улучшению положения женщин, охране материнства и детства, укреплению семьи" <18> на руководителей объединений, предприятий и организаций возлагалась обязанность определять рабочие места и виды работ, на которые могут переводиться беременные женщины, либо которые могут выполняться ими на дому, а также создавать специальные участки (цеха) для применения их труда или создавать в этих целях производства или цеха на долевых началах.

<18> Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. N 16. Ст. 269.

В настоящее время подобной норме можно было бы придать рекомендательный характер (на уровне Правительства РФ или Минздравсоцразвития России), а меры по ее реализации закреплять в региональных программах по охране труда, в отраслевых (межотраслевых) соглашениях, коллективных договорах.

Для работодателей, осуществляющих организацию таких рабочих мест, цехов и участков, могли бы предоставляться соответствующие льготы (при получении ссуд, аренде помещений, уплате налогов и т.д.).

Особенность закрепленных в ст. 254 ТК правовых средств по улучшению условий труда беременных женщин и матерей, имеющих детей в возраста до полутора лет, а также предлагаемых дополнительных средств защиты их права на безопасные условия труда состоит в том, что они направлены не только на ослабление или устранение воздействия на женщин неблагоприятных производственных факторов, но и факторов самого процесса труда - его излишней тяжести и напряженности, характеризующейся эмоциональными нагрузками, степенью монотонности, режимом работы. Однако если неблагоприятные производственные факторы, например, Перечень химических веществ и аэрозолей, потенциально опасных по действию на репродуктивную функцию женщин, показатели допустимой для женщин в период беременности физической нагрузки и др. нашли закрепление в нормативных правовых актах <19>, то вопросы напряженности труда, в частности вопросы ежедневной продолжительности их работы, не получили в законодательстве должного решения.

<19> См.: разд. 4 Гигиенических требований к условиям труда беременных женщин. СанПиН 2.2.0555-96. М., 1997.

Между тем известно, что продолжительность ежедневной работы оказывает влияние на работоспособность и самочувствие работников, включая беременных женщин и женщин, имеющих детей раннего детского возраста. Длительная непрерывная работа в течение рабочей смены утомляет работника, приводит к снижению его работоспособности к концу рабочего дня (смены): уменьшению скорости рабочих движений, ослаблению внимания, совершению ошибок в процессе работы, снижению производительности труда и др. Не случайно одним из элементов устанавливаемого в соответствии со ст. 100 ТК режима рабочего времени в организациях является определение продолжительности ежедневной работы (смены). Кроме того, при установлении режима работы для отдельных категорий работников (лиц моложе 18 лет, инвалидов, работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда) в силу закона должна соблюдаться установленная для них ежедневная продолжительность рабочего времени (ст. 94 ТК). Однако ежедневная продолжительность рабочего времени для беременных женщин и матерей, имеющих детей грудного возраста, не относящихся к указанным в ст. 94 ТК категориям работников, никакими пределами не ограничена. Поэтому возникший пробел в трудовом законодательстве целесообразно устранить и закрепить в данной статье также предельную продолжительность ежедневной работы и для беременных женщин, и для женщин, имеющих детей в возрасте до полутора лет. Представляется, что предельная продолжительность их ежедневной работы не должна превышать 7 - 8 часов <20>. Причем норму такого содержания целесообразно закрепить в ст. 94 ТК, поскольку соответствующие гарантии для беременных женщин и матерей, касающиеся продолжительности их работы, предусматриваются в первую очередь в статьях о рабочем времени (ст. ст. 93, 96, 99 ТК).

<20> По данным физиологов, для нормального функционирования рабочей силы продолжительность ежедневной работы не должна превышать 8 ч в сутки (см. Руководство по физиологии труда / Под ред. З.М. Золиной и Н.Ф. Измерова. М.: Медицина, 1983. С. 480).

Включение в ст. 94 ТК нормы о предельной продолжительности ежедневной работы беременных женщин и матерей, имеющих детей в возрасте до полутора лет, особое значение будет иметь для упорядочения их работы по совместительству, что представляется крайне необходимым <21>.

<21> Дополнительная занятость работников получила широкое распространение. Помимо основной работы около 30% занятых (37% мужчин и 25,1% женщин) выполняют работу по совместительству (Четверина Т., Соболева И. Конкурентоспособность женщин на российском рынке труда // Человек и труд. 2000. N 11. С. 51). Продолжительность рабочего времени при работе по совместительству может составлять до четырех часов в день, а в дни, когда по основному месту работы работник свободен от исполнения трудовых обязанностей, он может работать по совместительству полный рабочий день (смену). В течение одного месяца (другого учетного периода) продолжительность рабочего времени при работе по совместительству не должна превышать половины месячной нормы (ч. 1 ст. 284 ТК). Для ряда категорий работников (врачей и среднего медицинского персонала городов, районов и иных муниципальных образований, где имеется их недостаток; младшего медицинского и фармацевтического персонала; концертмейстеров, балетмейстеров, хормейстеров, аккомпаниаторов и др.) - в пределах месячной нормы рабочего времени, исчисленной из установленной продолжительности рабочей недели (см. пп. "б" п. 1 Постановления Минтруда России от 30 июня 2003 г. N 41 "Об особенностях работы по совместительству педагогических, медицинских, фармацевтических работников и работников культуры").

Работа беременных женщин и матерей, имеющих детей в возрасте до полутора лет, сверх 40 часов в неделю в случаях, когда они работают по совместительству, может привести к тяжелым последствиям. Поэтому необходимо запретить работодателям заключать договоры о совместительстве с беременными женщинами и женщинами, имеющими детей в возрасте до полутора лет, как это запрещается в отношении лиц, не достигших 18 лет (ч. 5 ст. 282 ТК).

Помимо создания предпосылок для ограничения совместительства беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до полутора лет, установление для них научно обоснованной продолжительности ежедневной работы заставит работодателя более ответственно относиться также к привлечению их к работе с суммированным учетом рабочего времени. Такой учет вводится для работников в случаях, когда по условиям производства не может соблюдаться ежедневная или еженедельная продолжительность рабочего времени, и отработка нормы рабочего времени за учетный период (месяц, квартал и другие периоды, не превышающие одного года). При этом продолжительность ежедневной работы указанных категорий женщин никак не регламентируется. Между тем отдельными нормативными актами Союза ССР предусматривались случаи, когда применение для них суммированного учета рабочего времени не допускается <22>.

<22> Так, в соответствии с п. 22 Положения о рабочем времени и времени отдыха работников вагонов-ресторанов и работников судовых ресторанов морского и речного транспорта, работников вагонов-лавок и других аналогичных предприятий торговли и общественного питания, утвержденного Постановлением Госкомтруда СССР и Секретариата ВЦСПС от 12 сентября 1964 г. N 431/25, применение суммированного учета рабочего времени для лиц, не достигших 18 лет, беременных женщин и матерей, кормящих грудью, не допускается (Бюллетень Госкомтруда СССР 1965. N 7. С. 40).

При установлении предельной продолжительности ежедневной работы беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до полутора лет, необходимость подобных запретов отпадет.

С учетом установленной для них ежедневной продолжительности рабочего времени им будет устанавливаться индивидуальный режим работы либо они должны будут переводиться на другую работу с сохранением среднего заработка по прежней работе.

В целях обеспечения беременным женщинам и женщинам, имеющим детей раннего возраста, благоприятного режима работы и охраны их здоровья законодательство о труде традиционно запрещало привлекать их к сверхурочным работам <23>. В настоящее время запрещение привлекать к сверхурочным работам распространяется только на беременных женщин (ч. 5 ст. 99 ТК). Что касается женщин, имеющих детей в возрасте до полутора лет, то они в отдельную категорию не обособляются, а включаются в число женщин, имеющих детей в возрасте до 3 лет. В отношении этих женщин ч. 5 ст. 99 и ч. 2 ст. 259 ТК предусматривают, что они могут привлекаться к сверхурочным работам только с их письменного согласия и при условии, если это не запрещено им по состоянию здоровья в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. При этом женщины, имеющие детей в возрасте до трех лет, должны быть под роспись ознакомлены со своим правом отказаться от сверхурочной работы.

<23> См. ст. 162 КЗоТ РСФСР в редакции 1971 г., 1987 г. и 1992 г.

Уже не говоря о том, что механизм реализации этой нормы не может реально обеспечить ее применение, она не согласуется с международным законодательством. В частности, данная норма противоречит Рекомендации МОТ N 95 (1952 г.) об охране материнства, которая в целях охраны здоровья женщин предусматривает, что беременные женщины и женщины, кормящие грудных детей, не должны привлекаться к сверхурочной работе (пп. 1 п. 5 Рекомендации). Поэтому наряду с беременными женщинами к сверхурочным работам не должны привлекаться также женщины, имеющие детей в возрасте до полутора лет <24>.

<24> Исходя из содержания пп. 1 п. 5 названной Рекомендации женщины, имеющие детей в возрасте до полутора лет, не должны привлекаться также и к ночным работам, что целесообразно закрепить в ч. 5 ст. 96 ТК. В настоящее время они входят в число женщин, имеющих детей в возрасте до 3 лет, и на них распространяется более низкий уровень гарантий. Кроме того, привлечение указанных женщин к ночной работе не может иметь место не только в случаях, когда такая работа запрещена им по состоянию здоровья в соответствии с медицинским заключением, но и в случаях, когда ставится под угрозу состояние здоровья ребенка (см. ст. 2 Протокола МОТ 1990 г. к Конвенции МОТ N 89 (пересмотренной в 1948 г.) о ночном труде женщин).

Помимо права на привлечение работников к сверхурочным работам работодатель наделен законодательством правом привлекать работников за пределами установленной для них продолжительности рабочего времени также в случаях, когда они работают на условиях ненормированного рабочего дня (ст. 97 ТК) - по особому режиму работы, в соответствии с которым имеющие такой режим работники могут по распоряжению работодателя при необходимости эпизодически привлекаться к выполнению своих трудовых обязанностей за пределами установленной для них продолжительности рабочего времени (ст. 101 ТК). Перечень должностей работников с ненормированным рабочим днем устанавливается коллективным договором, соглашениями или локальным нормативным актом, принимаемым с учетом мнения представительного органа работников.

При этом названная статья в отличие от ст. 99 ТК не предусматривает категории работников, которых нельзя привлекать к работе за пределами установленной для них продолжительности рабочего времени в случае возникновения определенной жизненной ситуации, хотя они и занимают должности, включенные в указанный Перечень. Например, у женщины, должность которой включена в такой Перечень, может наступить беременность или период, когда она должна кормить ребенка в возрасте до полутора лет, и перегрузки в процессе работы, даже эпизодические, могут оказать на ее здоровье и течение беременности, а также на здоровье ребенка негативное воздействие. Поэтому такую женщину нельзя без ее согласия привлекать к работе за пределами установленной для нее продолжительности рабочего времени, что необходимо предусмотреть в ст. 101 ТК.

Наряду с совершенствованием законодательства о рабочем времени беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до полутора лет, для обеспечения оптимального режима их работы необходимо также внесение некоторых изменений и дополнений в нормативные положения, касающиеся времени их отдыха. В частности, согласно пп. 1 п. 5 Рекомендации МОТ N 95 (1952) об охране материнства, национальное законодательство должно предусматривать такой порядок распределения рабочего времени беременных женщин и кормящих матерей, который предусматривал бы предоставление им достаточных перерывов для отдыха. Однако специальные перерывы для отдыха Трудовым кодексом им не установлены. Между тем из содержания ст. 17 Директивы Совета Европейского союза от 30 ноября 1989 г. N 89/654/EEC также следует, что такие перерывы должны предоставляться. Более того, в соответствии с данной статьей беременным женщинам и недавно родившим женщинам во время таких перерывов должна предоставляться возможность полежать, для чего должны быть созданы соответствующие условия.

С учетом сказанного представляется, что подобное правило целесообразно включить в ст. 109 ТК, посвященную специальным перерывам для обогревания и отдыха, либо дать в качестве самостоятельной статьи, поместив ее как норму, направленную на улучшение условий труда беременных женщин и матерей, имеющих детей в возрасте до полутора лет, после ст. 254 ТК <25>.

<25> Перерывы, предоставляемые женщинам в соответствии со ст. 258 для кормления детей в возрасте полутора лет, имеют иное целевое назначение и не могут считаться перерывами для отдыха.

В отношении беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до полутора лет и занятых во вредных условиях труда, следовало бы также пересмотреть порядок исчисления трудового стажа, дающего право на получение ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска за работу с вредными и (или) опасными условиями труда. Дело в том, что традиционно указанным категориям женщин в стаж работы, дающий право на получение этого отпуска, помимо фактически отработанного времени включались:

а) период временной нетрудоспособности;

б) время отпуска по беременности и родам, время выполнения женщиной легких работ в связи с беременностью, а также время выполнения женщинами других работ, на которые они были переведены в связи с кормлением ребенка грудью или наличием детей в возрасте до одного года <26>.

<26> См. содержание утратившего в связи с принятием Трудового кодекса п. 8 Инструкции о порядке применения Списка производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день, утвержденной Постановлением Госкомтруда СССР и Президиума ВЦСПС от 21 ноября 1975 г., приложенной к названному Списку, изданному отдельным изданием в 1977 г.

Представляется, что такой подход к исчислению трудового стажа на дополнительный ежегодный отпуск в связи с вредными и (или) опасными условиями труда был правильным, поскольку интоксикация организма работающих в таких условиях имеет длящийся характер. Так, медиками давно установлено, что интоксикация работниц вредными веществами (например, сероуглеродом), возникшая еще до наступления беременности, влияет на организм женщины и в период беременности. Даже перевод в этих случаях беременных женщин на другую работу не предотвращает осложнений течения беременности, наступления преждевременных родов. Это особенно характерно для резинотехнической и лакокрасочной промышленности, производства пластмасс и искусственного волокна <27>. Поэтому игнорирование подобных последствий и предоставление указанным женщинам дополнительного отпуска за работу во вредных условиях только с учетом фактически отработанного в таких условиях времени (ч. 3 ст. 121 ТК) вряд ли можно признать правильным.

<27> См., например: Орловский В.М. Условия труда, репродуктивная функция работниц вискозных производств и их трудоустройство // Охрана здоровья женщин - работниц промышленного и сельскохозяйственного производства. М., 1977. С. 54 - 55.

Существенная роль в защите материнства международными актами отводится необходимости запрещения национальным законодательством увольнения женщин по инициативе работодателя со дня, когда он извещается врачебным заключением о беременности женщины и до истечения по меньшей мере одного месяца по окончании отпуска по беременности и родам <28>.

<28> См. ст. 6 Конвенции МОТ N 103 (пересмотренной) (1952 г.) об охране материнства и пп. 1 п. 4 Рекомендации МОТ N 95 (1952) об охране материнства; преамбулу Директивы Совета от 19 октября 1992 г. N 92/85/EEC.

Согласно российскому трудовому законодательству, традиционно запрещалось увольнение по инициативе работодателя беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет (ч. 2 ст. 170 КЗоТ). Такой запрет не распространялся только на женщин, с которыми заключался срочный трудовой договор, поскольку трудовой договор расторгался с ними не по инициативе работодателя. При этом указанные женщины оказывались социально незащищенными, так как в создавшейся ситуации поиск работы для них, особенно для беременных женщин, весьма затруднителен. Поэтому Трудовой кодекс установил им дополнительную гарантию, предусмотрев, что в случае истечения срочного трудового договора в период беременности женщины работодатель обязан по ее заявлению продлить срок трудового договора до наступления у нее права на отпуск по беременности и родам (ч. 2 ст. 261 ТК в ред. 2001 г.)

Применение этой нормы на практике ставило работодателя в затруднительное положение в тех случаях, когда трудовой договор заключался с женщиной на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, и этот работник досрочно возвращался на работу, а у работодателя не имелось возможности предоставить беременной женщине другую работу.

В связи с этим возникла необходимость внесения в ст. 261 ТК дополнения, разрешающего работодателю расторгнуть трудовой договор с беременной женщиной при условии, что им приняты все возможные меры к ее трудоустройству. Однако при внесении в данную статью подобного уточнения Закон Российской Федерации от 26 июня 2006 г. N 90 не только дополнил ст. 261 ТК новой ч. 3, разрешающей увольнение указанной категории женщин, но и существенно изменил прежнюю редакцию ч. 2 этой статьи.

Так, новая редакция ч. 2 ч. 261 ТК предусматривает, что в случае истечения срочного трудового договора в период беременности работодатель обязан по ее письменному заявлению и при предоставлении медицинской справки, подтверждающей состояние беременности, продлить срок действия трудового договора до окончания беременности. Женщина, срок действия трудового договора с которой был продлен до окончания беременности, обязана по запросу работодателя, но не чаще чем один раз в три месяца, предоставлять медицинскую справку, подтверждающую состояние беременности. Если при этом женщина фактически продолжает работать после окончания беременности, то работодатель имеет право расторгнуть трудовой договор с ней в связи с истечением срока его действия в течение недели со дня, когда работодатель узнал или должен был узнать о факте окончания беременности.

Уже не говоря о том, что приведенная формулировка не поясняет, что следует понимать под фактом окончания беременности, хотя он может охватывать разные варианты окончания беременности (рождение ребенка, самопроизвольный выкидыш, в том числе вызванный неблагоприятными условиями труда или производственной травмой, аборт по медицинским показаниям и т.д.), сопровождающиеся временной нетрудоспособностью, она не отвечает на вопрос о том, с какого момента при соответствующем варианте окончания беременности работодатель может уволить женщину, трудовой договор с которой продлевался до окончания беременности, например женщину, родившую ребенка. Со следующего дня после рождения ребенка?

Вместо закрепления общего правила, позволяющего определять момент увольнения женщины, трудовой договор с которой продлевался до окончания беременности, ч. 2 ст. 261 акцентирует внимание на частном случае, когда женщина продолжает работать после окончания беременности и наделяет работодателя в этом случае правом расторгнуть трудовой договор с ней в связи с истечением срока его действия в течение недели со дня, когда работодатель узнал или должен был узнать о факте окончания беременности.

С учетом сказанного представляется целесообразным ч. 2 ст. 261 ТК изложить в новой редакции, закрепляющей общее правило и исключение из этого правила. В частности, предусмотреть, что срок действия трудового договора продлевается не до окончания беременности, а до окончания отпуска по беременности и родам. При этом установить правило, согласно которому женщина, срок действия трудового договора с которой был продлен до окончания отпуска по беременности и родам, обязана по запросу работодателя, но не чаще чем один раз в три месяца, представлять медицинскую справку, подтверждающую состояние беременности. При окончании беременности до наступления у нее права на отпуск по беременности и родам (при самопроизвольном выкидыше, операции по прерыванию беременности и др.) увольнение женщины в связи с окончанием беременности допускается по окончании ее временной нетрудоспособности. Увольнение производится в недельный срок, соответственно, после окончания отпуска по беременности и родам и по окончании временной нетрудоспособности в других случаях.

Из содержания Конвенции МОТ N 103 об охране материнства и детства (пересмотренной в 1952 г.) вытекает необходимость совершенствования и других норм законодательства, направленных на защиту материнства. Так, в соответствии с п. п. 1 - 2 и 6 ст. 4 данной Конвенции женщина, находящаяся в отпуске по беременности и родам, имеет право на получение денежного пособия и медицинской помощи.

Размеры денежного пособия устанавливаются национальным законодательством в таком размере, чтобы обеспечить для самой женщины и ее ребенка хорошие с точки зрения гигиены жизненные условия и надлежащий уровень жизни, в частности, сумма указанного пособия должна составлять не менее двух третей предшествовавшего заработка женщины, учитываемого с этой целью.

Конкретизируя данную Конвенцию, Рекомендация МОТ N 95 (1952 г.) об охране материнства ориентирует членов МОТ на установление по мере возможности денежных пособий за время отпуска по беременности и родам в размере 100% предыдущего заработка женщины и на выдачу предметов ухода за новорожденным ребенком и молока кормящим матерям натурой или устанавливать пособия на их приобретение и т.д. (пп. 1 и 6 п. 2 Рекомендации).

Российское законодательство по вопросу о размере пособия за время отпуска по беременности и родам в целом согласуется с этими международными актами. Так, в соответствии с п. 1 ст. 11 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ "Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному страхованию" пособие по беременности и родам выплачивается застрахованной женщине в размере 100% среднего заработка.

Вместе с этим названная статья предусматривает два исключения из этого правила:

  1. Размер пособия по беременности и родам не может превышать максимальный размер пособия по беременности и родам, установленный Федеральным законом о бюджете Фонда социального страхования на очередной финансовый год (п. 2 ст. 11 названного Закона).
  2. Застрахованной женщине, имеющей страховой стаж менее шести месяцев, пособие по беременности и родам выплачивается в размере, не превышающем за полный календарный месяц минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом, а в районах и местностях, в которых в установленном порядке применяются районные коэффициенты к заработной плате, - в размере, не превышающем минимального размера оплаты труда с учетом этих коэффициентов (п. 3 ст. 11 этого же Закона).

Касаясь сущности первого изъятия и не исключая в принципе возможности подобного ограничения, Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 22 марта 2007 г. N 4-П в связи с жалобой гражданки Т.А. Баныкиной подчеркнул, что такое ограничение должно осуществляться с соблюдением конституционных принципов справедливости, равенства, соразмерности, а также стабильности и гарантированности социальных прав, не приводить к утрате их реального содержания, в частности к снижению уровня жизни женщин в период, непосредственно предшествующий рождению ребенка и непосредственно следующий после рождения ребенка, к ухудшению условий для восстановления и укрепления ими своего здоровья.

Представляется, что соблюдение указанных принципов особенно необходимо во втором случае, когда размер пособия по беременности и родам подлежит уменьшению по той причине, что длительность страхового стажа у женщин составляет менее 6 месяцев.

Даже если предположить, что указанное ограничение установлено в целях сбережения средств Фонда социального страхования РФ и предупреждения возникновения таких ситуаций, когда некоторые неработающие женщины устраиваются на работу по сговору с работодателем лишь ради получения пособия по беременности и родам, оно не может быть оправдано. Необходимо иметь в виду, что ряды тружениц постоянно пополняются женщинами, которые не могут иметь требуемого страхового стажа для получения пособия по беременности и родам в размере 100% среднего заработка по уважительной причине. К таким женщинам относятся лица женского пола, поступившие на работу после окончания общеобразовательных учреждений, образовательных учреждений начального профессионального образования, образовательных учреждений высшего и среднего профессионального образования, а также женщины, принятые на работу при содействии органов службы занятости, где они длительное время состояли на учете в качестве безработных, и др.

Выплата им пособий по беременности и родам в размере, не превышающем за полный календарный месяц минимальной оплаты труда (в сумме 2300 руб.) снижает уровень жизни указанных женщин, что ведет к ухудшению состояния их здоровья и здоровья рожденных ими детей, а также не согласуется с демографической политикой, проводимой в настоящее время государством. Поэтому от дальнейшего сохранения данного ограничения в отношении женщин, которые не имеют 6-месячного страхового стажа, необходимо отказаться <29>.

<29> Проблема предупреждения необоснованной выплаты женщинам пособий по беременности и родам должна решаться путем повышения ответственности руководителей организаций, независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, за неправильное расходование средств государственного социального страхования, и усиления Фондом социального страхования РФ контроля за выплатой организациями указанных пособий, а не путем ограничения права значительного числа женщин на государственную социальную поддержку в период отпуска по беременности и родам.

Предлагаемое решение будет соответствовать тенденции развития международного законодательства о пособиях по беременности и родам. Так, в п. 2 ст. 6 Конвенции N 183 (2000 г.) об охране материнства подчеркивается, что денежное пособие устанавливается на таком уровне, чтобы женщина могла содержать себя и своего ребенка в достойных с санитарно-гигиенической точки зрения условиях и иметь надлежащий уровень жизни, а согласно п. 5 этой статьи, каждое государство-член обеспечивает, чтобы условия, дающие право на денежные пособия, могли удовлетворяться значительным большинством женщин, подпадающих под сферу действия этой Конвенции.

В свете демографической политики требует своего решения также проблема, связанная с оказанием социальной поддержки в период отпуска по беременности и родам женщинам, потерявшим работу и заработок до наступления указанного периода и признанным в установленном порядке безработными.

В соответствии с п. 4 ст. 35 Закона Российской Федерации от 19 апреля 1991 г. N 1032-1 "О занятости населения в Российской Федерации" выплата пособия по безработице в период отпуска по беременности и родам не производится, хотя этот период не засчитывается в общий период выплаты пособия по безработице и продлевает его, и женщины остаются без материальной поддержки как в период, предшествующий родам, так и непосредственно после родов.



Представляется, что решение проблемы материального обеспечения безработных женщин в этот период может осуществляться двумя путями: 1) за счет средств Фонда социального страхования Российской Федерации; 2) за счет средств федерального бюджета.

Первый из предлагаемых вариантов обеспечения пособиями некоторых женщин на практике уже апробировался. Так, п. 3 Указа Президента Российской Федерации от 2 июля 1992 г. N 723 "О мерах по социальной поддержке граждан, потерявших работу и заработок (доход) и признанных в установленном порядке безработными", предусматривалось, что женщинам, потерявшим работу и заработок (доход) в связи с ликвидацией организаций, в течение 12 месяцев, предшествующих дню официального признания их безработными, оплата периода отпуска по беременности и родам производится в размере минимального уровня оплаты труда, установленного законодательством, за счет средств Фонда социального страхования. В связи с принятием Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ "Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию" названный Указ признан утратившим силу. Между тем все женщины, утратившие работу и заработок и признанные в установленный законодательством срок безработными, могли бы обеспечиваться пособиями по беременности и родам за счет средств ФСС РФ, так как за них в период их работы перед увольнением уплачивались взносы на социальное страхование, и они приобрели определенный страховой стаж. Установление такого правила потребует соответствующего уточнения понятия "застрахованные лица", закрепленного в ч. 2 ст. 2 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ.

Безработным женщинам, которые не будут иметь права на пособия по беременности и родам за счет средств Фонда социального страхования Российской Федерации, могут обеспечиваться такими пособиями из средств федерального бюджета, как это предусмотрено в отношении некоторых других выплат для уволенных и нетрудоустроенных женщин-матерей. Например, в соответствии с п. п. 11 и 20 Постановления Правительства РФ от 3 ноября 1994 г. N 1206 "Об утверждении Порядка назначения и выплаты ежемесячных компенсационных выплат" (в ред. Постановления Правительства РФ от 4 августа 2006 г. N 472) нетрудоустроенным женщинам, уволенным в связи с ликвидацией организации, если они находились на момент увольнения в отпуске по уходу за ребенком и не получают пособия по безработице, ежемесячные компенсационные выплаты в размере 50 руб. назначаются и выплачиваются за счет средств федерального бюджета.

Помимо пособия по беременности и родам социальная защита материнства исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией РФ осуществляется путем выплаты женщинам пособия при рождении ребенка на приобретение предметов ухода за ним (ст. ст. 3 и 12 Федерального закона от 19 мая 1995 г. N 81-ФЗ "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей") и другие пособия, предусмотренные данным Законом. Дополнительные пособия в связи с рождением ребенка выплачиваются в соответствии с колдоговорами. Подобная практика заслуживает распространения.

Что касается обеспечения беременных женщин и кормящих матерей питанием, то решение этого вопроса в соответствии с п. 24 ст. 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" осуществляется субъектами Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета).

Нормотворческая практика регионов по названной проблеме складывается исходя из их финансовых возможностей и поэтому весьма разнообразна. Например, в соответствии с Постановлением губернатора Владимирской области от 17 октября 2005 г. N 580 (в ред. Постановления от 4 сентября 2006 г. N 602) для обеспечения беременных женщин и кормящих матерей полноценным питанием предусмотрена выплата денежной компенсации в сумме 110 руб. в месяц, если среднедушевой доход семьи не превышает величину прожиточного минимума, установленного на территории данной области. Для беременных женщин и кормящих матерей, проживающих в г. Санкт-Петербурге, установлена выдача натуральных продуктов питания.

Различными установлены и сроки беременности, с которых назначается питание. Так, в Московской области полноценное питание беременным женщинам назначается начиная с месяца, следующего за месяцем постановки женщины на учет в медицинское учреждение, но не ранее срока беременности 12 недель, в Иркутской области - по истечении 20 недель беременности.



Представляется, что формирующийся в регионах порядок обеспечения беременных женщин и кормящих матерей полноценным питанием нельзя признать оптимальным, так как он не может в полной мере устранить сложившуюся несбалансированность рационов питания этих женщин <30>.

<30> Научными и лечебными учреждениями РАМН выявлено, что в продуктах их питания, а также в питании детей грудного возраста имеется дефицит многих микронутриентов (витаминов А, B1, B2, Э-каротина, железа, кальция, йода, а также полиненасыщенных жировых кислот, пищевых волокон и др.), что приводит к заболеваемости беременных женщин, развитию врожденных дефектов плода, рождению недоношенных детей и детей, нуждающихся в лечении. (См.: Письмо Минздравсоцразвития России от 15 мая 2006 г. N 15-3/691-04, содержащее Рекомендуемые наборы продуктов питания беременных женщин, кормящих матерей и детей до 3 лет // Здоровье России. Атлас / Под ред. Л.А. Бокерия. 3-е изд. М.: НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН, 2007. С. 191 - 197.)

По-видимому, в целях создания более прочной материальной основы для реального обеспечения беременных женщин и кормящих матерей полноценным питанием помимо средств, выделяемых субъектами Российской Федерации, должны выделяться определенные гарантированные средства из федерального бюджета подобно тому, как они выделяются на финансирование мероприятий, включенных в Федеральную целевую программу "Дети России" на 2007 - 2010 годы, а в случаях, предусмотренных федеральным законодательством, учитывать необходимость обязательного вклада работодателей в обеспечение беременных женщин и кормящих матерей питанием.

Например, согласно п. 1.9 Постановления Верховного Совета РСФСР от 1 ноября 1990 г. N 298/3-1 "О неотложных мерах по улучшению положения женщин, семьи, охраны материнства и детства на селе" беременным женщинам и кормящим матерям, работающим в сельской местности, должна производиться бесплатная выдача продуктов питания, производимых хозяйством. Нормы выдачи устанавливаются трудовым коллективом. Действие данной нормы распространяется на всех работодателей (физических и юридических лиц независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности), производящих продукты питания.

Существенной особенностью данного постановления является то, что оно распространяется на всех беременных женщин и кормящих матерей, работающих в хозяйствах, расположенных в сельской местности и производящих продукты питания; не устанавливает срок беременности, с которого подлежит выдача продуктов питания, и женщины могут получать это питание по месту работы с момента постановки их на учет в медицинское учреждение; не предусматривает возможности замены натуральных продуктов питания денежной компенсацией. Таким образом, указанное постановление закрепляет для беременных женщин и кормящих матерей, работающих в сельской местности, более высокий уровень гарантий при выдаче им продуктов питания, чем предусматривается законодательством некоторых субъектов Российской Федерации, что можно считать оправданным в силу состояния здоровья женщин, работающих там в настоящее время <31>.

<31> Например, исследованиями сотрудников кафедры гигиены и экологии Волгоградского медицинского университета репродуктивного здоровья женщин детородного возраста Волгоградской области установлено, что за последние 20 лет здоровье беременных жительниц региона катастрофически ухудшилось. Широкое распространение получили такие заболевания указанных женщин, как анемия, болезни органов дыхания, эндокринные заболевания, болезни нервной и мочевой систем. За этот период в 2,5 раза увеличилась частота осложнений беременности, в три раза - угроза прерывания беременности, в 5 раз - частота генитальных инфекций. Заболевания детей в раннем неонатальном периоде выросли в 3,5 раза. (См.: Т. Филимонова. Хочу, но не могу! // Российская газета. 2007. 4 мая.)

Вместе с этим из названного Постановления четко не следует, что выдаваемые беременным женщинам и кормящим матерям наборы продуктов питания, производимых соответствующими хозяйствами, должны рассматриваться в качестве полноценного питания для указанных женщин. Постановлением не установлено также, кем должен определяться для них рекомендуемый набор продуктов питания.

С учетом сказанного содержание п. 1.9 упомянутого Постановления Верховного Совета РСФСР целесообразно уточнить и предусмотреть, что беременным женщинам и кормящим матерям, работающим в сельской местности в хозяйствах, производящих продукты питания, осуществляется бесплатная выдача полноценного питания за счет средств этих хозяйств. Предусмотреть также, что рекомендуемые наборы продуктов полноценного питания для указанных женщин устанавливаются Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Помимо случаев обязательного участия работодателей в обеспечении беременных женщин и кормящих матерей полноценным питанием возможно добровольное участие работодателей в решении данной проблемы <32>. Формы добровольного участия работодателей в обеспечении беременных женщин полноценным питанием, а также их вклад в организацию такой работы исполнительными органами субъектов Российской Федерации могли бы закрепляться в региональных соглашениях, устанавливающих общие принципы регулирования социально-трудовых отношений и связанных с ними экономических отношений на уровне субъекта Российской Федерации.

<32> О подобной практике Магнитогорского металлургического комбината см. сноску на с. 32 Аналитической записки.


К мерам по охране материнства Конвенция МОТ N 103 об охране материнства (пересмотренная в 1952 г.) относит также оказание медицинской помощи женщинам, находящимся в отпуске по беременности и родам. Медицинская помощь должна включать уход и наблюдение во время и после родов, оказываемые квалифицированными акушерками или врачами, а в случае необходимости - госпитализацию (ст. 4 Конвенции).

Основным, доступным и бесплатным для каждого гражданина видом медицинского обслуживания является первичная медико-санитарная помощь, включающая лечение наиболее распространенных болезней, травм, отравлений и других неотложных состояний. Такая помощь оказывается гражданам по месту жительства. Первичная медико-санитарная помощь, в том числе медицинская помощь женщинам в период беременности, во время и после родов, оказывается учреждениями муниципальной системы здравоохранения. На основе договоров со страховыми медицинскими организациями в оказании первичной медико-санитарной помощи могут также участвовать учреждения государственной и частной систем здравоохранения (см. п. п. 3 - 4 Порядка организации оказания первичной медико-санитарной помощи, утвержденного приказом Минздравсоцразвития России от 29 июля 2005 г. N 487).

В соответствии с ч. 1 ст. 33 Основ законодательства СССР и союзных республик о здравоохранении, утвержденных Законом СССР от 19 декабря 1969 г., лечебно-профилактическая помощь гражданам оказывалась учреждениями здравоохранения как по месту жительства, так и по месту работы. Для организации учреждений здравоохранения на предприятиях на работодателя возлагалась обязанность выделять для них необходимые помещения и транспорт, а также оказывать врачам и другим медицинским работникам содействие в выполнении их профессиональных обязанностей (ч. 1 ст. 37 названных Основ).

К настоящему времени в связи с изменением системы оказания медико-санитарной помощи населению произошло резкое сокращение инфраструктуры здравоохранения на производстве, включая сеть медико-санитарных частей, здравпунктов, санаториев-профилакториев и др. Между тем практика свидетельствует о том, что организация лечебно-профилактического обслуживания граждан по месту работы позволяет значительно снизить заболеваемость работников, в том числе беременных женщин <33>.

<33> Например, в ОАО "АвтоВАЗ", где 39,6% работающих заняты в неблагоприятных условиях труда, для медицинского обслуживания работников создан Производственный центр медицины труда. Названное медицинское учреждение осуществляет динамический контроль за состоянием здоровья работников, периодические и целевые медицинские осмотры, осмотры часто и длительно болеющих работников, обследование беременных женщин и т.д., а также проводит соответствующее восстановительное лечение. В результате проводимой работы по оздоровлению работников удалось добиться снижения уровня профессиональной заболеваемости в ОАО "АвтоВАЗ" в несколько раз: он стал в 7,7 раза ниже, чем в Российской Федерации в целом, и в 15,8 раза ниже, чем в автомобильной промышленности. Показатели первичного выхода на инвалидность за последние годы были почти в 2,5 раза ниже показателей по России (см. записку технической инспекции труда ФНПР "Об опыте работы администрации и профсоюзного комитета ОАО "АвтоВАЗ" по укреплению здоровья работников и профилактике профессиональных заболеваний", одобренную Постановлением Исполкома ФНПР от 2 июля 2003 г. N 3-1 // Экономика и профсоюзы. 2003. N 6. С. 109). Оказание лечебно-профилактической помощи непосредственно по месту работы особенно благотворно влияет на здоровье беременных женщин и здоровье рожденных ими детей. Например, тщательное наблюдение за состоянием здоровья беременных женщин и своевременное проведение им лечебно-профилактических процедур Центром материнства, созданным Магнитогорским металлургическим комбинатом, позволили комбинату добиться снижения самопроизвольных выкидышей у женщин с 4,6% в 1994 г. до 1,5% в 2006 г., а уровень перинатальной смертности снизился до нуля: ни один ребенок, родившийся в этот период у работниц комбината, не умер. В составе Центра действуют специализированные кабинеты сохранения беременности, планирования семьи и охраны репродуктивного здоровья. Начиная с 13-й недели беременности женщины бесплатно получают лекарства, поливитамины, продуктовые наборы по индивидуальным заявкам (см.: В. Ильин. Одна медсанчасть лечит полгорода // Российская газета. 2006. 18 октября).

Поэтому одним из направлений улучшения медицинского обслуживания женщин в период беременности и родов следует признать приближение такого обслуживания при поддержке работодателей к месту работы женщин, поскольку организация медицинского обслуживания указанных женщин только за счет средств муниципальных образований, как это предусмотрено законодательством об охране здоровья граждан, не может гарантировать его полноту и высокое качество.

Конкретные подходы к решению данной проблемы могут найти отражение в комплексе мер, направленных на обеспечение охраны материнства и детства, социальную поддержку женщин и лиц с семейными обязанностями, которые предусматривалось разработать и реализовать в соответствии с п. 4.9 Генерального соглашения между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссийскими объединениями работодателей и Правительства РФ на 2005 - 2007 годы от 29 декабря 2004 г.



Н.Н.Шептулина

К. ю. н.