Мудрый Экономист

Эволюционные аспекты налогообложения доходов в виде дивидендов

"Налоги и налогообложение", 2007, N 12

Развитие экономики, в том числе через внедрение новых, прогрессивных технологий и продуктов, невозможно без дополнительных, в том числе достаточно крупных, инвестиций. Именно поэтому совершенствуются известные и активизируются новые формы финансирования инвестиций. Важнейшей их составляющей являются ценные бумаги и фондовый рынок.

Выпуск собственных ценных бумаг рассматривается эмитентом как важнейший способ привлечения дополнительных финансовых ресурсов для своей деятельности и развития. Вопрос целесообразности выхода на фондовый рынок с собственными ценными бумагами, безусловно, один из важнейших и ответственных для развивающихся компаний. С другой стороны, инвестиционная привлекательность финансовых вложений в ценные бумаги определяется различными факторами, среди которых, безусловно, основное значение имеют реальные доходы, на которые может рассчитывать их владелец.

Стимулируя вложения в корпоративные ценные бумаги (в основном предприятий реального сектора экономики), государство, не осуществляя прямых инвестиций в экономику, через капитал эмитента создает предпосылки и условия развития предприятий и наращивания производственных мощностей. Кроме того, взаимные участия в капиталах банков, производственных предприятий, страховых компаний позволяют более эффективно управлять как средствами производственного назначения, так и финансовыми ресурсами банков, страховых компаний, инвестиционных фондов (остатки средств на счетах, размещение на депозитах, долгосрочное кредитование, наличие реального обеспечения и т.д.), способствуя их взаимному развитию.

Для обеспечения развития фондового рынка государство использует налоговый механизм в качестве косвенного метода регулирования деятельности участников обращения ценных бумаг, и прежде всего эмитентов и инвесторов-акционеров. В части акций возникает вопрос определения источника выплаты эмитентами дивидендов акционерам и налоговой ставки, применяемой к такому роду доходов налогоплательщиков. Анализ практики налогообложения доходов инвесторов от вложения в акции в виде дивидендов позволяет выявить тенденции налогового регулирования финансовой деятельности организаций, ибо акции - это форма долгосрочного инвестирования.

С начала разработки налоговых инструментов государственного регулирования в российской теории и, соответственно, налоговой практике получила распространение точка зрения экономической правомерности выплаты дивидендов из прибыли после налогообложения. Таким образом, выплата дивидендов приравнивается к расходам, связанным с расширенным воспроизводством.

Однако в большинстве зарубежных стран так называемая распределяемая прибыль не облагается или облагается по пониженным ставкам налогом на прибыль корпораций, поскольку подлежит обложению налогом на прирост капитала (или налогом на доходы, в том числе в виде дивидендов). Тем самым в значительной мере снимается вопрос о "двойном" налогообложении дивидендов <1>.

<1> Заметим, что автор придерживается позиции отсутствия двойного налогообложения дивидендов с точки зрения принципов налогообложения, поскольку собственником прибыли является акционерное общество в целом, а дивидендов - отдельные акционеры, соответственно, налогоплательщики по налогу на прибыль и по налогу на прибыль в отношении дивидендов не совпадают. Однако с экономической точки зрения двойное налогообложение чистого дохода имеет место, ибо собственником акционерного общества и, соответственно, его прибыли являются все те же акционеры.

В российском законодательстве нет отдельного налога на прирост капитала. Однако в механизме налога на прибыль имела и до сих пор имеет место отдельная пониженная налоговая ставка, применяемая к доходам в виде дивидендов.

Так, с вступлением в действие Закона РФ от 27.12.1991 N 2116-1 "О налоге на прибыль предприятий и организаций" в отношении дивидендов действовали две налоговые ставки 15% и 18% в зависимости от категории акционера: 18% распространялось на банки, а 15% - на всех остальных российских акционеров - юридических лиц.

Применение двух ставок не соответствовало единству объективного экономического содержания получаемого налогоплательщиками дохода. Кроме того, это усложняло работу по начислению налога и существенно тормозило поступление средств в бюджет. Дело в том, что поскольку налог взимается с источника выплаты, держатель реестра (эмитент или регистратор) должен был в короткий срок выяснить точный состав владельцев ценных бумаг, подчас скрытых за номинальными владельцами.

С 1 января 1996 г. и до принятия гл. 25 Налогового кодекса РФ (2002 г.) действовала единая для всех налоговая ставка в размере 15%. Унификация ставки по доходам в виде дивидендов не противоречит возможности (целесообразности) дифференциации ставки по налогу на прибыль по доходам от основной деятельности, в частности исходя из экономической политики государства в отношении отдельных отраслей или видов деятельности.

В ряде случаев (например, по привилегированным акциям при отсутствии прибыли) дивиденды могут выплачиваться за счет специальных резервных фондов эмитента. В первые годы функционирования налоговой системы (1992 - 1994 гг.) ряд из них, в том числе резерв акционерного общества, формировались за счет прибыли до налогообложения (с ограничением размера соответственно до 10% прибыли). В результате возникал еще один вопрос о применении налоговой ставки в случае выплаты дивидендов по привилегированным акциям из резервного фонда. Согласно имевшей место тогда официальной позиции МНС России (Письмо МНС России от 22.03.1999 N ВГ-8-02/199 "О налогообложении дивидендов по привилегированным акциям") ставка налогообложения доходов в виде дивидендов по привилегированным акциям зависела от источника выплаты вышеуказанных доходов. Если дивиденды по привилегированным акциям выплачивались в результате распределения прибыли, остающейся после налогообложения, налог на этот вид дохода удерживался по ставке 15%. При выплате дивидендов по привилегированным акциям из других источников (например, резервного фонда) у владельцев привилегированных акций не было оснований для уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль на сумму полученных дивидендов. Поэтому сумма дивидендов, выплаченных из финансовых фондов эмитента, должна была включаться акционером - юридическим лицом во внереализационные доходы и участвовать в формировании налогооблагаемой базы по налогу на прибыль по основной ставке (или доплачиваться, если у источника взыскали по пониженной ставке).

Действовавшая методика, во-первых, противоречила экономическому содержанию дивидендов как специфической формы доходов, во-вторых, могла привести к серьезному нарушению прав акционеров в случае негативных результатов налогового контроля, поскольку акционеры часто не имели представления о точном соотношении источников выплаты дивидендов. Кроме того, данная норма законодательства сдерживала вложения средств в неприбыльные предприятия, а также в привилегированные акции. В связи с этим представляется необходимым и единственно правомерным единый подход к налогообложению дивидендов по всем видам акций. Для его обеспечения в настоящее время достигнута гармония в гражданском и налоговом законодательстве, а именно резервные фонды, из которых могут выплачиваться дивиденды, создаются только из прибыли после налогообложения.

Для стимулирования инвестиционной активности организаций в настоящее время налоговое воздействие должно быть направлено на повышение заинтересованности владельцев свободных денежных средств во вложение их в ценные бумаги отечественных компаний и компаний, находящихся и функционирующих на территории РФ; активизацию процесса привлечения на российский фондовый рынок иностранного капитала.

После вступления в действие гл. 25 НК РФ налоговая ставка для российской организации при получении дивидендов от российских организаций была установлена на уровне сначала 6%, а затем 9%, а при получении от иностранных организаций - 15%. При этом в случае наличия соглашения об избежании двойного налогообложения с иностранным государством, в котором зарегистрирована иностранная организация, являющаяся источником выплаты дивидендов, сумма налога с уплаченных дивидендов в иностранном государстве вычитается из суммы налога, исчисляемого в Российской Федерации, либо вообще не облагается (Кипр).

Сложившееся современное положение с налогообложением дивидендов не способствует укреплению международной конкуренции налоговой системы Российской Федерации. Как российские, так и иностранные инвесторы предпочитают осуществлять инвестиции в российскую экономику через организации, зарегистрированные на территориях иностранных государств, в которых действует льготный режим налогообложения дивидендов. Финансирование дочерних компаний путем взносов в уставный капитал становится менее выгодным, чем, например, предоставление кредитов. (Справедливости ради надо отметить, что финансирование путем кредитования может быть более выгодно и по ряду иных не связанных с налогообложением причин.) На практике нередки случаи, когда иностранные инвесторы на первоначальном этапе рассматривают возможность создания российской компании, владеющей акциями российских предприятий. Однако в связи с особенностями российского законодательства (в том числе налогового) в последующем они, как правило, останавливались на варианте приобретения российских акций напрямую. Причина этому - возможность применения льготных ставок налогообложения, предусматриваемая рядом соглашений об избежании двойного налогообложения. Таким образом, российские холдинговые компании оказываются в менее льготном положении, чем иностранные инвесторы, что вынуждает их применять схемы минимизации налоговых платежей.

По этой причине Российская Федерация на практике не только не получает доходов от налогообложения дивидендов таких организаций, но и теряет возможность регулирования их деятельности в соответствии с собственным законодательством.

В таких условиях законопроект об освобождении от налогообложения дивидендов, выплачиваемых российским и иностранным акционерам холдингами, зарегистрированными и действующими на территории РФ, весьма своевременен. В результате стимулируется не только размещение холдинговых компаний в Российской Федерации, но одновременно снижается мотивация в использовании трансфертного ценообразования для создания центров прибыли в офшорных зонах для ухода от российских налогов.

Практика внесения изменений в налоговое законодательство показала, что при их реализации нередко возникают вопросы эффективности налогового контроля. С целью предотвращения возможности применения механизма льготирования дивидендов исключительно для целей минимизации налогообложения обоснованы предусмотренные ограничения по его использованию.

Прежде всего независимо от места регистрации выплачивающей дивиденды организации законопроектом вводятся критерии минимального размера участия в ней организации, получающей дивиденды, что позволяет определить преобладающий характер такого участия и тем самым ограничить круг налогоплательщиков реально интегрированными организациями. В частности, право на применение нулевой ставки налога на прибыль организации получают лишь те организации, которые на день принятия решения о выплате дивидендов в течение не менее 365 дней непрерывно владели на праве собственности не менее чем 50-процентным вкладом (долей) в уставном (складочном) капитале (фонде) выплачивающей дивиденды организации или производными финансовыми инструментами, дающими право на получение дивидендов в сумме, соответствующей не менее 50 процентам от общей суммы выплачиваемых организацией дивидендов. Представляется, что в случае реализации крупных корпоративных проектов предлагаемые ограничения будут выглядеть весьма завышенными.

В Налоговом и Гражданском кодексах имеются определения зависимых (дочерних) организаций. Целесообразнее, чтобы взаимосвязанные отрасли права, а тем более общие документы содержали единые критерии.

Введение ограничения по срокам владения, безусловно, способствует решению также вопроса стимулирования долгосрочного и среднесрочного инвестирования в ценные бумаги. Длительный период времени (по крайней мере, в конце прошлого и в самом начале текущего века) наблюдалась ярко выраженная невыгодность долгосрочного инвестирования в ценные бумаги, в т.ч. в результате включения в налоговую базу результатов переоценки ценных бумаг. Однако усложняется процесс налогового контроля за правильностью исчисления налога на прибыль. Для подтверждения права на применение нулевой налоговой ставки налогоплательщики будут обязаны представить в налоговые органы документы, содержащие сведения о сроке и стоимости приобретения права собственности на ценные бумаги. Современная практика исчисления налоговой базы при расчете налога на прибыль организаций в части дивидендов свидетельствует о трудностях, связанных с представлением необходимых документов, подтверждающих факт начисления и уплаты налога на прибыль на предшествующих этапах получения дивидендов акционерным обществом. В результате упомянутая норма налогового законодательства не работает с предполагаемой эффективностью.

Для привлечения в российскую экономику реальных иностранных инвестиций, а также обеспечения налогового контроля для иностранной организации, выплачивающей дивиденды организациям, законопроектом также установлены ограничения по критериям соотношения ставки налогообложения доходов в соответствующем иностранном государстве и ставки налога на прибыль организаций в Российской Федерации. Отношение суммы налога, аналогичного налогу на прибыль организаций, исчисленного выплачивающей дивиденды организацией, в соответствии с законодательством соответствующего государства к прибыли этой организации, определенной в соответствии с положениями гл. 25 Налогового кодекса, должно составлять не менее 2/3 от базовой ставки налога на прибыль организаций. Такой подход позволит исключить возможность использования предполагаемого механизма офшорными компаниями.

Наконец, в отношении выплачивающих дивиденды иностранных организаций установлено ограничение по видам деятельности, что позволяет отказать в применении льготного режима налогообложения организациям, не осуществляющим реальной деятельности. Не менее 50% выручки выплачивающей дивиденды иностранной организации должно формироваться за счет деятельности, не связанной с продажей ценных бумаг и производных финансовых инструментов, получением платежей по лицензионным договорам (роялти), дивидендов и процентов по предоставленным займам.

При этом данное ограничение не распространяется на случаи, когда выручка выплачивающей дивиденды организации в течение периода, за который выплачиваются дивиденды, сформирована исключительно за счет дивидендов, полученных от другой организации, в которой она имеет преобладающее участие.

Последнее состоит в том, что выплачивающая дивиденды организация владеет на праве собственности вкладом (долей) в уставном (складочном) капитале (фонде) такой другой организации или производными финансовыми инструментами, дающими право на получение дивидендов.

Представляется, что через механизм налогообложения дивидендов следует поддерживать не только сами по себе холдинговые образования, но и инвестиционные проекты, имеющие конкретную целевую направленность. Предлагается освободить от налогообложения дивиденды по акциям, приобретенным в 2007 - 2010 гг. инвестиционными компаниями и банками у организаций, занимающихся инновационной деятельностью. Данное предложение вполне обоснованно, поскольку банки тесно связаны с кредитованием организаций, а инвестиционные компании привлекают свободные денежные средства мелких вкладчиков, прежде всего физических лиц. Вовлечение последних в инвестиционный процесс - весьма существенная задача современного этапа.

Рассмотренные вопросы налоговой политики в рамках предложений по налогообложению дивидендов не исчерпывают всей глубины проблемы привлечения инвестиций, но представляются вполне способными усилить эффективность экономических мер воздействия на предпринимательскую активность.

Л.И.Гончаренко

К. э. н.,

профессор,

заведующая кафедрой

"Налоги и налогообложение"

Финансовой академии при Правительстве

Российской Федерации