Мудрый Экономист

Исковая давность в страховании

"Аудиторские ведомости", 2008, N 1

В статье рассматривается вопрос об определении сроков исковой давности по требованиям, связанным с правоотношениями в страховании. Анализируются проблемы в данной области, разъясняются последние изменения соответствующего законодательства.

Определение сроков исковой давности в страховых правоотношениях играет важную роль при осуществлении аудиторских проверок. В соответствии с п. 2 ст. 266 НК РФ безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности. Соответственно истечение срока исковой давности является основанием для списания сумм дебиторской задолженности на расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу.

Вопросы исковой давности регулируются гл. 12 ГК РФ. Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст. 195 ГК РФ). Действующим законодательством предусмотрен общий срок исковой давности, который в соответствии со ст. 196 ГК РФ составляет три года. Для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком (п. 1 ст. 197 ГК РФ).

Следует иметь в виду, что сроки исковой давности устанавливаются законодательно и стороны не вправе изменить их договором. В отношении личного страхования действует общий срок. К требованиям, вытекающим из договоров имущественного страхования, исковая давность установлена ст. 966 ГК РФ. Данная норма в последней редакции содержит специальный и общий срок, которые применяются в зависимости от того, с каким из видов имущественного страхования связаны требования.

Классификация видов страхования дана в ст. 32.9 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации". При этом имущественное страхование подпадает под виды, указанные в пп. 6 - 23 п. 1 ст. 32.9 Закона N 4015-1. Статья 966 ГК РФ в настоящее время действует в ред. Федерального закона от 04.10.2007 N 251-ФЗ "О внесении изменения в статью 966 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации". В п. 1 ст. 966 предусмотрено, что срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, за исключением договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет два года, т.е. установлен специальный (сокращенный) срок. В соответствии с п. 2 ст. 966 срок исковой давности в три года установлен для требований, вытекающих из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, т.е. в данном случае он равен общему сроку, установленному ст. 196 ГК РФ.

Как нам представляется, с точки зрения юридической техники редакцию ст. 966 ГК РФ можно было бы упростить, ограничившись текстом, который приводится в п. 1 данной нормы. Было бы и так понятно, что специальный срок в два года к требованиям, вытекающим из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, не применяется, следовательно, применяется общий срок в три года. Не исключено, что некоторая осторожность законодателя в данном случае связана с тем, чтобы полностью исключить (даже в теоретическом плане) возможность разночтения данной нормы.

Дело в том, что применение редакции ст. 966 ГК РФ, действовавшей до принятия Закона N 251-ФЗ, создало многочисленные проблемы в страховании, в первую очередь в связи с ходом исполнения Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств". Возникло серьезное противоречие, вызванное различием общего срока исковой давности и сокращенного срока, который был предусмотрен для имущественного страхования в целом.

В случае причинения вреда лицом, ответственность которого была застрахована (далее - застрахованное лицо), по любым видам имущественного страхования срок исковой давности по требованиям к страховщику о выплате страхового возмещения составлял до принятия Закона N 251-ФЗ два года, а по требованиям потерпевшего к причинителю вреда (в данном случае это - застрахованное лицо) равнялся общему сроку, т.е. составлял три года. Ссылаясь на истечение двухлетнего срока исковой давности, страховщик на законных основаниях отказывал в выплате страхового возмещения, и требование о возмещении ущерба предъявлялось непосредственно к застрахованному лицу. При этом застрахованное лицо, к которому предъявлялось требование о возмещении вреда, чаще всего не имело информации о том, как развивались ранее взаимоотношения потерпевшего и страховщика, поскольку потерпевший требований к нему не выдвигал.

В указанной ситуации следует учитывать, что в соответствии со ст. 1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (ст. 931, п. 1 ст. 935 ГК РФ), в случае когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба. Возник также вопрос, как соотносить данную норму с п. 1 ст. 15 ГК РФ, согласно которому лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

На практике требование возместить вред может быть предъявлено потерпевшим к причинителю вреда как в части, которая покрыта страхованием, так и в остальной части. Правомерность этого подтверждается Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 31.05.2005 N 6-П, в котором говорится, что наступление страхового случая, влекущее обязанность страховщика по выплате страхового возмещения, само по себе не освобождает страхователя от гражданско-правовой ответственности перед потерпевшим за причинение ему вреда. При этом в соответствии с п. 4 ст. 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы. Соответственно при обязательном страховании требование о выплате страхового возмещения может быть предъявлено потерпевшим непосредственно к страховщику. На практике при обязательном страховании требование предъявлялось как к страховщику, так и к застрахованному лицу, что, как следует из сказанного выше, является вполне правомерным.

В отношении добровольного страхования ситуация намного сложнее, поскольку потерпевший при таком страховании не вправе требовать непосредственно от страховщика выплаты страхового возмещения, если такое право не предусмотрено договором. Это важное положение не всегда правильно понимается судами и часто даже игнорируется ими. Например, когда при добровольном страховании ответственности потерпевший предъявляет иск непосредственно к страховщику, суд в этом случае нередко принимает такую ситуацию как правомерную, несмотря на требование п. 4 ст. 931 ГК РФ.

Подобную практику, на наш взгляд, нельзя считать основанной на законе, учитывая, что п. 4 ст. 931 ГК РФ защищает интересы страхователя, который при добровольном страховании должен иметь возможность самостоятельно решать, требовать ли выплаты страхового возмещения или нет. Следует иметь в виду, что при рассмотрении в суде требования потерпевшего к застрахованному лицу страховщик должен быть в любом случае привлечен к рассмотрению дела. Соответственно в рассматриваемой ситуации до принятия Закона N 251-ФЗ при указанных выше различиях в сроках исковой давности ситуация была совершенно запутанной: страховщик на основании ст. 966 ГК РФ мог отказать в выплате в связи с истечением срока исковой давности, застрахованное лицо отказывалось возмещать вред, ссылаясь на ст. 1072 ГК РФ, поскольку его ответственность застрахована, потерпевший на основании п. 1 ст. 15 ГК РФ требовал возмещения в полном объеме.

С принятием Закона N 251-ФЗ проблема в различиях сроков устранена.

Отметим, что действовавшая до принятия Закона N 251-ФЗ редакция ст. 966 ГК РФ была некорректна в принципе, поскольку она предусматривала, что иск по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, может быть предъявлен в течение двух лет. Это положение входило в противоречие со ст. 199 ГК РФ, которая предусматривает, что требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности; при этом исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Следовательно, лицо вправе предъявить иск независимо от истечения срока исковой давности. В то же время предыдущая редакция ст. 966 ГК РФ означала, что лицо лишено в данном случае права требования по истечении двухлетнего срока. На практике понимание того, что и в предыдущей редакции ст. 966 ГК РФ речь шла об исковой давности, а не о лишении лица права на иск, не вызывало сомнений. Последняя редакция указанной нормы устранила даже теоретическую возможность разночтений.

Анализ причин изменений, внесенных в ст. 966 ГК РФ, по нашему мнению, важен, поскольку нельзя исключить возможности возникновения указанных проблем в дальнейшем. В частности, данные проблемы могут возникнуть по мере развития страхования ответственности, вытекающей из договорных отношений, поскольку к этим отношениям применяется срок исковой давности в два года. Заметим, что в договорных отношениях срок исполнения обязательств, как правило, присутствует и при страховании ответственности, вытекающей из договорных отношений. Двухлетний срок исковой давности, возможно, станет дисциплинирующим фактором, поскольку страховщику важно как можно быстрее и тщательнее изучить обстоятельства страхового случая, а с течением времени возможность досконального разбора дела уменьшается.

Судебная практика по спорам, вытекавшим из рассмотренных отношений, противоречива. В ряде случаев суды взыскивали возмещение со страховщиков, не принимая во внимание срок исковой давности. Трудно назвать такие решения обоснованными, поскольку ссылка страховых организаций на истечение данного срока основана на законе. В соответствии с п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В целом по вопросу применения сроков исковой давности можно говорить о существовании двух основных подходов судов. В одном случае суды исходили из того, что отношения между потерпевшим и застрахованным лицом подпадают под действие гл. 59 ГК РФ: страховщик возмещает ущерб вместо причинителя вреда, т.е. замещает его в данных отношениях, и указанные отношения подпадают под то же регулирование, что и деликтные обязательства, для которых установлен трехлетний срок исковой давности. В другом случае суды считали, что правовая природа страхования и обязательств вследствие причинения вреда полностью отличается. Второй подход является единственно правильным и именно такая практика была выработана, в частности, ФАС Московского округа (см. Постановление от 16.04.2007 N КГ-А41/1035-07).

Правильность такой позиции подтверждается тем, что она основана на указанном выше Постановлении N 6-П, в котором говорится, что требование потерпевшего выгодоприобретателя к страховщику владельца транспортного средства о выплате страхового возмещения (об осуществлении страховой выплаты) в рамках договора обязательного страхования является самостоятельным и отличается от требований, вытекающих из обязательств вследствие причинения вреда, по основаниям возникновения соответствующего обязательства, условиям реализации субъективных прав в рамках каждого из них, размеру возмещения, лицу, обязанному осуществить страховую выплату, сроку исковой давности, целевому назначению. Конституционный Суд Российской Федерации указал, что в страховом правоотношении обязательство страховщика перед потерпевшим возникает на основании заключенного договора страхования гражданской ответственности, а не норм гл. 59 ГК РФ. Аналогичный подход содержится в п. 24 Информационного письма от 28.11.2003 N 75, содержащего разъяснения Президиума ВАС РФ по вопросам страхования.

Установленный ныне действующей редакцией ст. 966 ГК РФ срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, применяется также к требованиям, ранее установленный ГК РФ срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу Закона N 251-ФЗ.

Исковая давность, соответствующая общему (установленному в ст. 196 ГК РФ) сроку, касается только договоров страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, по иным видам имущественного страхования сохранился специальный (сокращенный) срок, т.е. по страхованию ответственности, вытекающей из договорных отношений, страхованию предпринимательских рисков, имущества, финансовых рисков.

Согласно п. 1 ст. 965 ГК РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования, при этом условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно. Соответственно при суброгации происходит перемена лиц в обязательстве на основании закона. Статья 201 ГК РФ предусматривает, что перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления. Из этого следует, что при суброгации применяются сроки исковой давности, которые предусмотрены в отношении требований лица, которого в данных правоотношениях заменил страховщик.

Для практической деятельности особое значение имеет вопрос об определении момента, с которого начинается срок исковой давности. На наш взгляд, этот срок начинается с даты наступления страхового случая. Однако по данному вопросу встречаются и иные мнения, например, что срок исковой давности при страховании следует исчислять начиная с даты отказа страховщиком в выплате страхового возмещения. Данная позиция представляется необоснованной, так как в этом случае понятие "исковая давность" теряет смысл, поскольку получается, что данный срок практически ничем не ограничен. Это означало бы, что лицо может не предъявлять требование в течение любого срока (хоть 10 лет), и при этом течение исковой давности не начинается. Подчеркнем, что в страховании вообще и особенно в имущественном важно как можно быстрее и точнее установить, имел ли место страховой случай, что зачастую требует работы "по горячим следам". В этих целях п. 1 ст. 961 ГК РФ определил, что страхователь по договору имущественного страхования после того, как ему стало известно о наступлении страхового случая, обязан незамедлительно уведомить о его наступлении страховщика или его представителя. В соответствии с п. 2 ст. 961 ГК РФ неисполнение обязанности, предусмотренной п. 1 ст. 961 ГК РФ, дает страховщику право отказать в выплате страхового возмещения, если не будет доказано, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая либо что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение. Данные нормы говорят об особом значении быстрого информирования страховщика о страховом случае. Причем уведомление страховщика о страховом случае не означает, что будет предъявлено требование о страховой выплате. Если требование не предъявляется (а оно должно быть обосновано документально), то страховщик вряд ли сможет оценить ситуацию. Кроме того, если исходить из того, что срок исковой давности начинается с даты отказа в выплате, то списывать в разумные сроки безнадежные долги (а именно это предусматривает ст. 266 НК РФ) становится практически невозможным.

А.В.Соловьев

Начальник

договорно-правового отдела

ООО "СК "Согласие"