Мудрый Экономист

К вопросу о месте валютного права в системе Российского права и законодательства

"Финансовое право", 2008, N 1

Проблемы правового регулирования валютных отношений на современном этапе в Российской Федерации становятся все более актуальными и значимыми. Это прежде всего связано с вступлением России во Всемирную торговую организацию (далее - ВТО) и постепенной отменой валютных ограничений на осуществление валютных операций, включая валютные операции движения капитала, поскольку одним из требований государств - членов ВТО было требование либерализации валютного законодательства. Поэтому в последние годы произошли существенные изменения в регулировании валютных отношений законодательством Российской Федерации, направленные на уменьшение валютных ограничений при осуществлении валютных операций. Начавшееся в 2003 г. реформирование валютного законодательства Российской Федерации продолжается и в настоящее время.

Линию на дальнейшую либерализацию валютного законодательства подтвердил в своем Послании Федеральному Собранию Российской Федерации Президент Российской Федерации В.В. Путин <1>. В частности, Президент Российской Федерации сказал: "Современной России нужен беспрепятственный выход со всей своей продукцией на международные рынки. Для нас это вопрос более рационального участия в международном разделении труда, вопрос получения полноценных выгод от интеграции в мировую экономику. Именно с этой целью мы продолжаем вести переговоры о присоединении ко Всемирной торговой организации и ведем их только на условиях, которые полностью учитывают экономические интересы России... Сегодня предлагаю ускорить отмену оставшихся ограничений и завершить эту работу до 1 июля текущего года".

<1> Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 10 мая 2006 г. // Российская газета. 2006. 11 мая.

Именно поэтому валютное право и вопросы, с ним связанные, вызывают все больший интерес как у исследователей, так и у практических работников.

Сложная с теоретико-методологической точки зрения на сегодняшний день сложилась ситуация с валютным правом. С одной стороны, термин "валютное право" довольно распространенный - имеются учебники и учебные пособия по валютному праву, в вузах читаются курсы "Валютное право", но, с другой стороны, понятие валютного права и место его в системе российского права до сих пор четко не определены. В настоящее время в доктрине не выработан единый подход к определению валютного права, его места в системе российского права и законодательства. Эти вопросы являются дискуссионными, и разные исследователи придерживаются различных точек зрения. Рассмотрим имеющиеся в доктрине мнения по поводу понятия валютного права и определения его места в системе права.

Б.Ю. Дорофеев, Н.Н. Земцов и В.А. Пушин выдвигают тезис о "становлении и развитии новой, самостоятельной отрасли российского права - валютного права" и далее предлагают определение валютного права как системы норм, регулирующих общественные отношения по совершению валютных операций, а также в сфере валютного регулирования, валютного контроля и ответственности за валютные правонарушения <2>.

<2> Дорофеев Б.Ю., Земцов Н.Н., Пушин В.А. Валютное право России: Учебник для вузов. М.: Норма, 2005. С. 29 - 30.

На наш взгляд, выделять валютное право в качестве самостоятельной отрасли российского права оснований нет, поскольку валютное право не имеет собственного специфического предмета и метода правового регулирования.

Несостоятельной представляется позиция Б.Ю. Дорофеева, Н.Н. Земцова и В.А. Пушина, которые, выделяя валютное право в самостоятельную отрасль российского права, к объекту валютного права относят порядок применения мер ответственности за валютные правонарушения <3>. Дело в том, что за нарушения валютного законодательства Российской Федерации предусмотрена административная и уголовная ответственность. В свою очередь, нормы, устанавливающие административную ответственность, включаются в административное право как самостоятельную отрасль российского права, а нормы, устанавливающие уголовную ответственность, включены в уголовное право - тоже самостоятельную отрасль российского права. Кроме того, в действующем законодательстве не содержится понятия валютного правонарушения, в отличие, например, от административного правонарушения, дефиниция которого закреплена в ст. 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях <4>. Валютное правонарушение - это теоретическая конструкция, которая требует тщательного исследования и теоретической проработки.

<3> См.: Дорофеев Б.Ю., Земцов Н.Н., Пушин В.А. Указ. соч. С. 30.
<4> Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 1.

Г.А. Тосунян и А.В. Емелин считают, что валютное право - это подотрасль финансового права и представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих отношения, возникающие по поводу валютных ценностей <5>. Здесь следует отметить одну неточность. Дело в том, что нормы валютного права регулируют не только отношения, возникающие по поводу валютных ценностей, к которым относятся иностранная валюта и внешние ценные бумаги (пп. 5 п. 1 ст. 1 Федерального закона "О валютном регулировании и валютном контроле" <6>, далее - Федеральный закон N 173). Валютное право регулирует также и отношения, объектом которых выступают валюта Российской Федерации и внутренние ценные бумаги, не являющиеся валютными ценностями, если субъектами или одним из субъектов таких правоотношений выступают нерезиденты (пп. 9 п. 1 ст. 1, п. 2 ст. 10 и др. Федерального закона N 173).

<5> См.: Тосунян Г.А., Емелин А.В. Валютное право Российской Федерации. М.: Дело, 2004. С. 34 - 35. Указ. соч. С. 41.
<6> Федеральный закон от 10 декабря 2003 г. N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. N 50. Ст. 4859.

Сходной с Г.А. Тосуняном и А.В. Емелиным позиции придерживается Н.М. Артемов, который считает, что валютное право следует рассматривать как институт финансового права, а предметом валютного права как института финансового права являются общественные отношения, которые, во-первых, складываются в сфере финансовой деятельности государства в процессе аккумулирования, распределения (перераспределения), накопления и использования валюты, валютных ценностей, во-вторых, предметом этих отношений являются валютные средства, в-третьих, одним из участников отношений всегда является государство в лице уполномоченных органов, наделенных общей и специальной компетенцией и властными полномочиями по отношению к другим участникам <7>. Валютные отношения складываются по поводу валюты РФ, внутренних ценных бумаг и валютных ценностей, а особенностью субъектного состава является участие в этих отношениях резидентов и нерезидентов, органов валютного регулирования, органов и агентов валютного контроля. Но здесь автором упускается частноправовой аспект отношений, складывающихся по поводу валюты и валютных ценностей, в процессе осуществления валютных операций.

<7> См.: Артемов Н.М. Валютные рынки. М.: ООО "Профобразование", 2001. С. 54.

Поэтому более грамотным, на наш взгляд, является подход, используемый специалистами в сфере финансового права, выделяющими в системе финансового права правовой институт (раздел) "Валютное регулирование и валютный контроль", но не "Валютное право", подчеркивая тем самым публично-правовую составляющую валютного права, так как именно отношения в сфере валютного регулирования и валютного контроля соответствуют всем вышеназванным признакам финансовых правоотношений.

Например, Ю.А. Крохина <8> в учебнике по финансовому праву в теме "Система финансового права" пишет, что Особенная часть финансового права состоит из двух подотраслей - бюджетного и налогового права - и нескольких финансово-правовых институтов, в число которых входит валютное регулирование и валютный контроль.

<8> См.: Крохина Ю.А. Финансовое право России: Учебник для вузов. М.: Норма, 2004. С. 72 - 73. Как финансово-правовой институт в системе финансового права отношения по валютному регулированию выделяются и другими специалистами. См., например: Карасева М.В. Финансовое право. Общая часть: Учебник. М.: Юристъ, 2000. С. 27 - 28; Финансовое право: Учебное пособие / Под ред. А.А. Ялбулганова. М.: Статут, 2001. С. 33 - 34.

Аналогичный подход содержится в учебнике по финансовому праву под ред. Н.И. Химичевой <9>, где, в частности, сказано, что в системе финансового права можно выделить его подотрасли - бюджетное право и налоговое право, а в Особенную часть финансового права входит ряд разделов, в которых сгруппированы нормы, в том числе в области валютного регулирования.

<9> См.: Финансовое право: Учебник / Отв. ред. Н.И. Химичева. М.: Юристъ, 2005. С. 51 - 53.

Сравнивая два вышеназванных подхода, мы бы поддержали Ю.А. Крохину, которая рассматривает валютное регулирование и валютный контроль как финансово-правовой институт, а не раздел финансового права. Это более верная позиция, на наш взгляд, поскольку разделы не являются с точки зрения теории права элементами системы отрасли права. Согласно устоявшейся точке зрения в теории права система права включается в себя: 1) нормы права; 2) правовые институты, которые могут объединяться в подотрасли права; 3) отрасли права <10>.

<10> См., например: Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М.: Юристъ, 1994. С. 136; Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. СПб.: Издательство Юридического института, 2001. С. 234 - 235; Абдуллаев М.И. Теория государства и права: Учебник для вузов. СПб.: Питер, 2003. С. 220 - 221.

В целом можно отметить, что в науке финансового права позиция, согласно которой валютное право является подотраслью финансового права, не поддерживается. Валютное регулирование и валютный контроль рассматриваются как финансово-правовой институт (раздел) Особенной части финансового права. Причем такой подход имеет исторические корни: в советском финансовом праве также не выделялось валютное право в качестве подотрасли финансового права, но в Особенную часть финансового права традиционно включался раздел о денежном обращении и валютной монополии <11>.

<11> См. подробнее: Советское финансовое право: Учебник. М.: Юридическая литература, 1987. С. 61 - 62.

Представители других юридических наук, например гражданского права, международного частного права, банковского права, имеют свое представление о валютном праве и валютном законодательстве Российской Федерации. Например, Н.Ю. Ерпылева <12> считает, что механизм валютного регулирования включает в себя три структурных элемента:

валютное законодательство, принимаемое различными государственными органами;

валютные отношения - те, что складываются между различными субъектами по поводу совершения ими операций с валютными ценностями;

регулятивное воздействие валютного законодательства на валютные отношения, осуществляемое с помощью предписаний, запретов и иных методов, а также путем установления мер ответственности в случае их нарушения субъектами.

<12> См.: Ерпылева Н.Ю. Актуальные проблемы теории и практики российского валютного права // Адвокат. 2002. N 9.

То есть Н.Ю. Ерпылева рассматривает валютное право не как отрасль или подотрасль российского права, а как отрасль российского законодательства.

Представители науки гражданского права С.В. Игнатьева и Г.Р. Игбаева также избегают употреблять термин "валютное право", предпочитая говорить о валютном законодательстве Российской Федерации. Но что самое важное, они указывают на комплексный характер валютных правоотношений, с чем нельзя не согласиться, и пишут, в частности, что "валютные правоотношения входят преимущественно в предмет следующих отраслей права: конституционного, финансового, административного, уголовного, предпринимательского (хозяйственного), гражданского и международного (частного и публичного) и некоторых других" <13>.

<13> Игнатьева С.В., Игбаева Г.Р. Правовая природа валютных правоотношений // Банковское право. 2004. N 4.

Данный подход к определению места валютного права в системе права и законодательства, заключающийся в комплексном характере валютного права как отрасли законодательства, основан на общем предмете правового регулирования гражданского, финансового и международного частного права. Если опираться на объект правоотношений, которым выступают валюта РФ, внутренние ценные бумаги и валютные ценности, то, конечно, такие отношения выходят за рамки финансовых отношений и могут регулироваться нормами частного права - гражданского права или международного частного права.

Как пишут С.В. Игнатьева и Г.Р. Игбаева: "Валютные правоотношения, регулируемые гражданским правом, возникают между хозяйствующими субъектами, участвующими в обороте товаров, работ или услуг. Подобные правоотношения включают правоотношения, возникающие по поводу перехода права собственности на валютные ценности, валюту РФ и внутренние ценные бумаги, по поводу получения или предоставления кредитов в иностранной валюте, а также использования валютных ценностей, валюты РФ и внутренних ценных бумаг в качестве средства платежа. Таким образом, валютные правоотношения, имеющие гражданско-правовую природу, возникают в связи с владением, пользованием и распоряжением валютными ценностями, а в определенных случаях - валютой РФ и внутренними ценными бумагами, то есть представляют собой имущественные правоотношения, предусмотренные п. 1 ст. 2 ГК РФ, и, соответственно нормы, регулирующие данные правоотношения, следует относить к гражданскому законодательству, а сами правоотношения к гражданским, имущественным отношениям" <14>.

<14> Игнатьева С.В., Игбаева Г.Р. Указ. соч.

Действительно, объектами гражданско-правовых сделок могут выступать валютные ценности. И совершенно правы С.В. Игнатьева и Г.Р. Игбаева, что обязательство в иностранной валюте, являясь разновидностью денежных обязательств, представляет собой правоотношение, в силу которого одно лицо (должник) обязано произвести в пользу другого лица (кредитора) уплату денежных знаков, т.е. предоставить предметы, выполняющие в обороте функцию средства платежа, в данном случае - иностранную валюту, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения этой обязанности. Но вряд ли можно согласиться с данными авторами, что валютные правоотношения, регулируемые методом юридического равенства сторон, являются разновидностью гражданско-правовых отношений <15>. По нашему мнению, здесь речь идет исключительно о гражданских правоотношениях, объектом которых являются валютные ценности.

<15> См.: Игнатьева С.В., Игбаева Г.Р. Указ. соч.

Более корректным представляется подход Р.А. Ражкова <16>, который говорит о валютных обязательствах как разновидности гражданско-правовых обязательств, критерием выделения которого в особый вид гражданско-правовых обязательства являются валютные ценности. В частности, Р.А. Ражков пишет, что валютное обязательство является самостоятельным видом обязательств по поводу валютных ценностей и представляет собой обязательство, направленное на передачу валютных ценностей в определенной либо определимой сумме, в целях платежа.

<16> См.: Ражков Р.А. Валютное обязательство как вид гражданско-правового обязательства // Банковское право. 2005. N 6.

Подход к определению валютного права как комплексной отрасли законодательства оправдан и в связи с привлечением к ответственности за нарушения валютного законодательства Российской Федерации. Как мы уже отмечали выше, за нарушения валютного законодательства Российской Федерации предусматривается административная или уголовная ответственность.

В целях более полного раскрытия заявленной проблематики следует сказать о необходимости разграничения понятий отрасли права и отрасли законодательства <17>. Отрасль права - это более емкое понятие по сравнению с понятием отрасли законодательства, поскольку для того, чтобы признать самостоятельной ту или иную отрасль права, необходимо выделить специфический предмет и метод правового регулирования общественных отношений данной отраслью права. Для выделения отрасли законодательства достаточно иметь совокупность правовых норм, закрепленных в соответствующих нормативных правовых актах, регулирующих сходные отношения. Например, военное право, медицинское право, образовательное право, транспортное право - это не самостоятельные отрасли права, а отрасли законодательства, поскольку правовые нормы, регулирующие отношения в той или иной области, включаются в состав различных отраслей права - конституционного, гражданского, предпринимательского, административного, финансового, уголовного и др.

<17> В теории права проводится разграничение понятий "система права" и "система законодательства" и соответственно "отрасль права" и "отрасль законодательства". См., например: Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М.: Юристъ, 1996. С. 178 - 179.

Законодатель, подтверждая тезис о различии понятий отрасли права и отрасли законодательства, в нормативных правовых актах не применяет термины "гражданское право", "административное право" и т.д., а использует такие термины, как "валютное законодательство Российской Федерации... гражданское и административное законодательство Российской Федерации, другие отрасли законодательства Российской Федерации" <18>, "законодательство о налогах и сборах" <19>, "гражданское, семейное и другие отрасли законодательства Российской Федерации" <20>, "законодательство об административных правонарушениях" <21>, "бюджетное законодательство Российской Федерации" <22>, "гражданское законодательство" <23>.

<18> Пункт 2 ст. 1, ст. 4 Федерального закона от 10 декабря 2003 г. N 173 "О валютном регулировании и валютном контроле".
<19> Статьи 1, 2 Налогового кодекса Российской Федерации. Часть 1 от 31 июля 1998 г. N 146-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 31. Ст. 3824.
<20> Статья 11 Налогового кодекса Российской Федерации. Часть 1 от 31 июля 1998 г. N 146-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 31. Ст. 3824.
<21> Статья 1.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 1.
<22> Статьи 2, 4, 5 Бюджетного кодекса Российской Федерации от 31 июля 1998 г. N 145-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 31. Ст. 3823.
<23> Статья 1 Гражданского кодекса Российской Федерации. Часть 1 от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 32. Ст. 3301.

И вообще, если развивать мысль о юридической технике, применяемой законодателем, то следует обратить внимание на Указ Президента Российской Федерации от 16 декабря 1993 г. N 2171 "Об Общеправовом классификаторе отраслей законодательства" <24> (далее - Указ N 2171). Указом N 2171 был предусмотрен перечень из 45 отраслей законодательства, что значительно превышало число отраслей права. В качестве одной из отраслей законодательства выделялось законодательство о финансах и кредите (рубрика 090.000.000), в которую отдельной подрубрикой включалось "Валютное регулирование" (090.120.000). В настоящее время названный Указ не действует, он отменен Указом Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 г. N 511 "О Классификаторе правовых актов" <25> (далее - Указ N 511). Но между названными Указами существует преемственность. В действующем Указе N 511 содержится Таблица соответствия рубрик Классификатора правовых актов рубрикам общеправового Классификатора отраслей законодательства, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 декабря 1993 г. N 2171. То есть новый действующий Указ N 511 основывается на ранее действовавшем Указе N 2171.

<24> Собрание актов Президента РФ и Правительства РФ. 1993. N 51. Ст. 4936.
<25> Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 12. Ст. 1260.

Значимость предпринимаемых попыток классификации сначала отраслей законодательства, потом правовых актов вызвана практическими потребностями: необходимостью унификации банков данных правовой информации, а также необходимостью обеспечения автоматизированного обмена правовой информацией между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами прокуратуры Российской Федерации и органами местного самоуправления. И надо отдать должное специалистам, которые проделали такую колоссальную работу, классифицируя отрасли законодательства и правовые акты в Российской Федерации.

Таким образом, законодатель не использует теоретическую конструкцию отрасли права, а идет другим путем - через использование терминов "законодательство", "отрасли законодательства", что подтверждает мысль о том, что "отрасль права" и "отрасль законодательства" - понятия не идентичные.

О тесной взаимосвязи валютного законодательства с другими отраслями законодательства свидетельствует и действующий в настоящее время Классификатор правовых актов в Российской Федерации.

Согласно Указу N 511 Классификатор правовых актов состоит из 21 рубрики правовых актов; восьмая рубрика называется "Финансы", и в этой рубрике содержится 13-я подрубрика "Валютное регулирование и валютный контроль", которая, в свою очередь, включает семь следующих разделов:

080.130.010 "Общие положения";

080.130.020 "Иностранная валюта";

080.130.030 "Драгоценные металлы и драгоценные камни" <26>;

080.130.040 "Валютные операции и валютные сделки". Данный раздел корреспондирует с другим разделом Классификатора - с разд. 080.110.030 "Банковские операции и банковские сделки", который включен в группу "Финансы" и подгруппу "Банковское дело";

080.130.050 "Ввоз и вывоз валюты и валютных ценностей". Данный раздел корреспондирует с разд. 100.170.040 "Перемещение через таможенную границу Российской Федерации валюты, товаров и транспортных средств физическими лицами", который включен в группу "Внешнеэкономическая деятельность. Таможенное дело";

080.130.060 "Валютный контроль". Данный раздел корреспондирует с разд. 100.170.100 "Таможенные и иные виды контроля";

080.130.070 "Иные вопросы валютного регулирования".

<26> В соответствии с пп. 5 п. 1 ст. 1 Федерального закона "О валютном регулировании и валютном контроле" драгоценные металлы и драгоценные камни не являются валютными ценностями, и, соответственно, валютным законодательством отношения по поводу названных объектов не регулируются. То есть в данном случае положение Указа N 511 не соответствует действующему валютному законодательству Российской Федерации, и Указ N 511 в этой части подлежит корректировке.

В свою очередь, сама подрубрика "Валютное регулирование и валютный контроль" в целом корреспондирует с подрубрикой 030.050.030 "Валютные ценности", расположенной в рубрике "Гражданское право".

Таким образом, валютное законодательство наиболее тесно взаимосвязано с гражданским законодательством, банковским и таможенным законодательством Российской Федерации.

Резюмируя вышесказанное, можно отметить, что на сегодняшний день имеются следующие общетеоретические и практические (законодательные) подходы к определению валютного права и его места в системе российского права и законодательства:

  1. валютное право - это самостоятельная отрасль права;
  2. валютное право - это подотрасль (институт) финансового права;
  3. валютное право - это комплексная отрасль законодательства, регулирующая публично-правовые и частноправовые отношения.

В создавшейся ситуации, на наш взгляд, наиболее приемлемой может считаться позиция, в соответствии с которой валютное право следует рассматривать в двух аспектах - узком и широком.

В узком смысле слова валютное право ограничивается финансово-правовыми нормами, регулирующими публичные отношения в валютной сфере, т.е. отношения в сфере валютного регулирования и валютного контроля. И в таком понимании валютное право как часть системы финансового права имеет предмет и метод правового регулирования, которые соотносятся с предметом и методом финансового права как частное и общее. Причем, как мы уже отмечали выше, когда речь идет только о финансово-правовой составляющей валютного права, то более корректно говорить о правовом институте финансового права "Валютное регулирование и валютный контроль", но не "Валютное право".

Валютному праву как части системы финансового права присущ императивный метод правового регулирования, как и финансовому праву в целом.

Но здесь возникает вопрос: чем же все-таки является валютное право в системе финансового права - правовым институтом или подотраслью? Дело в том, что в финансовом праве словом "право" называются подотрасли финансового права - бюджетное право и налоговое право. Финансово-правовые институты имеют другие формулировки, например: правовые основы финансов государственных и муниципальных предприятий, финансово-правовое регулирование банковской деятельности, государственный и муниципальный кредит, валютное регулирование и валютный контроль и др.

Попробуем ответить на проблемный вопрос с помощью теории права. С.С. Алексеев пишет, что "система права - это... его подразделение на отрасли и институты" <27>.

<27> Алексеев С.С. Государство и право. М.: Юридическая литература, 1993. С. 83.

В.И. Гойман <28> относит к системе права совокупность норм права, объединенных в институты, подотрасли и отрасли права. Причем, по мнению автора, только крупные и сложные по своему составу отрасли наряду с институтами права включают еще один компонент - подотрасль права; подотрасль права в отличие от правового института обязательным компонентом каждой отрасли права не является.

<28> См.: Гойман В.И. Система права / Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М.: Юристъ, 1996. С. 171.

А.С. Комаров <29> считает, что система права включает совокупность отраслей, правовых институтов и норм права, причем правовые институты могут объединяться в подотрасли права, для которых характерна высокая степень специализации входящих в нее норм.

<29> См.: Комаров С.А. Указ. соч. С. 235.

По мнению авторов учебника по общей теории права и государства под редакцией В.В. Лазарева <30>, система права - это подразделение совокупности правовых норм на отрасли права (конституционное, гражданское, уголовное и т.д.) и институты права (избирательное право, институт собственности и т.д.) в зависимости от предмета и метода регулирования.

<30> См.: Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М.: Юристъ, 1994. С. 36, 136 - 137.

Таким образом, в теории права нет единства мнения по поводу подотрасли права как структурного элемента системы права: некоторые ученые выделяют подотрасль права, а некоторые - нет. Но все без исключения говорят о том, что правовой институт - необходимый элемент отрасли права. Что касается подотрасли права, то даже те специалисты, которые признают существование подотраслей права наряду с правовыми институтами, обращают внимание, что это не обязательный структурный элемент отрасли права - он может быть, а может и не быть. То есть в теории права принципиальной разницы между подотраслью права и правовым институтом не наблюдается.

Придерживаясь сложившейся традиции в финансовом праве в целях отграничения публичных отношений от частных, складывающихся по поводу валютных ценностей, валюты Российской Федерации, внутренних ценных бумаг с участием резидентов и нерезидентов, считаем целесообразным выделять в системе финансового права правовой институт "Валютное регулирование и валютный контроль", но не подотрасль "Валютное право".

Учитывая современные тенденции валютной политики, суть которых сводится к отмене валютных ограничений по валютным операциям движения капитала, предметом регулирования валютного права как правового института финансового права в скором будущем может остаться только валютный контроль. Валютный контроль - это один из видов финансового контроля, и поэтому нормы права, регулирующие порядок проведения валютного контроля, являются финансово-правовыми <31>.

<31> Е.Ю. Грачева убедительно доказала в своих научных исследованиях это положение. См., например: Грачева Е.Ю. Финансовый контроль - подотрасль финансового права // Финансовое право. 2002. N 2; Грачева Е.Ю. Проблемы правового регулирования государственного финансового контроля. М., 2000. Хотелось бы также отметить, что точка зрения, согласно которой валютный контроль является разновидностью финансового контроля и, таким образом, соответствующие отношения регулируются финансовым правом, является общепризнанной в науке финансового права и не оспаривается представителями других юридических наук.

Что касается второго аспекта валютного права - широкого его понимания, то здесь под валютным правом следует понимать всю совокупность правовых норм, которые включаются в состав различных отраслей права и объединяющим для которых служит предмет регулирования - отношения по поводу валюты и валютных ценностей. С этой позиции валютное право представляет собой комплексную отрасль законодательства, которая основывается на нормах конституционного, финансового, гражданского, международного частного права, административного и уголовного права.

В то же время хотелось бы обратить внимание на то, что если валютное право рассматривать как учебную дисциплину, то термин "валютное право" вполне приемлем и уместен, так как учебная дисциплина может и должна включать в себя все аспекты, связанные с правовым регулированием отношений, объектом которых являются валюта Российской Федерации, внутренние ценные бумаги и валютные ценности, а субъектами - резиденты и нерезиденты, осуществляющие валютные операции.

Ю.В.Тютина

К. ю. н.,

доцент

кафедры налогового права

Всероссийской государственной

налоговой академии

Министерства финансов РФ