Мудрый Экономист

Налоговая тайна

"Ваш налоговый адвокат", 2007, N 12

Деятельность налоговой службы напрямую связана со сбором информации о налогоплательщиках, ее хранением, обработкой (проверка, обобщение, анализ, сравнение и пр.) и в предусмотренных законом случаях передачей иным пользователям. Нередко эта информация конфиденциальна и составляет налоговую тайну. Известны примеры как излишне широкого, так и слишком ограниченного толкования этого понятия, в равной мере обусловленного пробелами в налоговом законодательстве.

Понятие налоговой тайны

Институт налоговой тайны как разновидности конфиденциальной информации регулируется законодательством весьма лаконично. Правила, устанавливающие режим сведений, составляющих налоговую тайну, в основном сосредоточены в сравнительно небольшой ст. 102 Налогового кодекса РФ. Общее понятие конфиденциальной информации определено в Федеральном законе от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" (далее - Закон об информации).

Согласно п. 4 ст. 9 Закона об информации условия отнесения информации к сведениям, составляющим коммерческую, служебную и иную тайну, обязательность соблюдения их конфиденциальности, а также ответственность за разглашение устанавливаются федеральными законами. Понятие конфиденциальности определено п. 7 ст. 2 Закона об информации: обязательное для исполнения лицом, получившим доступ к определенной информации, требование не передавать сведения третьим лицам без согласия их обладателя. Обладателем информации о налогоплательщике является сам налогоплательщик, выступающий одновременно источником этих сведений.

Условия отнесения конфиденциальной информации к сведениям, составляющим налоговую тайну, установлены законодательством о налогах и сборах. Согласно пп. 13 п. 1 ст. 21 во взаимосвязи с п. п. 2 и 3 ст. 21, п. 2 ст. 24 НК РФ к таким сведениям относится информация, касающаяся не только налогоплательщиков, но и плательщиков сборов и налоговых агентов (далее для удобства изложения все эти лица будут именоваться налогоплательщиками). В соответствии с п. 1 ст. 102 НК РФ налоговую тайну составляют любые сведения о налогоплательщике, полученные налоговой службой, органами внутренних дел, государственным внебюджетным фондом и таможенным органом.

Сведения о налогоплательщике могут быть отнесены к налоговой тайне с момента постановки его на учет в налоговом органе (п. 9 ст. 84 НК РФ). Таким образом, режим налоговой тайны действует только в отношении информации, полученной после постановки на учет, а в отношении конкретных сведений - с момента первого получения доступа к ним любым должностным лицом указанных органов. Можно предположить, что режим налоговой тайны в отношении организации действует до снятия ее с учета в связи с ликвидацией, а в отношении физического лица - до его смерти (признания умершим в порядке, установленном гражданским законодательством РФ).

Конфиденциальность сведений, составляющих налоговую тайну, предусмотрена п. 2 ст. 102 НК РФ: "Налоговая тайна не подлежит разглашению налоговыми органами, органами внутренних дел, органами государственных внебюджетных фондов и таможенными органами, их должностными лицами и привлекаемыми специалистами, экспертами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом". Между тем составы лиц, приведенных в определении налоговой тайны, и лиц, обязанных обеспечивать ее соблюдение, не совпадают.

Под разглашением информации в первую очередь понимаются способы ее раскрытия, предусмотренные п. п. 8 и 9 ст. 2 Закона об информации. Это действия, в результате которых сведения становятся известными определенным лицам (предоставление информации) либо неопределенному кругу лиц (распространение информации). Разглашением налоговой тайны признается, в частности, использование либо передача другому лицу производственной или коммерческой тайны налогоплательщика, ставшей известной должностному лицу (привлеченному специалисту или эксперту) при исполнении им своих обязанностей (п. 2 ст. 102 НК РФ). К разглашению налоговой тайны приравнивается также утрата документов, содержащих сведения, составляющие налоговую тайну (п. 4 ст. 102 НК РФ).

Учтите, что с 1 января 2008 г. к коммерческой тайне отнесены исключительно секреты производства (ноу-хау), т.е. сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и др., в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах ведения профессиональной деятельности), имеющие действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, не имеющим к таким сведениям свободного доступа на законном основании. В отношении таких сведений их обладатель вводит режим коммерческой тайны. Этот вывод следует из сопоставления определения "содержание информации, составляющей коммерческую тайну (секрет производства)" из п. 2 ст. 3 Федерального закона от 29 июля 2004 г. N 98 "О коммерческой тайне" и определения "секрет производства (ноу-хау)", приведенного в ст. 1465 части четвертой <1> Гражданского кодекса РФ. Понятие "производственная тайна" в законодательстве отсутствует.

<1> Вступает в силу 1 января 2008 г.

Анализ норм ст. 102 НК РФ показывает, что на сведения, составляющие коммерческую тайну налогоплательщика, ставшие известными должностному лицу государственного органа, привлеченному специалисту или эксперту при исполнении ими своих обязанностей, одновременно распространяется режим налоговой тайны. Однако не все подобные сведения являются коммерческой тайной, поскольку режим налоговой тайны в равной степени распространяется на иные виды конфиденциальной информации, к коммерческой тайне не относящиеся (например, персональные данные).

Для определения принадлежности сведений к информации, составляющей налоговую тайну, используется их общее описание с перечислением общих признаков и установление закрытого перечня данных, которые к такой информации не относятся. Согласно п. 1 ст. 102 НК РФ к налоговой тайне, в частности, не относятся сведения об идентификационном номере налогоплательщика, а также о нарушениях налогового законодательства и мерах ответственности за них. Также не признается раскрытием налоговой тайны:

Вопрос, какие сведения не являются налоговой тайной, не решен налоговым законодательством в полной мере. Например, НК РФ не определен статус сведений, которые подлежат опубликованию в соответствии с законодательством РФ, в частности об акционерных обществах, ценных бумагах, государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Многие специалисты считают, что такие сведения не относятся к налоговой тайне даже в случае их получения государственным органом, так как фактически разглашаются налогоплательщиком самостоятельно.

Вместе с тем раз налоговая тайна является разновидностью конфиденциальной информации, то понятие налоговой тайны и информацию, к ней не относящуюся, необходимо определять не только на основании положений ст. 102 НК РФ, но учитывать еще Закон об информации. Таким образом, не может быть налоговой тайной общедоступная информация (ст. 7 Закона об информации), т.е. сведения, которые по своей природе не могут быть конфиденциальными (например, наименование налогоплательщика-организации, имя индивидуального предпринимателя, под которыми они выступают в гражданском обороте).

К слову сказать, имеется и факт излишнего нормативного регулирования. Так, сведения об идентификационном номере налогоплательщика не могут быть отнесены к налоговой тайне в соответствии с самим понятием налоговой тайны, поскольку ИНН присваивается налоговым органом по местонахождению (месту жительства) налогоплательщика и квалифицировать такие данные как полученные налоговым органом достаточно затруднительно. Так что упоминание ИНН в п. 1 ст. 102 НК РФ представляется ненужным.

На основании изложенного перечислим признаки принадлежности информации к налоговой тайне. Итак, сведения должны:

Источники сведений, составляющих налоговую тайну

Сведениями, которые касаются налогоплательщика и относятся к налоговой тайне, могут располагать как сам налогоплательщик, так и иные лица. Как правило, такие сведения налоговые органы получают:

Обратите внимание: не относятся к налоговой тайне сведения, полученные налоговым органом при осуществлении функций, возложенных на него нормативно-правовыми актами, не относящимися к законодательству о налогах и сборах, в частности Федеральными законами:

Налоговый контроль как информационный процесс

Первый и основной источник информации о налоговых обязательствах (полученных доходах и произведенных расходах, источниках доходов, налоговых льготах и исчисленной сумме налога и (или) других данных, связанных с исчислением и уплатой налога) - налоговая отчетность налогоплательщика. Этот источник информации является также окончательным, поскольку используется, пока не доказана его недостоверность. Второй, дополнительный источник - первичные документы, регистры бухгалтерского и налогового учета, сведения из которых формируют налоговую отчетность. Эти сведения служат для проверки информации, полученной из первого источника.

Предполагается, что сведения, содержащиеся в налоговых декларациях, первичных документах, регистрах бухгалтерского и налогового учета и в бухгалтерской отчетности, достоверно отражают фактические результаты реальной экономической деятельности налогоплательщика, а его действия, совершенные в рамках гражданского законодательства и имеющие своим результатом предусмотренные законодательством о налогах и сборах последствия, не имеют характер злоупотребления правом. Эта презумпция достоверности документов налогоплательщика предполагает, что полученные налоговым органом сведения о налогоплательщике относятся к налоговой тайне, если не установлена их недостоверность.

Лица, обязанные хранить налоговую тайну

Согласно определению налоговой тайны ее режим устанавливается с момента получения налоговой службой, а также органами внутренних дел, внебюджетным фондом, таможенным органом, их должностными лицами сведений о налогоплательщике и далее в отношении данной информации.

Должностные лица органов внутренних дел на основании п. 1 ст. 36 НК РФ по запросу налоговых органов участвуют вместе с ними в выездных проверках. Таможенные органы пользуются правами и несут обязанности налоговых органов по взиманию налогов при перемещении товаров через таможенную границу России в соответствии с таможенным законодательством, НК РФ, иными федеральными законами, в том числе о налогах (п. 1 ст. 34 НК РФ).

Относительно государственных внебюджетных фондов отметим, что они не выступают непосредственно субъектами отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах. Статья 34.1 НК РФ, ранее устанавливающая полномочия органов государственных внебюджетных фондов в налоговых отношениях, в настоящее время утратила силу <1>, однако ст. 243 Кодекса предусматривает представление налогоплательщиками в ПФР и ФСС РФ отчетности по ЕСН. Таким образом, в отсутствие общих полномочий государственные внебюджетные фонды в настоящее время все же не лишены возможности непосредственно получать информацию о налогоплательщиках.

<1> Федеральный закон от 29 июня 2004 г. N 58-ФЗ.

Как было отмечено, в п. 2 ст. 102 НК РФ установлен более широкий по сравнению с данным в п. 1 этой статьи определением налоговой тайны перечень субъектов, на которых лежат обязанности по ее сохранению. Налоговая тайна не подлежит разглашению налоговой службой, органами внутренних дел, внебюджетными фондами и таможенными органами, их должностными лицами и привлекаемыми специалистами, экспертами. Представляется, что дополнительное включение в этот перечень экспертов и специалистов, которые участвуют в проведении конкретных действий в рамках налогового контроля на основании п. 1 ст. 95 и п. 1 ст. 96 НК РФ, продиктовано стремлением законодателя обеспечить сохранность налоговой тайны лицами, являющимися вторичными пользователями конфиденциальной информации, получившими ее от первичных пользователей.

Сведения о налогоплательщике, полученные непосредственно самим экспертом и (или) специалистом в процессе налогового контроля (например, в ходе проверки), в силу определения налоговой тайны к ней не относятся. Но эксперт и (или) специалист не имеют права разглашать полученную в процессе проверки от должностного лица налогового либо таможенного органа информацию, которая составляет налоговую тайну.

Отметим, что должностными лицами органов внутренних дел, экспертами и специалистами перечень участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, потенциально способных получить сведения о налогоплательщике, не ограничивается. К ним также относятся:

Никаких требований конфиденциальности к информации о налогоплательщике, полученной указанными лицами, законодательство о налогах и сборах не содержит. Необходимо признать наличие пробела в законодательном регулировании. Отсутствие упоминания таких лиц в перечне субъектов, обязанных не разглашать налоговую тайну, исключает саму возможность передачи конфиденциальных сведений этим лицам от налоговых и таможенных органов, органов внутренних дел, экспертов и специалистов, т.е. первичных и вторичных пользователей данной информации.

На практике упомянутый пробел несколько нивелируется лишь в отношении переводчиков - включением в договор условия о неразглашении ими сведений о налогоплательщике. Напомним, что переводчики для проведения конкретных действий в рамках налогового контроля привлекаются на договорной основе (п. 1 ст. 97 НК РФ).

Сведения о нарушениях налогового законодательства и мерах ответственности за них

Теперь перейдем к информации о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за такие нарушения, которая по законодательству не относится к налоговой тайне. По нашему мнению, к такой информации могут быть отнесены сведения как о совершенных налоговых правонарушениях, так и о нарушениях налогового законодательства, за которые не установлена налоговая ответственность. Однако ФАС Центрального округа в Постановлении от 29 августа 2007 г. по делу N А14-15673-2006/614/34 высказал мнение, что, исходя из системного толкования норм ст. ст. 45, 72, 75, 106, 107 НК РФ, а также гл. 16 НК РФ, под сведениями о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения законодатель подразумевает только информацию о налоговых правонарушениях, ответственность за которые предусмотрена НК РФ.

По мнению автора, этот вывод не соответствует законодательству о налогах и сборах, поскольку НК РФ под нарушениями данного законодательства понимает любое несоблюдение его норм. Например, согласно п. 1 ст. 100 НК РФ в случае выявления нарушений налогового законодательства в ходе проведения проверки должностное лицо, проводящее проверку, должно составить акт по установленной форме. Вопрос о том, квалифицировать ли выявленное нарушение как налоговое, решается не проверяющими, а руководителем (заместителем руководителя) налогового органа по результатам рассмотрения материалов проверки.

Следуя логике суда, если выявлены только налоговые правонарушения, акт налоговой проверки не должен составляться, что, конечно же, неправильно. Также вызывает сомнение утверждение об отнесении к налоговым лишь правонарушений, предусмотренных гл. 16 НК РФ. Ведь в соответствии с п. 1 ст. 107 НК РФ ответственность за совершение налоговых правонарушений организации и физические лица несут в случаях, предусмотренных гл. 16 и 18 НК РФ. Обе главы входят в разд. VI Кодекса, посвященный налоговым правонарушениям и ответственности за их совершение, которая получила наименование "налоговая", поскольку является отраслевой ответственностью.

Возникает вопрос: насколько подробными и детализированными могут быть сведения о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения, если они не составляют налоговую тайну? Полагаем, что в таком случае сведения не могут ограничиваться только информацией о положениях законодательства о налогах и сборах, нарушенных налогоплательщиком, норме НК РФ, предусматривающей налоговую ответственность, и мере ответственности, т.е. размере штрафа. Очевидная возможность определения сумм, на основе которых были рассчитаны соответствующие штрафы (путем обратного счета исходя из сведений о примененной мере ответственности), не позволяет отнести к налоговой тайне и сведения об этих суммах. Так как в соответствии со ст. 11 НК РФ под недоимкой понимается сумма налога или сбора, не уплаченная в установленный законодательством срок, т.е. одна из составляющих частей задолженности (остальное - это пени и штраф), сведения о суммах задолженности тоже не относятся к налоговой тайне.

Такое же мнение, хотя и недостаточно уверенно, высказано МНС России в Письме от 5 марта 2002 г. N ШС-6-14/252. В нем сообщается, что сведения о неисполнении конкретным налогоплательщиком обязанности по уплате налога в установленный срок (о задолженности налогоплательщика) не могут составлять налоговую тайну. Указанная позиция сохраняет свою актуальность и сейчас, потому как до настоящего времени это Письмо не отменено и используется в работе налоговых органов.

Состав налогового правонарушения в ряде случаев предусматривает указание на способ его совершения. Логично было бы предположить, что обстоятельства совершенного правонарушения, а равно и нарушения законодательства о налогах и сборах также не есть налоговая тайна.

Итак, отдельные сведения о налогоплательщике не признаются налоговой тайной. Означает ли это, что все лица, обратившиеся в налоговый орган за такой информацией, должны ее получить? Сведения о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения не следует приравнивать к информации о законодательстве о налогах и сборах, бесплатное предоставление которой в качестве обязанности налоговых органов предусмотрено ст. 32 НК РФ.

Так, ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 13 сентября 2007 г. по делу N Ф03-А51/07-2/3620 указал, что налоговые органы обязаны предоставлять бесплатно лишь информацию, указанную в пп. 4 п. 1 ст. 32 НК РФ. Информация же о нарушении субъектами предпринимательской деятельности законодательства о налогах и сборах не является составной частью указанных в ст. 32 Кодекса сведений. ФАС Уральского округа в Постановлении от 27 июня 2005 г. по делу N Ф09-2678/05-С7 пришел к выводу, что законодательством не установлена обязанность налоговых органов предоставлять хозяйствующим субъектам информацию о нарушениях налогового законодательства иными субъектами предпринимательской деятельности. Значит, отказ налогового органа в ее предоставлении является правомерным и не нарушает права и законные интересы обратившихся за этой информацией лиц.

Проявление необходимой степени осмотрительности в выборе контрагента не означает, что у участников гражданского оборота есть право доступа к сведениям, составляющим налоговую тайну третьих лиц. Так, в Решении Арбитражного суда г. Москвы от 4 июля 2007 г. по делу N А40-13290/07-117-90 справедливо указано, что проверка соблюдения контрагентами требований налогового законодательства не только не входит в обязанности общества, но и прямо запрещена законом. Фискальный суверенитет государства предполагает возможность проведения подобных проверок исключительно уполномоченными государственными органами. В этих целях любые сведения о налогоплательщике отнесены законом к налоговой тайне (ст. 102 НК РФ).

Незаконное собирание сведений, составляющих налоговую тайну, является уголовным преступлением (ст. 183 УК РФ). Каждый из налоговых органов по местонахождению контрагентов налогоплательщика однозначно отклонил бы его запрос об исполнении контрагентами требований налогового законодательства. Попытки же получить такую информацию из иных источников привели бы к уголовному преследованию должностных лиц налогоплательщика.

Отметим, что режим налоговой тайны предполагает сохранение конфиденциальности информации в отношении третьих лиц, но никак не налогоплательщика, поскольку последний является ее обладателем. В соответствии с п. 5 ст. 2 Закона об информации обладателем информации считается лицо, самостоятельно создавшее информацию либо получившее на основании закона или договора право разрешать либо ограничивать доступ к информации, определяемой по каким-либо признакам.

Налоговая тайна в суде

Согласно ст. 11 АПК РФ разбирательство дел в арбитражных судах открытое. Закрытое судебное заседание допускается, если открытое разбирательство дела может привести к разглашению государственной тайны, в иных случаях, предусмотренных федеральным законом, а также при удовлетворении ходатайства лица, участвующего в деле и ссылающегося на необходимость сохранения коммерческой, служебной или иной охраняемой законом тайны. Судебная практика по данному вопросу немногочисленна.

Пример. Заявитель ходатайствовал о проведении закрытого судебного заседания, ссылаясь на ст. 11 АПК РФ и мотивируя это необходимостью сохранения налоговой и банковской тайны. Ведь в материалах дела содержатся сведения о суммах налогов, влияющих на показатели операций по движению денежных средств по банковским счетам заявителя, а также имеются документы, предусмотренные ст. 165 НК РФ.

Это ходатайство апелляционным судом было отклонено, поскольку заявитель в силу ст. 159 АПК РФ не обосновал, каким образом открытое судебное разбирательство по правилам арбитражного судопроизводства может привести к разглашению сведений, составляющих налоговую или банковскую тайну. С доказательствами, имеющимися в материалах дела и содержащими сведения о заявителе как о налогоплательщике, согласно ст. 41 АПК РФ вправе знакомиться только лица, участвующие в деле (налогоплательщик и налоговый орган в лице их представителей, действующих по доверенности и на основании п. 1 ст. 31 НК РФ). Неограниченному кругу лиц материалы дела для ознакомления не предоставляются.

Информация, которая должна содержаться в судебном акте в силу ст. 201 АПК РФ по налоговому спору, предметом которого является ненормативный правовой акт налогового органа, по мнению апелляционного суда, не нарушает ни налоговую, ни банковскую тайну, так как не содержит в себе сведений, их составляющих. Сама по себе информация о представлении налогоплательщиком декларации по НДС в налоговый орган не является какой-либо тайной, а сведения о нарушениях налогоплательщиком законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения не являются налоговой тайной (пп. 3 п. 1 ст. 102 НК РФ). При таких условиях ходатайство заявителя судом признано необоснованным и не подлежащим удовлетворению.

(Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 мая 2007 г. по делу N 09АП-4290/2007-АК)

Представляется, что аналогичными доводами можно обосновать отсутствие необходимости проводить закрытое судебное заседание в любом случае, предусмотренном ст. 11 АПК РФ. Открытость рассмотрения дела означает, что любое лицо может присутствовать во время судебного процесса в зале суда и фиксировать все происходящее, в том числе посредством звуко- и видеозаписи. Однако такое лицо, присутствуя на заседании и не являясь участником судебного разбирательства, не сможет ознакомиться с доказательствами, имеющимися в материалах дела. Значит, вопрос о правомерности проведения открытых судебных заседаний по налоговым спорам остается нерешенным.

С.А.Тараканов

Заместитель начальника

отдела методологии автоматизации

налогового контроля и организации

межведомственного взаимодействия

Управления контрольной работы ФНС