Мудрый Экономист

Актуальные проблемы регистрации и ликвидации юридических лиц

"Ваш налоговый адвокат", 2007, N 12

Еще в 1994 г. п. 1 ст. 51 Гражданского кодекса РФ было предписано: "Юридическое лицо подлежит государственной регистрации в органах юстиции в порядке, определяемом законом о регистрации юридических лиц". Однако только Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ обобщил в одном нормативно-правовом акте положения, которые регулируют отношения, возникающие в связи с государственной регистрацией юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, при внесении изменений в учредительные документы и при ведении Единого государственного реестра. После внесенных 23 июня 2003 г. в Закон N 129-ФЗ изменений его название изложено в новой редакции, которое действует и в настоящее время: "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о регистрации).

Целями государственной регистрации хозяйствующих субъектов являются:

Между тем несовершенство Закона о регистрации и весьма вольный и непоследовательный подход к его толкованию отдельными предпринимателями и налоговыми органами создают множество проблем в его применении. Это не позволяет реализовать весь запланированный законодателем комплекс мер, направленный как на защиту свободы предпринимательской деятельности, так и на охрану публичных интересов, в частности в сфере налогового контроля.

Проблема первая - включение в ЕГРЮЛ

Многие предприятия сталкиваются с незаконными отказами налоговых органов в государственной регистрации или последующей ликвидации по упрощенной процедуре субъекта, правомерно ведущего хозяйственную деятельность. В свою очередь, налоговые органы не могут эффективно противодействовать регистрации недобросовестных фирм, создающихся с целью уклонения от уплаты налогов, мошенничества, легализации доходов, полученных преступным путем, и иных подобных способов лжепредпринимательства.

Например, почти два года действовало незаконное Письмо ФНС России от 26 октября 2004 г. N 09-0-10/4223 (далее - Письмо ФНС России). Исключительно в благих целях борьбы с рейдерскими захватами предприятий, а также недопущения функционирования фирм-однодневок, в которых в качестве руководителей указаны подставные лица, этим документом было предписано заверять заявления о внесении в ЕГРЮЛ изменений (форма N Р14001 <1>), связанных со сменой исполнительного органа, подписью прежнего руководителя организации. Если для регистрации изменений представлялось заявление, подписанное лицом, сведения о котором не содержатся в ЕГРЮЛ, налоговые органы зачастую отказывали в регистрации новых учредительных документов по причине непредставления документа.

<1> Заявление о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц изменений в сведения о юридическом лице, не связанных с внесением изменений в учредительные документы, утверждено Постановлением Правительства РФ от 19 июня 2002 г. N 439.

Однако в случаях непредставления заявления о смене руководителя лицом, сведения о котором содержатся в ЕГРЮЛ, смерти прежнего руководителя, признания прежнего руководителя умершим либо отсутствующим указанные сведения могли быть представлены в регистрирующий орган учредителями юридического лица, вновь назначенным руководителем либо третьими лицами. Бывший же директор, отказывающийся в представлении формы N Р14001 на нового руководителя, привлекался налоговыми органами к штрафу до 5000 руб. на основании п. 3 ст. 14.25 КоАП РФ.

Как требования Письма ФНС России в итоге могли воспрепятствовать захвату предприятий или назначению "мертвой души" директором фирмы - непонятно. Но многие вполне добросовестные предприятия, столкнувшиеся с проблемой конфликтной замены своего руководителя, вынуждены были вступать в долгие и изнуряющие административные и судебные споры с регистрирующими органами.

Например, одно общество обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании незаконными решений налоговой инспекции об отказе в государственной регистрации изменений, внесенных в учредительные документы, а также изменений в сведениях о юридическом лице. Эти решения были основаны как раз на незаконных нормах Письма ФНС России, согласно которым заявителем в форме N Р14001 должен быть прежний генеральный директор.

Общество выиграло дело во всех инстанциях, включая кассационную (см. Постановление ФАС Московского округа от 16, 9 февраля 2006 г. по делу N КГ-А40/13762-05). Но пять месяцев, т.е. вплоть до момента, когда решением Арбитражного суда г. Москвы заявленные требования были удовлетворены, нормальная деятельность общества была затруднена. Ведь без регистрации в налоговых органах новый директор мог столкнуться с отказом во внесении изменений в банковские карточки. Это, в свою очередь, привело бы к невозможности распоряжаться денежными средствами на расчетных счетах, срыву платежей контрагентам, неуплате налогов в бюджет и иным негативным последствиям, препятствующим нормальной предпринимательской деятельности.

И такие случаи были не единичными (см. также Постановления ФАС Поволжского округа от 30 января 2006 г. по делу N А55-7675/05-1, ФАС Западно-Сибирского округа от 30 ноября 2005 г. по делу N Ф04-8626/2005(17453-А03-15), ФАС Северо-Западного округа от 11 июля 2005 г. по делу N А56-49623/04 и др.). Сложно даже представить, сколько организаций предпочли не доводить дело до суда и урегулировать его внеправовыми способами. Только 29 мая 2006 г. Решением по делу N 2817/06 Высший Арбитражный Суд РФ признал положения Письма ФНС России недействующими как не соответствующие Закону о регистрации.

Следующей победой налогоплательщиков в борьбе за свои "регистрационные" права стало дело о признании недействующими некоторых норм Требований к оформлению документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, а также физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 19 июня 2002 г. N 439. Пунктом 3 указанных Требований было предусмотрено, что "заявление, уведомление или сообщение заполняется в одном экземпляре и предъявляется в регистрирующий орган непосредственно заявителем либо направляется почтовым отправлением с объявленной ценностью при его пересылке и описью вложения".

Признав это положение частично противоречащим Закону о регистрации, Верховный Суд РФ в Решении от 1 августа 2006 г. N ГКПИ06-735 указал, что Правительство РФ не вправе было ограничивать по сравнению с Законом о регистрации права граждан по представлению документов в регистрирующий орган непосредственно ими самими, исключив при этом их право на совершение таких действий через своего представителя или любое другое лицо. Определением ВС РФ от 28 сентября 2006 г. N КАС06-350 данное Решение оставлено без изменения.

Довольно распространенной категорией споров при регистрации юридических лиц является отказ в регистрации предприятия и внесении сведений о нем в ЕГРЮЛ по причине указания в учредительных документах домашнего адреса директора хозяйствующего общества в качестве его местонахождения. Между тем в силу п. 2 ст. 54 Гражданского кодекса РФ местонахождение юридического лица определяется местом его государственной регистрации, которая осуществляется по местонахождению его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия названного органа - иного органа или лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности. Аналогичный порядок установлен и в п. 2 ст. 8 Закона о регистрации.

Согласно ст. 40 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" единоличным исполнительным органом общества является директор. Значит, директор общества вправе указывать в учредительных документах адрес местонахождения юридического лица как местонахождение постоянно действующего исполнительного органа.

Руководствуясь такими правовыми нормами, арбитражные суды признают недействительными решения налоговых органов об отказе в государственной регистрации юридического лица по домашнему адресу руководителя (см., например, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17 марта 2006 г. по делу N А82-4788/2005-1).

В то же время внесение изменений в учредительные документы, если при этом указывается недостоверное местонахождение предприятия, может явиться поводом для признания такой регистрации недействительной в судебном порядке (см. Обзор практики рассмотрения дел по спорам, связанным с регистрацией юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, ФАС Волго-Вятского округа). В этом Обзоре упоминается Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16 ноября 2005 г. по делу N А79-1918/2005, в котором была рассмотрена такая ситуация. Налоговый орган, установивший отсутствие общества с ограниченной ответственностью по новому месту регистрации, добился отмены решения другой инспекции о регистрации новой редакции устава общества через суд. Основной причиной послужило то, что местонахождение юридического лица имеет существенное юридическое значение, им определяется место исполнения обязательств, место уплаты налогов, подсудность споров. Указание недостоверных сведений в учредительных документах юридического лица затрагивает экономические интересы неопределенного круга лиц, которые могут вступить в отношения с обществом, не ведущим деятельности по указанному в учредительных документах адресу, а также препятствует надлежащему налоговому контролю. Таким образом, суд признал недействительной регистрацию налогоплательщика вне места фактического осуществления предпринимательской деятельности.

В спорах о регистрации юридических лиц в случае оплаты уставного капитала неденежными средствами суды довольно часто признают незаконными решения налоговых органов об отказе в регистрации предприятий в случае представления документов без оценки независимым оценщиком вкладов учредителей. Этот вывод следует из того, что Закон о регистрации не предусматривает проведение регистрирующим органом правовой экспертизы представленных для государственной регистрации документов.

Так, по одному из дел суд указал, что согласно пп. "а" и "б" п. 1 ст. 23 упомянутого Закона отказ в государственной регистрации создаваемого юридического лица допускается в случаях непредставления определенных в законе необходимых для регистрации документов и представления документов в ненадлежащий регистрирующий орган. Иных оснований для отказа в регистрации лица при его создании не предусмотрено (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15 марта 2006 г. по делу N А79-8739/2005).

В то же время полагаем, что такой формальный подход не направлен на защиту публичных интересов и прав участников гражданского оборота, вступающих в отношения с организациями, уже при создании которых их учредителями нарушается отраслевое законодательство. В ряде случаев такие организации уклоняются от уплаты налогов, представляют недостоверные сведения своим контрагентам в преступных целях (например, мошенничество или незаконное получение кредитов с последующим их невозвратом).

Вариант решения первой проблемы

Закон о регистрации в рассматриваемой части требует скорейшей доработки: необходимо закрепить право налоговых органов отказывать в регистрации хозяйствующих субъектов, представляющих о себе недостоверные сведения, еще на стадии их проверки, а не в последующем судебном порядке, как это в настоящее время предусмотрено ст. 25. Ведь за период с момента регистрации до дня принудительной судебной ликвидации через расчетный счет фирмы-однодневки могут пройти миллиарды рублей, выведенные из легального оборота; большое количество граждан и предприятий могут оказаться обманутыми, вступив в финансовые отношения с мошенниками, прикрывающимися реквизитами официально зарегистрированной организации.

Деятельность же правоохранительных органов по раскрытию таких преступлений осложнена или даже полностью парализована именно невозможностью установить их истинных организаторов, исполнителей и соучастников, использовавших недостоверные сведения при государственной регистрации субъекта предпринимательской деятельности.

С момента, когда государственная регистрация юридических лиц сможет обеспечить прозрачный состав фактических владельцев бизнеса и сделает практически нереальным назначение на руководящие должности лиц, непричастных к распоряжению имуществом общества, условия для роста экономической преступности будут ликвидированы и начнется постепенное снижение ее уровня. Для этого требуется определенная воля государственных органов, обладающих законотворческими функциями, чтобы привести нормы законодательства в состояние, когда избежать уголовного или административного наказания за противоправные действия, всего лишь представив при регистрации сведения, не соответствующие действительности, станет практически невозможно. Однако в условиях, когда большей частью зарегистрированных предприятий пользуется наиболее обеспеченная часть населения именно в противозаконных целях, говорить об этом бессмысленно.

Проблема вторая - исключение из ЕГРЮЛ

ВАС РФ предлагает налоговым органам активнее выводить недействующие юридические лица из тени. Но получается, что делается это, образно говоря, в сумрак.

Федеральный закон от 2 июля 2005 г. N 83-ФЗ дополнил Закон о регистрации нормами, которые позволяют исключать из Единого государственного реестра юридических лиц (далее - в том числе Реестр) организации, прекратившие свою деятельность во внесудебном (административном) порядке. Указанные нововведения были пролоббированы ВАС РФ с целью разгрузить арбитражные суды от многочисленных дел, связанных с банкротством фактически недействующих юридических лиц. Вместе с тем Закон N 83-ФЗ имеет ряд недостатков юридической техники, которые на практике создают неясность в его применении и вызывают споры в первую очередь между налоговыми органами и арбитражными судами.

Еще Письмом от 9 августа 2005 г. N ЧД-6-09/668@ ФНС России разъяснила нижестоящим налоговым инспекциям, что организация может быть исключена из Реестра в упрощенном порядке, только если имеются документы, подтверждающие отсутствие у нее налоговой задолженности перед бюджетами. Однако Постановление Пленума ВАС РФ от 20 декабря 2006 г. N 67 "О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц" противоречит указанной позиции налоговых органов, поскольку п. 1 этого Постановления позволяет исключать "мертвые" организации из ЕГРЮЛ и при наличии у них налоговой задолженности.

Невзирая на это, Минфин России не согласился с подобной трактовкой Закона о регистрации и Письмом от 24 сентября 2007 г. N СК-6-09/732@ предписал налоговым органам принимать решение о предстоящем исключении из ЕГРЮЛ организаций, имеющих задолженность по обязательным платежам в бюджеты, только при наличии документа о применении в отношении таких юридических лиц процедур банкротства. Другими словами, опять попытался переложить всю работу по исключению прекративших деятельность должников перед бюджетом на арбитражные суды.

Между тем арбитражные суды, которые рассматривают заявления налоговых инспекций о банкротстве отсутствующих налогоплательщиков - юридических лиц, все чаще отклоняют такие требования и прекращают производство по делу. Отсутствие сведений об имуществе, за счет которого могут быть возмещены расходы на процедуру банкротства, и наличие задолженности по налогам (штрафам, сборам, пеням), по мнению судов, не только не препятствуют административному исключению "мертвых душ" из Реестра. Налоговые органы в данной ситуации, наоборот, обязаны рассмотреть вопрос об исключении таких организаций (см., например, Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 26 июля 2007 г. по делу N Ф04-3185/2007(34441-А81-4), ФАС Северо-Западного округа от 26 июля 2007 г. по делу N А05-2763/2007, ФАС Восточно-Сибирского округа от 21 июня 2007 г. по делу N А19-512/07-8-Ф02-3525/07).

Президиум ВАС РФ в Информационном письме от 17 января 2006 г. N 100 вновь разъяснил положения Закона о регистрации в пользу судебной системы. По мнению ВАС РФ, при рассмотрении вопроса о принятии заявления налогового органа о принудительной ликвидации юридического лица в судебном порядке или о признании его банкротом судам необходимо проверять, не является ли данное лицо недействующим и проводилась ли процедура исключения его из ЕГРЮЛ в упрощенном порядке. Соответствующие доказательства о невозможности исключения недействующего юридического лица из Реестра в административном порядке должны при этом представляться налоговыми органами.

Получается, что в сложившемся противостоянии ВАС РФ и Минфина России, пытающихся переложить друг на друга обязанности по ликвидации недействующих организаций, отстаиваются узковедомственные интересы: кто будет заниматься "черной" работой по обелению ЕГРЮЛ. При этом примечательно, что в условиях, когда с налогоплательщика в процедуре ликвидации не взять даже "шерсти клок", интерес чиновников к нему тает с чудовищной быстротой.

За весь 2006 г. в России налоговыми органами было выявлено 696 567 недействующих лиц и исключено из ЕГРЮЛ 255 105 лиц (Письмо ФНС России от 6 февраля 2007 г. N ЧД-6-07/79). Представляется, что количество вновь созданных однодневок за этот же период превысило число покинувших Реестр "собратьев" в разы, если не на порядок.

Вместе с тем исключение из ЕГРЮЛ, как считает ВАС РФ в Постановлении N 67, не означает юридическую ликвидацию предприятия и прекращение исполнения им уже имеющихся обязательств. Также в Письме Минфина России от 27 июля 2005 г. N 03-01-10/6-347 разъяснено, что не является основанием для отнесения долга организации к безнадежному в порядке ст. 266 НК РФ ее исключение из ЕГРЮЛ. Следовательно, уменьшить налогооблагаемую прибыль по долгам административно исключенных из Реестра должников нельзя.

Вариант решения второй проблемы

Логичным и правильным было бы в такой ситуации правового тупика выступление соответствующих государственных органов с законодательной инициативой о внесении в нормы Гражданского кодекса РФ изменений, согласно которым ликвидацию юридических лиц можно было бы проводить в административном порядке. Одновременно нельзя забывать и о нормах Налогового кодекса РФ, которые пока не позволяют списать на расходы при налогообложении прибыли задолженность выбывшего таким образом из Реестра налогоплательщика.

Между тем в практике применения Закона N 83-ФЗ уже встречаются случаи исключения налогоплательщиков из ЕГРЮЛ по ошибке. Естественным выходом из такой казусной ситуации видится обжалование в арбитражном суде решения налогового органа об административной "ликвидации". Сделать это можно в течение трех месяцев с момента, когда об этом стало известно соответствующему заинтересованному лицу, чьи права и обязанности были нарушены таким исключением.

Однако не исключена проблема с подачей заявления от имени самого безвременно покинувшего Реестр предприятия. Ведь согласно п. 3 ст. 49 ГК РФ правоспособность юридического лица прекращается в момент внесения записи о его исключении из ЕГРЮЛ. Видимо, в таком случае заявление в суд могут подать участники (акционеры) общества. Вместе с тем уже известны случаи успешного обжалования в первой инстанции арбитражного суда действий налоговых органов по ликвидации юридического лица путем присоединения от имени самого ликвидированного лица.

Так, в целях устранения конкурента и завладения правом на лицензию по добыче полезного ископаемого неизвестные злоумышленники подали в налоговый орган по месту регистрации фирмы-однодневки заявление о ее реорганизации в форме слияния с компанией - владельцем ценной лицензии. На основании информации, поступившей из этого налогового органа, инспекция по месту регистрации лицензиата внесла в ЕГРЮЛ запись о прекращении деятельности якобы реорганизованного лица. Указанные действия обеих инспекций были успешно оспорены налогоплательщиком в арбитражном суде.

Если же о предстоящем исключении из Реестра стало известно до его совершения, необходимо тотчас известить об этом налоговые органы, которые наверняка приостановят начатую процедуру. Кроме того, в течение трех месяцев со дня опубликования решения о ликвидации юридического лица все заинтересованные лица, в том числе его контрагенты, могут направить в соответствующий налоговый орган заявление, которое будет служить основанием для отмены такого решения (п. п. 3 и 4 ст. 21.1 Закона о регистрации).

В связи с этим юристам компаний рекомендуется не реже раза в три месяца проводить исследование соответствующих источников на предмет исключения контрагентов их фирмы из ЕГРЮЛ. Если руководитель исключенного из Реестра предприятия или иные лица, фактически использующие его реквизиты, будут продолжать хозяйственную деятельность, направленную на извлечение прибыли, то при умышленном характере деяния и получении дохода в размере свыше 250 000 руб. это может повлечь за собой уголовную ответственность по ст. 171 "Незаконное предпринимательство" УК РФ.

Подводя итог сказанному, хочется отметить, что инициатива по исключению предприятий, фактически прекративших свою деятельность, из ЕГРЮЛ исключительно позитивна. Это позволит возможным деловым партнерам недобросовестных юридических лиц избежать контактов с ними, поскольку ЕГРЮЛ находится в свободном бесплатном доступе и каждый желающий может проверить своего контрагента на предмет его государственной регистрации.

Правоохранительные органы при этом получат возможность уголовного преследования граждан, ведущих незаконную предпринимательскую деятельность от лица прекративших свое существование фирм. Ведь доказать один только факт получения дохода в крупном размере (ст. 171 УК РФ) подчас намного легче, чем установить все условия для привлечения к ответственности за уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере (ст. 199 УК РФ). Санкции же за эти составы преступления приблизительно одинаковы: до пяти и шести лет лишения свободы.

Вместе с тем гражданское и налоговое законодательства требуют доработки. И делать это нужно не на уровне разъяснений, а именно внесением поправок в соответствующие Кодексы. Иначе воз будет и ныне там.

Л.А.Зинченко

Налоговый консультант