Мудрый Экономист

Стоит ли бояться "мертвых душ"

"Новое в бухгалтерском учете и отчетности", 2007, N 16

Проблема несения ответственности за третьих лиц в последние год-два весьма актуальна. Дело в том, что одним из оснований признания сделки недействительной является наличие "порока" субъекта, т.е. его неправоспособности или недееспособности. Возьмем, к примеру, такую ситуацию: договор подписан, продукция отгружена, счет-фактура выставлен, и покупатель уже принял к зачету "входной" НДС. Но при проверке выясняется, что поставщик продукции был не вправе ее реализовывать, поскольку не получил на это официального разрешения (лицензии). Налоговый орган считает сделку недействительной и как минимум не позволяет покупателю произвести вычет НДС, а как максимум - не признает реализацию у поставщика (правда, это скорее из области фантастики).

Обязан ли покупатель проверять наличие у контрагента права на продажу такой продукции? Если придерживаться принципа должной осмотрительности, то, безусловно, покупатель должен побеспокоиться и попросить поставщика предоставить разрешительные документы. Последний, как лицо, заинтересованное в реализации продукции, наверняка пойдет навстречу своему деловому партнеру. Для российского товарного рынка норма - присутствие нескольких звеньев из поставщиков и покупателей (третьего, четвертого и пр. порядка). Очевидно, что конечное звено этой цепочки (покупатель) не имеет возможности проверить всех поставщиков, кроме своего непосредственного контрагента (второго звена).

К сожалению, до сих пор случаются ситуации, когда субъект хозяйственной деятельности как таковой не существует, т.е. организация не имеет свидетельства о регистрации, а должностные лица, указанные в документах и фактически управляющие деятельностью, не совпадают. Когда одно из звеньев порочно по какой-либо причине, налоговые органы не признают реальности затрат конечного покупателя, вынуждая его тем самым нести ответственность за абсолютно неизвестное лицо.

При проверке деятельности общества налоговая инспекция установила, что первичные документы поставщика второго звена (договоры поставки, счета-фактуры и товарные накладные) не соответствуют требованиям ст. 9 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", п. п. 5, 6 ст. 169 и п. 1 ст. 252 НК РФ, поскольку подписаны неустановленным лицом. В ходе оперативно-разыскных мероприятий установлено, что генеральный директор поставщика второго звена на дату подписания документов, согласно актовой записи отдела ЗАГС, числится умершей. На этом основании инспекция признала неправомерным уменьшение доходов общества на расходы, связанные с приобретением товаров у поставщика первого звена, которые документально не подтверждены. Таким образом, по мнению проверяющих, обществом была занижена налогооблагаемая база по налогу на прибыль и необоснованно приняты к возмещению суммы НДС.

Признавая решение инспекции недействительным, суд первой инстанции исходил из того, что заявитель выполнил все условия, установленные ст. ст. 171 - 172 и 252 НК РФ, для применения вычетов по НДС и уменьшения налогооблагаемой прибыли, представив документы, подтверждающие произведенные им расходы, и счета-фактуры поставщика первого звена, оформленные в соответствии с п. п. 5 и 6 ст. 169 НК РФ. Кроме того, суд указал: "...нормы глав 21 и 25 Налогового кодекса Российской Федерации не ставят в зависимость расчеты НДС и налога на прибыль от деятельности третьих лиц, не состоящих в отношениях с конкретным налогоплательщиком".

Согласно п. п. 1 и 2 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в порядке, предусмотренном ст. 166 НК РФ, на суммы налога, предъявленные налогоплательщику продавцами и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации. В силу п. 1 ст. 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), и документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога.

В соответствии с п. 2 ст. 169 НК РФ счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного п. п. 5 и 6 этой статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению. Пункт 6 ст. 169 НК РФ предусматривает, что счета-фактуры подписываются руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

Нормами гл. 25 Налогового кодекса РФ предусмотрено право налогоплательщика при определении налогооблагаемой прибыли уменьшить полученные им доходы на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с названной главой. Так, из п. 1 ст. 252 НК РФ следует, что налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением указанных в ст. 270 НК РФ), которыми признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты налогоплательщика. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме, а под документально подтвержденными - затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Согласно же п. п. 1 - 3 ст. 9 Закона о бухгалтерском учете все хозяйственные операции подтверждаются первичными учетными документами, которые подписываются руководителем организации и главным бухгалтером или уполномоченными ими на то лицами, перечень которых утверждает руководитель организации по согласованию с главным бухгалтером.

Претензии налогового органа к поставщикам второго звена не могут являться законным основанием для отказа обществу в возмещении НДС. К тому же инспекция не обращалась в арбитражный суд и с заявлением о фальсификации представленных заявителем документов в порядке, установленном ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Данная позиция также согласуется с позицией Конституционного Суда РФ, который в Определении от 16 октября 2003 г. N 329-О разъяснил, что истолкование ст. 57 Конституции РФ в системной связи с другими ее положениями не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

А.О.Гладченко

Аудитор группы компаний

Consulco International Limited