Мудрый Экономист

Конфликт между фундаментальными правами работников и предпринимателей в практике европейского суда справедливости

"Трудовое право", 2008, N 12

На неофициальном уровне реакцию профсоюзов можно охарактеризовать как шок, крайнюю озабоченность и страх перед последствиями судебных решений, открывающими дверь для "социального демпинга" со стороны подрядчиков из "новых" европейских стран и подрывающими высокие социальные стандарты стран "старой" Европы.

В декабре 2007 г. Европейский суд справедливости вынес решения по двум делам, имевшим широчайший резонанс в Европейском Союзе в течение последних нескольких лет. Речь идет о так называемых делах "Лаваль" и "Викинг" <1>. Оба дела активно обсуждались в прессе и научной литературе задолго до вынесения решений. В делах "Викинг" и "Лаваль" был поставлен вопрос о коллизии между двумя фундаментальными правами, закрепленными в актах ЕС: правом предпринимателей открывать предприятия и вести экономическую деятельность в любой из стран - членов ЕС и правом работников и профсоюзов на проведение совместных акций для защиты своих интересов. Эти два дела не только продемонстрировали противостояние между профсоюзами и работодателями, но и обозначили конфликт между разными регионами, входящими в Европейский Союз. Сторону работодателей в конфликте заняли так называемые государства "новой" Европы (государства-члены, вошедшие в ЕС после 2004 г.) и Великобритания, традиционно поддерживающая либеральную экономику в ущерб профсоюзному движению. На сторону профсоюзов встали представители "старых" государств континентальной Европы. Интерес к этим судебным делам далеко вышел за рамки ЕС <2>.

<1> Решение Европейского суда справедливости от 11 декабря 2007 г. по делу N С-438/05 Международной федерации работников транспорта и Финского профсоюза моряков против компаний "Викинг-Лайн АБП" и "Викинг Лайн Эстония" <http://curia.europa.eu/jurisp/cgi-bin/form.pl?lang=en&Submit=Rechercher&alldocs=alldocs&docj=docj&docop=docop&docor=docor&docjo=docjo&numaff=C-438/05&datefs=&datefe=&nomusuel=&domaine=&mots=&resmax=100> и Решение Европейского суда справедливости от 18 декабря 2007 г. по делу N С-341/05 "Лаваль ун Парнери" против Шведского профсоюза строительства и общественных работ и Шведского профсоюза электриков <http://curia.europa.eu/jurisp/cgi-bin/form.pl?lang=EN&Submit=rechercher&numaff=C-341/05>.
<2> См., например, недавно вышедший в США учебник по международному трудовому праву, в котором этим делам посвящена целая глава: Atleson J., Compa L. et al. "International labor law: cases and materials on workers' rights in the global economy", Thomson-West, 2008. P. 374 - 401.

Как писал полтора года назад известный британский юрист Б. Беркьюссон <3>, будущее европейского профсоюзного движения и даже ЕС в целом зависят от того, вынесет ли суд решения по этим делам в пользу профсоюзов. Забегая вперед, можно сказать, что судебные решения, которые были вынесены Европейским судом справедливости, вызвали большое разочарование среди профсоюзных активистов и специалистов в области трудового права, сочувствующих профсоюзному движению. Вне зависимости от оценки обоснованности судебных решений оба эти дела уже сейчас стали хрестоматийными для европейского и международного трудового права.

<3> Bercusson B. The Trade Union Movement and the European Union: Judgment Day // European Law Journal, Vol. 13, No. 3, May, 2007. P. 308.

Суть спора: дело "Викинг"

Компания "Викинг" - это крупная финская транспортная организация, осуществляющая пассажирские паромные перевозки, в частности на пароме "Розелла", курсирующем между Финляндией и Эстонией. Моряки парома состоят в Финском профсоюзе моряков (ФПМ), входящем в транснациональный профсоюз - Международную федерацию работников транспорта (МФРТ). Одним из существенных элементов политики МФРТ является борьба с так называемыми удобными флагами, т.е. политикой судовладельцев, заключающейся в смене формальной национальной принадлежности судна с целью сокращения налоговых платежей и расходов в отношении зарплаты морякам. В силу принадлежности парома "Розелла" к финскому порту приписки компания "Викинг" связана нормами финского законодательства и условиями коллективных договоров, заключенных на отраслевом уровне с финскими работниками. Перевозки на этом пароме стали приносить убытки компании в связи с конкуренцией со стороны эстонских перевозчиков, действующих на этом же маршруте, так как эстонские судовладельцы несли меньшие расходы по оплате труда моряков. В результате в октябре 2003 г. компания "Викинг" приняла решение изменить порт приписки парома с финского на эстонский либо норвежский.

МФРТ, получив соответствующее извещение со стороны компании "Викинг", выступила против планов судовладельца. В ноябре 2003 г. МФРТ разослала профсоюзам, входящим в Федерацию, циркуляр, в соответствии с которым этим профсоюзам предписывалось воздерживаться от переговоров с компанией "Викинг" или ее эстонским представительством. В случае невыполнения этого циркуляра соответствующие профсоюзы могли подвергнуться санкциям со стороны МФРТ.

Поскольку 17 ноября 2003 г. истекал срок коллективного договора парома "Розелла", предусматривающий отказ профсоюза от проведения забастовки в течение его действия, ФПМ уведомил компанию "Викинг" о намерении провести забастовку. Требования профсоюза заключались в увеличении экипажа парома на восемь человек и отказе работодателя от планов по смене флага судна. С первым требованием об увеличении экипажа работодатель согласился, на второе ответил отказом.

В ответ на это ФПМ 18 ноября 2003 г. обратился с письмом к компании, в котором говорилось, что профсоюз готов смириться со сменой флага только в том случае, если компания продолжит подчиняться финскому законодательству и коллективным договорам, а смена флага не приведет к увольнению работников на любом судне компании под финским флагом. Кроме того, изменения в отношении условий трудовых договоров моряков должны были осуществляться только с согласия соответствующих работников. То есть, по сути, смена флага в случае удовлетворения требований ФПМ становилась бессмысленной, поскольку ее целью было снижение расходов работодателя в отношении "слишком дорогой" рабочей силы, нанимаемой в соответствии с требованиями финского законодательства и коллективных договоров.

За день до этого (17 ноября) компания "Викинг" обратилась в финский трудовой трибунал с иском о признании факта того, что старый коллективный договор, предусматривающий "мирное обязательство" профсоюза, несмотря на позицию ФПМ, продолжает действовать.

Исходя из своей позиции о том, что коллективный договор уже не действует, ФПМ объявил о намерении начать забастовку со 2 декабря 2003 г.

После того как 24 ноября 2003 г. компания "Викинг" узнала о существовании циркуляра МФРТ, она обратилась в финский суд первой инстанции с иском о запрете проведения запланированной забастовки.

В ходе примирительных процедур, предшествовавших судебному процессу, компания "Викинг" приняла на себя сначала обязательство не проводить сокращения среди моряков, а позже, поскольку ФПМ не был удовлетворен этим и был намерен начать забастовку 2 декабря, отказался от смены флага ранее 28 февраля 2005 г. и от иска в отношении профсоюза.

Первого мая 2004 г. Эстония стала членом Европейского Союза.

Между тем циркуляр МФРТ, предписывающий блокаду в отношении компании "Викинг", оставался в силе. Перевозки паромом "Розелла" продолжали быть убыточными, поэтому компания не оставила своего намерения по смене флага. В августе 2004 г. компания обратилась с иском в Высокий суд справедливости Англии и Уэльса с иском о признании действий МФРТ и ФПМ противоречащими ст. 43 Договора об учреждении Европейского Сообщества (далее - Договор) <4>, предусматривающей свободу проживания, ведения экономической деятельности и открытие предприятий гражданами ЕС на территории другого государства - члена ЕС, а также требованием к МФРТ об отзыве циркуляра.

<4> Treaty Establishing the European Community. Official Journal of the European Union, C321 E37. <http://eur-lex.europa.eu/ LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:C:2006:321E:0001:0331:EN:PDF>. См. русский перевод Договора: <http://www.medialaw.ru/laws/other_laws/european/dog_es-ec.htm>.

Шестнадцатого июня 2005 г. суд принял решение в пользу компании, указав, что действия МФРТ и ФПМ представляют собой ограничение свободы открытия предприятий, а также ограничивают свободу перемещения работников и оказания услуг, предусмотренных ст. ст. 38 и 49 Договора. Тридцатого июня 2005 г. МФРТ и ФПМ обжаловали это решение суда, указывая в апелляционной жалобе, что право профсоюзов на проведение коллективных акций с целью сохранения рабочих мест представляет собой фундаментальное право, предусмотренное гл. XI Договора. В частности, профсоюзы, с их точки зрения, реализовывали право, предусмотренное ч. 1 ст. 136 Договора, в которой содержится отсылка к Европейской социальной хартии <5> и Хартии Сообщества об основных социальных правах трудящихся 1989 г. <6>, а также упоминание права на ведение социального диалога для улучшения положения работников. Профсоюзы указали, что отсылка к данным Хартиям подразумевает право на проведение забастовки и иных коллективных действий, предусмотренных в этих актах. Соответственно, с точки зрения профсоюзов, они имели право проводить коллективные действия, направленные против работодателя, с целью принуждения его к тому, чтобы он не переносил часть своего бизнеса из одной страны Европейского Союза в другую.

<5> Официальной публикации Европейской социальной хартии на русском языке не было. См. текст: <http://www.hri.ru/docs/?content=doc&id=210>.
<6> Хартия Сообщества об основных социальных правах трудящихся, принятая Европейским Сообществом в Страсбурге 9 декабря 1989 г. Официальной публикации на русском языке не было. См. текст: <http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normlD=1162680>.

Перед судом возник вопрос о том, запрещает ли Договор акции профсоюзов в тех случаях, когда их целью является ограничение экономических свобод работодателя. Профсоюзы при выдвижении требований сослались на ряд ранее рассматривавшихся Европейским судом справедливости относительно схожих дел <7>.

<7> Case C-67/96 Albany [1999] ECR I-5751; Joined Cases C-180/98 to C-184/98 Pavlov and Others [2000] ECR I-6451 and Case C-222/98 Van der Woude [2000] ECR I-7111.

Британский суд счел необходимым приостановить разбирательство дела и обратился к Европейскому суду справедливости с запросом об интерпретации некоторых положений Договора.

  1. Следует ли считать, что те действия профсоюзов, которые были осуществлены, не подпадают под действие ст. 43 Договора о свободе ведения экономической деятельности?
  2. Являются ли подобные действия профсоюзов ограничением свободы ведения бизнеса, предусмотренной указанной статьей? Можно ли эти действия назвать дискриминационными в отношении предпринимателей?
  3. Можно ли считать, что такие действия профсоюзов пропорциональны, уместны и объективно обоснованы и ими проводится справедливый баланс между правами на коллективные действия работников и экономическими свободами работодателя?
  4. Следует ли при определении того, являются ли данные действия профсоюзов дискриминационными в отношении предпринимателя, принимать во внимание намерения профсоюза или достаточно ограничиться анализом последствий этих действий?
  5. Может ли предприниматель после смены флага на судне рассчитывать на защиту права оказания услуг из страны - члена ЕС А в страну - член ЕС Б, предусмотренную Постановлением ЕС N 4055/86 <8>?
<8> Council Regulation (EEC) no 4055/86 of 22 December 1986 applying the principle of freedom to provide services to maritime transport between Member States and between Member States and third countries. <http://europa.eu/scadplus/leg/en/lvb/l24064.htm>.
  1. Если такие действия профсоюзов следует считать дискриминационными, может ли их осуществление быть оправдано изъятием, касающимся публичной политики, предусмотренным ст. 46 Договора, в связи с фундаментальным характером права на коллективные действия и/или соображениями защиты прав работников?
  2. Соответствует ли политика профсоюзов, направленная на ограничение использования "удобного флага", установлению справедливого баланса между правом на проведение коллективных действий со стороны работников и профсоюзов и правом на осуществление предпринимательской деятельности и оказание услуг? Является ли такая политика обоснованной и пропорциональной, соответствует ли она принципу взаимного признания сторон социального диалога?

Европейскому суду справедливости были заданы и некоторые другие вопросы технического характера.

Суть спора: дело "Лаваль"

Дело "Лаваль" достаточно схоже по своей природе с предыдущим спором. Латвийская строительная компания "Лаваль" выиграла в 2003 г. тендер на строительство здания школы в шведском г. Воксхольм. Для осуществления работы компания направила 35 рабочих, управлять деятельностью которых было поручено компании, зарегистрированной в Швеции и полностью принадлежащей латвийской компании (далее - "Лаваль-Швеция"). Латвийская компания осенью 2004 г. подписала коллективный договор с Латвийским профсоюзом строителей, в котором состояла большая часть работников, отправленных в Швецию.

Летом 2004 г. шведский профсоюз строительных рабочих Биггетан вступил в переговоры с компанией "Лаваль" и ее шведским подразделением с целью заключения коллективного договора, устанавливающего минимальный размер оплаты труда работников. Особенностью шведской системы трудового права является то, что минимальный размер заработной платы в этой стране устанавливается не законодательно, а в отраслевых коллективных договорах. При этом такие коллективные договоры распространяются на подавляющее большинство работников <9> и предусматривают самый высокий уровень минимальной заработной платы среди стран Европейского Союза. Минимальный размер заработной платы по латвийскому законодательству, наоборот, был на тот момент самым низким в ЕС <10>. Профсоюз потребовал, чтобы компания "Лаваль", помимо подписания коллективного договора, приняла на себя обязательство по выплате заработной платы своим работникам в размере не менее 145 шведских крон (около 500 руб.) за час работы. Такая ставка была рассчитана исходя из средней ставки оплаты труда профессионально подготовленных плотников и строителей в районе Стокгольма за первый квартал 2004 г. Кроме того, присоединение к отраслевому коллективному договору дополнительно подразумевало выплату в пользу профсоюза суммы, равной 1,5% от общего фонда оплаты труда на ведение профсоюзной деятельности, а также страховые выплаты по негосударственному социальному страхованию в размере 6,7% от общего фонда оплаты труда. В случае отказа компании "Лаваль" от этих условий, профсоюз предупредил о намерении провести забастовку.

<9> По данным 2001 г. коллективные договоры действовали в отношении 100% работников государственного сектора и более чем 90% работников частного сектора Швеции, что являлось самым высоким показателем в ЕС и одним из самых высоких в мире. См., например: European Industrial Relations Observatory Online (EIRO), Collective bargaining coverage and extension procedures, 2002. <http://www.eurofound.europa.eu/eiro/2002/12/study/tn0212102s.htm>.
<10> См. European Industrial Relations Observatory Online (EIRO) & Minimum wages in Europe, 2005: <http://www.eurofound. europa.eu/eiro/2005/07/study/tn0507101s.htm>.

В ответ на эти требования работодатель объявил о своей готовности выплачивать работникам заработную плату в размере 13 600 крон (около 50 000 руб.) в месяц, а также предоставлять работникам питание, размещение и компенсацию транспортных расходов исходя из 6000 крон (около 22 000 руб.) в месяц.

Профсоюз не был удовлетворен ответом компании "Лаваль" и в октябре 2004 г. объявил о намерении начать коллективные действия в отношении работодателя. Второго ноября 2004 г. началась профсоюзная блокада строительной площадки в г. Воксхольме, заключавшаяся в недопущении осуществления поставок на стройку, выставлении пикетов и препятствовании доступа латвийским рабочим и транспортным средствам на стройплощадку. Компания "Лаваль" обратилась в полицию за помощью, однако получила отказ, поскольку полиция не имела права вмешиваться в проведение организованной в соответствии с требованиями шведского трудового законодательства акции профсоюза, заключавшейся в физическом блокировании работы компании.

В декабре 2005 г. состоялись переговоры с участием посредников, а также примирительная досудебная встреча сторон, в ходе которых профсоюз потребовал от компании "Лаваль" незамедлительного присоединения к отраслевому коллективному договору строительного сектора, оставив вопрос о размере заработной платы для дальнейших переговоров. В этом случае профсоюз был готов приостановить свою акцию. Компания "Лаваль" отказалась от этого предложения, поскольку не могла знать заранее, какие условия о заработной плате будут ей навязаны в дальнейшем.

Одновременно с этим давление со стороны профсоюзов было увеличено. Третьего декабря 2005 г. к акции профсоюза строителей присоединился профсоюз работников электроэнергетики. Эта акция солидарности привела к запрету предприятиям, находящимся в отношениях с профсоюзом, предоставлять услуги по энергообеспечению компании "Лаваль". На рождественские праздники командированные латвийские рабочие отправились на родину и уже не вернулись обратно. В январе 2005 г. другие шведские профсоюзы присоединились к бойкоту компании "Лаваль", что привело к полной невозможности для нее вести дальнейшую деятельность на территории Швеции. В феврале 2005 г. заказчик строительства - г. Воксхольм - расторг контракт с подрядчиком, а в конце марта шведское подразделение компании было признано банкротом.

В декабре 2004 г. компания "Лаваль" обратилась в трудовой суд Швеции с иском о признании акций шведских профсоюзов незаконными, прекращении этих акций и компенсации убытков, причиненных этими акциями компании. Суд 22 декабря 2004 г. принял определение об отказе в выдаче промежуточного судебного приказа о приостановлении промышленных акций. Рассматривая спор, шведский суд так же, как и британский суд в деле "Викинг", в 2005 г. принял решение о необходимости разъяснения ряда норм права ЕС в Европейском суде справедливости, до получения ответа на которые рассмотрение дела по существу было приостановлено. Судом были заданы следующие вопросы.

  1. Соответствуют ли положениям ст. 49 Договора, касающейся свободного оказания услуг на территории другого государства - члена ЕС, а также Директивы ЕС об отправке работников в рамках оказания услуг 1996 г. N 96/71-ЕС <11>, действия профсоюзов, заключающиеся в осуществлении блокады с целью принуждения иностранного подрядчика присоединиться к коллективному договору в стране пребывания?
<11> Council Directive 96/71 on the posting of workers in the framework of the provision of services. Official Journal of European Union, No. 18, 21.01.1997, <http://eur-lex.europa.eu/smartapi/cgi/sga_doc?smartapi!celexapi!prod!CELEXnumdoc&lg=EN&numdoc=31996L0071&model=guichett>.
  1. Шведский закон об участии работников в управлении компаниями 1976 г. <12> запрещает проведение промышленных акций, направленных на подрыв коллективного договора, заключенного между иными сторонами. Однако, в соответствии с частью этого закона, именуемой "Lex Britannia", этот запрет распространяется только на условия труда, прямо регулирующиеся этим законом. На практике это означает, что на иностранного подрядчика, временно привлекшего на территорию Швеции иностранную рабочую силу, не распространяются положения этого закона. Вступает ли это правило, по сути означающее преимущество коллективных договоров, заключенных на территории Швеции, по сравнению с иностранными (в данном случае - латвийским) коллективными договорами, в противоречие с нормами Договора и Директивы ЕС N 96/71?
<12> Lag (1976:580) om medbest mmande i arbetslivet: <http://www.notisum.se/rnp/SLS/LAG/19760580.HTM>.

Обстановка, в которой принимались решения

Из рассмотренных дел становится очевидным, что Европейскому суду справедливости пришлось рассматривать не только вопрос о формальном конфликте между экономическими правами предпринимателей и социальными правами работников, но и о фундаментальном противоречии между интересами "старых" и "новых" государств Европейского Союза. После вступления в 2004 г. в ЕС "новые" страны получили возможность свободного доступа на рынок труда и услуг "старых", существенно более богатых стран. В результате произошла массовая миграция рабочей силы с востока на запад Европейского Союза. Работники "старых" государств столкнулись с конкуренцией на рынке труда со стороны работников "новых" стран-членов, которые согласны работать за меньшую заработную плату. Это очевидное преимущество для бизнеса "старых" государств, получившего возможность использовать более дешевую рабочую силу, и столь же очевидный удар по профсоюзному движению в этих странах, привыкшему к уже установленному уровню социальных гарантий для своих работников. Массовый наплыв новых легальных мигрантов вызвал недовольство не только среди профсоюзов, но и среди населения, почувствовавшего угрозу для сохранения своего уровня жизни. Во многом из-за опасений дальнейшего снижения уровня заработной платы и социального обеспечения и был пока приостановлен процесс дальнейшего расширения Европейского Союза. Эти же обстоятельства послужили причиной того, что за новую Конституцию Европейского Союза, расширяющую его права, отказались голосовать в ряде стран, входящих в ЕС. В связи с этим процитированное в начале этой статьи высказывание профессора Беркьюссона о том, что от данных решений зависит будущее всего Европейского Союза, во многом обоснованно. Нет никаких сомнений, что при принятии соответствующих решений Европейский суд справедливости был вынужден исходить не только из чисто юридических, но и из политических соображений.

Решения Европейского суда справедливости

С учетом сложности затронутых вопросов решения в обоих случаях были изложены весьма подробно, и их резолютивная часть выглядит довольно невнятно.

Дело "Викинг": 11 декабря 2007 г. суд постановил:

  1. Действия профсоюзов не могут быть исключены из сферы действия ст. 43 Договора о свободе ведения экономической деятельности и открытия предприятий в другом государстве - члене ЕС.
  2. Статья 43 Договора касается ограничения прав предпринимателей, открывающих частный бизнес, что может быть истолковано против профсоюза или объединения профсоюзов.
  3. Статья 43 Договора может быть истолкована таким образом, что описанные действия профсоюза следует признать ограничением свободы экономической деятельности в рамках данной статьи.
  4. Тем не менее данное ограничение свободы может быть обосновано более важными соображениями защиты публичных интересов, таких как защита работников, при условии, что это ограничение свободы используется для достижения законных целей и не выходит за рамки того, что необходимо для достижения этих целей.

Дело "Лаваль": 18 декабря 2007 г. суд постановил:

  1. Статья 49 Договора и ст. 3 Директивы Европейского Парламента и Совета N 96/71-ЕС должны интерпретироваться как запрещающие профсоюзу, находящемуся в государстве - члене ЕС, в котором условия труда, за исключением минимального размера оплаты труда, закреплены законодательно, пытаться путем осуществления блокады места производства работы заставить подрядчика, учрежденного в другом государстве - члене ЕС, вступить с профсоюзом в переговоры относительно уровня оплаты командированных работников на условиях более выгодных, чем те, которые установлены в законодательстве.
  2. В отношении условий национального законодательства государства - члена ЕС, запрещающего профсоюзам проводить промышленные акции с целью принуждения работодателя к отказу от коллективного договора, заключенного с другим профсоюзом, ст. ст. 49 и 50 Договора исключают применение к этому запрету условия о том, что такая акция должна относиться к условиям найма, к которым прямо применяется национальное законодательство.

Несмотря на запутанность формулировок, из решений можно сделать следующие выводы: рассматривая столкновение социальных и экономических прав, суд в обоих случаях отдал предпочтение последним. В решении по делу "Викинг" суд занял более мягкую позицию, указав, что, несмотря на то что в принципе действия профсоюзов нарушают нормы ЕС в части, касающейся открытия бизнеса в другой стране - члене ЕС, тем не менее они могут быть обоснованы из соображений публичного порядка, в частности защиты фундаментальных прав работников. Таким образом, вопрос о законности действий профсоюза в конкретном споре финских профсоюзов и компании "Викинг" оставлен на усмотрение национального суда.

В отношении дела "Лаваль" суд принял существенно более жесткое решение. Как пишет профессор Р. Эклунд: "Когда я первый раз прочел решение Европейского суда справедливости по делу "Лаваль", я был смущен и ничего не понял. После второго прочтения я понял, что произошло нечто странное и неожиданное. После третьего прочтения я снова почувствовал себя в болоте. Но после того как я перечитал его пять раз, я наконец понял полное значение и важность этого решения Суда, несмотря на то что оно было закамуфлировано в благообразный судебный язык, оно вскрыло ни более ни менее, чем хранилище проблем экономики и социальной политики" <13>. Выражая свое возмущение по поводу судебного решения, Р. Эклунд пишет о том, что это решение фактически означает, что если в коллективном договоре государства, в которое приехал подрядчик, можно обнаружить более выгодные условия, чем те, которые установлены законодательно, то применяться условия коллективного договора не должны <14>. Конечно, так далеко суд в своем решении не заходит, ограничиваясь запретом использования блокады, однако это решение тем не менее действительно означает подрыв устоявшегося профсоюзного движения в странах "старой" Европы.

<13> Eklund R. A Swedish perspective on Laval // Comparative Labor Law & Policy Journal, Vol. 29, No. 4, Summer, 2008. P. 564.
<14> Ibid. P. 559.

Оба решения суда вызвали официальное "разочарование" со стороны Европейской конфедерации профсоюзов. На неофициальном уровне реакцию профсоюзов можно охарактеризовать как шок, крайнюю озабоченность и страх перед последствиями судебных решений, особенно в случае с компанией "Лаваль", открывающими дверь для "социального демпинга" со стороны подрядчиков из "новых" европейских стран и подрывающими высокие социальные стандарты стран "старой" Европы <15>.

<15> См. об этом: Atleson J., Compa L. et al. Op. cit. P. 381.

Те специалисты, которые поддержали решения суда по этим делам <16>, говорят о том, что при вынесении решения суд исходил из принципа пропорциональности промышленных акций, который, с их точки зрения, в случае "Лаваль" явно не был соблюден шведскими профсоюзами. Кроме того, они считают, что государствам "старой" Европы при решении вопроса о расширении Европейского Союза следовало принимать во внимание, что сильно различающиеся социальные стандарты Восточной и Западной Европы при политическом слиянии этих регионов будут неизбежно размываться. Соответственно, выгоду от этого получат более бедные восточные государства, а убытки понесут более богатые западные страны.

<16> См., например, Orlandini, G. Trade Union Rights and Market Freedoms: the European Court of Justice Sets out the Rules // Comparative Labor Law & Policy Journal, Vol. 29, No. 4, Summer, 2008. P. 571 - 603.

Н.Л.Лютов

К. ю. н.