Мудрый Экономист

Коллизионный метод регулирования трудовых отношений с иностранцами

"Законодательство и экономика", 2008, N 7

Коллизионные принципы, предназначенные для регулирования трудовых отношений, осложненных иностранным элементом, составляют особую группу принципов, правил с учетом состава участников трудового правоотношения. К международным трудовым отношениям в теории частного международного права причисляют отношения, которые осложнены иностранным элементом. В международных трудовых отношениях иностранный элемент может присутствовать как в субъектном составе (иностранный работник, иностранный работодатель), так и в объекте (трудовая деятельность работника осуществляется за границей) <1>.

<1> См.: Киселев И.Я. Труд с иностранным участием (правовые аспекты). М., 2003. С. 7; Шестерякова И.В. Международно-правовое регулирование труда. Саратов, 2004. С. 18.

В теории международного частного права в зависимости от способа создания внешней коллизионной нормы их разделяют на две основные категории: национальные и унифицированные (международные). Национальные коллизионные нормы создаются в рамках национального права отдельным государством самостоятельно и применяются в одностороннем порядке. Международные (унифицированные) разрабатываются в процессе международного сотрудничества двух и более государств и находят отражение в международных договорах, конвенциях. Первую группу коллизионных предписаний мы назовем международными односторонними коллизионными предписаниями, а вторую группу - международными многосторонними.

В теории международного права под коллизионной обычно понимается норма, определяющая, право какого государства должно быть применено к соответствующему отношению. Особенности коллизионных норм теоретики международного частного права связывают, во-первых, с отсылочным характером нормы, т.е. коллизионная норма сама по себе не дает ответ на вопрос, каковы права и обязанности сторон данного правоотношения, а лишь указывает на компетентный для этого правоотношения правопорядок. Во-вторых, коллизионная норма, будучи отсылочной, применяется вместе только с теми материальными нормами, к которым отсылает <2>. При этом общепризнанным является представление о структуре коллизионной нормы международного права, состоящей из двух частей: объема и коллизионной привязки. Под объемом понимаются соответствующие правоотношения, к которым применяются эти нормы. Под привязкой - указание на право страны (правовую систему), подлежащее применению к данному виду отношений.

<2> См.: Богуславский М.М. Международное частное право. М., 2006. С. 75; Ануфриева Л.П. и др. Международное частное право / Отв. ред. Г.К. Дмитриева. М., 2005. С. 117.

В области трудовых отношений, осложненных иностранным элементом, сложились следующие основные коллизионные привязки (принципы):

  1. свобода выбора права (автономия воли - lex voluntatis);
  2. закон места работы (lex loci laboris);
  3. закон места нахождения работодателя;
  4. закон флага судна (lex flagi);
  5. закон гражданства работодателя (lex patriae, lex nationalis);
  6. закон страны заключения контракта о найме (lex loci contractus) <3>.
<3> См.: Международное частное право / Под ред. Г.К. Дмитриевой. М., 2000. С. 514, 515.

Международные односторонние коллизионные предписания включаются в российское трудовое законодательство в результате одностороннего решения вопроса российским законодателем о выборе закона, регулирующего международные трудовые отношения, реализуемые на территории Российской Федерации. Например, статья 11 Трудового кодекса РФ содержит общее коллизионное нормативное предписание, основанное на критериях территориальности и национального режима (равенства трудовых прав) в регулировании международных трудовых отношений. На территории Российской Федерации правила, установленные трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права, распространяются на трудовые отношения с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, организаций, созданных или учрежденных с участием иностранных граждан, лиц без гражданства либо с их участием, международных организаций и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации. Иными словами, если имеют место трудовые отношения, осложненные иностранным элементом, к их регулированию должно применяться российское трудовое право. Оно распространяется как на работников-иностранцев, работающих у российских работодателей, так и на россиян или иностранцев, работающих у иностранных юридических и физических лиц. Коллизионным предписанием служит принцип закона места работы (lex loci laboris).

Критерий экстерриториальности применяется к трудовым отношениям, где работодателем и работником выступают определенные категории российских субъектов права, но трудовая деятельность осуществляется за пределами Российской Федерации, за границей. Эти отношения являются результатом дифференциации правового регулирования труда. Так, в Трудовом кодексе РФ этим отношениям посвящена глава 53 "Особенности регулирования труда работников, направляемых на работу в дипломатические представительства и консульские учреждения Российской Федерации, а также представительства федеральных органов исполнительной власти и государственных учреждений Российской Федерации за границей".

Коллизионное правило lex banderae (закон флага) следует применять и в отношении работников транспортных организаций. Кодекс торгового мореплавания РФ (КТМ РФ) (1999 г.) на иностранцев - членов экипажа судна, плавающего под государственным флагом Российской Федерации, распространяет действие российского трудового законодательства, если иное не предусмотрено договором между судовладельцем и членом экипажа - иностранцем. Таким образом, в качестве альтернативной коллизионной привязки предусматривается правило об автономии воли сторон lex voluntatis (закон по договоренности, принцип автономии воли). Однако с учетом характера трудовых отношений эта "автономия воли сторон", т.е. выбор сторонами трудового договора права той или иной страны, подлежащего применению, ограничена. Таким ограничением выступает запрет ухудшения условий труда членов экипажа судна по сравнению с нормами права государства, которыми должны регулироваться данные отношения при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве (ст. 416 КТМ РФ). Таким образом, на сегодняшний день только трудовые отношения работников дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации, а также членов экипажей торгового мореплавания в одностороннем порядке подверглись специальной коллизионно-правовой регламентации. Речь идет о специальных коллизионных нормативных предписаниях.

Между тем названные односторонние коллизионные нормативные предписания в полной мере не позволяют разрешить проблемы с выбором закона, регулирующего трудовые отношения, осложненные иностранным элементом. Как справедливо писал И.Я. Киселев в его работе "Труд с иностранным участием", пробелы в российском законодательстве, регулирующем международный труд, и действующие по этому вопросу устаревшие правила делают актуальной законотворческую работу в данной области. Между тем в законодательной практике зарубежных стран эти вопросы разрешаются либо в специальных законах о международном частном праве (Австрия, Венгрия, Польша, Румыния, Чехия и др.), либо в Гражданском кодексе (Албания, Германия, Канада и др.). Этот пробел в правовом регулировании внешних коллизий должен быть восполнен путем внесения соответствующих коллизионных нормативных предписаний в Трудовой кодекс РФ.

В действующем Гражданском кодексе РФ имеется специальный раздел VI "Международное частное право". Между тем вряд ли обоснованным будет применение межотраслевой аналогии к международным трудовым отношениям. В отличие от гражданско-правовых трудовые отношения основаны на единстве частных и публичных начал, неотъемлемой характеристикой трудовых правоотношений является обеспечение охраны трудовых прав работника. Кроме того, международные трудовые отношения существуют как в индивидуальной форме на основании трудового договора, так и в коллективной. В связи с этим многие специалисты международного частного права отмечают, что основные категории современного международного частного права, ориентированные на имущественные и обязательственные отношения, пройдя "проверку" с иностранным элементом в международных трудовых отношениях, обогащаются либо получают новое содержание <4>. Специалисты по международному праву отмечают: трудовому праву в большей степени, чем гражданскому, свойственно публично-правовое начало, ограничивающее действие коллизионных норм страны суда и, как следствие, применение иностранных законов <5>.

<4> Международное частное право. Современные проблемы. М., 1993. С. 131.
<5> См.: Звеков В.П. Международное частное право. М., 2004. С. 519.

Вслед за известным венгерским правоведом И. Саси <6> для нас очевидна необходимость специальной правовой регламентации внешних коллизионных предписаний в международном трудовом праве, которые продиктованы природой международных трудовых отношений.

<6> См.: Szaszy I. International Labour Law. Budapest, 1968.

Еще в 1990 г. ВНИИ законодательства и советского строительства разработал проект Закона о международном частном праве Российской Федерации, где содержалось следующее коллизионное предписание. К трудовым отношениям применяется право страны, в которой (полностью или преимущественно) осуществляется работа, если в трудовом договоре не установлено иное. Иными словами, в качестве основной коллизионной привязки был избран "закон места работы" (lex loci laboris). В качестве дополнительных предусматривался "закон по договоренности (принцип автономии воли)", а в качестве специальных коллизионных привязок - "закон флага", "закон страны учреждения, командировавшего работника" (lex loci delegationis) <7>. Такой подход аргументировался заинтересованностью государства в применении к трудовым отношениям императивных норм, а не автономии воли сторон, необходимостью единства правового регулирования труда работников (равенство трудовых прав), защиты более "слабого" работника как стороны трудового договора.

<7> ВНИИСЗ. Материалы по иностранному законодательству и международному частному праву. Труды. Т. 49. М., 1991. С. 134.

Между тем в большинстве стран применяется в качестве основной коллизионная формула "закон по договоренности" в регулировании трудовых отношений, т.е. приоритет отдается выбору права самими сторонами трудового договора <8>. При этом в одних странах это право выбора осуществляется сторонами без ограничений. В других явно наметилась тенденция к снятию каких-либо ограничений с выбора сторон (Австралия, Канада, Англия) <9>. В третьих странах сохраняются ограничения lex voluntatis определенными пределами, ориентированными на защиту интересов слабой стороны - работника. Например, в Германском гражданском уложении принцип автономии воли является основополагающим в международном праве трудовых договоров. Выбор права допускается и может осуществляться как сторонами, так и посредством коллективного договора. Однако его действие существенно ограничивается императивными нормами национального права. Так, принцип автономии воли не должен лишать рабочего защиты, предоставляемой ему его национальным правом. Императивные защитные нормы (защита от увольнения, ограничение продолжительности рабочего времени и т.д.) вытесняют или дополняют положения выбранного сторонами права, в меньшей степени защищающие рабочего. При отсутствии выбора сторонами права трудовые отношения подлежат регулированию правом страны места обычного выполнения работником своей трудовой деятельности (lex loci laboris). Применительно к коллективным трудовым отношениям вводятся иные коллизионные принципы. Так, проблемы участия трудящихся в руководящих органах предприятий решается по праву, действующему в отношении предприятия; как правило, это право страны местонахождения органа правления предприятия <10>.

<8> См.: Киселев И.Я. Международный труд. М., 1997. С. 103.
<9> См.: Андрианова М.А. Аспект трудовых отношений в международном частном праве. О некоторых вопросах коллизионного метода регулирования трудовых отношений с участием иностранцев // Актуальные проблемы международного частного и гражданского права: Сб. статей / Под ред. С.Н. Лебедева. М., 2006. С. 16.
<10> См.: Кох Х., Магнус У., Винклер фон Моренфельс П. Международное частное право и сравнительное правоведение. М., 2001. С. 234 - 242.

На наш взгляд, вариант решения проблемы коллизионного регулирования трудовых отношений с участием иностранцев (индивидуальных и коллективных), связанный с установлением алгоритма применения коллизионных правил в сочетании с принципом in favorem, представляется наиболее приемлемым, отвечающим правовой природе трудовых прав. В этой части заслуживают поддержки предложенные А.С. Довгертом рамки решения проблемы lex voluntatis в трудовых отношениях:

  1. выбор сторонами закона, применяемого к трудовому договору, не должен приводить к ухудшению условий труда работника по сравнению с обязательными положениями закона страны, который был бы применен при отсутствии выбора;
  2. соблюдение письменной формы выбора сторонами права как в момент заключения трудового договора, так и во время его действия <11>.
<11> См.: Довгерт А.С. Правовое регулирование международных трудовых отношений. Киев, 1992. С. 51 - 52.

На наш взгляд, имеются все предпосылки для включения в Трудовой кодекс РФ специальной главы "Международное трудовое право", где должны быть выделены по крайней мере три раздела: 1. "Общие положения" (режимы правового регулирования международных трудовых отношений: национальный режим, режим недискриминации, режим наибольшего благоприятствования, режим взаимности; применение императивных норм; оговорка о публичном порядке и др.); 2. "Право, подлежащее применению к индивидуальным трудовым отношениям, основанным на трудовом договоре"; 3. "Право, подлежащее применению к коллективным трудовым отношениям". Целесообразно сформулировать коллизионный принцип автономии воли к трудовым отношениям с иностранным элементом, ограничив его рамками запрета ухудшения положения работника по сравнению с императивными нормами закона страны, с которой договор реально связан. В международном частном праве оговорка о публичном порядке сформулирована в Гражданском кодексе РФ. В соответствии со статьей 1193 норма иностранного права, подлежащая применению, не используется в исключительных случаях, когда последствия ее применения явно противоречили бы основам правопорядка (публичному порядку) России. В этих случаях при необходимости применяется соответствующая норма российского права. Оговорка о публичном порядке применима и к регулированию трудовых отношений, что признается практически всеми учеными-трудовиками. Публичный порядок в трудовом праве обусловлен прежде всего основными принципами российского трудового права (ст. 2 ТК РФ).

Соответственно, при отсутствии выбора сторон трудовые отношения с иностранным элементом подчиняются закону места работы или специальным формулам (закон флага и др.).

В будущем Трудовом процессуальном кодексе (если он будет принят) также необходим специальный раздел, посвященный международным коллизионным процессуальным предписаниям (выбор юрисдикции по трудовым делам с иностранным участием). Коллективные международные трудовые отношения предполагают также специальную коллизионно-правовую регламентацию.

Международные многосторонние коллизионные предписания. К ним относятся предписания, содержащиеся в международных правовых актах (акты ООН, МОТ, Совета Европы, ЕС, СНГ и др.), международных договорах. Согласно Конституции РФ (ст. 15) и Трудовому кодексу РФ (ст. 10) общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью правовой системы нашей страны. В связи с этим содержащиеся в названных источниках коллизионные нормативные предписания с полным основанием можно включать в структуру общей части российского трудового права. Проблематика многосторонних (международных) коллизий довольно активно разрабатывается как отечественными, так и иностранными специалистами международного частного права <12>. В российской науке трудового права вопросам коллизионного трудового права уделялось явно недостаточно внимания. Системное изложение вопросов коллизионного трудового права можно найти только в исследованиях И.Я. Киселева. Так, в авторские учебники по международному и сравнительному трудовому праву И.Я. Киселевым включался специальный раздел "Способы разрешения конфликтов трудовых законов различных стран (коллизионное трудовое право)" <13>. Между тем проблемы международно-правового регулирования труда, соотношения международных и национальных норм о труде были и остаются предметом специальных исследований учеными-трудовиками <14>.

<12> См.: Ануфриева Л.П. Международное частное право. Особенная часть. М., 2000; Вольф М. Международное частное право / Пер. с англ. М., 1948; Иссад М. Международное частное право / Пер. с франц. М., 1989; Кох Х., Магнус У., Винклер фон Моренфельс. Международное частное право и сравнительное правоведение / Пер. с нем. М., 2001; Лунц Л.А. Курс международного частного права. Общая часть. М., 1973; Особенная часть. М., 1975 и др.
<13> Киселев И.Я. Сравнительное и международное трудовое право. М., 1999. С. 314 - 322; Он же. Трудовое право России и зарубежных стран. Международные нормы труда. М., 2005. С. 458 - 464.
<14> См.: Аметистов Э.М. Международное право и труд. М., 1982; Иванов С.А. Проблемы международного регулирования труда. М., 1964; Киселев И.Я. Международный труд. М., 1997; Скачкова Г.С. Труд иностранцев в России: правовое регулирование. М., 2006; Шестерякова И.В. Коллизионные нормы и международные трудовые отношения. Саратов, 2007 и др.

В международных договорах Российской Федерации содержатся международные многосторонние коллизионных предписания. В трудовых международных правоотношениях при решении коллизионным проблем при конфликтах российских трудовых законов и законов другой страны в международных договорах с участием Российской Федерации чаще всего применяется коллизионная привязка - принцип места работы (lex loci laboris) (территория государства трудоустройства, страна, в которой работник обычно выполняет трудовые обязанности) <15>. Например, в Соглашении СНГ о взаимном признании прав на возмещение вреда, причиненного работнику (1994 г.), указывается: возмещение вреда производится работодателем государства-участника, законодательство которого распространялось на работника во время его трудовой деятельности, вызвавшей профессиональное заболевание, и в случае, если указанное заболевание впервые было выявлено на территории другого участника СНГ. В случаях, когда работник, получивший профессиональное заболевание, работал на территории нескольких государств СНГ в условиях и областях деятельности, которые могли вызвать профессиональное заболевание, возмещение вреда осуществляется работодателем государства, на территории которого в последний раз выполнялась работа.

<15> См.: Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Армения о трудовой деятельности и социальной защите граждан Российской Федерации, работающих на территории Республики Армения и граждан Республики Армения, работающих на территории Российской Федерации от 19 июля 1994 г.; решение N 4 Высшего Совета Сообщества Беларуси и России "О равных правах граждан на трудоустройство, оплату труда и предоставление других социально-трудовых гарантий" от 22 июня 1996 г.; Соглашение между Правительством РФ и Правительством Литовской Республики о временной трудовой деятельности граждан от 29 июля 1999 г.; Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Таджикистан о трудовой деятельности и защите прав граждан от 16 октября 2004 г. и др.

В качестве общего правила принцип места работы также предусмотрен в Рекомендательном акте "Миграция трудовых ресурсов в странах СНГ" (1995 г.) <16>. Реже встречаются иные коллизионные привязки. Так, в Договоре между Российской Федерацией и Республикой Польша о взаимной правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам от 16 сентября 1996 г. (не вступил в силу) основной коллизионной привязкой является правило о выборе права сторонами договора lex voluntatis (автономии воли сторон). Если законодательство не выбрано, то в качестве дополнительной коллизионной привязки рассматривается принцип места работы. В отсутствие выбора сторон должна применяться следующая норма: "...возникновение, изменение, прекращение (расторжение) трудового договора и вытекающие из него претензии регулируются законодательством Договаривающейся Стороны, на территории которой выполняется, выполнялась и должна была выполняться работа" (ст. 44 Договора). В то же время в Договоре предусматривалась возможность и другого решения коллизионного вопроса. В частности, выполнение работы на территории одного Договаривающегося Государства на основании трудового договора с предприятием, находящимся на территории другой Договаривающейся Стороны, все аспекты отношений, возникающих или вытекающих из такого трудового договора, регулируются законодательством последней. Таким образом, обеспечивается привязка к месту нахождения юридического лица - работодателя (lex loci delegationis).

<16> Содружество. Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. 1995. N 8.

В рамках Европейского союза проведена унификация коллизионного трудового права на основе двух Конвенций, принятых Евросоюзом: Брюссельской конвенции 1968 г. о подсудности и исполнении судебных решений по гражданским делам и Римской конвенции 1980 г. относительно права, применимого к договорным обязательствам. Первая из названных Конвенций предоставляет право сторонам трудового договора решить вопрос, суд какого государства будет рассматривать трудовой спор. При отсутствии такой договоренности действует правило "места непосредственной реализации трудового договора", т.е. места, где работник обычно выполняет свою работу. Римская конвенция содержит коллизионные правила о выборе сторонами договора страны, чьи законы будут применяться к их трудовым отношениям. Но это не лишает работника защиты императивных норм закона, которые применялись бы, если бы стороны не сделали свой выбор. По сути, речь идет об известном принципе трудового права: соглашения сторон могут только улучшать положение работников по сравнению с законодательством. При отсутствии договоренности сторон действует следующее коллизионное правило: к трудовому договору применяется закон страны, с которой этот трудовой договор (правоотношение) имеет наиболее тесную связь. Директива 1996/71/ЕС от 16 декабря 1996 г. установила: если одна организация, осуществляющая транснациональное оказание услуг и находящаяся на территории одной страны - члена ЕС, командирует своего работника в другую страну ЕС, то в отношении этого работника применяется трудовое право страны приема в части, касающейся основных трудовых прав и охраны труда. Между тем если в стране, из которой прибыл командированный, действуют более благоприятные для него нормы, то применяются последние.

Правовые режимы субъектов иностранного права в трудовых отношениях. К субъектам иностранного права в трудовых отношениях применяются следующие основные правовые режимы:

Национальный режим применяется наиболее широко и в национальном трудовом законодательстве и в международных соглашениях. Он означает применение к иностранцам и лицам без гражданства, состоящим в трудовых отношениях, российского трудового законодательства. Например, в соответствии с Законом РФ от 19 апреля 1991 г. N 1032-1 "О занятости населения в Российской Федерации" отмечается, что законодательство о занятости распространяется также на иностранных граждан и лиц без гражданства, если иное не предусмотрено федеральными законами или международными договорами Российской Федерации <17>. В Соглашении СНГ о сотрудничестве в области трудовой миграции и социальной защите трудящихся-мигрантов (1994 г.) содержится норма о том, что иностранные работники - граждане других государств СНГ пользуются в Российской Федерации правами и выполняют обязанности, установленные трудовым законодательством Российской Федерации <18>.

<17> СЗ РФ. 1996. N 17. Ст. 1915.
<18> СЗ РФ. 1996. N 47. Ст. 5299.

Режим недискриминации (равенства) означает, что каждое государство обладает правом на предоставление субъектам его национального права со стороны государства - партнера таких условий труда, которые не хуже условий, предоставляемых этим государством субъектам национального права других стран. Так, в соответствии с рекомендательным законодательным актом СНГ "Миграция трудовых ресурсов в странах СНГ" (1995 г.) трудящиеся-мигранты при заключении трудовых договоров (контрактов) имеют равные права с гражданами государства-трудоустройства при приеме на работу и расторжении трудовых отношений, установлении условий труда (оплаты и режима труда, охраны здоровья и гигиены труда), социальной защиты в сфере труда. Дискриминация трудящихся-мигрантов и членов их семей по признаку национальности, расы, религии, пола не допускается. В решении Высшего Совета Сообщества Беларуси и России от 22 июня 1996 г. N 4 "О равных правах граждан на трудоустройство, оплату труда и предоставление других социально-трудовых гарантий" сказано: граждане государства выезда, осуществляющие трудовую деятельность на территории государства трудоустройства, имеют равные права с гражданами государства трудоустройства в оплате труда, режиме рабочего времени и времени отдыха, охране и условиях труда и других вопросах трудовых отношений <19>.

<19> Российская газета. 17.04.1997.

Режим наибольшего благоприятствования предполагает обязательство государства предоставлять государству-партнеру и субъектам его права льготные (наиболее благоприятные) условия по сравнению с теми, которые действуют или могут быть введены для любой третьей страны. Режим взаимности предполагает предоставление субъектам иностранного права благоприятные условия правового регулирования трудовых отношений, если субъекты права предоставляющего государства пользуются аналогичными благоприятными условиями в данном иностранном государстве. Эти два режима устанавливаются в международных двусторонних договорах Российской Федерации. Например, в Соглашении между Правительством РФ и Правительством ФРГ о занятости лиц, работающих по найму, с целью повышения их профессиональных и языковых знаний (1993 г.) особо указано: если трудовые отношения прекращаются с гостевым работником досрочно, до истечения одного года, компетентный орган соответствующей Договаривающейся Стороны прилагает усилия к тому, чтобы включить гостевого работника в другие равноценные трудовые отношения <20>. В Японии в нормативных актах, регулирующих трудовые отношения, предусмотрен режим благоприятствования для иностранцев японского происхождения <21>.

<20> Дипломатический вестник. 1993. N 11, 12.
<21> См.: Матрусова Т.Н. Государственное регулирование сферы труда в Японии // Труд за рубежом. 2006. N 1. С. 11.

М.В.Лушникова

Д. ю. н.,

профессор

кафедры трудового

и финансового права

Ярославского государственного

университета им. П.Г.Демидова