Мудрый Экономист

Признать недействительными

"Руководитель бюджетной организации", 2010, N 6

Бюджетные учреждения могут совершать сделки с имуществом, находящимся у них в оперативном управлении. Однако в случае возникновения споров по поводу заключенных в отношении этого имущества сделок данные соглашения могут быть признаны судом недействительными.

Согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Оспоримые сделки могут быть признаны недействительными в судебном порядке, в то время как ничтожные считаются недействительными с момента их заключения сторонами. При этом относительно ничтожной сделки заявляются требования о применении последствий недействительности таковой (например, признается недействительным свидетельство о государственной регистрации права собственности на объект недвижимости как незаконно полученное в результате ничтожной сделки), в случае с оспоримой сделкой истец всегда настаивает на признании ее недействительной.

Круг лиц, которые могут заявлять требования о признании сделки недействительной, определен в параграфе 2 гл. 9 ГК РФ. А вот требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом.

Согласно п. 1 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и считается она недействительной с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. В случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда оно выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) необходимо возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Какие же основания для признания сделок недействительными наиболее часто возникают в отношении сделок, заключенных бюджетными учреждениями, либо сделок, так или иначе затрагивающих интересы этих организаций?

Хотим напомнить, что права бюджетников по распоряжению вверенным им имуществом в соответствии с действующим гражданским законодательством весьма ограниченны. На основании п. 1 ст. 298 ГК РФ бюджетное учреждение не вправе отчуждать либо иным способом распоряжаться имуществом, закрепленным за ним собственником или приобретенным этим учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение такого имущества.

Кроме того, согласно п. 2 ст. 296 ГК РФ собственник имущества вправе изъять излишнее, неиспользуемое или используемое не по назначению имущество, закрепленное им за бюджетным учреждением (казенным предприятием) либо приобретенное им за счет средств, выделенных собственником на приобретение указанного имущества. Имуществом, изъятым у предприятия или учреждения, собственник этого имущества вправе распорядиться по своему усмотрению.

Однако сделки по изъятию основного имущества, нарушающие специальную правоспособность учреждения или предприятия и его возможность вести финансово-хозяйственную, производственную деятельность, предусмотренную уставом, могут и должны оспариваться учреждением в судебном порядке.

По данному вопросу сформировалась и соответствующая судебная практика. В примере, приведенном ниже, истцом выступает казенное предприятие, но и бюджетное учреждение может по такому же алгоритму оспаривать подобные сделки.

Пример 1. В областной арбитражный суд обратилось муниципальное унитарное предприятие "Дирекция заказчика жилищно-коммунальных услуг" с иском к администрации Ковернинского района Нижегородской области о признании недействительными сделок по прекращению права хозяйственного ведения и о применении последствий их недействительности в виде обязания ответчика возвратить из муниципальной казны и передать истцу нежилое встроенное помещение, тротуароуборочную машину, автомобиль марки УАЗ, компьютер. Исковые требования были мотивированы тем, что сделка по изъятию имущества из хозяйственного ведения ничтожна, поскольку нарушает специальную правоспособность унитарного предприятия. По спорной сделке изъято основное имущество, в результате чего истец лишился возможности осуществлять производственную и финансово-хозяйственную деятельность, предусмотренную его уставом, что подтверждается Решением Арбитражного суда Нижегородской обл. от 03.02.2009 о признании предприятия несостоятельным (банкротом).

Арбитражный суд Нижегородской области удовлетворил заявленные в части оспаривания сделок требования. При разрешении спора суд исходил из того, что изъятие имущества привело к прекращению уставной деятельности истца, а потому указал на ничтожность оспариваемых сделок.

Как следует из материалов дела, на основании постановления администрации от 07.10.1998 и решения Комитета по управлению муниципальным имуществом предприятию переданы в хозяйственное ведение нежилое встроенное помещение, тротуароуборочная машина, автомобиль марки УАЗ, компьютер. Истец обратился в адрес администрации с просьбой принять в муниципальную казну указанное имущество. Распоряжениями администрации было принято решение о принятии в муниципальную казну поименованного имущества. Затем вступившим в законную силу Решением Арбитражного суда Нижегородской обл. от 03.02.2009 предприятие признано несостоятельным (банкротом), в отношении его введена процедура конкурсного производства.

Согласно п. 5 ст. 113 ГК РФ унитарное предприятие отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом.

Суд установил, что муниципальное имущество, закрепленное за предприятием на праве хозяйственного ведения, использовалось им для осуществления уставной деятельности. В соответствии с положениями п. 7 ст. 114 ГК РФ собственник имущества предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, не отвечает по обязательствам предприятия. При этом ни Гражданский кодекс, ни Федеральный закон от 14.11.2002 N 161-ФЗ (далее - Закон N 161-ФЗ) не предоставляют собственнику имущества унитарного предприятия, образованного на праве хозяйственного ведения, права изымать у него имущество.

С учетом положений ст. 295, п. 2 ст. 296 и п. 3 ст. 299 ГК РФ изъятие излишнего, неиспользуемого или используемого не по назначению имущества допускается только в отношении имущества, закрепленного за казенным предприятием или учреждением на праве оперативного управления.

Кроме того, добровольный отказ предприятия от имущества, закрепленного за ним на праве хозяйственного ведения, не допускается в силу положений п. 3 ст. 18 Закона N 161-ФЗ, который прямо обязывает предприятие распоряжаться своим имуществом только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены его уставом.

Следовательно, в соответствии со ст. 168 ГК РФ сделки по прекращению права хозяйственного ведения предприятия имуществом, оформленные посредством распоряжений администрации, являются ничтожными независимо от того, совершены они по инициативе предприятия либо по решению или с согласия собственника.

Повторим, по аналогии с приведенным выше примером можно оспаривать и сделки по изъятию собственником имущества у бюджетного учреждения. Несмотря на право собственника изымать имущество, закрепленное за учреждением на праве оперативного управления, законными действия по изъятию такого имущества будут лишь при наличии определенных условий: данное имущество должно использоваться или не использоваться учреждением по назначению; это имущество не должно являться основным и необходимым учреждению для осуществления его деятельности.

Мнимые сделки

Кроме случаев оспаривания сделок по изъятию имущества, закрепленного за учреждением его собственником, актуальными являются споры о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключаемых учреждениями в иных целях, не в тех, которые подразумевались при заключении договоров такого рода. Это так называемые мнимые и притворные сделки.

Мнимые сделки совершаются для того, чтобы произвести ложное представление на третьих лиц. Они характеризуются несоответствием волеизъявления подлинной воле сторон: в момент ее совершения воля обеих сторон не направлена на достижение правовых последствий в виде возникновения, изменения, прекращения соответствующих гражданских прав и обязанностей, а волеизъявление свидетельствует о таковых.

Примечание. Согласно п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка - это сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Самый распространенный в быту пример мнимой сделки - это совершение договора купли-продажи между родственниками для получения стороной-продавцом безвозмездной субсидии от государства на покупку другого жилья. Ведь в соответствии с действующим законодательством право на получение жилищной субсидии имеют лишь граждане, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, поэтому собственник жилья, желающий реализовать свое право на получение такой субсидии, "продавая" свою квартиру, делает вид, что не имеет в собственности никакой недвижимости. Также часто мнимые сделки совершаются должниками для того, чтобы скрыть имущество от взыскания.

Если же мнимую сделку совершают юридические лица, то они так же, как и граждане, преследуют совсем не те цели, которые при этом должны подразумеваться сторонами, а сами действия сторон не направлены на достижение того юридического результата, который должен быть получен при заключении данной сделки.

Оспорить такую сделку в судебном порядке, как уже говорилось выше, вправе любое заинтересованное лицо при имеющейся совокупности доказательств, подтверждающих мнимый характер этой сделки.

Пример 2. Учреждение Московской федерации профсоюзов и кардиологический санаторий обратились в Арбитражный суд г. Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью "X" о признании недействительными заключенных между санаторием (продавцом) и обществом (покупателем) договоров купли-продажи зданий.

Между санаторием и обществом ранее были заключены три договора купли-продажи зданий. В соответствии с положениями указанных договоров объекты недвижимости передаются продавцом покупателю по передаточному акту в день подписания договора. Передаточный акт был подписан сторонами, право собственности на упомянутые помещения покупателем зарегистрировано в установленном порядке.

Суды апелляционной и кассационной инстанций рассмотрели спор и удовлетворили претензии истцов, признав сделки купли-продажи мнимыми. Удовлетворяя иск, суды исходили из того, что непосредственно после государственной регистрации перехода права собственности на спорное имущество в результате совершенных сделок купли-продажи стороны заключили договор аренды одного из зданий, по которому новый собственник предоставляет свое имущество в аренду прежнему собственнику (санаторию), что, по мнению судов, свидетельствует о мнимости сделок купли-продажи. При этом учитывались и те обстоятельства, что арендная плата за одно помещение за три месяца превысила фактическую продажную стоимость этого здания и балансовую стоимость всех трех зданий.

Таким образом, из совокупности обстоятельств дела следует, что отчуждение спорного имущества, в том числе лечебно-спального корпуса, необходимого самому продавцу (санаторию) для выполнения своих уставных задач, произведено с нарушением интересов санатория.

Притворные сделки

Учреждения, пользующиеся имуществом, закрепленным за ними на праве оперативного управления, не могут совершать сделки, связанные с отчуждением недвижимого имущества, без согласия собственника этого имущества. Кроме того, доходы от сделок с таким имуществом поступают в распоряжение собственника. Договор аренды недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

Опять же с таких доходов платятся и налоги. Для того чтобы создать видимость заключения сделки, скрывающей, например, возникшие между предприятиями или учреждениями арендные отношения, иногда заключается договор взаимных услуг, согласно условиям которого арендатор оказывает арендодателю виртуальные услуги, за что последний предоставляет арендатору в пользование помещение.

Примечание. Согласно п. 2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка - это сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку.

Такой завуалированный договор аренды является притворной сделкой, которая так же, как и мнимая сделка, может быть оспорена в судебном порядке любым заинтересованным лицом и является ничтожной сделкой с момента ее совершения.

К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом ее существа применяются относящиеся к ней правила. Таким образом, если, например, в суд с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки обратится собственник имущества, то он вправе потребовать и взыскание с учреждения, незаконно сдавшего в аренду помещение, полученной им от данной сделки арендной платы.

Однако заинтересованной стороне не всегда удается доказать, что сделка является притворной.

Пример 3. Гражданка Л. обратилась в суд с иском к муниципальному учреждению "Управление организации работы объектов мелкорозничной сети и парковок города Нижнего Новгорода" о признании договора парковки возобновленным на неопределенный срок как договор аренды земельного участка. В обоснование требований она указала, что в 2000 г. по договору купли-продажи она приобрела в собственность квартиру и металлический гараж, расположенный на земельном участке площадью 18 кв. м во дворе дома. На основании постановления главы администрации г. Н. Новгорода от 01.11.1999 N 117 "О мерах по предотвращению самовольного строительства (установки) индивидуальных гаражей на территории города" 01.01.2001 между истцом и муниципальным учреждением был заключен договор индивидуальной парковки, действовавший до 31.12.2003.

Истица указала, что вышеуказанный договор является не чем иным, как договором аренды земельного участка, действует до настоящего времени и не прекращен, поскольку она продолжает пользоваться местом индивидуальной парковки, ею внесена плата за парковку за период с 2004 по 2008 г. включительно по новым реквизитам. В соответствии с изложенным, а также поскольку исполнение обязательств сторонами по договору аренды продолжается после истечения срока его действия, она считает, что договор аренды не прекращен, а возобновлен на неопределенный срок. Основными доводами истицы относительно того, что договор индивидуальной парковки является именно договором аренды, а не договором возмездного оказания услуг, являлись следующие обстоятельства: в пользование предоставлялся именно земельный участок, на котором расположен гараж; предметом договора являлась аренда земельного участка. Но поскольку ответчик не обладал и не обладает полномочиями по передаче земельных участков в аренду, то договор был оформлен как договор о возмездном оказании услуг.

Тем не менее в удовлетворении иска Л. судом первой инстанции было отказано, а суд кассационной инстанции оставил решение без изменения. Суды дали такую юридическую оценку договору, который истица считала притворной сделкой, прикрывающей арендные отношения сторон: соглашение о возмездном оказании услуг, а не об аренде земельного участка. Доводы же истицы о притворности заключенной сделки приняты во внимание не были из-за отсутствия необходимых доказательств.

Е.Ю.Губанова

Адвокат

адвокатская контора N 9

НОКА

Особенности приема на работу руководителя организации
 
Сортировка бюджетной сети