Мудрый Экономист

Коллекция пирровых побед

"Банки и деловой мир", 2009, N 10

Некоторое время назад для вытеснения сантехнического понимания термина "коллектор" я предложил такое определение: коллектор - это коллекционер решений чужих долговых проблем. К сожалению, в период кризиса к коллекции решений добавляется большое "собрание" способов уклонения должников от возврата кредитов.

Особенно изощренно сопротивляются взысканию руководители и собственники организаций. Естественно, что действие рождает противодействие, и банки-кредиторы ищут новые способы преодоления козней должников и защиты своих интересов. Сразу отметим, что даже успешное использование описываемых способов является пирровой победой, поскольку теряется самое главное для продолжения бизнеса - доверие, и списать все на кризис потом уже не получится.

Примечание. Основные способы противодействия взысканию задолженности, позволяющие должнику не отдавать имущество и денежные средства кредитору:

Мнимая продажа

Один из основных способов уклонения от возврата кредитов - вывод активов из компании-должника в иные, чаще всего подставные, специально созданные теми же фактическими руководителями организации. Этот распространенный прием используют и малый, и средний, и крупный бизнес. Например, ОАО "Альянс "Русский текстиль" (головная компания в прошлом одного из крупнейших российских текстильных холдингов) продает региональную дистрибьюторскую сеть (доли более чем в полусотне обществ с ограниченной ответственностью) московской компании "МаксиТекс". До сих пор не установлено, была ли произведена адекватная оплата переданных долей организаций. Стоит отметить, что дистрибьюторская сеть была важным конкурентным преимуществом альянса и именно в региональных предприятиях были сосредоточены складские остатки, которые, по мнению экспертов рынка, могут стоить больше, чем входящие в холдинг Тейковский и Камышинский хлопчатобумажные комбинаты.

На возможно подставной характер "МаксиТекса" указывают следующие моменты. Во-первых, компания создана, по слухам, бывшими сотрудниками альянса. Во-вторых, в объявлениях о приеме на работу часто указывается, что работодатель - "Русский текстиль - МаксиТекс". В-третьих, наконец, используется один и тот же склад.

В описанном примере видно, что для вывода активов из компании-должника могут использоваться мнимые сделки, то есть совершенные лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия. Сразу стоит отметить, что для противодействия уклонению такие действия можно квалифицировать как мнимые в рамках гражданского процесса, либо в отдельных случаях оценивать их с точки зрения наличия признаков состава преступления (ст. 159 "Мошенничество" УК РФ, ст. 177 "Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности" УК РФ, ст. 196 "Преднамеренное банкротство" УК РФ и др.).

Контролируемое банкротство

В отличие от простого вывода активов второй популярный способ - "контролируемое банкротство" - обычно используют в тех случаях, когда необходимо скрыть от взыскания недвижимость или целые имущественные комплексы и ожидается активная юридическая работа по взысканию стороны кредиторов. Должник подает заявление о собственном банкротстве, по сути, для того чтобы перехватить у кредитора инициативу, а значит, и контроль за процедурой банкротства. Важнейший момент в применении этого способа уклонения от взыскания - создание "искусственного" кредитора, контролируемого теми же лицами, что и должник. То есть организации, у которой на основании фиктивных документов появляются права требования на крупные суммы к организации-должнику.

Примером "контролируемого банкротства", судя по сообщениям СМИ, может служить ситуация с Северо-Западной лесной компанией, которой принадлежали Неманский ЦБК и Каменногорская фабрика офсетных бумаг. Фактических руководителей этой организации (семью Битковых) публично обвиняют в том, что кроме создания "пирамиды" - постоянного привлечения кредитных средств без адекватных вложений в действующие предприятия они успешно контролируют ход банкротства наиболее крупных организаций, входивших в холдинг.

В данном случае контроль процесса достигается за счет того, что внезапно для кредиторов (среди которых Сбербанк, Газпромбанк, Связь-банк и другие) появляется офшорная компания Vilda Consult Ltd., которая документально подтверждает, что является крупнейшим кредитором СЗЛК. А долг между тем появился весьма странным образом. Vilda Consult Ltd. продала (вероятно, по сильно завышенной цене) компании-должнику ООО "Светоч" небольшую фабрику по производству тетрадей в Санкт-Петербурге. В результате сделки у офшорной компании появились права требования более чем на 3 млрд руб. и возможность в качестве крупнейшего кредитора диктовать свои условия в ходе процедуры банкротства.

Стоит отметить, что в деле СЗЛК активно применяются и дополнительные способы противодействия взысканию. Так, при серьезном PR-сопровождении распространяется адресованное банкам предложение по реструктуризации. Согласно ему создается единая компания, а 100% ее акций передается кредиторам. Такой ход, по моему мнению, является примером псевдореструктуризации. Банкам-кредиторам воспользоваться данным предложением очень сложно. Представьте себе компанию, где для управления между собой должны договариваться не только Сбербанк, Газпромбанк и другие кредитные организации, но необходимо учитывать мнение столь сомнительного кредитора, как Vilda Consult Ltd. Зато выгода для должника очевидна: псевдореструктуризация, с одной стороны, затягивает процесс решения долговой проблемы, а с другой - привлекает общественное внимание.

Активы разные: то они синие, то красные

В качестве третьего основного способа противодействия взысканию мы назвали фактическое сокрытие активов. Примером такого рода действий должников может быть следующая история. Есть вероятность, что весной этого года сотрудники Тейковского хлопчатобумажного комбината (входившего в альянс "Русский текстиль") занимались непрофильной работой - "перекрашивали" станки, чтобы средства идентификации заложенного имущества (инвентарные номера и т.д.), на которые ориентировались банки, невозможно было обнаружить. Кредиторам, которые будут требовать обращения взыскания на это имущество, можно будет сказать, что они ошибаются и это совершенно другие станки. К сожалению, в нашей практике есть примеры, когда таким приемом вводили в заблуждение даже суд.

Примером, когда удаленность имущества является фактором, мешающим взысканию, может быть ситуация с одним из крупнейших поставщиком бананов - компанией "Сорус". Недавно она объявила дефолт по своим облигациям, но кредиторам будет трудно добраться до ее основных активов, ибо плантации - в Эквадоре.

Корпоративное коллекторство

Наличие достаточно простых, но надежных на первый взгляд схем противодействия взысканию часто вынуждает банки максимально жестко защищать свои интересы. Некоторые эксперты отмечают, что кредитные организации пытаются компенсировать потери от одних сделок за счет эффективной реализации возможностей при других.

Один из вариантов такого поведения получил название "кредитного рейдерства". Банк, воспользовавшись проблемной ситуацией, через юридические процедуры забирает имущество должника по заниженной цене. Учитывая опыт защиты интересов банков, нам сложно оценить, насколько часто применяется такая тактика. Но, видимо, основания для появления термина были. Хотя одновременно видны попытки использовать обвинение в "кредитном рейдерстве" для PR-сопровождения противодействия взысканию. Ведь даже ситуацию с альянсом "Русский текстиль" пытались представить как попытку банков поживиться имуществом "слабого" должника.

Если рассматривать менее спорные способы противодействия описанным приемам уклонения от погашения задолженности, стоит вспомнить о методах корпоративного коллекторства, и особенно PR-сопровождении взыскания. Эта технология заключается в том, что с помощью точечного и массового информирования о недобросовестности (доказанной или вероятной) по отношению к кредиторам ставится под вопрос успешная предпринимательская деятельность организаций, созданных фактическими руководителями организации-должника на базе выведенных активов. Иными словами, с помощью своего рода "законного" шантажа лица, связанные с проблемным долгом, ставятся перед выбором: погасить старый долг, от взыскания которого они успешно уклоняются или уже уклонились, либо рисковать тем, что текущие контрагенты и партнеры будут вынуждены прекратить с ними сотрудничество.

К сожалению, одним из условий погашения задолженности в таких случаях становится сохранение в тайне информации о долговой проблеме и ее разрешении. Поэтому могу предложить только поверить на слово: на практике есть реальные примеры успешных взысканий с помощью описанных методов.

Кроме развития корпоративного коллекторства защите интересов кредиторов может способствовать повышение эффективности применения ст. 177 "Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности" УК РФ. Данный состав позволяет квалифицировать рассмотренные способы уклонения (прежде всего вывод активов) как юридическое или фактическое сокрытие имущества или денежных средств, которое обеспечивает невозможность принудительного исполнения судебного решения и в случае наличия задолженности в сумме более 250 тыс. руб. привлекать виновных к уголовной ответственности.

Важным моментом является и совершенствование практики применения законодательства о банкротстве, особенно новых норм, касающихся ответственности руководителей и собственников организаций-банкротов, а также оспаривания подозрительных сделок. К сожалению, сегодня часто можно наблюдать ситуацию, когда даже возможности действующего законодательства используются не в полной мере, не говоря уж о таких инновационных технологиях, как корпоративное коллекторство.

Примечание. Дополнительные способы противодействия взысканию задолженности, направленные на затягивание времени или облегчение выполнения основных пунктов антиколлекторского плана:

Таким образом, проведя экскурсию по коллекции способов уклонения от погашения задолженности и приемов противодействия им, можно констатировать: средства "банковского нападения" нуждаются в серьезном совершенствовании. А если говорить еще точнее, то важно более широкое использование опыта эффективного противодействия недобросовестным должникам без злоупотребления положением кредитора. Развитие способов противодействия взысканию и методов преодоления таких затруднений активно идет в период кризиса. Главное при этом не забывать, что, как писал древнекитайский теоретик военного искусства Сунь-Цзы, "цель войны - мир лучший, чем предвоенный". Хотя бы для одной из сторон.

Д.Жданухин

Генеральный директор

Центра развития коллекторства