Мудрый Экономист

Некоторые проблемы признания недействительным решения регистрирующего органа, связанного с эмиссией ценных бумаг, как способа защиты прав акционеров и кредиторов

"Право и экономика", 2009, N 8

В настоящее время одним из основных способов защиты прав акционеров и кредиторов при эмиссии ценных бумаг является признание недействительным решения регистрирующего органа, связанного с эмиссией ценных бумаг. Правоприменительной практикой был выявлен ряд проблем, связанных с использованием данного способа защиты прав. В целях решения соответствующих проблем автор статьи проанализировал судебную практику, а также теоретические правовые исследования по данному вопросу.

Возможность оспаривания решений и действий (бездействия) государственных или иных органов и должностных лиц вытекает из ч. 2 ст. 46 Конституции Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. В юридической литературе справедливо отмечается, что порождающее правовые последствия решение государственного или иного органа и должностного лица является видом ненормативного правового акта, который, в свою очередь, рассматривается как документ, содержащий обязательные предписания, распоряжения, влекущие юридические последствия [1].

К решениям, связанным с эмиссией ценных бумаг, относятся решение о государственной регистрации выпуска ценных бумаг, которое регистрирующий орган принимает в соответствии со ст. 20 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" (далее - Закон "О рынке ценных бумаг"). Согласно ст. 19 Закона "О рынке ценных бумаг" государственная регистрация выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг сопровождается регистрацией их проспекта в случае размещения эмиссионных ценных бумаг путем открытой подписки или путем закрытой подписки среди круга лиц, число которых превышает 500), либо решение об отказе в такой регистрации; решение о приостановлении эмиссии ценных бумаг, принимаемое на основании ст. 26 Закона "О рынке ценных бумаг"; решение о признании выпуска эмиссионных ценных бумаг несостоявшимся, которое также принимается на основании указанной статьи; решение о государственной регистрации отчета об итогах выпуска или решение об отказе в таковой, которое регистрирующий орган принимает в соответствии со ст. 25 Закона "О рынке ценных бумаг" (данный этап эмиссии предусмотрен не для всех эмиссионных ценных бумаг, в частности, исходя из п. 5 ст. 27.5.3 Закона "О рынке ценных бумаг", данный этап отсутствует при эмиссии российских депозитарных расписок).

Решения регистрирующего органа, связанные с эмиссией ценных бумаг, могут быть обжалованы как в суд общей юрисдикции, так и в арбитражный суд. Данный вывод подтверждается ст. 21 Закона "О рынке ценных бумаг", согласно которой решение об отказе в государственной регистрации выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг и проспекта ценных бумаг может быть обжаловано в суд или в арбитражный суд, а также положениями ст. 198 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее - АПК РФ) от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ, ст. ст. 254, 255 Гражданского процессуального кодекса РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ.

На практике возник вопрос о соотношении срока исковой давности, установленного ст. 26 Закона "О рынке ценных бумаг" для обжалования решений регистрирующего органа, связанных с эмиссией, и срока, предусмотренного ч. 4 ст. 198 АПК РФ.

Срок исковой давности, предусмотренный ст. 26 Закона "О рынке ценных бумаг", начинает течь с момента регистрации отчета об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг или с момента представления в регистрирующий орган уведомления об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг, а в случаях, если в соответствии с Законом "О рынке ценных бумаг" государственная регистрация отчета (представление в регистрирующий орган уведомления) об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг не осуществляется (например, при эмиссии биржевых облигаций согласно п. 1 ст. 27.5.2 Закона "О рынке ценных бумаг"), - с момента государственной регистрации выпуска эмиссионных ценных бумаг. Срок, предусмотренный ч. 4 ст. 198 АПК РФ, начинает течь со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов.

По одному из дел арбитражные суды первой, апелляционной и кассационной инстанций пришли к выводу, что акционер, обратившись в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным распоряжений регионального отделения Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг о регистрации дополнительного выпуска ценных бумаг эмитента и о регистрации отчета об итогах дополнительного выпуска ценных бумаг в течение трех месяцев с момента, когда он узнал о нарушении указанным решением его прав и законных интересов, подал данное заявление в установленный срок, хотя срок исковой давности, закрепленный ст. 26 Закона "О рынке ценных бумаг", был пропущен, причем регистрирующий орган заявил о применении исковой давности (см. Постановление ФАС Поволжского округа от 21 августа 2008 г. по делу N А06-7642/2006-23н.р.).

В Определении Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 февраля 2009 г. N 16335/08 по этому делу указано, что обжалование актов о регистрации выпуска ценных бумаг и отчета об итогах их выпуска должно осуществляться в рамках специального срока давности, установленного ст. 26 Закона "О рынке ценных бумаг", а в материалах дела имеется заявление о применении срока исковой давности, поданное одним из ответчиков до первоначального рассмотрения настоящего дела, что явилось одним из оснований для передачи данного дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ для пересмотра в порядке надзора. В отдельных актах федеральных арбитражных судов отдавался приоритет сроку исковой давности, предусмотренному ст. 26 Закона "О рынке ценных бумаг", перед сроком, содержащимся в ч. 4 ст. 198 АПК РФ, еще до принятия приведенного Определения Высшего Арбитражного Суда РФ (см. например, Постановление ФАС Московского округа от 24 июля 2007 г., 30 июля 2007 г. N КГ-А40/6941-07 по делу N А40-70551/06-96-271).

Представляется, что для правильного разрешения вопроса о приоритете одного из двух названных сроков логично установить правовую природу каждого из них. Общепризнанным является определение срока исковой давности как срока, в течение которого допускается принудительное осуществление нарушенного материального субъективного гражданского права, причем институт исковой давности имеет материально-правовой характер [2]. Как следует из буквального толкования ст. 26 Закона "О рынке ценных бумаг", предусмотренный данной статьей срок для обжалования решений регистрирующего органа, связанных с эмиссией ценных бумаг, представляет собой специальный срок исковой давности. Соответствующие нормы о данном сроке исковой давности также имеют материально-правовой характер.

В отношении определения правовой природы срока, предусмотренного ст. 198 АПК РФ, отсутствует единая позиция как в судебной практике, так и в правовой науке [3]. По одному из дел о признании недействительным распоряжения регионального отделения Федеральной комиссии по ценным бумагам, которым был признан несостоявшимся и аннулирован выпуск ценных бумаг, суд кассационной инстанции указал, что срок, предусмотренный ст. 198 АПК РФ, является сроком исковой давности, следовательно, о его применении должно быть заявлено стороной (см. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 апреля 2004 г. по делу N А56-37555/03).

Исследование судебной практики, связанной с применением ст. 198 АПК РФ, позволяет также выявить противоположную позицию, в соответствии с которой срок, установленный ч. 4 указанной статьи, не является сроком исковой давности (см., например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19 февраля 2004 г. по делу N А42-3713/03-7). Любопытно, что противоположные подходы к указанному сроку содержатся в актах одного и того же суда кассационной инстанции, которые были вынесены с интервалом чуть более двух месяцев, что подчеркивает остроту проблемы.

Если обратиться к практике Высшего Арбитражного Суда РФ, то в его актах содержится позиция, согласно которой пропуск срока подачи заявления о признании недействительным ненормативного правового акта является самостоятельным основанием для отказа в иске (см., например, Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 апреля 2006 г. N 16228/05 по делу N А12-13269/2004-С37).

Такая судебная практика дает основание полагать, что срок, закрепленный ч. 4 ст. 198 АПК РФ, может рассматриваться в качестве процессуального срока.

Под процессуальным сроком в науке гражданского процесса понимается промежуток времени, в течение которого должны быть совершены процессуальные действия [4]. Различие между исковой давностью и процессуальными сроками отдельные ученые предлагают проводить в связи с существованием и характером действия соответствующего срока, т.е. если процессуальный срок неразрывно связан с процессом и является составляющей процессуальной формы, то исковая давность зависит от наличия у лица субъективного гражданского материального права или признания за ним охраняемых законом интересов и свобод, причем применение института исковой давности юрисдикционным органом при рассмотрении дела не влияет на сам факт начала течения, перерыва, приостановления исковой давности [5].

На наш взгляд, логично рассматривать срок, предусмотренный ч. 4 ст. 198 АПК РФ, именно в качестве процессуального срока. Из буквального толкования указанной статьи АПК РФ следует, что заявление об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц может быть подано в арбитражный суд в течение данного срока, т.е. трехмесячный срок неразрывно связан с процессом, так как установлен для совершения процессуального действия - подачи в суд соответствующего заявления. К особенностям данного срока следует отнести то, что пропуск его заявителем не является для суда основанием для возвращения заявления, поскольку положения ст. 129 АПК РФ не предусматривают такого основания. Кроме того, пропуск трехмесячного срока для обращения в суд или отказ в удовлетворении ходатайства о восстановлении срока, установленного ч. 4 ст. 198 АПК РФ, не является основанием прекращения производства по делу, так как ст. 150 АПК РФ не содержит такого основания прекращения производства по делу. На данные черты трехмесячного срока, закрепленного ч. 4 ст. 198 АПК РФ, указано в практике Высшего Арбитражного Суда РФ (см., например, Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 января 2006 г. N 9316/05 по делу N А56-33002/2004). Таким образом, по нашему мнению, если срок, предусмотренный ст. 26 Закона "О рынке ценных бумаг", является по правовой природе материально-правовым сроком исковой давности, то срок, установленный ч. 4 ст. 198 АПК РФ, относится к процессуальным срокам.

Следует учесть, что процессуальный срок для подачи заявления о признании ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) незаконными применяется в том случае, если иное не установлено федеральными законами, в силу положений ч. 4 ст. 198 АПК РФ. В данном случае федеральный закон, а именно Закон "О рынке ценных бумаг", установил иной срок обжалования решений регистрирующего органа, связанных с эмиссией, следовательно, процессуальный срок, установленный ч. 4 ст. 198 АПК РФ, при обжаловании решений регистрирующего органа, связанных с эмиссией ценных бумаг, применению не подлежит.

В п. 1 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 г. N 15 и Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 ноября 2001 г. N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" содержится вывод о том, что исковая давность по общему правилу не может применяться к случаям оспаривания нормативного правового акта. Однако решения регистрирующего органа, связанные с эмиссией, нормативными правовыми актами не являются. Таким образом, при оспаривании решений регистрирующего органа, связанных с эмиссией ценных бумаг, должны применяться нормы о сроке исковой давности, содержащиеся в ст. 26 Закона "О рынке ценных бумаг".

В результате анализа Постановления по делу N А06-7642/2006-23н.р. возникает вопрос о том, как надлежит действовать в том случае, если о применении срока исковой давности, предусмотренного ст. 26 Закона "О рынке ценных бумаг", заявляет лишь один из соответчиков, которыми в данном деле являлись регистрирующий орган и эмитент. Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в приведенном Постановлении сделал вывод о том, что заявление о применении исковой давности одного из соответчиков не распространяется на других соответчиков, в том числе при солидарной обязанности (ответственности).

Представляется, что при рассмотрении подобных дел логично исходить из следующего. Согласно п. 4 указанного Постановления Пленумов Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 г. N 15 и Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 ноября 2001 г. N 18 суд вправе (но не обязан) отказать в удовлетворении иска при наличии заявления о пропуске срока исковой давности только от одного из соответчиков при условии, что в силу закона или договора либо исходя из характера спорного правоотношения требования истца не могут быть удовлетворены (полностью или в части) за счет других соответчиков. На наш взгляд, к таким правоотношениям относятся и правоотношения, складывающиеся при эмиссии ценных бумаг, поскольку в юридической науке эмиссия ценных бумаг верно определяется как совокупность связанных друг с другом гражданско-правовых сделок, административных актов и организационно-распорядительных действий, совершаемых эмитентом и иными лицами в предписываемой законом форме и последовательности или в порядке, им установленном [6]. Эмиссия ценных бумаг, исходя из положений ст. 19 Закона "О рынке ценных бумаг", не может быть осуществлена без участия эмитента, равно как и без участия регистрирующего органа.

В подобных случаях наиболее важно принять во внимание следующее. Действующее законодательство не содержит указаний на то, что для признания недействительными решений регистрирующего органа, связанных с эмиссией, требуется такая оценка решений и действий эмитента, которая в обязательном порядке должна проводиться с участием эмитента в качестве соответчика. Более того, признание недействительными принятых эмитентом решений, связанных с эмиссией, является самостоятельным способом защиты прав согласно ст. 26 Закона "О рынке ценных бумаг". Из Постановления по делу N А06-7642/2006-23н.р. следует, что истец воспользовался способом защиты прав, заключающимся в признании недействительными решений регистрирующего органа, связанных с эмиссией. Хотя истец и указывал на нарушения эмитентом действующего законодательства, но решений эмитента он не оспаривал. Исходя из ст. ст. 197, 198 АПК РФ ответчиком по делам об оспаривании затрагивающих права и законные интересы лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц является соответствующий орган или должностное лицо. По этой причине надлежащим ответчиком по делам об оспаривании решений регистрирующего органа, связанных с эмиссией ценных бумаг, является только регистрирующий орган, но не эмитент, который по таким делам надлежащим ответчиком не является.

Таким образом, при обжаловании решений регистрирующего органа, связанных с эмиссией ценных бумаг, применению подлежат нормы ст. 26 Закона "О рынке ценных бумаг" о сроке исковой давности, который является по своей природе материально-правовым сроком. Положения о процессуальном сроке, содержащиеся в ст. 198 АПК РФ, в данном случае не подлежат применению в силу ч. 4 указанной статьи.

Правило о необходимости применения норм о сроке исковой давности, содержащихся в ст. 26 Закона "О рынке ценных бумаг", при обжаловании решений регистрирующего органа, связанных с эмиссией, а также возможность применения исковой давности по инициативе регистрирующего органа могут быть закреплены в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ.

Список литературы

  1. Боннер А.Т., Блажеев В.В. и др. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. М.С. Шакарян. М.: ТК "Велби", Изд-во "Проспект", 2003. С. 447.
  2. Кириллова М.Я. Исковая давность. М.: Юрид. лит., 1966. С. 7 - 11.
  3. Кудряшов И. Восстановление пропущенного срока // ЭЖ-Юрист. 2007. N 9.
  4. Алехина С.А., Блажеев В.В. и др. Гражданское процессуальное право: Учебник / Под ред. М.С. Шакарян. М.: ТК "Велби", Изд-во "Проспект", 2004. С. 121.
  5. Терещенко Т.А. Исковая давность и иные гражданско-правовые и гражданско-процессуальные сроки // Юрист. 2005. N 12. С. 58, 59.
  6. Синенко А.Ю. Эмиссия корпоративных ценных бумаг: правовое регулирование, теория и практика. М.: Статут, 2002. С. 27.

Я.А.Максимкин

Аспирант

кафедры гражданского

и предпринимательского права

юридического факультета

Самарского государственного

университета