Мудрый Экономист

К вопросу об ответственности представителей работодателей в трудовых правоотношениях

"Трудовое право", 2009, N 9

Реализуя права и выполняя обязанности участников трудовых правоотношений, их представители, к числу которых можно отнести лиц, перечисленных в ст. ст. 29 - 34 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ), выступают в различных группах общественных отношений, входящих в предмет трудового права. В их функции входит как осуществление имущественных прав, так и реализация организационно-управленческих полномочий, а также участие в социально-партнерских отношениях и т.п.

Известно, что представители работодателя, осуществляя свои полномочия, выступают как в коллективных, так и в индивидуальных трудовых отношениях. Особенности трудоправового представительства тесно связаны с характером общественных отношений, которые оно призвано обслуживать. Полагаем, что данное своеобразие проявляется и в видах юридической ответственности, субъектами которой они (представители) могут стать в случае нарушения требований законодательства. Так, с точки зрения характера ответственности, наступающей в результате противоправных деяний в сфере трудовых отношений, правонарушения обычно разделяют на четыре группы:

правонарушения, влекущие уголовную ответственность;

правонарушения, влекущие административную ответственность;

правонарушения, влекущие гражданско-правовую ответственность;

правонарушения, влекущие ответственность по нормам трудового права <1>.

<1> Гусов К.Н., Полетаев Ю.Н. Ответственность по российскому трудовому праву: Науч.-практическое пособие. М.: ТК "Велби", Изд-во "Проспект", 2008. С. 26.

Внимательный анализ норм об ответственности представителей, а также существующей судебной практики свидетельствует о том, что правоприменители сталкиваются с проблемами, связанными с привлечением работников, осуществляющих от имени и в интересах работодателя отдельные полномочия, к различным видам юридической ответственности за ненадлежащее выполнение своих должностных (одновременно представительских) обязанностей.

Проиллюстрируем данное утверждение примером из судебной практики.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела дело по иску общественной организации "Российское авторское общество" (далее - РАО) к трудовому коллективу филиала РАО о признании забастовки незаконной по кассационной жалобе представителей трудового коллектива филиала на решение областного суда, которым ранее забастовка работников филиала была признана незаконной. Фабула спора заключалась в следующем.

На общем собрании трудового коллектива филиала общественной организации "РАО" было принято решение о выдвижении требований к работодателю об изменении условий труда. На том же собрании были утверждены представители трудового коллектива и принято решение о вручении протокола представителю работодателя - директору филиала. Представитель работодателя - директор филиала Я. - обратил внимание на отсутствие у него полномочий, необходимых для разрешения вопросов, изложенных работниками, предложил проект письма, включающий перечень принципиальных вопросов, направить для рассмотрения в авторский совет РАО, являющийся постоянно действующим коллегиальным руководящим органом.

В дальнейшем на общем собрании трудового коллектива Уральского филиала общественной организации "РАО" было принято решение о проведении забастовки работников филиала в период до момента разрешения работодателем всех претензий работников. Была начата забастовка.

РАО обратилось в суд с заявлением о признании забастовки незаконной, ссылаясь на нарушения норм трудового законодательства при ее объявлении. Обращалось внимание на ряд нарушений, в частности на то, что при урегулировании разногласий с работодателем работниками филиала организации не были выдвинуты письменные требования к работодателю (РАО). Представители работников трудового коллектива филиала заявленные требования не признали, указав, что предписания закона о сроках и процедуре выдвижения требований, объявления и проведения забастовки ими учтены и соблюдены.

Решением областного суда заявленные требования удовлетворены, забастовка признана незаконной.

В кассационной жалобе был поставлен вопрос об отмене решения суда как постановленного с существенным нарушением норм материального права. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала решение суда подлежащим отмене, в том числе и по следующему основанию. Вопрос о полномочиях директора филиала РАО в сфере трудовых отношений решался с учетом положений ст. ст. 20 и 33 ТК РФ, а также внутренних документов (локальных нормативных актов) РАО.

Руководитель филиала РАО выступает в качестве представителя работодателя, но с ограниченным объемом полномочий, установленным доверенностью и положением о филиале РАО. Иные вопросы, решаемые РАО как стороной трудового договора, находятся в компетенции правления РАО.

Поскольку стороной коллективного трудового спора закон называет работодателя (юридическое лицо), а не его филиал, то информация о выдвинутых работниками требованиях или начале предстоящей забастовки должна быть предоставлена именно РАО. В случае вручения требований работников директору филиала на того возлагается обязанность передать эту информацию в органы управления РАО.

Однако со стороны работодателя требования закона не были соблюдены, поскольку руководитель филиала не передал требования работников в РАО и возложил на себя полномочия члена примирительной комиссии. Указанные обстоятельства наряду с другими послужили основаниями для отмены решения суда первой инстанции и направления его на новое рассмотрение <2>.

<2> Определение Верховного Суда РФ от 7 сентября 2007 г. N 45-Г07-18 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был.

Проанализировав этот пример, мы закономерно можем задаться вопросом о возможности привлечения к ответственности руководителя филиала за результаты его неправомерного бездействия, допущенного при осуществлении полномочий по представительству интересов работодателя в социальном партнерстве и в отношениях по разрешению коллективных трудовых споров.

В указанных сферах, как отмечено проф. А.К. Безиной <3>, представитель работодателя может выступить в качестве специального субъекта при привлечении его к следующим видам ответственности.

<3> Безина А.К. Работодатель как субъект российского трудового права: Учебное пособие. Казань: Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина, 2003. С. 30 - 32.

К административной ответственности в виде штрафа в размере и порядке, которые установлены федеральным законом. Так, субъектами административной ответственности могут быть:

представители сторон, уклоняющиеся от участия в коллективных переговорах по заключению, изменению коллективного договора, соглашения или неправомерно отказавшиеся от подписания согласованного коллективного договора, соглашения (в соответствии с ч. 1 ст. 54 ТК РФ);

лица, виновные в непредоставлении информации, необходимой для ведения коллективных переговоров и осуществления контроля за соблюдением коллективного договора, соглашения (ч. 2 ст. 54 ТК РФ);

лица, представляющие работодателя либо представляющие работников, виновные в нарушении или невыполнении обязательств, предусмотренных коллективным договором, соглашением (ст. 55 ТК РФ);

представители работодателя, виновные в невыполнении обязательств по соглашению, достигнутому в результате примирительной процедуры, а также виновные в неисполнении либо отказывающиеся от исполнения решения трудового арбитража (ч. 2 ст. 416 ТК РФ).

Перечисленные нормы носят бланкетный характер, и, сопоставив их формулировки с содержанием ст. ст. 5.28 - 5.34 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), можно заметить некоторые расхождения. Так, КоАП РФ называет в качестве специальных субъектов, подлежащих ответственности, не только лиц, представляющих работодателя, но и самого работодателя. Представители же работников в качестве субъектов ответственности не рассматриваются.

В этой связи возникает закономерный вопрос, ответа на который нет ни в нормах КоАП РФ, ни в разъяснениях Верховного Суда РФ: в каких случаях к ответственности следует привлекать работодателя, а в каких - лицо его представляющее, представителя?

С объединениями работодателей ситуация более ясная: они, представляя интересы работодателей на уровнях партнерства выше локального, всегда будут привлекаться к ответственности как представители. Но как разграничить субъектов ответственности на локальном уровне? Например, кого следует привлекать к административной ответственности в изложенной выше ситуации: РАО или руководителей РАО, филиала РАО, либо необходимо привлекать к ответственности как само юридическое лицо, так и его представителей? Еще один вопрос возникает с определением лица, выступающего в качестве надлежащего представителя. Возможно ли отнесение руководителя филиала РАО к числу надлежащих представителей в рассматриваемых правоотношениях? Ответ на этот вопрос, скорее всего, будет отрицательным, поскольку полномочия директора филиала в соответствии со ст. 33 ТК РФ были ограничены учредительными документами и локальными нормативными актами РАО.

К дисциплинарной или административной ответственности могут быть привлечены:

представители работодателя, уклоняющиеся от получения требований работников и участия в примирительных процедурах, в том числе не предоставляющие помещения для проведения собрания (конференции) по выдвижению требований, объявлению забастовки или препятствующие его (ее) проведению (ч. 1 ст. 416 ТК РФ). В частности, административная ответственность для указанных лиц установлена ст. 5.32 КоАП РФ.

Из формулировки ст. 416 ТК РФ следует, что представители работодателя могут стать субъектами как дисциплинарной, так и административной ответственности лишь на первоначальном этапе возникновения спора и на стадиях его рассмотрения юрисдикционными органами, предшествующих принятию соглашения, достигнутого в результате примирительных процедур, либо решения трудового арбитража. Невыполнение обязанностей, оговоренных в ходе разрешения коллективного спора, может стать основанием для привлечения представителей работодателя исключительно к административной ответственности.

Правда, и здесь может возникнуть проблема в правоприменении, поскольку если к дисциплинарной ответственности работников, выполняющих организационно-распорядительные функции, может привлечь руководитель организации (с соблюдением порядка, установленного ст. 193 ТК РФ), то привлечение к ответственности директора единоличного коллегиального органа акционерного общества, общества с ограниченной ответственностью будет весьма проблематичным, если только это не государственное унитарное или муниципальное предприятие. Здесь нельзя не разделить опасения тех авторов, которые сомневаются в эффективности механизма дисциплинарной ответственности <4>, поскольку в обществе с ограниченной ответственностью привлечь директора к дисциплинарной ответственности может общее собрание учредителей, а в акционерном обществе - совет директоров либо общее собрание акционеров.

<4> Так, например, проф. Т.А. Сошникова справедливо отмечает, что органы юридического лица (общее собрание и т.п.) вряд ли воспользуются предоставленным им правом на привлечение руководителя к дисциплинарной ответственности (Сошникова Т.А. Право на индивидуальные и коллективные трудовые споры // Законодательство и экономика. 2004. N 8. С. 62).

К дисциплинарной, административной, гражданско-правовой, уголовной ответственности могут быть привлечены:

участники коллективных переговоров, другие лица, связанные с ведением коллективных переговоров, разгласившие сведения, относящиеся к охраняемой законом тайне (государственной, служебной, коммерческой и иной) (ст. 37 ТК РФ);

лица, виновные в нарушении трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права (ст. 419 Трудового кодекса РФ).

Административному праву, наряду с правом уголовным, известно понятие "должностное лицо", определение которого дано в примечании к ст. 2.4 КоАП РФ. Под должностным лицом следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, а также лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное.

Таким образом, к должностным лицам как субъектам административной ответственности относятся не только лица, выполняющие организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в государственных или муниципальных учреждениях, но и руководители всех прочих организаций, а также другие работники, осуществляющие в них организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции <5>, то есть полномочные совершать в пределах своих должностных обязанностей властные действия, имеющие юридически значимые последствия (издавать приказы (распоряжения), заключать и расторгать трудовые договоры и т.д.).

<5> Россинский Б.В. Административная ответственность: Курс лекций. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2009. С. 68.

Если проанализировать круг лиц, выполняющих функции организационно-распорядительного или административно-хозяйственного характера, и лиц, указанных в качестве представителей работодателей, выступающих на локальном уровне (в ст. 33 ТК РФ), то можно обнаружить их некоторое совпадение, ведь руководитель организации является одновременно и должностным лицом, и представителем работодателя. К административной ответственности за совершение административного правонарушения могут быть привлечены не только руководители организаций, но и такие должностные лица, на которых в силу их служебного положения или по специальному распоряжению работодателя возложена обязанность обеспечить соблюдение норм трудового права <6>.

<6> Гусов К.Н., Полетаев Ю.Н. Ответственность по российскому трудовому праву: Науч.-практическое пособие. М.: ТК "Велби", Изд-во "Проспект", 2008. С. 32.

Однако, если исходить из буквального толкования отдельных норм КоАП РФ, можно заметить, что ответственность руководителей организаций, иных работников и индивидуальных предпринимателей как должностных лиц наступает лишь в случае совершения ими правонарушений в таких сферах труда, которые не связаны с социальным партнерством, коллективными трудовыми спорами, например предусмотренных ст. ст. 18.10, 20.2.1, 5.34, 5.42, 2.4 КоАП РФ. Исключением является ст. 5.40 КоАП РФ, устанавливающая ответственность граждан и должностных лиц за принуждение к участию или к отказу от участия в забастовке.

Дифференцируя специальных субъектов правонарушений в сфере труда на представителей и должностных лиц, законодатель, очевидно, исходил из того, что нарушение (неисполнение) предписаний нормативных правовых актов о социальном партнерстве непосредственно не связано с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций со стороны руководителя организации, индивидуального предпринимателя или иных уполномоченных ими лиц.

Однако, не выполняя обязательства по коллективному договору (например, в части обязательной индексации заработной платы, соблюдения сроков ее выплаты) либо отказываясь предоставить помещение для проведения собрания (конференции) работников в целях выдвижения требований, руководитель, выступающий в качестве представителя, не только нарушает условия некоего соглашения, достигнутого в ходе согласования интересов работников и работодателей, но и не исполняет возложенные на него функции должностного лица. Если использовать по аналогии Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" (с изм., внесенными Постановлением Пленума от 6 февраля 2007 г. N 7) <7>, в п. 3 которого указано, какие именно функции следует считать организационно-распорядительными и административно-хозяйственными, можно увидеть следующее.

<7> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" [Электронный ресурс] http://www.supcourt.ru/arxiv_out/TEXT.PHP?id_text=114291&i1. Загл. с экрана (дата обращения 12.07.2009).

Руководство коллективом, расстановка и подбор кадров, организация труда, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий высшим судебным органом истолкованы как осуществление организационно-распорядительных функций. Полномочия по распоряжению имуществом (в том числе помещениями), принятие решений о начислении заработной платы, премий являются реализацией административно-хозяйственных функций.

Возникает закономерный вопрос. Почему в достаточно родственных ситуациях, например при уклонении от направления представителей для участия в работе комиссии по ведению коллективных переговоров или при уклонении от направления тех же самых представителей в комиссию по трудовым спорам, руководитель в одном случае будет нести ответственность как лицо, представляющее работодателя, а в другом - как должностное лицо?

Если сравнить виды административных наказаний, применяемых в случае нарушения законодательства о социальном партнерстве и порядке разрешения коллективных трудовых споров, а это ст. ст. 5.28 - 5.34, 5.40 КоАП РФ, с наказаниями, применяемыми за совершение иных правонарушений в сфере труда, предусмотренных ст. ст. 18.10 - 18.17, 5.27, 5.42, 4.4 КоАП РФ, можно обнаружить следующее.

Так, ст. 5.27 КоАП РФ предусматривает ответственность в виде наложения административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до пяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, - от одной тысячи до пяти тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток. Нарушение законодательства о труде и об охране труда должностным лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение, влечет дисквалификацию на срок от одного года до трех лет.

Ответственность же представителей работодателя за совершение правонарушений в сфере социального партнерства, а это административный штраф, размер которого варьируется в зависимости от конкретного состава правонарушения и составляет от одной тысячи до пяти тысяч рублей, явно более "мягкая", чем в указанном выше случае.

Объяснением этому, вероятно, служит не столь значительная общественная опасность данных правонарушений, посягающих на социально-партнерские отношения, построенные на принципах равноправия, заинтересованности сторон в участии в договорных отношениях, а главное, добровольности принятия сторонами на себя обязательств.

Однако представляется не вполне справедливым, что в случае совершения работодателем правонарушения, предусмотренного ст. 5.34 "Увольнение работников в связи с коллективным трудовым спором и объявлением забастовки" КоАП РФ, субъект правонарушения - работодатель или соответствующее должностное лицо, наделенное правом приема и увольнения, - понесет ответственность в виде наложения незначительного административного штрафа, а при признании увольнения работника незаконным по всем иным основаниям, то есть когда участие в коллективном споре или забастовке не было фактической причиной увольнения, к этому же работодателю будет применена санкция ст. 5.27 КоАП РФ, предусматривающая более тяжкое наказание.

Вышеназванные обстоятельства позволяют говорить о необходимости:

приравнивания статуса представителя работодателя как субъекта юридической ответственности к статусу должностного лица в трудовых и административных правоотношениях;

выработки действенных механизмов привлечения должностных лиц, выполняющих представительские полномочия, к дисциплинарной ответственности за ненадлежащий результат их профессиональной деятельности;

включения в Трудовой кодекс РФ норм, разграничивающих права и обязанности руководителя и иных лиц, осуществляющих организационно-распорядительные и административно-управленческие функции при выполнении ими представительских функций, и иные права и обязанности, обусловленные их особым должностным положением.

Список использованной литературы

Безина А.К. Работодатель как субъект российского трудового права: Учебное пособие. Казань: Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина, 2003. 39 с.

Гусов К.Н., Полетаев Ю.Н. Ответственность по российскому трудовому праву: Науч.-практическое пособие. М.: ТК "Велби", Изд-во "Проспект", 2008. С. 272. ISBN 978-5-482-01691-6.

Россинский Б.В. Административная ответственность: Курс лекций. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2009, 512 с. ISBN 978-5-468-00302-2.

Сошникова Т.А. Право на индивидуальные и коллективные трудовые споры // Законодательство и экономика. 2004. N 8. С. 62.

Т.Избиенова

Доцент

кафедры частного права

России и зарубежных стран

ГОУ ВПО "Марийский

государственный университет",

соискатель

кафедры экологического,

трудового права

и гражданского процесса

ГОУ ВПО "Казанский

государственный университет"