Мудрый Экономист

О распределении риска платежа денежных средств ненадлежащему лицу

"Расчеты и операционная работа в коммерческом банке", 2009, N 3

Автор рассматривает практику Высшего Арбитражного Суда в части безналичных расчетов (например, при расчетах аккредитивами и в ряде других случаев), когда расчеты были произведены в пользу ненадлежащего лица, и порядка распределения рисков в случае, если таковой платеж (т.е. ненадлежащему лицу) будет совершен. Даются рекомендации, как следует поступать банку, чтобы избежать возложения риска осуществления платежа ненадлежащему лицу.

На первый взгляд может показаться, что проблемы, затронутые Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (ВАС РФ) в Постановлении ВАС РФ от 03.06.2008 N 3245/08, касаются сугубо налоговых отношений.

На самом деле разрешенные Президиумом ВАС РФ вопросы обладают концептуальным значением для учения о распределении рисков и представляют интерес не только для правовой доктрины, но и для правоприменительной практики.

Поскольку институту распределения рисков как в публичном, так и в гражданском праве не уделено должного внимания, позиции Высшего Арбитражного Суда по отдельным вопросам, касающимся распределения рисков, остаются пока единственным ориентирующим для нижестоящих арбитражных судов фактором.

Так, разъясняя отдельные положения Гражданского кодекса Российской Федерации о расчетах посредством аккредитива, ВАС РФ пришел к следующему выводу: в случае, когда платеж по аккредитиву был произведен против документов, внешне соответствующих условиям аккредитива, фальсификация которых могла быть установлена лишь при использовании специальных технических средств, и при обычном осмотре сотрудникам банка (банка-эмитента, исполняющего банка) ее невозможно было выявить, и нет доказательств, подтверждающих причастность сотрудников банков к мошенническим действиям получателя денежных средств, нет оснований для отнесения убытков от такого платежа на банк <1>.

<1> Пункт 9 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с аккредитивной и инкассовой формами расчетов, утвержденного Информационным письмом ВАС РФ от 15.01.1999 N 39.

Несколько иной подход Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отражен в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 19.04.1999 N 5 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета", согласно которому "если иное не установлено законом или договором, банк несет ответственность за последствия исполнения поручений, выданных неуполномоченными лицами, и в тех случаях, когда с использованием предусмотренных банковскими правилами и договором процедур банк не мог установить факта выдачи распоряжения неуполномоченными лицами".

В Постановлении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 03.06.2008 N 3245/08 разрешается вопрос о распределении рисков при проведении безналичных расчетов по публичным обязательствам.

Как следует из фабулы дела, общество 20.04.2006 вместе с декларацией по налогу на добавленную стоимость по налоговой ставке 0% предоставило в инспекцию заявление о возврате суммы налога путем перечисления на расчетный счет по обозначенным в заявлении реквизитам.

Между тем инспекция возвратила налог, зачислив денежные средства на иной расчетный счет, реквизиты которого были указаны в другом заявлении от 09.08.2006, поданном от имени общества.

Не получив причитающуюся сумму налога, общество обратилось в арбитражный суд о признании незаконным бездействия инспекции, выразившегося в невозврате подлежащей к возмещению сумме налога на добавленную стоимость.

Основной вопрос при рассмотрении данного дела состоял в следующем: на кого следует возложить риск уплаты ненадлежащему лицу денежных средств, составляющих сумму налога, подлежащего возврату, - на налогоплательщика либо на налоговый орган?

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленного требования, исходил из того, что инспекцией осуществлены действия по принятию решения о возврате налога на добавленную стоимость и направлению решения в орган Федерального казначейства.

При этом суд указал, что должностные лица инспекции не изготавливали подложный документ (заявление от 09.08.2006); не принимали участия в открытии расчетного счета, на который были зачислены денежные средства (возврат НДС); в обществе сложилась практика, когда за директора (единоличного исполнительного органа) документы, исходящие от общества, подписываются иными лицами.

Прежде чем возложить риск уплаты денежных средств ненадлежащему лицу на общество, суд для начала установил отсутствие вины общества или налогового органа в самом нарушении, повлекшем причинение убытков. Поскольку вины нет, следовательно, распределение возникших от нарушения убытков будет строиться не на началах гражданско-правовой ответственности, а на основании риска.

Дабы перенести риск на какую-либо из сторон, суд произвел сравнительный анализ поведения общества и налогового органа с целью выявить, чье поведение в большей степени поспособствовало осуществлению платежа ненадлежащему лицу.

Установив, что общество своим поведением создало предпосылки для совершения неустановленным лицом обманных действий в ситуации, при которой от инспекции не требовалось проявления большей осмотрительности, чем это требуется в обычной обстановке, суд столкнулся с вопросом о распределении риска платежа по недостоверным сведениям.

Более логичным в этой ситуации перенести этот риск на того, кто представляет соответствующие сведения.

Однако ситуация усложняется тем, что сведения о реквизитах расчетного счета были представлены налоговому органу (плательщику) от имени общества (получателя средств) неизвестным лицом.

Суд посчитал, что поскольку общество действовало более неосторожно, чем инспекция, что привело к возможности принятия инспекцией сведений о реквизитах расчетного счета как исходящих от самого общества, то справедливее перенести весь риск от такого платежа на само общество. В этой связи налоговый орган будет считаться исполнившим свою обязанность, а обществу остается либо искать виновное лицо, либо стараться перераспределить риски в правоотношении с банком.

Данный подход не был поддержан судами вышестоящих инстанций.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, исходил из того, что налоговый орган не исполнил обязанности по возврату сумм налога, поскольку расчетный счет, на который перечислены налоговым органом денежные средства, от имени общества был открыт неуполномоченным лицом, в связи с чем общество не приобрело в отношении указанного счета какие-либо права и обязанности, а денежные средства, поступившие на указанный счет, не поступили во владение заявителя и не являются его денежными средствами.

Поддерживая выводы суда апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции дополнительно указал на то, что заявление от 09.08.2006 с реквизитами расчетного счета, на который были перечислены денежные средства, обществом не подавалось в налоговый орган.

В Определении от 21.04.2008 N 3245/08 "О передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации" коллегия судей не согласилась с доводами судов апелляционной и кассационной инстанций.

Как следует из упомянутого Определения, использование института "риска" исключает применение института "ответственности" при разрешении вопроса о распределении возникших убытков.

Коллегия судей ВАС РФ определила, что в данном деле речь идет о перераспределении возникших от мошеннических действий третьего лица убытков посредством института "риска".

При этом было проанализировано поведение трех субъектов:

При оценке поведения налогового органа было принято во внимание, что заявление от 09.08.2006 по виду (бланк, способ изложения и содержание текста, фамилии и подписи должностных лиц, оттиск печати, подача непосредственно в инспекцию) ничем не отличалось от иных заявлений общества о возврате налога; в нем точно указаны период, за который подлежит возврату налог на добавленную стоимость, и иные реквизиты общества; подпись за директора выполнена на заявлении от 20.04.2006 иным физическим лицом, полномочия которого в момент подачи этого заявления ничем не были подтверждены.

Тем самым, поскольку по внешним признакам не представлялось возможным установить факт поддельности заявления от 09.08.2006, у налогового органа не возникла обязанность осуществлять какие-либо действия по возврату налога по первому, ненадлежаще оформленному, заявлению общества и отсутствовали основания не возвращать налог по второму его заявлению, оформленному по внешним признакам надлежащим образом.

Вместе с тем поведение общества способствовало созданию ситуации, при которой представилась возможность неизвестному лицу, подав от имени общества заявление от 09.08.2006 с указаниями реквизита расчетного счета, получить от налогового органа, действовавшего в соответствии с обычно предъявляемыми при осуществлении подобного рода выплат требованиями, денежные средства (возврат налога на добавленную стоимость).

Данный подход Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлении ВАС РФ от 03.06.2008 N 3245/08 поддержан не был, поскольку им была занята позиция, противоположная той, которой придерживались суды апелляционной и кассационной инстанций.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, исходя из одинаковой структуры распределения рисков исполнения денежной обязанности ненадлежащему лицу в публичном и гражданском праве, возложил риск на налоговый орган.

Таким образом, чтобы избежать возложения риска осуществления платежа ненадлежащему лицу, плательщику следует получить подтверждение того, что расчетный счет, на который предполагается перечислить денежные средства, принадлежит получателю средств.

Из названных Определений и Постановлений можно сделать вывод, что риск платежа ненадлежащему лицу подлежит распределению между плательщиком и получателем средств, вина которых в этом отсутствует.

Как следует из Определения, возложив риск на общество, коллегия судей ориентирует его перенести этот риск на банк, в котором был открыт неизвестным лицом расчетный счет от имени общества.

В Постановлении же Президиума ВАС РФ содержатся рассуждения о возможности переложения налоговым органом рисков на данный банк.

Кроме того, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации отметил, что распределение рисков исполнения денежной обязанности ненадлежащему лицу посредством перечисления соответствующих денежных средств на расчетный счет, открытый по поддельным документам, должно производиться без участия налогоплательщика - между налоговым органом как уполномоченным государством лицом и кредитной организацией, выступающей профессиональным участником банковских операций.

Вместе с тем Высший Арбитражный Суд Российской Федерации полагает, что все риски, связанные с платежами с расчетного счета, открытого по поддельным документам, следует возлагать на банк, открывший этот счет, поскольку он является профессиональным участником рынка и к нему предъявляются дополнительные требования.

Указанный вывод был сделан на основании следующего.

В силу ст. 7 Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" кредитные организации, осуществляющие операции с денежными средствами, обязаны идентифицировать обслуживаемое юридическое лицо, установив следующие сведения:

Согласно ст. ст. 5 и 30 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" открытие кредитными организациями банковских счетов юридических лиц, за исключением органов государственной власти, органов местного самоуправления, осуществляется на основании свидетельств о государственной регистрации юридических лиц, а также свидетельств о постановке на учет в налоговом органе. Порядок открытия, ведения и закрытия банком счетов клиентов в рублях и иностранной валюте устанавливается Банком России в соответствии с федеральными законами.

Инструкция Госбанка СССР от 30.10.1986 N 28 "О расчетных, текущих и бюджетных счетах, открываемых в учреждениях Госбанка СССР", действовавшая до середины ноября 2006 г., возлагала на банки контроль за соблюдением законодательства при создании, реорганизации и ликвидации организаций (п. 1.1) и предусматривала представление банкам и проверку ими учредительных документов организаций при открытии счетов.

Таким образом, банковский счет открывается конкретному юридическому лицу персонально, идентификация этого лица осуществляется банком в силу закона, по банковским правилам, на основании определенных правоустанавливающих документов.

В случае открытия банком счета на имя конкретного лица по поддельным документам, что повлекло возникновение убытков, поскольку обязанность идентифицировать клиента возложена на банки нормами не только гражданского, но и публичного законодательства, банк несет ответственность за эти убытки и в тех случаях, когда с использованием предусмотренных банковскими правилами процедур банк не мог установить факта заключения договора банковского счета неуполномоченным лицом.

Между тем считаем необходимым обратить внимание на следующее.

В силу Федерального закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" кредитным организациям запрещается открывать счета на анонимных владельцев, то есть без предоставления открывающим счет юридическим лицом документов, необходимых для его идентификации (установления сведений о наименовании, идентификационного номера налогоплательщика, государственного регистрационного номера, места государственной регистрации и адреса местонахождения).

Согласно Положению ЦБ РФ от 19.08.2004 N 262-П "Об идентификации кредитными организациями клиентов и выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" кредитная организация при открытии расчетного счета должна получить следующие сведения о юридическом лице:

При непредставлении указанных сведений либо представлении недостоверных сведений, а также при отсутствии по своему местонахождению юридического лица, его постоянно действующего органа управления или лица, которое имеет право действовать от имени юридического лица без доверенности, банк вправе отказаться от заключения договора банковского счета.

В соответствии с Инструкцией ЦБ РФ от 14.09.2006 N 28-И "Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам)" основанием открытия банковского счета являются заключение договора банковского счета и представление всех документов, определенных законодательством Российской Федерации.

При этом отмечается, что открытие клиенту банковского счета производится только в том случае, если банком получены все предусмотренные настоящей Инструкцией документы, а также проведена идентификация клиента в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Для открытия банковского (расчетного) счета в соответствии с названной Инструкцией в банк необходимо представить следующие оригиналы документов (или их копии, заверенные в порядке, установленном законодательством Российской Федерации):

Между тем все сведения, которые были получены банком от лица, которому открывается расчетный счет, в большей своей части соответствовали действительности. Однако документы, содержащие эти сведения, оказались поддельными.

Можем ли мы упрекнуть банк в том, что он, не обладая специальными для этого знаниями, не выявил подложность представленных ему документов?

Применить подход ВАС РФ, который он продемонстрировал в отношении распределения риска платежа по подложным платежным поручениям, здесь не представляется возможным.

Для этого случая подходит приведенная в начале настоящей статьи правовая позиция ВАС РФ в отношении произведенного по аккредитиву платежа против поддельных документов, за исключением одной особенности.

Если в случаях с аккредитивом и платежным поручением банк находится всегда в юридической связи с определенным субъектом и между ними происходит перераспределение рисков, то в рассматриваемом случае у банка не возникает никакой правовой связи с субъектом, от имени которого заключается договор банковского счета неизвестным лицом.

Поскольку распределить риск возможно только между известными субъектами, вины которых нет в возникших убытках, возложение на банк всех рисков, связанных с операциями по расчетному счету, открытому по подложным документам, представленным неизвестным лицом, будет справедливым только в том случае, если отсутствует небрежное поведение самого потерпевшего, которое поспособствовало обману.

К.В.Карашев

К. ю. н.,

магистр частного права