Мудрый Экономист

НК РФ: налоговые отношения и модели подоходного налогообложения

"Налоговая политика и практика", 2009, N 3

Более 10 лет прошло с принятия Налогового кодекса РФ. В становлении российского налогового законодательства пройден достаточно длинный путь - путь проб и ошибок. Настало время "зрелости" - время подведения промежуточных итогов, оценок того, что сделано, и определения дальнейшего направления развития и совершенствования не только конкретных норм и моделей налогообложения, но и всей системы налоговых отношений в целом.

Налоговые отношения: концепция, сущность и методы регулирования

Налоговые отношения составляют одну из основных сфер взаимоотношений государства и субъектов хозяйственной деятельности. При этом принято считать, что налоговые отношения имеют строго односторонний характер: одни (налогоплательщики) обязаны платить налоги, а другие (соответствующие государственные органы) - принимать эти налоговые платежи, проверяя правильность их внесения по суммам и срокам.

Определение и участники налоговых отношений

В ст. 2 НК РФ [1] дается определение отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, под которыми понимаются "властные отношения по установлению, введению и взиманию налогов и сборов в Российской Федерации, а также отношения, возникающие в процессе осуществления налогового контроля, обжалования актов налоговых органов, действий (бездействия) их должностных лиц и привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения".

Как видно, в определении присутствует только одна сторона - налоговые органы (и их должностные лица), хотя любые отношения, как известно, возможны только при наличии как минимум двух сторон. Поэтому если понимать это определение буквально, то содержащиеся в нем "налоговые правонарушения" могут относиться только к одной упомянутой здесь стороне - налоговым органам и их должностным лицам.

В абз. 2 ст. 2 сообщается, что все это не относится ни к таможенным платежам, ни к таможенным органам. Но уже в ст. 9 НК РФ они называются среди различных категорий "участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах".

Кроме того, трудно объяснить присутствие среди этих участников налоговых агентов, но отсутствие представителей налогоплательщиков (ст. ст. 27, 29 НК РФ) и органов внутренних дел (ст. ст. 36, 37 НК РФ).

При этом ни один из перечисленных участников налоги не устанавливает и не вводит. В связи с этим непонятно, почему функции установления и введения налогов в ст. 2 НК РФ определены, а субъект, исполняющий эти функции, в ст. 9 НК РФ не назван?

Чтобы ответить на поставленные вопросы, нужно вернуться к началу НК РФ. В мировой практике принято сопровождать серьезные законы и тем более кодексы преамбулой. Наш законодатель на преамбуле "сэкономил", начав непосредственно с законодательства РФ о налогах и сборах, состоящего из "настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним федеральных законов о налогах и сборах" (п. 1 ст. 1). Поэтому сущность налоговых отношений приходится извлекать из самых разных статей НК РФ, но и в этих статьях, как было показано, данные отношения не определены с достаточной четкостью, а их стороны (не участники) вообще не упомянуты.

На самом деле отношения, регулируемые законодательством о налогах и сборах, - это, разумеется, отношения по исполнению данного законодательства (а не по его установлению), и в них присутствуют только две стороны - государство и налогоплательщики. Участников же этих отношений может быть множество - все зависит от возможностей обеих сторон участвовать в осуществлении указанных отношений самостоятельно либо через своих представителей или иных посредников.

Например, среди таких участников парадоксальным образом не названы сборщики налогов. И если эта функция отсутствует в числе прав и обязанностей налоговых органов <*>, то кто-то, очевидно, ее все же должен исполнять. Действительно, в НК РФ была специальная статья о сборщиках налогов (сборов) (ст. 25), в которой указывалось, что "прием средств в уплату налогов и/или сборов и перечисление их в бюджет могут осуществляться государственными органами, органами местного самоуправления, другими уполномоченными органами, должностными лицами и организациями". Однако с 1 января 2007 г. эта статья утратила силу.

<*> В ст. ст. 31 и 32 НК РФ перечисляются такие права налоговых органов, как "требовать документы, подтверждающие правильность уплаты налогов", "взыскивать недоимки по налогам и сборам, пени и штрафы", даже "налагать арест на имущество налогоплательщиков", и такие обязанности, как "осуществлять возврат ... излишне уплаченных или излишне взысканных сумм налогов, пеней и штрафов" (спрашивается, из каких средств, если налоговые органы не вправе собирать налоги?).

По общему порядку обязанность по уплате налога считается исполненной в момент предъявления платежного поручения (внесения наличных денежных средств) в банк для перечисления денежных средств на счета Федерального казначейства (ст. 45 НК РФ). Таким образом, именно Федеральное казначейство по умолчанию является сборщиком основной массы налогов. Но если это так, то почему оно не упомянуто в числе участников налоговых отношений, а его обязанности (и права) не оговорены ни в каких других статьях НК РФ? Отсюда возникают дополнительные сложности для налогоплательщиков: чтобы заплатить налоги, они должны найти соответствующие счета, на которые зачисляются те или иные налоги, и прибегать к помощи посредника в виде банка.

Между тем в развитых странах такой мороки для налогоплательщиков давно нет: им известны банки, в которых налоговая служба имеет свои счета, поэтому для уплаты любого налога нужно либо перевести платеж из своего банка, либо, исключив всяких посредников, внести деньги непосредственно на ее счет. Налогоплательщик тут же получает и подтверждение поступления внесенной им суммы на счет налогового органа (в РФ, наоборот, налогоплательщик должен доставлять налоговому органу такое подтверждение). Последующие расчеты с бюджетами любых уровней и разными фондами ведет уже само налоговое ведомство, и налогоплательщик в решении этих вопросов не участвует.

Далее, в самом начале ст. 45 НК РФ (очевидно, ввиду важности этого положения) говорится о том, что налогоплательщик обязан исполнить обязанность по уплате налога самостоятельно. Ни для кого не секрет, что налогоплательщик самостоятельно исполняет возложенную на него обязанность только в самых редких и исключительных случаях: обычно же налоги с заработной платы и иных доходов физических лиц удерживают налоговые агенты, а за организации налоги уплачивают их должностные лица, уполномоченные на это в силу положений устава или по особой доверенности.

По существу, проблема здесь состоит лишь в определении обязательств действующих в этой ситуации лиц. Действительно, при уплате налога одним лицом за другого у первого должны иметься соответствующие документальные обоснования для такой операции (в зачет долга, в счет будущих операций и т.д.), нашедшие отражение в его учетных записях, а у второго должен возникать дополнительный доход, который соответственно увеличивает его налоговую базу. Но при соблюдении всех этих правил ничего особо криминального в уплате налога одним лицом за другого нет.

Теперь что касается налоговых агентов. В ст. 24 НК РФ указано, что на них возложены обязанности по удержанию налогов у налогоплательщика, и сообщается, что "налоговые агенты имеют те же права, что и налогоплательщики". Но по общим нормам гражданского права в отношениях агент - принципал агент выполняет поручения принципала и действует в его интересах и от его имени. Следовательно, если налоговый агент имеет в качестве принципала именно налоговый орган, поручивший ему собирать налог с лиц, получающих доходы при его посредничестве, то налогоплательщик никак не может указывать этому налоговому агенту, что надо делать с его налогами. И более того, у налогоплательщика в силу ст. ст. 26 - 28 НК РФ уже есть свои представители, которые как раз и действуют как его агенты и, соответственно, в этом качестве наделяются правами налогоплательщика. Упомянутые же в ст. 24 НК РФ налоговые агенты действуют от имени и в пользу налоговых органов и реально как раз используют в отношении налогоплательщиков права налоговых органов (в прошлом аналогичные права предоставлялись "откупщикам налогов"), а не права налогоплательщиков.

Таким образом, на одной стороне налоговых отношений выступает государство, которое представляют налоговое ведомство и налоговые агенты, действующие от его имени, а на другой стороне - налогоплательщик и его представители.

Состав и сущность налоговых отношений

На наш взгляд, можно выделить пять "блоков" налоговых отношений: регистрация и учет налогоплательщиков; регистрация и/или учет объектов обложения; составление, представление и проверка налоговой отчетности; разрешение налоговых споров; сбор, осуществление перерасчетов и перечисление налогов в казну; выявление и преследование налоговых правонарушений.

Эти функции могут быть распределены и закреплены за разными государственными ведомствами (или даже переданы в ведение иных должным образом уполномоченных организаций, включая частные), но все же во всех развитых странах считается предпочтительным сосредоточить их в налоговой службе. Более того, есть тенденция наделять налоговую службу и некоторыми другими функциями, например: ведение единого реестра объектов недвижимости, регистрация частнохозяйствующих юридических лиц, взыскание долгов от имени государства и т.д. В ряде стран налоговая служба взяла на себя и внутренний учет населения (как своих граждан, так и неграждан).

При этом важнейшей частью налоговых отношений считаются организация сбора налогов, осуществление перерасчетов по ним (многие современные виды налогов взимаются в авансовом порядке, что требует дальнейшего перерасчета "по факту" конечных налоговых обязательств налогоплательщика, а НДС непосредственно основан на механизме начислений и возвратов налоговых платежей) и распределение собранных сумм налогов между звеньями бюджетной системы, системы внебюджетных фондов или иных организаций, от имени которых государство собирает налоги и взносы с налогоплательщиков (например, в Германии - церковный налог).

В РФ эта важнейшая функция изъята из ведения налоговых органов, что противоречит не только финансовой науке, но и общепринятым нормам ведения учета.

В финансовой науке четко разделяются бюджетные (и межбюджетные) и налоговые отношения. Контроль за сбором средств и контроль за их распределением принципиально не могут смешиваться и не могут осуществляться одним и тем же лицом (или органом). Бюджет во всех развитых странах - это смета расходов государства, и эти расходы могут планироваться и оперативно перераспределяться по усмотрению исполнительной власти. Налоги же собираются на основании законов, и исполнительная власть должна только выполнять эти законы вне зависимости от конечного результата.

При этом в бюджет должны поступать только конечные, "очищенные" суммы налогов и сборов, а все перерасчеты и возвраты по собранным авансом налоговым платежам могут осуществляться только со счетов налоговой службы, поскольку счета бюджета не приспособлены для осуществления этой функции (списание средств со счетов бюджета невозможно, если такой расход прямо не предусмотрен законом о бюджете и если для него не установлен этим же законом конкретный распорядитель кредитов).

Правила учета также строго разделяют доходы и расходы; большинство счетов, применяемых в бухгалтерском учете, является строго только расходными или только доходными, взаимозачеты любого вида категорически запрещены. Можно привести конкретный пример. В США всеми налоговыми вопросами занимается Служба внутренних доходов (налоговое ведомство), а исполнением бюджета по расходам - Казначейство (министерство финансов в этой стране отсутствует, составлением и утверждением бюджета занимается Административно-бюджетное управление при президенте США).

Тогда, исходя из вышеизложенного, налоговые отношения должны быть определены как отношения между государством (выступающими от его имени органами) и налогоплательщиками (или их представителями) в процессе исчисления и сбора налогов. В этом определении, во-первых, четко названы стороны и предусмотрена возможность реализации их прав и исполнения их обязанностей любыми должным образом уполномоченными лицами (участниками отношений) и, во-вторых, выделена главная функциональная сущность этих отношений - исчисление и сбор налогов. Все остальные действия и функции - регистрация налогоплательщиков, учет фактов хозяйственной жизни, налоговый контроль, обжалование действий налоговых органов, санкции за совершенные налоговые правонарушения и т.д. - вторичны по отношению к этой главной функции, необязательны и целиком зависят от особенностей порядка исчисления и сбора конкретных налогов.

В связи с этим, опираясь на имеющуюся в развитых странах практику, целесообразно было бы закрепить все налоговые полномочия государства (все виды налогов и пошлин, все этапы и звенья налогового процесса) за одним органом. В рамках этого единого налогового ведомства следует четко выделить три различных подразделения по трем участкам работы. Первый - регистрация налогоплательщиков (и объектов обложения), сбор и первичная обработка отчетности налогоплательщиков и рутинное начисление налоговых платежей, а также общая информационная поддержка налогоплательщиков. Второй - аналитическая работа с проблемной отчетностью, проверки и поддержание контактов с "сотрудничающими" налогоплательщиками, обсуждение и решение спорных вопросов. Третий - работа с нарушителями налоговых законов, включая розыск укрывающихся лиц, выявление укрываемых объектов обложения и взыскание налоговой задолженности, а также наложение санкций, вплоть до ареста имущества и подготовки обвинений для передачи дела в суд.

Предмет налоговых отношений

НК РФ в качестве предмета налоговых отношений называет не только налоги, но и сборы.

Статья 8 НК РФ (п. 1) дает следующее определение. Налог - "обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований".

У специалистов есть много вопросов по поводу этого определения. Добавим к ним еще несколько. Во-первых, почему "в целях"? Целевые налоги сейчас практически вышли из употребления, все собираемые налоги просто поступают в единый государственный фонд - бюджет и затем расходуются на разные нужды, что никак не отражается на обязанности налогоплательщика по уплате налога и не затрагивает сущности ни налога, ни налоговых отношений. Во-вторых, почему обязательно "в форме отчуждения", разве невозможна добровольная уплата налога в порядке самостоятельного и добровольного взноса средств налогоплательщиком?

Определение сбора приводится в п. 2 ст. 8 НК РФ. Сбор - "обязательный взнос, взимаемый с организаций и физических лиц, уплата которого является одним из условий совершения (в отношении плательщиков сборов) юридически значимых действий".

Если исходить из существа налоговых отношений, то никакие платежи за оказанные услуги не могут относиться к налогам и, соответственно, регулироваться НК РФ. В отношении размеров таких платежей существует обычная практика: цены на услуги коммерческого характера регулируются рынком, цена же на услуги, оказываемые государственным некоммерческим органом, должна быть сопоставима с затратами на ее оказание. Стремление к извлечению прибыли государственными органами, финансируемыми из бюджета, обычно не приветствуется. Поэтому услуги по предоставлению гражданам и организациям различного рода выписок из государственных реестров, изготовлению и заверению оригиналов и копий документов и т.д. должны по цене примерно соответствовать затратам на их составление или изготовление.

Другое дело, если речь идет о некоторой модификации старого гербового налога, который уплачивался через приобретение пользователями особых гербовых марок или гербовой бумаги для изготовления определенных коммерческих документов. В целом заменой этого налога можно считать нынешнюю госпошлину.

Но тогда нет никакой необходимости вводить особое понятие сбора (а следовательно, и сборовых отношений). Наоборот, необходимо четко выделить для регулирования в рамках НК РФ именно налоги как категорию взаимоотношений особого фискального характера, категорически запретив какое-либо использование услуг государственных органов для фискальных целей. К примеру, очевидно, что сбор за удостоверение завещаний в размере 100 руб. взимается за услугу и нет необходимости регулировать его налоговым законодательством, а плата за совершение протеста векселя, составляющая 1% от суммы, не внесенной в срок должником, является налогом, который по всем своим процедурным моментам должен обязательно удовлетворять нормам, установленным НК РФ.

Еще одна странность - из ведения НК РФ исключены таможенные пошлины, хотя именно они (ранее так называемые дорожные пошлины) известны как один из самых старых, традиционных налогов. Обоснование, что таможенные пошлины являются якобы некой формой оплаты за услуги, оказываемые таможенными органами, абсолютно несостоятельно и может быть равносильно отнесению любого налога к плате за услуги, оказываемые государством (хотя некоторые правоведы и придерживаются такой точки зрения). Например, НДС также взимается при импорте, как и ввозные таможенные пошлины, но его пока платой за услуги никто не считает. Если же таможенное оформление грузов все же считать услугой, востребованной перевозчиками товаров и грузов через границы, то тогда должна быть открыта и возможность гражданам и организациям обходиться по своей воле без использования этой услуги (например, в форме свободного от проверок и других "услуг" таможни "зеленого" коридора). При таком ракурсе абсурдность отнесения таможенных пошлин (налогов) к плате за некоторые услуги становится очевидной.

Суммируя эти соображения, можно констатировать, что определения налога и сбора в НК РФ не состоятельны и по формальным признакам, и по соответствию сути налоговых отношений. В связи с этим предлагается ввести в НК РФ единое и непротиворечивое по форме и сути определение.

Налог - установленное законом одностороннее обязательство лица участвовать в финансировании деятельности публичного образования (налоговое обязательство). Исполнением этого обязательства является уплата определенной денежной суммы в бюджет соответствующего публичного образования (налоговый платеж).

Модели подоходного налогообложения

В части второй НК РФ [2] главы (по видам налогов) размещены по уровням бюджетной системы, что можно рассматривать как неоправданное привнесение в налоговые отношения элементов бюджетного регулирования (межбюджетных отношений). В результате близкие по своей сущности подоходные налоги и налог на имущество разделены десятью главами, а специальные налоговые режимы оказались между НДПИ и транспортным налогом. Такой структурный порядок серьезно затрудняет пользование НК РФ и создает большие проблемы в случае внесения в него изменений и дополнений. Так, сейчас в НК РФ имеется четыре главы под основным номером 25 и пять - 26-х, а также сорок три статьи под номером 333 и сорок две - 346-х (!).

На наш взгляд, более правильным было бы размещение глав в соответствии с какой-либо обоснованной экономической классификацией налогов. Например, можно предложить такой порядок группировки налогов по разделам: налоги на имущество, налоги на доходы, налоги на сделки и специальные налоговые режимы (каждый раздел должен иметь главу, в которой давались бы определения и нормы, распространяющиеся на конкретную группу налогов). При этом нумерация глав в разделах и статей в главах должна быть замкнутая, что устранит возможность сбоев общей нумерации при возможных изменениях и дополнениях в НК РФ.

Рассмотрим теперь такое ключевое понятие для современной налоговой системы, как доходы.

Определение доходов содержится в ст. 41 НК РФ: экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки. Такое определение для налоговых целей непригодно, поскольку противоречит тому значению дохода, которое придается в соответствующих главах (в НДФЛ определения дохода нет и только перечислены отдельные виды доходов, для целей налога на прибыль используется два понятия: "доходы, уменьшенные на расходы" и "доходы, полученные из источников в РФ").

В развитых странах обычно применяется экономическое определение доходов, "состыкованное" с методикой ведения национальных счетов: прирост имущества плюс потребление лица за определенный период. Очевидно, что определение дохода по этим критериям требует от налоговых органов контроля за приростом имущества граждан (распределением собственности в обществе) и за их личными расходами. И действительно, вся работа налоговых органов в развитых странах концентрируется именно на физических лицах, поскольку юридические лица как таковые и в экономическом, и в правовом смысле представляют собой не более чем искусственные конструкции, прикрывающие реальные хозяйственные, коммерческие, инвестиционные действия и операции граждан.

В отличие от этих стран в России налогами облагаются только заявленные доходы - начисленная заработная плата наемных работников и балансовая бухгалтерская прибыль организаций. Доходы, кроме заработной платы, налогом фактически не облагаются. Понятно, что крупнейшие состояния накапливаются не из сбереженной заработной платы, а налог на прибыль в полном размере уплачивают только промышленные предприятия, обремененные производственными активами и постоянным оборотом значительных материальных ресурсов, которые нельзя скрыть и легко арестовать. В то время как наибольшая прибыль, по статистическим данным, извлекается в сферах торговли, добычи и экспорта сырья, финансов, где имеется много возможностей избежать налогообложения. Таким образом, подоходное налогообложение в нашей стране перестало быть всеобщим и не может исполнять функцию выравнивания доходов граждан, как в странах Запада.

Общепринятая в развитых странах модель налогообложения доходов - это единая система взаимосвязанных налогов, основу которой составляет всеобщий прогрессивный налог на доходы граждан, поддерживаемый сетью дополнительных, контрольных налогов и налоговых режимов (без них он превратился бы в фикцию или примитивный налог на легальную заработную плату). Это налоги, уплачиваемые плательщиками доходов (дивиденды, проценты, арендные платежи, роялти и т.д.); налог на дарения и наследства (помогает выявлять незадекларированные доходы); налог на состояния (помогает отслеживать скрытое от подоходных налогов накопление богатств).

И если в нашей стране налог на доходы физических лиц и налог на прибыль (доходы) юридических лиц никак не связаны между собой (что и закреплено в НК РФ), то в развитых странах - наоборот: налог на прибыли компаний рассматривается как льгота по отношению к прогрессивному и более высокому налогу на доходы физических лиц. Кроме того, там действуют режимы обложения доходов безотносительно к личности их получателя и без уточнения источника дохода. Это означает, что банки могут удерживать налог с процентов, а компании - с выплачиваемых ими дивидендов, не задаваясь вопросом о том, является ли получатель этих доходов юридическим или физическим лицом (например, в случае анонимных вкладов или регистрации акций на номинального держателя, когда настоящим собственником этих акций может быть государство или даже домашнее животное).

Эффективность всей этой системы обеспечивается парадигмой презумпции наличия дохода по факту осуществления расхода денежных средств. Такая парадигма принята во всех развитых странах и фактически противоположна принятой в налоговой системе РФ.

Действительно, у нас считается, что налоговые органы, прежде чем предъявить налоговые требования конкретному лицу, должны выявить доход и его источник. В развитых же странах одного факта осуществления расхода (или наличия накоплений в виде денежных активов, недвижимого имущества и т.д.) достаточно, чтобы предъявить конкретному лицу обвинение в неуплате налога (если, разумеется, тот не докажет документально уплату налога с суммы, адекватной выявленным расходам или стоимости накопленного имущества). Такой порядок вынуждает налогоплательщиков, получающих крупные суммы незаконных (неучитываемых) наличных доходов, искать возможности заплатить с них налоги, поскольку иначе они не смогут ввести их в легальный потребительский и коммерческий оборот. Неслучайно в США под "отмыванием" денег понимается заведение денег на банковский счет и уплата с них соответствующего налога, тогда как в РФ, наоборот, - обналичивание средств с банковских счетов.

Представляется, что если ставить задачу обеспечения справедливости налоговой системы (а то, что пока ее нет, доказывается фактом формирования поступлений НДФЛ почти целиком за счет обложения заработной платы, хотя ее доля в национальном доходе РФ составляет не более 30%), то и нам пора пойти по пути других развитых стран, начав с серьезной структурной и организационной перестройки методов и порядка налогообложения доходов.

Во-первых, контроль за налогообложением доходов должен концентрироваться на тех отраслях и сферах деятельности, где формируются и накапливаются наибольшие доходы.

Во-вторых, следует вернуться к градации налоговых ставок и прогрессивной шкале НДФЛ. В развитых странах ставки налогов на особо высокие доходы и на доходы от капитала заметно выше, чем на "зарабатываемые" средние и пониженные доходы, а ставки налогов на доходы от предпринимательской деятельности всегда не менее чем в 2 раза ниже маржинальных ставок личного подоходного налога.

В-третьих, необходимо четко определить и установить в НК РФ единый показатель скорректированной балансовой прибыли организаций (по налогу на прибыль) и индивидуальных предпринимателей (по НДФЛ), а также улучшить (с подведением под международные стандарты) и унифицировать правила учета и составления отчетности для любых субъектов хозяйственной деятельности.

В-четвертых, нужно ввести, по примеру других стран, не облагаемый налогом минимум заработной платы, исходя из того, что ее часть составляют расходы на компенсацию восстановления рабочей силы как товара, представляющего важнейший фактор производства в современной экономике. Соответственно, эти расходы (как затраты производственного характера) должны быть выведены из понятия дохода для целей обложения НДФЛ. Если принять во внимание, что в развитых странах норматив таких затрат составляет от 500 до 800 евро в месяц, то для РФ вначале целесообразно ограничиться уровнем 250 евро в месяц (или 3000 евро в год). Это позволит высвободить тысячи работников, занимающихся контролем за сбором налогов с таких незначительных доходов или исчисляющих пособия для низкооплачиваемых граждан (их можно будет в основной массе отменить).

В-пятых, следует предусмотреть режим обложения неидентифицируемых доходов - по ставке в размере 50% (нечто вроде постоянно действующей налоговой амнистии).

Именно потому, что прибыльными в нашей стране являются компании, действующие в непроизводительных отраслях (плюс экспортеры сырья), предложенное как антикризисная мера снижение ставок налога на прибыль организаций на деле может иметь скорее негативный эффект. В условиях кризиса, как представляется, более важно помочь отечественным производителям, например предусмотрев выведение из-под обложения всех прибылей компаний, реинвестируемых в производство. Это можно сделать путем установления льготы в виде производительного налогового кредита, когда любые оставленные в производственном обороте суммы прибылей (все суммы, а не только расходы на новое оборудование) вычитаются из суммы налоговых обязательств компаний. Одновременно следует исправить старую ошибку, закравшуюся при переводе термина tax credit: последнее слово было переведено как кредит (т.е. кредитование организаций налоговыми органами) вместо обычного учетного понятия "кредит".

Переход на общепринятую в развитых странах модель налогообложения доходов сделает возможным и более тесное сотрудничество с налоговыми органами этих стран в целях борьбы против уклонения от налогов. Пока же масса информации, накопленной в налоговых и таможенных органах, а также по линии Росфинмониторинга, в основном пропадает втуне - по причине отсутствия у налоговых органов права предъявлять налоговые требования на основании факта наличия собственности или осуществления расходов, а у других органов - доказательств преступного происхождения выявленных доходов или приобретенного имущества. Здесь нельзя не отметить, что в развитых странах приоритет в таких совместных расследованиях всегда принадлежит именно налоговым органам (имеется в виду не сотрудничество (или обмен данными) с другими ведомствами, а именно одностороннее привлечение их для расследований, проводимых налоговой службой). Во-первых, из всех государственных органов только налоговое ведомство имеет право собирать, накапливать и хранить информацию о гражданах без предъявления им обвинения, подтвержденного судом. Во-вторых, налоговая служба в силу положения о налоговой тайне не может предоставлять никакую личную информацию о гражданах другим государственным органам. В НК РФ (ст. 102) положение о налоговой тайне сформулировано таким образом, что теряет всякий смысл: в силу пп. 4 п. 1 этой статьи любая информация о налогоплательщике, которая может быть предоставлена иностранному государству по запросу его органов, автоматически перестает быть защищенной правилом налоговой тайны. Западные страны тоже используют эти положения налоговых соглашений об обмене информацией, но прямо наоборот: они категорически отстаивают то правило, что любая информация, предоставленная другому государству, должна иметь такой же режим секретности, как и в своем государстве. Если же есть малейшее сомнение в соблюдении этого правила, в предоставлении информации будет категорически отказано.

Список литературы

  1. Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть первая (от 31 июля 1998 г. N 146-ФЗ) (с изм.)).
  2. Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть вторая (от 5 августа 2000 г. N 117-ФЗ (с изм.)).

В.А.Кашин

Д. э. н.,

первый заместитель

директора ГНИИ РНС России