Мудрый Экономист

О конституционности определения размера алиментных обязательств

"Налоговый вестник", 2010, N 10

В июле 2010 г., рассматривая жалобу гражданина Л.Р. Амаякяна, Конституционный Суд РФ впервые в своей истории детально затронул вопрос о сущности алиментных обязательств и конституционно-правовом смысле норм российского законодательства, регулирующих определение их размера (Постановление от 20.07.2010 N 17-П). До этого момента сами по себе алиментные обязательства затрагивались Конституционным Судом РФ в его практике лишь опосредованно <1>.

<1> См., в частности, Определения Конституционного Суда РФ от 22.04.2010 N 546-О-О, от 19.05.2009 N 841-О-О, от 20.11.2008 N 956-О-О, от 20.11.2008 N 1033-О-О, от 22.10.1999 N 173-О, от 09.04.1998 N 59-О.

Алиментные и налоговые обязательства

В рассмотренном Конституционным Судом РФ случае задолженность по уплате алиментов индивидуального предпринимателя, выбравшего в качестве объекта налогообложения "доходы" в рамках упрощенной системы налогообложения, была исчислена именно на основании доходов от его предпринимательской деятельности без какого-либо вычета из них сумм расходов, связанных с осуществлением такой деятельности. Конституционный Суд РФ, разрешая дело, посчитал: действительный конституционно-правовой смысл оспоренной предпринимателем правовой нормы отличается от того, как она была применена в отношении предпринимателя на практике.

Конституционный Суд РФ в своем Постановлении сделал такой вывод: нормы действующего законодательства, связанные с определением размера алиментов и имущества, из которого они могут быть взысканы <1>, не противоречат Конституции РФ, поскольку в соответствии с их конституционно-правовым смыслом предполагается, что при удержании алиментов с лица, перешедшего на упрощенную систему налогообложения и избравшего объектом налогообложения доходы, учитываются понесенные лицом расходы, непосредственно связанные с осуществлением предпринимательской деятельности и надлежащим образом подтвержденные.

<1> Подпункт "з" п. 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, утв. Постановлением Правительства РФ от 18.07.1996 N 841.

Таким образом, в соответствии с выявленным конституционно-правовым смыслом рассмотренных судом норм расчет размера подлежащих выплате алиментов представляет собой не формальное определение размера доходов лица на основе сведений, указанных им в поданных налоговых декларациях и отраженных в иных налоговых и бухгалтерских документах в качестве собственных, а является самостоятельным процессом, в рамках которого могут учитываться любые необходимые и обоснованные расходы данного лица, в т.ч. не признанные налоговыми органами в качестве допустимых для целей налогообложения.

Аналогичным образом некоторые расходы, признаваемые для целей налогообложения, могут быть отклонены судом для целей определения задолженности по алиментам.

Факт представления лицом данных о понесенных им расходах не обязывает суд принять их исключительно на основании документов, применяемых при исчислении налогов, а равно не лишает суд права отклонить заявленные расходы, не относящиеся к обоснованным.

Таким образом, Конституционный Суд РФ в очередной раз подтвердил невозможность непосредственного применения положений налогового законодательства для регулирования частноправовых отношений, отметив, что определение размера доходов от предпринимательской деятельности для исчисления суммы алиментов на основании положений налогового законодательства не соответствует отраслевой природе семейного права и обусловленной ею специфике семейного законодательства.

Более того, установление в законе прямой зависимости исчисления алиментов от избранного индивидуальным предпринимателем режима налогообложения выходило бы за рамки регулирования собственно налоговых отношений, означало бы вторжение в частноправовые отношения и противоречило бы публично-правовому существу налогового законодательства.

Фактически, разграничивая в очередной раз налоговое и частноправовое регулирование, Конституционный Суд РФ предполагает и разные режимы доказывания обоснованности расходов в целях каждой из отраслей. Так, если в соответствии с ранее высказанной позицией Конституционного Суда РФ <1> при определении расходов лица для целей налогообложения их экономическая обоснованность изначально предполагается и бремя ее опровержения лежит на налоговом органе, то в случае с расходами по алиментным обязательствам бремя доказывания лежит на самом плательщике алиментов.

<1> См. Определение КС РФ от 04.06.2007 N 320-О-П.

Реальные доходы лица

Обосновывая свое Постановление, Конституционный Суд РФ указал: при определении размера подлежащих удержанию алиментов должны быть приняты во внимание реальные доходы алиментно-обязанного лица, поскольку именно на их основе определяются материальные возможности лица по осуществлению принадлежащих ему прав и исполнению возложенных на него обязанностей, включая содержание самого себя и членов своей семьи.

По смыслу Постановления реальными признаются доходы, образующие экономическую выгоду лица, которыми оно вправе распоряжаться по своему усмотрению.

Именно только с сумм таких доходов могут быть взысканы алименты.

При этом суммы, подлежащие уплате в бюджет в виде налогов, не входят в состав средств, образующих экономическую выгоду алиментно-обязанного лица <2>.

<2> См. Письма Минфина России от 14.10.2008 N 03-11-04/3/461, от 23.07.2008 N 03-11-02/82.

Суммы расходов, которые лицо несет непосредственно в ходе предпринимательской деятельности, действительно необходимые для ее осуществления, также не образуют его экономическую выгоду, поскольку бременем несения таких расходов определяется, по сути, возможность реализации этим лицом конституционного права на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности и, соответственно, исполнения своих алиментных обязательств.

Исходя из этого, правоприменительные органы, осуществляющие расчет и взыскание алиментов, обязаны учитывать все обоснованные расходы алиментно-обязанного лица, понесенные им в связи с осуществлением предпринимательской деятельности <1>, и исключать их из базы для расчета алиментов.

<1> См. Письма Минфина России от 26.01.2009 N 03-11-09/16, от 31.12.2008 N 03-11-05/326.

Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам

Наряду с отмеченными выводами о соотношении алиментных и налоговых обязанностей, а также определением реальных доходов Конституционный Суд РФ в своем Постановлении сформулировал несколько положений, непосредственно с алиментными обязательствами не связанных, но способных оказать значительное влияние на формирование судебной практики и последующее конституционно-правовое толкование законодательства.

Значительный интерес, в частности, представляет следующее положение: правоприменительные решения по делу, если они основаны на оспоренном нормативном акте, в истолковании, расходящемся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ в рассматриваемом Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке.

Указанным выводом Конституционный Суд РФ косвенно подтвердил возможность расширительного толкования п. 5 ч. 2 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса РФ. Буквальный смысл указанной статьи предполагает возможность обжаловать вынесенный акт суда общей юрисдикции исключительно <2> в случае, если примененная судом общей юрисдикции правовая норма была признана неконституционной.

<2> Правило представляет собой точное определение конкретных случаев возможного обжалования и, с точки зрения общих правил толкования, существующих в юриспруденции, не должно толковаться расширительно.

В данной же ситуации Конституционный Суд РФ предоставляет заявителю возможность пересмотреть дело по вновь открывшимся обстоятельствам в случае непризнания нормы неконституционной. В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ такой пересмотр возможен, если применение правовой нормы судом общей юрисдикции противоречило ее правильному конституционно-правовому смыслу, выявленному Конституционным Судом РФ.

Вместе с тем возникает вопрос: кто именно должен установить, что применение правовой нормы в конкретном деле произошло вразрез с ее правильным конституционно-правовым смыслом?

Вероятно, обязанность начать пересмотр либо отказать в нем будет возложена именно на суды общей юрисдикции, которые, рассматривая заявление лица о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам, будут вынуждены определить, имело ли место противоречие позиции суда общей юрисдикции, рассмотревшего конкретное дело, с конституционно-правовым смыслом нормы, выявленным Конституционным Судом РФ. В итоге это приведет к тому, что конституционно-правовой смысл правовой нормы приобретет более высокое значение для судов, чем ее буквальный смысл.

Соответственно, суды будут вынуждены каждый раз, применяя законодательство, ориентироваться именно на выявленный конституционно-правовой смысл каждой из норм, а не на буквальное толкование содержащегося в правовой норме смысла.

Баланс семейных прав и обязанностей

Рассматривая дело, Конституционный Суд РФ в очередной раз подтвердил специфику семейного права в системе отраслей российского права.

При этом в анализируемом Постановлении установлен четкий баланс между правом ребенка и обязанностями родителей: "ущемление прав ребенка несовместимо с самой природой семейно-правовых отношений", "требование об изъятии части экономической выгоды (дохода) от занятия предпринимательской деятельностью, имеющее целью соответственно обеспечение исполнения родителями своих алиментных обязательств, само по себе не может рассматриваться как ограничение конституционных экономических прав, препятствующее их реализации на основе гарантированного Конституцией РФ равенства прав и свобод человека и гражданина".

Таким образом, с одной стороны, с позиции Конституционного Суда РФ субъективные права ребенка в рамках семейно-правовых отношений в принципе не могут быть ограничены (ущемлены).

Фактически они выступают в качестве прав sui generic (прав особого рода).

Вывод о недопустимости ограничения прав ребенка, по сути, приравнивает его субъективные права к тем, которые в принципе в соответствии с Конституцией РФ не подлежат какому-либо ограничению (ч. 3 ст. 56 Конституции РФ).

С другой стороны, выплата алиментов родителями не является по своему конституционно-правовому смыслу ограничением, препятствующим равенству участников гражданского оборота.

Соответственно, даже будучи наложенной на родителей, обязанность по выплате алиментов не может ставить родителей-предпринимателей в неравное положение с другими предпринимателями, не являющимися родителями. Именно поэтому, осуществляя расчет и взыскание алиментов, при определении размера доходов лица, перешедшего на упрощенную систему налогообложения и избравшего объектом налогообложения доходы, должны быть учтены понесенные лицом в связи с осуществлением предпринимательской деятельности расходы в случае их подтверждения.

Таким образом, в Постановлении от 20.07.2010 Конституционный Суд РФ в очередной раз провел четкую грань между налоговым правом и частноправовыми отраслями, указав, что применение правовых институтов одной из указанных отраслей для целей реализации прав и обязанностей, существующих в рамках другой отрасли, возможно исключительно с учетом специфики правового регулирования каждой из них.

А.А.Корабельников

Консультант

компании Ernst & Young

И.В.Невзоров

К. ю. н.,

менеджер

компании Ernst & Young