Мудрый Экономист

Перед вторым чтением закона

"Арбитражный управляющий", 2010, N 4

Вопрос принятия закона о банкротстве физических лиц поднимался еще до финансового кризиса. За последние годы наблюдался рост рынка потребительского кредитования, но зачастую кредиты не возвращались. Министерство экономического развития РФ разработало законопроект, который позволит признать отдельного гражданина банкротом.

Обсуждению этой важной темы была посвящена 1-ая Всероссийская конференция "Судебная реструктуризация задолженности. Институт банкротства физических лиц в России", проведенная в г. Москве. Предлагаем вниманию читателей выступления ее участников.

В конструктивном ключе

Заместитель Директора департамента корпоративного управления Минэкономразвития Д.В. Скрипичников остановился на перспективах правового регулирования реабилитационных процедур, применяемых в делах о банкротстве граждан в России.

Хотелось бы остановиться на основных положениях законопроекта. Чем прежде всего вызвана необходимость принятия данного документа? Отсутствие цивилизованного механизма урегулирования долгов при решении вопросов возросшего за время кризиса банкротства физических лиц. Впервые эта тема была поднята в 2004 г., но в то время общество негативно отнеслось к созданию такого института банкротства для физических лиц и института судебной реструктуризации долгов. Оппоненты проекта говорили о правовой несознательности общества и легкой "лазейке" при принятии подобного документа для разного рода мошенников.

В настоящее время изменения в отношении общества к подобным институтам налицо. Актуальность этой тематики вышла на первый план.

Как складывается ситуация в настоящее время? Кредиторы не могут рассчитывать свои риски, связанные с банкротством физических лиц. Когда таковые становятся несостоятельными, кредиторам нужно успеть заявить о своих правах. Если информация о банкротстве поступила к кредиторам с опозданием, некоторые из них могут вообще ничего не получить.

Причем, это происходит на законодательном уровне через исполнительное производство. Во время удовлетворения требований отдельных кредиторов права других кредиторов не всегда защищаются. Нет законодательного регулирования. Соответственно, нет стимула договариваться о реструктуризации. Вы, как кредитор, договорились с должником по одной схеме, придет другой кредитор - и ваши договоренности ничем не защищены. Физическому лицу, со своей стороны, достаточно сложно приводить контраргументы крупным институциональным кредиторам. Альтернативы добровольным реструктуризациям, которые к тому же носят универсальный общий характер, не позволяющий учитывать все особенности положения должника, сейчас нет. У должника в этих условиях два выхода: или соглашаться на те условия, которые предлагают, или выплачивать все сразу. И такое положение вещей, на наш взгляд, не совсем правильное, так как физическое лицо не может предложить альтернативный вариант кредиторам.

Понятно, что без кредитных отношений невозможно развитие рыночной экономики. При этом, если человек берет кредит и попадает по той или иной причине в сложные финансовые условия, общество со своей стороны должно сделать философский выбор: как поступать с заемщиком в этом случае?

Во всех развитых странах давно ответили на этот вопрос. Если несостоятельность физического лица не вызвана преднамеренными действиями должника, а это просто сложная жизненная ситуация, нужно ему позволить начать жизнь с чистого листа. Знаю, что такая позиция вызовет напряжение в нашем банковском сообществе, но нужно принимать эту ситуацию и с позиции общественного блага. Что будет с настоящим и будущим общества, в котором будут жить люди, имеющие кабальные долги и не имеющие возможность их заплатить? Ни о каком развитии речь идти в этом случае не может.

Нужно отметить, что заемщик сам оплачивает все риски кредитора, выплачивая проценты. Здесь и заложена цена предполагаемой несостоятельности физического лица. За время подготовки законопроекта мы изучили опыт в этом направлении почти всех стран. Возможность реструктурировать свой долг по суду, если он не сможет договориться во внесудебном порядке, дана гражданину везде.

Основная идея проекта - защита прав граждан. Это мощный инструментарий в современных условиях развития рыночных отношений, и нам необходимо научиться им пользоваться. Вторая идея законопроекта - это внедрение механизма индивидуальной реструктуризации, поскольку только в рамках индивидуального судебного процесса возможно выработать те условия, которые будут приемлемы и для должника, и для кредитора. И в каждом конкретном случае разобраться, что выгоднее: распродавать имущество должника или войти в реструктуризационную процедуру с поэтапным погашением долга?

Остановлюсь на сумме долга физического лица, по которой кредиторы могут подать заявление о банкротстве. При обсуждении этого вопроса были предложения поднять уровень этой суммы до двух-трех миллионов рублей, мотивируя это тем, что в этом случае должники по небольшим долгам не смогут подать заявление в суд или обратиться за реструктуризацией.

Кредитор не может подать заявление, если сумма долга меньше 50 тыс. руб. Должник в этих рамках не ограничен. Если он добровольно идет на реструктуризацию, ограничивать по поводу суммы его не нужно, здесь работают судебная система и контроль, которые гарантируют правовое решение вопроса.

98 процентов заявлений о банкротстве подается именно должниками. При этом последний должен внести определенную сумму на депозитный счет арбитражного суда, необходимую для оплаты деятельности арбитражного управляющего, проводящего процедуру банкротства. (Если у должника нет денег и на эти цели, банкротство не применяется.)

Дальше вводится конкурсное производство, из которого есть несколько вариантов выхода. Первый - реструктуризация долгов - осуществляется в случае, если у должника есть доход, план выхода из кризисного положения, если он не проходил подобную процедуру в течение последних 5 лет, предоставил суду всю необходимую информацию и с его стороны не было выявлено фактов неправомерных действий при банкротстве. При соблюдении всех этих условий план должника утверждают. Дальше следует очень важный процесс, при котором судом должно оцениваться экономическое содержание плана, в рамках реализации которого кредиторы получат достаточную сумму по своим требованиям. Полученная сумма должна превышать ту, которая может быть получена в случае распродажи имущества должника. План может осуществляться не более 5 лет.

Вводится инвентаризация долгов, что обеспечивает равные права всех кредиторов. Несомненна в этом случае и сохранность имущества. (Не секрет, что в преддверии взыскания долга некоторые должники просто "дарят" свое имущество.) Предоставляется время, чтобы в спокойной обстановке, без давления со стороны приставов и прочих служб договориться с кредиторами об условиях реструктуризации.

Второй выход - конкурсное производство. В этом случае, как известно, происходит распродажа имущества по определенному списку.

Физическое лицо имеет право обратиться в суд с заявлением о признании себя банкротом не чаще одного раза в пять лет. В ходе дискуссии будут решены вопросы, нужны ли ограничения в части запрета для банкрота быть ИП, нести материальную ответственность, занимать руководящие должности.

Наши оппоненты говорят, что наша судебная система не готова к осуществлению подобных планов. Но если мы и дальше будем работать в рамках жестких ограничений, мы никогда не научимся вырабатывать гибкие схемы работы с должником. На базе арбитражных судов должны быть выстроены инструментарии для рассмотрения подобных экономических вопросов.

Еще один обсуждаемый вопрос в связи с заданной темой - залог ипотеки. Опыт некоторых стран говорит о том, что в случае банкротства физического лица власти не задумываются о проблеме альтернативного жилья, предоставляемого взамен изъятого за долги. У нас ситуация несколько иная, государство социальное, но так называемого жилищного фонда, куда могут быть выселены банкроты за долги, не хватает. Поэтому проблема должна быть решена системно, и, возможно, ей (ипотеке) будет определен отдельный процессуальный статус. Есть ряд инициатив, связанных с обращением взысканий на ипотеку, рассматривается возможность использования механизмов урегулирования долгов во внесудебном порядке.

Остановлюсь и на других важных проблемных моментах, которые в настоящее время также проходят этапы обсуждения. Граждане, попавшие в сложные экономические ситуации, обязаны в некоторых странах проходить обязательное обучение на курсах по повышению финансовой грамотности. Для нашего законопроекта - это тоже вариант.

Для того чтобы обсуждаемый в настоящее время закон эффективно применялся, мы предусмотрели введение института судебных присутствий. Это обстоятельство благотворным образом скажется не только на процессах реструктуризации долгов для физических лиц, но и положительно отразится на эффективной работе экономического правосудия в Российской Федерации, даст возможность для малого бизнеса, для ИП, для кредиторов оперативнее решать вопросы банкротства в судебном порядке.

Бюджет по расходам от реализации данного проекта не пострадает, а будет компенсирован доходами от поступающих государственных пошлин, так и тем косвенным эффектом, который возникает в результате повышения доступности экономического правосудия при разрешении экономических споров.

Реабилитационные процедуры для должника

Вице-президент Ассоциации региональных банков, эксперт комитета Госдумы по финансовому рынку О.М. Иванов поднял вопросы преимуществ и недостатков проекта закона "О реабилитационных процедурах, применяемых в отношении гражданина-должника".

Остальные нормы, связанные с получением и регулированием кредитных отношений, одинаковы для отдельного гражданина. Ситуация, в которой оказался российский рынок кредитования физических лиц, с точки зрения регулирования уникальна, поскольку все те юрисдикции, которые совершенно правильно очертил Дмитрий Валерьевич Скрипичников в своем выступлении, оперируют объемными законами. С учетом нормативных актов речь идет о тысячах страницах, которые регулируют взаимоотношения банков, граждан, заемщиков банков. В этом смысле в РФ отсутствует и 10 процентов такого нормального регулирования. Наша позиция в этом отношении очень проста - если бы мы добавили в российское регулирование несуществующие сегодня 90 процентов с развитых рынков, то проблема банкротства у нас бы существенным образом минимизировалась, и мы бы начали решать подобные вопросы не с конца, а с начала.

Следующий момент - коллекторская деятельность. Очень жаль, что к этому вопросу Министерство экономического развития РФ обратилось через два года после того, как начало работу по регулированию банкротства. Хотя с точки зрения хронологии развития отношений банка и кредитора сначала появляется коллектор, причем он появляется в досудебной процедуре, потом в судебной процедуре взыскания долга.

Обратите внимание, какие противоречивые сигналы поступают от исполнительной власти. Одно ведомство говорит о том, что оно будет правильно регулировать процедуру банкротства граждан, другое - публично заявляет о своих сомнениях в легитимности деятельности коллекторов.

Высший Арбитражный Суд дает свои оценки, в которых в первый год действия закона прогнозируется 200 тыс. заявлений от физических лиц о признании их банкротами. Для осуществления работы с данной категорией лиц необходимо увеличить численность судебного состава на 550 человек.

Думаю, что если мы при этом "нивелируем" работу коллекторов, лишая их законных, эффективных прав по своей деятельности, то количество дел может быть не 200 тыс., а полмиллиона. Откуда я беру эти цифры? Обратимся к статистике Судебного департамента Верховного Суда РФ. Находим там две цифры. 2008 г. - 645 тыс. дел или исков, поданных в судебную систему о взыскании долга по кредитным договорам, по договорам залога. 2009 г. - более 800 тыс. дел о взыскании долга по кредитным договорам, договорам займа. Я думаю, что мы перешагнем планку в 1 млн по итогам этого года. Сегодня мы можем говорить о том, что у нас в судах рассматривается ежегодно до миллиона подобных дел.

Несколько слов об экономических рамках. Законодательство о банкротстве физического лица работает во многих развитых странах, но в Америке, к примеру, оно существует полвека, в Германии всего 15 лет. Если проанализировать вопросы кредитования общества и вопросы реальной потребности регулирования этих процессов, то американская статистика говорит нам о следующем. Долг граждан перед банками, перед финансовыми институтами составляет 150 процентов ВВП.

Мы наблюдаем сегодня подобное положение на развитых развивающихся рынках. Рынок Германии - 80 процентов ВВП, Великобритании - 100 процентов. По нашим наблюдениям, некая "среднестатистическая" экономика подходит к необходимости введения регулирования института банкротства физического лица, когда тот самый показатель (долг граждан перед банками, перед финансовыми институтами) превышает 30 процентов ВВП.

Сегодняшняя российская ситуация выглядит следующим образом. До кризиса у нас в банках выдано гражданам приблизительно 4,5 трлн руб. В результате кризиса эта цифра упала на 13 процентов. Сегодня долг граждан перед банками составляет примерно 3,5 трлн руб. Это меньше 10 процентов ВВП. По этому показателю от США мы отличается в 15 раз, от Германии - в 8 - 10 раз.

Следующий момент связан с правом. Обсуждаемый закон о банкротстве физических лиц вызывает уважение, и мы по достоинству оценили ту работу, которую провело Министерство экономического развития РФ.

Но перед банкротством, как известно, работает исполнительное производство. Это тот процесс, который занимает время, силы и средства. По ипотеке, к примеру, исполнительное производство длится полтора года, в результате чего банки во многих субъектах больше денег тратят на проведение процедуры, чем потом взыскивают с должника. Нормы Закона об исполнительном производстве в значительной части не выполняются или выполняются в больших кавычках. А мы сейчас предлагаем в законопроекте на порядок более сложную процедуру.

Теперь обратимся к судебной системе. В некоторых регионах банки не решаются подавать иски о выселении должника из квартиры. В теории все логично, но на деле суды принимают решение о взыскании долга, но по каким-то причинам не принимают обращения о взыскании на недвижимость, на квартиру. И еще около десяти субъектов, где принимаются и первое, и второе решение и долг взыскивается, обращается взыскание на объект недвижимости, но решение о выселении не принимается. В этой ситуации нам, наверное, нужно вывести арбитражный суд из общей юрисдикции, так как там сидят, на наш взгляд, более профессиональные люди. Арбитражный суд при этом будет заниматься разрешением всех юридических споров.

Согласен с определением, что ипотечный кредит - особенный кредит. Это срок на тридцать лет, очень большие суммы в сравнении с ежемесячным доходом гражданина. Для ипотечных банков ситуация неопределенности, связанная с упрощением взыскания, ситуация неучастия в утверждении плана реструктуризации, возможность реально из 30 лет получить только пять лет на возврат долга составляют очень серьезный кредитный риск. Ипотечный кредит стоит в этой ситуации особняком.

Сегодня никто в Российской Федерации не знает, какова статистика сводных исполнительных производств, то есть насколько часто встречается ситуация, в которой много кредиторов с разных сторон требуют у должника возврата долга. Наиболее распространена ситуация, когда банк выдал ипотечный кредит, являясь при этом единственным кредитором. В этой ситуации потребность в специальном законе отпадает. Мы собираем всех кредиторов, ставим перед должниками, приглашаем третье лицо как представителя государства, в данном случае - судью, и он помогает разрешить противоречия между всем сообществом кредиторов и должников.

В случае если у нас один кредитор по ипотеке и один должник, закон предполагает включить в этот процесс судью, финансового управляющего, конкурсного управляющего. Эти три субъекта должны разбирать взаимоотношения одного кредитора и одного должника. И этот процесс по максимуму может стоить в течение пяти лет около 600 тыс. руб. Экономическая целесообразность такого подхода вызывает серьезные сомнения.

Еще один важный момент. Что будет с бедным кредитором, который вовремя не узнал, что в одном из 84 судов РФ рассматривается дело о банкротстве конкретного лица? Неучастие кредитора в производстве, в банкротстве влечет за собой списание долга кредитора. Чтобы избежать подобных случаев на уровне каждой кредитной организации, должен появиться специальный департамент мониторинга активности арбитражных судов. Я думаю, что это очень серьезный стимул консолидации банковского сообщества. Бюро кредитных историй необходимо сделать носителями полноценной информации. Сегодня у них нет доступа к информации налоговых органов, нет механизма доступа к базе судебных решений. За пять лет никаких движений в этом направлении не произошло.

Это те моменты, на которые мы хотели бы обратить внимание.

В целом редакцию этого законопроекта банковское сообщество поддерживает. При одном "но". Этот документ правильно было бы сопроводить единым финансовым законодательным пакетом, где на первом месте стоит закон о потребительском кредитовании, на втором - закон о коллекторской деятельности, на третьем - закон о банкротстве. И все это дополняется поправками в Закон об исполнительном производстве, в Гражданско-процессуальный кодекс и законодательство о бюро кредитных условий. Тогда на этой основе можно говорить об эффективности действия механизма.

Проблемные активы

Г.В. Бондаренко, директор проектов управления по работе с проблемными активами Сбербанка России посвятил свое выступление проблеме сохранения баланса интересов должника и заемщика.

Как будет работать сберегательный банк с физическими лицами в вопросах взыскания задолженности при банкротстве?

Безусловно, мы благодарны Министерству экономического развития РФ за то, что появился этот законопроект, сделаны шаги в решении этой проблемы. Принятие этого закона поможет разрешить массу вопросов.

Обратимся к тексту законопроекта. Как сохранить баланс интересов кредитора и должника? Безусловно, эти интересы противоположны. Должник хочет максимально быстро освободиться от всех обязательств без уплаты процентов, с максимальной отсрочкой. Кредитор, естественно, стремится максимально быстро получить свои деньги, отданные в кредит. Если в этом случае предоставляется отсрочка, то мы, безусловно, хотели бы, чтобы это происходило с максимально возможной ставкой процентов. Законопроект пытается найти какой-то баланс сил в этом случае.

Если в проведении процедуры банкротства не будут заинтересованы обе стороны, то та сторона, которая не заинтересована, будет искать и найдет какие-то методы, способы, чтобы обойти требования закона. Закон должен отражать баланс интересов. Какие основные критерии определяются при оценке этого баланса? Положение должника - кредитора, возможность введения реабилитационных процедур, есть возможность привлечения к ответственности третьих лиц. Последнее, скорее всего, справедливо для юридических лиц, с которыми мы работаем.

Что представляет существующий Закон в части банкротства. Банкротить в настоящее время можно граждан-предпринимателей, гражданина, не являющегося предпринимателем, банкротить нельзя. Такова специфика текущего режима. Требования к гражданину-предпринимателю полностью погашаются после завершения процедуры банкротства, исключения составляют только требования, связанные с предпринимательской деятельностью, в случае которых у кредитора есть выбор. Либо заявить требования в банкротстве предпринимателя, либо не заявлять, не участвовать в банкротстве. В последнем случае наши требования сохраняются. Мы как банк хотели бы иметь такой выбор и считаем это справедливым.

Приведу пример. Некоторые граждане, которые получили кредиты и не имеют намерения их погашать, приобретают формально статус предпринимателя, обращаются в арбитражные суды с заявлением о банкротстве. Мы столкнулись с этим на практике. В 2006 г., например, несколько физических лиц взяли кредиты, а впоследствии, не желая по ним расплачиваться, в 2009 г. зарегистрировались в качестве предпринимателей и подали заявление о банкротстве, желая освободиться от своих обязательств. В таком случае у нас как у банка, остается два выхода: либо предъявить требования к процедуре банкротства, либо по существующему Закону о банкротстве требования не предъявлять и сохранить их в надежде на то, что после завершения процедуры должник сможет заплатить по своим обязательствам.

Вторая особенность текущего Закона заключается в том, что процедура банкротства предпринимателя практически не направлена на восстановление его платежеспособности. Есть ряд проблемных вопросов по общему толкованию Закона. Не совсем ясно в отношении граждан-предпринимателей, что считать для них признаками банкротства, если они не могут расплатиться по долгам в течение какого-то срока. Необходимо, чтобы баланс имущества был меньше, чем их денежные обязательства. Может ли должник подать иск о собственном банкротстве, если исполнил обязательства, не связанные с предпринимательской деятельностью. Что делать в том случае, если большая часть обязательств вообще не связана с предпринимательской деятельностью?

Обсуждаемый законопроект решает многие из этих вопросов. Но хотел бы обратить внимание на некоторые моменты. Из нового закона ушли разделения обязательств на предпринимательские и на непредпринимательские. С точки зрения банка, это не совсем целесообразное решение. Мы хотели бы, чтобы не было возможности у недобросовестных предпринимателей, граждан освобождаться от своих обязательств, связанных с предпринимательской деятельностью. На наш взгляд, можно было бы дифференцировать, разделить режим предпринимательских обязательств и непредпринимательских.

Во-вторых, в законопроекте, как уже отмечалось, предусматривается процедура реструктуризации долгов. Должнику предоставляется возможность представить соответствующий план, суд может его утвердить. Из закона убрана возможность кредиторов наложить вето на план реструктуризации. Суд имеет право не согласиться с мнением кредитора и принять план, предложенный должником. Нам кажется, что здесь необходимы какие-то механизмы, при которых было бы учтено мнение кредиторов при принятии решения по реструктуризации.

Следующий вопрос, который также требует нарушения баланса в пользу должника. Проценты в период реструктуризации начисляются в объеме полставки рефинансирования. Сама ставка рефинансирования часто меньше, чем процент, по которому должники получают кредит. Это существенно меньше, чем, как нам представляется, было бы справедливо в этой ситуации.

Несколько слов в отношении залоговых кредиторов, мнение которых также слабо учитывается в решении реструктуризации долга.

Безусловно, стоит приветствовать то, что в проекте найден лучший баланс с точки зрения имущества, на которое нельзя обращать взыскание при банкротстве физических лиц. В этом отношении представлен намного более широкий перечень, чем существовал ранее.

В случае принятия этого закона мы со своей стороны будем переформатировать условия работы с заемщиками - физическими лицами.

В дальнейшем нам предстоит большая работа по практическому применению закона.

Защитить интересы заемщика и кредиторов

Каким образом закон о банкротстве физических лиц будет защищать интересы заемщика и кредиторов? Эту тему затронула директор юридического департамента ОАО "АИЖК" А.А Волкова.

Закон призван стать инструментом защиты интересов не только заемщиков, но и кредиторов. И, как правильно говорили здесь выступающие, в том числе представитель Сбербанка России, по сути дела этот проект должен быть направлен на поиск баланса между интересами кредитора и заемщика.

Остановлюсь на тех нормах законопроекта, которые требуют акцента. Сегодня мы проходим согласительные процедуры, в результате которых нормы законопроекта должны быть усовершенствованы, и разработчики документа, я думаю, нас услышат.

Вспомним о такой важной процедуре, как участие самого должника в процедуре банкротства. Законопроект предполагает достаточно активное участие должника в процедуре, в частности, ст. 16 законопроекта предусматривает порядок представления должником плана реструктуризации. Статья регламентирует порядок внесения должником изменений в этот план. Статья 12 устанавливает порядок уведомления должником кредиторов в ряде обстоятельств. Должник также должен готовить отчеты о планах реструктуризации. Но вместе с тем на практике при банкротстве предпринимателя мы наблюдаем случаи, когда гражданин при наличии у него просроченной задолженности никоим образом не высказывает никакого желания готовности к взаимодействию с кредиторами по исполнению своих обязательств. Плюс ко всему нужно понимать, что законопроект прежде всего регулирует банкротство физических лиц как наименее финансово грамотной части нашего общества.

Если мы на должников возлагаем такую серьезную финансовую обязанность, как подготовку плана реструктуризации, подготовку отчета по этим планам, то, по сути дела, гражданин становится самой активной стороной в процедуре банкротства. При этом, повторяю, мы не должны забывать о его финансовой грамотности. Уже прозвучало предложение об организации подобных курсов для этой категории лиц. Однако хотелось бы, чтобы граждане приходили сюда не после наступления процедуры банкротства, а повышали свою финансовую грамотность до взятия на себя обязательств.

В настоящее время при наличии у гражданина нескольких кредиторов по разным обязательствам каждый из кредиторов вправе независимо друг от друга предъявить должнику требования о погашении обязательств. Проект закона предполагает изменения в части этой процедуры и, по сути дела, сводит требования всех кредиторов в единую процедуру банкротства. Но при этом возможны ситуации, при которых у должника имеется несколько обязательств перед разными кредиторами, когда одни обязательства выполняются добросовестно, в соответствии с договором, другие не исполняются или исполняются частично. Толкование нового законопроекта предполагает, что требования кредиторов, обязательства перед которыми выполняются должником надлежащим образом, должны также войти в процедуру банкротства. И здесь также появляются проблемы для кредиторов такого рода. С какой стати мой долг, по которому должник исполняет свои обязательства, должен также быть включен в конкурсную массу?

Статья 32 законопроекта говорит о том, что после завершения расчетов с кредиторами должник, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения своих обязательств, включая даже незаявленные требования при введении процедуры. Буквальное толкование нормы данной статьи позволяет сделать вывод: исключение из правил составляют только требования о возмещении вреда жизни и здоровью людей, компенсации морального вреда, взыскания алиментов, иные требования, которые неразрывно связаны с личностью заемщика, должника. Следовательно, обязательства должника перед кредитором, который не заявил свое требование в рамках процедуры банкротства, не относящееся к числу требований п. 3 ст. 32, считается прекращенными. По сути дела, есть некоторые противоречия с гл. 26 Гражданского кодекса по основанию прекращения обязательств.

Анализ норм законопроекта в совокупности с анализом норм Закона о банкротстве свидетельствуют о том, что в подавляющем числе случаев единственным активом должника, за счет которого могут быть удовлетворены требования кредиторов, является заложенное жилое помещение. В соответствии со ст. 29 законопроекта о банкротстве жилые помещения, являющиеся для должника единственным жильем, не включаются в конкурсную массу. Эта тема обсуждалась с Министерством экономического развития. Мы обратились с предложением, чтобы сделать исключения для ипотеки, и наши предложения были услышаны. Надеемся, что окончательная редакция законопроекта будет учитывать и интересы залогового кредитора в этом случае. При принятии окончательной редакции нового закона нужно проанализировать, чтобы эти нормы не вступали в противоречие с положениями Законов об ипотеке и исполнительном производстве, поскольку сейчас часть норм несколько противоречит указанным Законам.

Я бы хотела также остановиться на достаточно существенной проблеме, которая, на мой взгляд, не отражена в законопроекте. Касается она банкротства залогодателя. Если мы говорим о должнике, о том, что имущество принадлежит физическому лицу на праве собственности, то мы прекрасно понимаем, что при ипотеке заложенного имущества залогодателем не всегда является заемщик. Мне кажется, что "дефект" законопроекта в этих нюансах, но эти нормы достаточно легко поправить, и, я думаю, что при последующих обсуждениях этот факт будет учитываться.

Процедура банкротства должника, по сути дела, должна учитывать сущность залоговых правоотношений, и, таким образом, одни из важнейших правовых институтов - банкротство и залог на всех стадиях своего существования - должны не противоречить друг другу, а и с экономической, и с правовой точек зрения дополнять и помогать друг другу.

Законопроект предполагает создание чрезвычайно важного информационного механизма в рамках процедуры банкротства - единого реестра сведений о банкротстве физических лиц. Сведения, которые должны в нем содержаться (в частности, сведения о рассмотренных арбитражным судом заявлениях о признании должника банкротом, о судебных актах, принимаемых по делу о несостоятельности, о применении плана реструктуризации, о процедурах конкурсного производства) очень важны. Для кредитора появляется информационный механизм, который способствует наиболее полной осведомленности и по процедуре банкротства.

Здесь прозвучало несколько вопросов по информативному оповещению кредиторов по процедуре банкротства. Безусловно, без наличия такого единого реестра кредиторам практически невозможно, как это сейчас, узнавать о процедуре банкротства в те сроки, в которые необходимо подготовить соответствующие процессуальные документы.

Есть еще то, что не отражено в законопроекте и над чем нужно подумать. Сведения, которые входят в состав реестра, не должны вступать в противоречие с другим федеральным законом - Законом о защите персональной информации. Безусловно, там мы находимся в стадии подготовки к выполнению требований этого Закона и нам предстоит его исполнять. В этом законопроекте при его окончательном согласовании необходимо проработать эти механизмы, акцентироваться на том, каким образом сведения этого реестра не будут входить в противоречия с Законом о защите персональных данных. Безусловно, мы как кредиторы должны быть готовы к тому, что от нас потребуются дополнительные финансовые ресурсы для того, чтобы получать оттуда сведения и быть информационно обеспеченными.

Что такое реструктуризация с точки зрения кредитора, должника. Общепринятая трактовка этого термина говорит о том, что реструктуризация - это предоставление должнику неких льготных условий по исполнению обязательств в целях восстановления платежеспособности. Скорее всего, большинство кредиторов понимают реструктуризацию в настоящее время именно таким образом. Понятно, что каждый кредитор, который занимается кредитованием физических лиц, применяет эту процедуру по-своему.

Если мы рассматриваем реструктуризацию с точки зрения законопроекта, то это несколько другая трактовка термина. Это процедура, применяемая в целях погашения требований конкурсных кредиторов.

Если в сегодняшней трактовке, говоря о термине реструктуризации, мы имеем в виду сохранение действующих обязательств, то в предлагаемой трактовке этого термина целью процесса является прекращение действующих обязательств. На наш взгляд, и граждане, и кредиторы должны абсолютно четко понимать различие этих формулировок.

В данном случае довольно сложная ситуация стоит и перед разработчиками проекта, и перед государством, и перед всеми нами в части информирования широкого круга общественности о новациях этого закона.

Регулятор на рынке финансовых услуг

Председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей Д.Д. Янин.

Та вакханалия, которая ранее существовала в России, которые это называли удачным бизнесом, мы называем совсем другими словами. С 2003 по 2008 г. ежегодные темпы роста объема выданных кредитов населению в нашей стране - 84 процента в год. То есть фактически каждый год объем кредитов населению удваивался. Мы видим, что выше темпы роста были только в Румынии, а в среднем по странам Центральной и Восточной Европы они составляли 35 процентов.

Рост объема выданных кредитов осуществлялся при слабой законодательной базе. В рамках 3 - 4 предложений существующего на тот момент законодательства на эту тему - это ст. 16 Закона о защите прав потребителей и общие нормы Гражданского кодекса, которые, как вы понимаете, едины и для компаний, и для юридического лица. Официального законодательства на этот счет не было. Бурный рост выданных кредитов происходил на фоне дикого капитализма. На пике выдачи кредитов было задействовано 4 трлн руб. На наш взгляд, только четверть от этой суммы можно отнести к разумным кредитам. Это, прежде всего, ипотека, где стороны в здравом уме реально представляли, что они делают. Оставшиеся три триллиона, выданные за исключением некоторых добропорядочных банков, - это экспресс-кредиты, кредитные карты. Как обманывают в этих ситуациях? Здесь и манипуляции с так называемыми остатками, навязывание дополнительных банковских услуг, непропорциональный размер штрафа за несоблюдение потребителями условий договора кредитования.

Потребитель до сих пор не видит полную стоимость кредита в предоставляемых документах из банка. При этом существуют всевозможные комиссии, странная страховка, которая сопровождает кредит, и т.д.

Мы очень хорошо оцениваем решение Президиума Высшего Арбитражного Суда. Считаем, что это основополагающий документ, благодаря которому сделан важный шаг к тому, чтобы практика незаконного кредитования была прекращена.

В настоящее время организована кампания об условиях кредитования для заемщика, и надеемся на то, что это повлияет на участников рынка. Некоторые банки достаточно оперативно стали изымать все комиссии из своих договоров. На сайте таких банков указана полная стоимость кредита - 49 процентов годовых.

Согласен, что назрела необходимость в законе о потребительском кредите, очень нужен закон, который регламентировал бы признание физических лиц несостоятельными. Последний поможет уровнять те права, которые есть и у юридических лиц, и у физических лиц. Почему человек, попавший в сложные жизненные обстоятельства и не имеющий возможности платить по счетам, не может заявить об этом и получить поддержку? Это должно стать нормой в рыночных условиях. Обсуждаемый сегодня законопроект социален, и он просто необходим.



Что касается программы по финансовой грамотности. Одна из форм, установленная, к примеру, в Великобритании, касается, в частности, внесудебного урегулирования споров с потребителями. Любой гражданин в этой стране может зайти на сайт банка и посмотреть, сколько было жалоб на этот финансовый институт, стоит ли ему доверять свои деньги и брать кредиты.

Мы считаем, что законопроект содержит ряд важных и нужных положений. Надеемся, что будет решена проблема шаговой доступности, появятся выездные арбитражные суды. Мы надеемся, что будет учитываться социальная составляющая проекта, когда из конкурсной массы удерживается доход, равный прожиточному минимуму семьи. Такой доход в Москве на семью из двух человек с ребенком - 25 тыс. руб. В регионах эта сумма может соответствовать 1314 тыс. руб. Если из этих сумм мы вычитаем коммунальные платежи, то эти люди с подобным доходом находятся на грани выживания.

Важным моментом, на наш взгляд, должно быть открытие консультационных центров по повышению финансовой грамотности населения.

Но для решения всех вопросов, касающихся банкротства физических лиц, нужно создать хорошую законодательную базу, проводить агитационную кампанию, в ходе которой честно говорить людям о грабительских, порой, процентных ставках в банках.

Не бояться института банкротства

Советник Государственно-правового управления Президента РФ А.В. Терентьев.

Институт банкротства физических лиц работает во всех развитых странах. Большая часть законодательства, которое существует в мире, в нашем случае неприменимо. Но не по причине того, что там содержатся какие-то другие нормы, совершенно другие механизмы, однако везде разные экономические ситуации, разное общее законодательство, в которое вписывается та или иная система.

Недавно я пообщался с коллегами из Латвии. У них также существуют проблемы с долгами и законодательством о банкротстве и, прежде всего, законодательством о банкротстве граждан. Были приняты изменения в закон о банкротстве, предпосылками для их внесения послужили простые факты, которые нам нужно учесть в качестве опыта, может быть, негативного опыта, до того, как принимать наш основной закон.



Сегодня мало говорили о расходах, связанных с проведением процедуры банкротства физического лица. На наш взгляд, это едва ли не самый главный вопрос, так как речь идет о гражданах. Процедура банкротства в отношении юридических лиц, проводимая в настоящее время, - недешевая процедура. И в этой связи изначально нужно определить, сколько за это заплатить. И не будет ли ситуация складываться таким образом, что при процедуре банкротства затраты на ее проведение будут большими, чем сумма взысканного долга.

Если в связи с этим обратиться к опыту латвийских коллег, то там для того, чтобы инициировать банкротство гражданина, ему нужно иметь в кармане как минимум тысячу долларов. Эти деньги - так называемое вознаграждение арбитражного управляющего, который будет контролировать весь процесс банкротства. Понятно, что в такой маленькой стране, как Латвия, с таким большим количеством должников, с высокими темпами снижения заработных плат далеко не каждый может себе позволить заплатить такую сумму за деятельность арбитражного управляющего. По оценкам латвийских коллег, полный проект стоимости процедуры банкротства физического лица обходится примерно в 10 - 20 тыс. долл. Можно прогнозировать - каким образом ситуация будет складываться в нашей стране.

Другой момент. Очень важно четко понимать, что реструктуризация задолженности физического лица - это исключение из правил. Понятна экономическая ситуация, при которой люди попадают в сложные жизненные коллизии, но существуют права граждан, и все должны понимать меры своей ответственности за взятые обязательства.

В Великобритании существует довольно либеральное законодательство. К примеру, кредиты там реструктурируются от 10 до 25 лет. В зарубежных странах предусмотрены те же процедуры банкротства - конкурсное производство и реструктуризация задолженности. Здесь, на мой взгляд, важен момент досудебной процедуры при ликвидации долгов банкрота. С учетом того что мы пользовались опытом Германии при составлении обсуждаемого законопроекта, нужно обратить внимание на то, что, если должник подает заявление о банкротстве, должно быть подано и подтверждение, что за 6 месяцев до этого он проводил консультации со своими кредиторами в досудебном порядке. Понятно, что подобная процедура намного дешевле. Наверное, это выгодно и для должника, и для кредитора. Думаю, что в нашем случае эти нормы нужно также прописать.

Другой очень важный момент - доступность использования процедур банкротства. Под доступностью я понимаю снижение затрат на производство таких процедур, исключение возможных случайных участников, нужна помощь отдельным гражданам в составлении плана реструктуризации.

Несколько слов о сроках реструктуризации задолженности. Опыт законодательства в отношении физических лиц той же Германии говорит о том, что по истечении двух лет, если должник погасил 50 процентов задолженности половине кредиторов, остальную часть ему могут списать. Это оговаривается изначально для того, чтобы стимулировать должника и как можно быстрее вернуть задолженность в большем объеме.

Одно дело - написать закон, другое - его исполнять

Позицию арбитражных судов по обсуждаемому законопроекту изложил в своем выступлении О.Р. Зайцев, ведущий советник управления частного права Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.



Есть несколько положений, на которые хотелось бы обратить внимание. В стране, где есть субъекты Федерации протяженностью в сотни километров, необходимость для всех судиться в арбитражном суде регионального центра представляется сложной как для самих граждан, так и для кредиторов. И здесь очень важно обеспечить доступность правосудия, в связи с чем сейчас обсуждаются различные модели. Первые две - классические, известные, но не очень применяемые - выездное судебное заседание и судебное присутствие. Третий, интересный, вариант, который сейчас обсуждается, называется судебный офис, который призван брать и выдавать документы гражданам. Над этой работой трудятся специалисты, а судья периодически приезжает на место по составленному ранее графику. У этого варианта также есть свои достоинства.

Понятно, что введение института банкротства физических лиц потребует увеличения количества судей, увеличится и их нагрузка.

Хотелось бы отметить следующий момент. На мой взгляд, важным является сокращение расходов при банкротстве граждан, потому что размер задолженности у физического лица меньше, чем у юридического, ниже и количество активов. Поэтому процедура должна быть менее затратной. В связи с этим очень важными являются следующие положения проекта: отсутствие дополнительного страхования ответственности арбитражного управляющего, привлечение специалистов только на основании определения суда, установление фиксированного вознаграждения в размере 10 тыс., а не 30, которые платятся при банкротстве юридических лиц, отсутствие необходимости проводить оценку. Очень хорошо, что законопроект движется по линии решения этих вопросов.

Другой момент, на который хотелось бы обратить внимание. Что делать с общим имуществом гражданина-банкрота и его супруги, с которой он состоит в браке? В нормальной ситуации должен быть раздел имущества. Но может ли арбитражный управляющий подать иск о разделе имущества супругов? Есть ли у него полномочия для этого? В Семейном кодексе об этом ничего не сказано.

Настоящий законопроект является некоей площадкой для очень важных идей, которые затрагивают вопросы не только банкротства физических лиц, но и всего института банкротства в целом. В частности, нет процедуры наблюдения, сразу - конкурсное производство. Но вводить конкурсное производство можно только в том случае, когда установлена неплатежеспособность. Сейчас наблюдение вводится по формальным признакам: не платишь по судебным решениям - вводится процедура. Проект предполагает другое: просрочка в течение шести месяцев говорит о неплатежеспособности, но это опровержимая презумпция.

Следующие положительные моменты законопроекта. Проект предлагает отказаться от необходимости получения судебного решения о взыскании задолженности для возбуждения дела о банкротстве, введение конкурсного производства дает кредиторам, у которых к должнику неденежные требования, право отказаться от договора.



Концептуально Высший Арбитражный Суд Российской Федерации поддерживает и законопроект, и саму идею банкротства физических лиц, потребителей.

Роль бюро кредитных историй

О существующих механизмах банков и кредитных бюро, как они могут измениться с введением закона, рассказал присутствующим Б.Б. Воронин, руководитель Центрального каталога кредитных историй Банка России.

Роль бюро кредитных историй, всей системы в целом состоит в том, чтобы не допустить масштабной проблемы в сфере задолженности граждан. Когда мы принимали Закон о кредитных историях, в том числе говорили, что мы даем инструмент кредитным организациям для предотвращения проблем кредитования, связанных с задолженностью граждан.

С чем связана эта проблема? Если взять для примера опыт разных стран, то ситуация выглядит следующим образом. Опыт в сфере несостоятельности граждан показывает, что в отсутствие нормально работающей системы кредитных историй невозможно осуществлять контроль в этой сфере. Граждане набрали кредитов, банки вовремя не могли оценить величину задолженности.

В этом Законе мы видим подвижки в части того, насколько проработана система накопления кредитных историй в стране на этот момент, насколько она позволяет в принципе предотвратить массовые проблемы со сверхзадолженностью.

Каковы же причины возникновения подобного рода проблем? Во-первых, это очень высокая доступность кредита. Кредитор должен знать, есть ли задолженность у заемщика по другим кредитам. Многие из граждан, в свою очередь, принимая столь серьезное решение, не отличаются достаточной финансовой грамотностью. Даже в США, а там эти институты работают не один год, ситуация, когда заемщик сам принимает необоснованное решение, а кредитор не может оценить его финансовые способности, привела к кризису.

В чем мы видим проблему отсутствия регулирования? Негативный имидж самих банков в обществе. Все, что связано с кредитами - кабалой, обманом, ловушкой и т.д. В сознании граждан это нужно менять.



Безнадежные долги - проблема социальная, и в ее решении заинтересовано, прежде всего, государство.

Мы понимаем, что закон - очень сложная компромиссная конструкция со своими этапами. Наши кредитные истории в отличие от других стран накапливают в себе и негативную, и позитивную информацию о заемщике, позволяют увидеть текущую задолженность. Создана она для того, чтобы в каких-то случаях предупреждать возникновение сверхзадолженности. Эта информация необходима, в первую очередь, кредиторам. В законопроекте есть нормы, в которых информация о факте банкротства входит в состав кредитной истории.

Подключить к процессу арбитражных управляющих

И.Б. Липкин, исполнительный директор Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих.

По поводу плана реструктуризации долгов. Думаю, что в этот процесс можно было включить арбитражного управляющего, который внес бы свои профессиональные предложения.

Понятно, что всему нашему сообществу арбитражных управляющих уже сегодня нужно готовиться к столь сложным функциям. Думаю, что это несколько отдельное направление деятельности для арбитражного управляющего. Поэтому такую программу подготовки к этому процессу в рамках повышения квалификации проводить необходимо. Арбитражный управляющий должен стать квалифицированным советником гражданина, собрания кредиторов, а для этих целей в законопроект необходимо внести определенные нормы.

СРО, в свою очередь, заинтересована в прозрачности проводимых ее членами процедур, в компетентности своих арбитражных управляющих.

Альтернатива исполнительному производству

Эдуард Юрьевич Олевинский, кандидат юридических наук, председатель совета директоров правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры".

Несостоятельность - это альтернатива исполнительному производству, способ взыскания долгов за счет имущества, предусматривающий более длительные сроки его реализации. Процедура банкротства должника позволяет отказаться от исполнения, оспорить отчуждение имущества должника по неэквивалентным сделкам или сделкам, причинившим вред кредиторам.

Формат обсуждения законопроекта о банкротстве физических лиц должен быть общедоступными для потребителей и заемщиков, а язык закона должен быть понятным. Должникам необходимо обеспечить недорогую квалифицированную юридическую помощь. Кроме того, нужно давать заемщику полную информацию о последствиях несостоятельности, в том числе для получения кредита в будущем.

Институт банкротства физических лиц станет эффективным только в том случае, если не будет возможности его использования недобросовестными должниками. Должник не может быть освобожден от долгов, если он представил недостоверные сведения или допустил неправомерные действия при банкротстве (несвоевременно обратился с заявлением о банкротстве, утратил или скрыл сведения или документы, не принял надлежащие меры к оспариванию требований кредитора, обратившегося в суд с заявлением о признании должника банкротом). Важно, что, если в течение последних пяти лет должник уже был признан банкротом, он не может снова освобождаться от обязанности оплатить долги при помощи банкротства.

Подготовила

И.Цветкова