Мудрый Экономист

К вопросу о страховании предпринимательских и финансовых рисков

"Юридическая и правовая работа в страховании", 2010, N 1

Статья 32.9 Закона РФ от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" содержит классификацию видов страхования, включающую страхование предпринимательских и финансовых рисков, причем какого-либо определения этим понятиям не дается. В материале анализируется проблема различий между страхованием предпринимательских и финансовых рисков.

Практически с момента появления указанной классификации начались и вот уже около четырех лет не прекращаются дискуссии на тему поиска различий между страхованием предпринимательского и финансового рисков.

О необходимости определять исходные понятия Предпринимательский риск

Большинство специалистов в области страхового дела считают, что определение предпринимательского риска дано в п. 2 ст. 929 ГК РФ, где сказано, что предпринимательский риск - это риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе риск неполучения ожидаемых доходов.

Отметим акцент, сделанный в этой формулировке только на двух причинах возникновения убытков от предпринимательской деятельности: нарушении своих обязательств контрагентами предпринимателя и изменении условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам.

Таким образом, если считать указанную формулировку определением предпринимательского риска, то в соответствии с ним не всякий риск убытков от предпринимательской деятельности должен считаться предпринимательским риском, но только если он возникает по этим причинам.

Исчерпывают ли они весь спектр причин, по которым в процессе предпринимательской деятельности могут возникать убытки? Очевидно, что нет. Для иллюстрации проще всего было бы рассмотреть различные виды профессиональной деятельности (большинство из которых относятся к категории предпринимательской деятельности, например оценочная, аудиторская, риелторская, регистраторская, депозитарная и т.д.). В процессе этой деятельности сотрудниками соответствующих организаций могут, например, допускаться различные ошибки (небрежности, упущения), приводящие к предъявлению претензий со стороны третьих лиц и (после их удовлетворения) - к убыткам в предпринимательской деятельности организации. Причины возможных ошибок могут быть самыми разнообразными. Здесь и человеческий фактор, и недостатки системы риск-менеджмента в организации, и недостатки ее кадровой политики, и неверные управленческие решения и т.д. Причем указанный комплекс причин совсем не сводится к нарушению своих обязательств контрагентами предпринимателя и изменению условий деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам.

Предвидим возможные возражения в том смысле, что указанная причина возникновения убытков - это не предпринимательский риск, а риск ответственности предпринимателя перед третьими лицами и защититься от него предприниматель может заключив договор страхования своей ответственности. Но в данном случае следует подчеркнуть совершенно другое, а именно то, что возможные причины возникновения убытков от предпринимательской деятельности вовсе не сводятся только к тем двум, которые указаны в п. 2 ст. 929 ГК РФ.

Отметим также, что и "изменение условий деятельности по обстоятельствам, не зависящим от предпринимателя" можно понимать по-разному. Если, например, убытки предпринимателя, возникшие от изменения той или иной рыночной конъюнктуры (которая может характеризоваться различными факторами), или различные стихийные бедствия, как представляется, бесспорно можно отнести к указанной категории, то примеры, подобные приведенному ниже, как показывает практика, очень часто вызывают различные споры.

Пример 1. На предприятии произошел пожар. Возникли убытки, как от самого пожара, так и от последующего перерыва в производстве. Можно ли считать причиной этого неблагоприятного события неисполнение своих обязательств контрагентами предпринимателя?

Понятно, что нет (если не рассматривать какие-то совсем экзотические ситуации). А можно ли отнести произошедшее к изменению условий предпринимательской деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам? Тоже едва ли. Например, пожара могло бы и не быть, если бы данный предприниматель своевременно позаботился о замене системы противопожарной сигнализации на более совершенную, а также оснащении своего предприятия автоматической системой пожаротушения. А он этого не сделал. Могли также оказаться неисполненными какие-либо предписания службы пожарного надзора и т.д. Следовательно, нельзя сказать, что условия деятельности предпринимателя (по причине произошедшего пожара) изменились в полной мере по не зависящим от него обстоятельствам. Несложно, наверное, привести и другие возможные примеры подобного рода.

Таким образом, если рассматривать указанную формулировку в качестве определения предпринимательского риска, то к нему имеются вопросы.

Из общего восприятия содержания п. 2 ст. 929 ГК РФ почему-то представляется, что законодатель совсем не предполагал, что его пп. 3 в дальнейшем будет восприниматься многими как строгое определение предпринимательского риска. Скорее в нем планировалось привести иллюстративные примеры некоторых причин, по которым могут возникать убытки в процессе предпринимательской деятельности. Здесь (так же как и в первой строке всего п. 2 ст. 929 ГК РФ) уместно было бы повторить уже использованное слово "в частности", которое, наверное, наиболее точно выразило бы смысл позиции законодателя в отношении понятия предпринимательского риска.

Введение в ст. 929 ГК РФ понятия предпринимательского риска, как нам представляется, преследовало в качестве основной цели распространение на него далее (ст. 933 ГК РФ) особого порядка страхования, отличающегося от общих норм. Если риск возможных убытков неразрывно связан именно с предпринимательской деятельностью и в отрыве от нее не существует, то должны строго соблюдаться все требования ст. 933 ГК РФ. При этом причины возникновения таких убытков могут отличаться от тех двух причин, которые содержатся в п. 2 ст. 929 ГК РФ.

Пример 2. В известном продукте комплексного страхования финансовых институтов (так называемое страхование BBB) существует риск возникновения убытков от противоправных действий собственных сотрудников ("нелояльность персонала"). Он не сводим ни к невыполнению своих обязательств контрагентами, ни, наверное, к изменению условий деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам. Тем не менее предпринимательский характер этого риска сомнений не вызывает. Таким образом, понимая предпринимательский риск расширительно (в части причин его проявления), можно считать, что риск "нелояльности персонала" является предпринимательским. Следуя же вышеприведенному определению п. 2 ст. 929 ГК РФ буквально, придется отнести его к риску убытков от предпринимательской деятельности, однако предпринимательским не являющемуся.

Финансовый риск

Ни в одном нормативно-правовом акте РФ определения этому понятию не дано, на что уже неоднократно обращалось внимание. Например, Д.М. Селуянов отмечает "отсутствие в законе каких-либо специальных признаков и требований к договорам страхования финансовых рисков" <1>. Или, как констатируют другие авторы, "гражданское законодательство в настоящий момент не выделяет и особенным образом не регулирует страхование финансовых рисков. Более того, однозначно не определено, что именно входит в понятие "финансовые риски". Специалистами также окончательно не разрешен вопрос о том, является ли страхование предпринимательских рисков частью страхования финансовых рисков или представляет собой обособленный вид страхования" <2>.

<1> Селуянов Д.М. О страховании финансовых и предпринимательских рисков // Юридическая и правовая работа в страховании. 2008. N 1. С. 139.
<2> Данилочкина М.А., Савинский Р.К. Страхование финансовых рисков // Юридическая и правовая работа в страховании. 2008. N 2. С. 71 - 72.

Тем не менее как указанные авторы, так и некоторые другие, не оставившие без внимания эту тему, все равно в своих работах пытаются "интерпретировать" и "разграничивать" данные риски. С методологической точки зрения, конечно, очевидно, что любые интерпретации и разграничения понятий вне связи с постановкой задачи дать им четкое определение, которое стало бы общепринятым, являются довольно сомнительными.

Возможность возникновения рисков у лиц, не являющихся субъектами предпринимательской деятельности

Субъектом, подверженным воздействию предпринимательского риска (и, соответственно, потенциальным страхователем этого риска), может быть только лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью. Если же лицо такую деятельность в установленном законодательством порядке не ведет, то у него в принципе не может возникнуть никакого предпринимательского риска. Поэтому оно может страховать какие угодно свои риски (из числа тех, страхование которых предусмотрено законодательством), но только не предпринимательские. Возможность страхования финансовых рисков законодательством предусмотрена (п. 23 ст. 32.9 Закона РФ от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (далее - Закон об организации страхового дела)).

Следовательно, "непредприниматели" свои финансовые риски страховать могут и в реальности действительно страхуют. На основе отечественной практики можно привести по крайней мере несколько примеров подобного страхования:

О страховании финансовых рисков, связанных с предпринимательской деятельностью

Могут ли предприниматели страховать свои финансовые риски и могут ли они быть связаны с их предпринимательской деятельностью?

В отношении страхования финансовых рисков в силу отсутствия их определения и специального регулирования принято считать, что у нас есть такой вид страхования, который подчиняется только общим нормам гл. 48 ГК РФ, применяемым к договорам имущественного страхования <1>. С этим тезисом, по-видимому, согласны все.

<1> Селуянов Д.М. Указ. соч. С. 139.

Однако, приняв его, со следующими утверждениями согласиться, на наш взгляд, уже достаточно сложно: "Лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью, может застраховать свои финансовые риски, связанные с такой деятельностью, только по договору страхования предпринимательских рисков. Это, в свою очередь, означает, что финансовые риски могут страховать лишь граждане и организации, либо вообще не ведущие предпринимательскую деятельность, либо страхующие риски, не связанные с такой деятельностью" <2>. "Перечень рисков, от которых может осуществляться страхование предпринимательских рисков, столь широк, что охватывает все риски, связанные с такой деятельностью, за исключением рисков утраты (гибели) или повреждения имущества, либо гражданской ответственности за причинение вреда другим лицам или ответственности за нарушение договора. В рамках осуществления предпринимательской деятельности нет места страхованию финансовых рисков" <3>.

<2> Там же. С. 142.
<3> Там же. С. 142.

Почему приведенные утверждения представляются нам весьма спорными? Общие нормы гл. 48 ГК РФ не предусматривают какой-либо дискриминации предпринимателей в отношении их прав и возможностей по страхованию любых своих рисков, возможность страхования которых предусмотрена законодательством. В частности, ниоткуда не следует невозможность для них застраховать и свой финансовый риск (при всей неопределенности этого понятия), который может быть связан в том числе с их предпринимательской деятельностью. По-видимому, приведенные утверждения связаны с личной позицией автора, заключающейся, возможно, в том, что для предпринимателя было бы логичнее застраховать риски, связанные с его предпринимательской деятельностью, именно как предпринимательские риски, раз уж есть такой отдельный вид страхования в классификации, и не вторгаться в сферу страхования финансовых рисков.

В то же время какие-либо императивные нормы, запрещающие предпринимателю застраховать свой финансовый риск, пусть и непосредственно связанный с его предпринимательской деятельностью, в законодательстве отсутствуют. Нет в нем даже и какой-либо диспозитивной нормы, рекомендующей предпринимателю следовать каким-либо предпочтительным путем для защиты своих имущественных интересов, подверженных воздействию предпринимательского и (или) финансового риска.

Данная позиция находит косвенное подтверждение и у некоторых других авторов, например: "Финансовый риск может как быть присущ предпринимательской деятельности, так и относиться к сфере, далекой от предпринимательской. Поэтому можно говорить о финансовом риске предпринимателя... а можно говорить о финансовом риске "непредпринимателя" <1>.

<1> Пыхтин С.В. Страхование инвестиций в строительство: проблемы действительности договоров // Юридическая и правовая работа в страховании. 2009. N 3. С. 34 - 35.

Таким образом, следует отметить, что в настоящее время единства взглядов в отношении данного вопроса нет.

О соотношении предпринимательского и финансового рисков

Как соотносятся между собой предпринимательский и финансовый риски?

Выдвигая гипотезы в отношении этого вопроса, различные авторы приходят в своих работах к разным выводам. Например: "Таким образом, понятие финансового риска в сфере предпринимательской деятельности является более широким по содержанию и включает финансовый риск предпринимателя, выступающий в данной сфере разновидностью предпринимательского риска" <2>. Из приведенного заключения непосредственно следуют, в частности, следующие выводы:

<2> Там же. С. 35.

Таким образом, можно заключить, что в сфере предпринимательской деятельности финансовый и предпринимательский риски соотносятся между собой как частное и общее.

Согласно другой точке зрения "изучение природы страхования финансовых рисков и страхования предпринимательских рисков указывает на некоторую схожесть этих видов страхования, которая заключается в том, что в обоих случаях страхуются фактические либо ожидаемые финансовые потери. Таким образом, с нашей точки зрения, предмет страхования в обоих случаях один и тот же" <1>. В отношении последнего утверждения попутно хотелось бы сделать два небольших замечания:

<1> Данилочкина М.А., Савинский Р.К. Указ. соч. С. 72.
<2> Там же. С. 71.
<3> Там же. С. 73.

Таким образом, в отмеченных работах сделаны прямо противоположные выводы относительно соотношения предпринимательского и финансового рисков.

Теперь обратимся к вопросу о соотношении предпринимательского и финансового рисков в ранее действовавших Условиях лицензирования страховой деятельности на территории Российской Федерации, утвержденных Приказом Росстрахнадзора от 19.05.1994 N 02-02/08.

В этом документе содержалось только понятие страхования финансовых рисков, определявшее один из видов страховой деятельности. Под ним понималась совокупность видов страхования, предусматривающих обязанности страховщика по страховым выплатам в размере полной или частичной компенсации потери доходов (дополнительных расходов) лица, о страховании имущественных интересов которого заключен договор (застрахованного лица), в результате следующих событий:

а) остановки производства или сокращения объема производства в результате оговоренных событий;

б) потери работы (для физических лиц);

в) банкротства;

г) непредвиденных расходов;

д) неисполнения (ненадлежащего исполнения) договорных обязательств контрагентом застрахованного лица, являющегося кредитором по сделке;

е) понесенных застрахованным лицом судебных расходов (издержек) <1>.

<1> Письмо Росстрахнадзора от 06.03.1995 N 09/1-5р/02.

При этом страхование предпринимательских рисков в качестве отдельного самостоятельного вида в указанном документе не присутствовало. Предпринимательские риски рассматривались в качестве подмножества финансовых рисков, возникающих при осуществлении предпринимательской деятельности. То есть действительно страхование финансовых рисков и страхование предпринимательских рисков соотносились в прежней Классификации как общее и частное. Каких-либо споров по вопросу соотношения (разграничения) предпринимательских и финансовых рисков не возникало. Ситуация была, в отличие от нынешней, естественной и логичной.

Почему в таком случае вдруг в нынешней классификации появились и одновременно сосуществуют два вида страхования: "страхование предпринимательских рисков" и "страхование финансовых рисков"?

Возможно, законодатель исходил из того, что в ГК РФ понятие предпринимательского риска есть (причем даже с особым порядком его страхования), а в классификации видов страхования оно отсутствует. Поэтому было принято решение дополнить ее новым видом страхования с сохранением вида страховой деятельности - страхование финансовых рисков. В результате мы получили то, что и имеем в настоящее время, плюс длящиеся уже который год дискуссии, чем одно отличается от другого.

Кроме того, хотелось бы обратить внимание на определенную, как нам представляется, методологическую некорректность "противопоставления" в нынешней классификации предпринимательских и финансовых рисков. По нашему мнению, понятие "предпринимательский риск", прежде всего, не определяет характер риска, а указывает на субъекта, являющегося его носителем, в то время как понятие "финансовый риск" содержит в себе некую качественную характеристику риска, указание на его природу (в противопоставлении его, например, страхованию имущества или ответственности), не определяя при этом самого носителя риска. Поэтому в качестве такового может выступать как предприниматель, так и любое иное лицо.

Любое классификационное решение, естественно, зависит от исходной постановки задачи. Если (применительно к ныне действующей редакции Закона) ставилась задача отделить страхование рисков предпринимателей от рисков "непредпринимателей", то гораздо более удачным (и к тому же наиболее простым и естественным) решением, как представляется, было бы использование в классификации следующих видов страхования:

О страховании предпринимательского риска

Может ли предприниматель застраховать свои предпринимательские риски, не имея специальной лицензии на этот вид страхования, а заключив договор страхования своих финансовых рисков на основе имеющейся лицензии на их страхование?

По нашему мнению, если правила страховой компании, на основе которых была получена лицензия на страхование финансовых рисков, предусматривают страхование возможных убытков при осуществлении предпринимательской деятельности и соответствуют в этой части требованиям ст. 933 ГК РФ, то, заключив на их основе договор страхования финансовых рисков, можно точно так же обеспечить защиту имущественных интересов предпринимателя, как если бы соответствующий договор назывался договором страхования предпринимательских рисков и заключался на основе другой лицензии (и других правил).

Ведь существо дела заключается не в названии, а в соблюдении предусмотренного законодательством режима страхования соответствующих рисков.

Нельзя, конечно, исключить, что ФССН России в каких-либо случаях откажет в выдаче лицензии на страхование финансовых рисков, если в соответствующих правилах страхования будет предусматриваться в том числе и страхование возможных убытков при осуществлении предпринимательской деятельности, порекомендовав страховщику оформлять на основе указанных правил другую лицензию, а именно - на страхование предпринимательских рисков. Однако, с нашей точки зрения, основания для такого отказа (основанного именно и только на сформулированной причине), вытекающие из какой-либо императивной нормы законодательства, отсутствуют. Выше уже отмечалось, что законодательство не предполагает какой-либо дискриминации предпринимателей в отношении возможности страхования ими своих финансовых рисков по отношению к любой другой категории лиц.

Поэтому то или иное решение, выбираемое конкретным страховщиком как наиболее удобное для него, если оно не противоречит законодательству, не должно заранее отвергаться как ошибочное только потому, что оно реже (возможно, даже гораздо реже) встречается на практике и не соответствует "вкусовым" пристрастиям других лиц.

Обобщая вышеизложенное, можно констатировать, что рассматриваемый вопрос в целом на сегодняшний день носит актуальный и дискуссионный характер, единство во взглядах на указанные понятия отсутствует по объективной причине, связанной прежде всего с отсутствием (или недостаточностью) определения исходных понятий. Можно, конечно, и дальше продолжать поиски, занимаясь обоснованием фундаментальных различий между финансовыми и предпринимательскими рисками и консервируя тем самым отмечаемую многими авторами недостаточность нынешней классификации.

Более перспективным и плодотворным путем, по нашему мнению, являлось бы установление единого понимания понятий предпринимательского и финансового рисков на основе их строгих определений в каком-либо нормативно-правовом акте, а также установление в классификации непересекающихся видов страхования, каждый из которых имел бы свою четкую область применения.

А.П.Лебединов

Заместитель директора

Центр страховых программ

ОАО "РОСНО"