Мудрый Экономист

Применение статей 142 и 208 закона о банкротстве и ответственность арбитражного управляющего

"Юридическая работа в кредитной организации", 2010, N 1

В статье проводится юридический анализ практики применения ст. ст. 142 и 208 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" при исчислении срока предъявления требований кредиторов индивидуального предпринимателя для включения их в реестр. Рассматривается возможность привлечения к ответственности и взыскания убытков с арбитражного управляющего и должника как способ защиты прав кредиторов.

Банкротство - один из самых востребованных, обсуждаемых, изменяемых и спорных правовых институтов в настоящее время. Среди множества вопросов в данной сфере хотелось бы обратить внимание на банкротство индивидуальных предпринимателей. Дела о несостоятельности данной категории должников на первый взгляд кажутся одними из самых простых дел о банкротстве. Несмотря на обманчивое впечатление, и в настоящих делах существуют законодательные пробелы и коллизии, которые не позволяют должным образом защитить права кредиторов.

Практика применения статей 142 и 208 Закона о банкротстве

Согласно ст. 142 гл. VII Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве, Закон) в ходе конкурсного производства установление размера требований кредиторов осуществляется в порядке, предусмотренном ст. 100 указанного Закона.

Реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве). Требования конкурсных кредиторов и (или) уполномоченных органов, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов, удовлетворяются за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника (п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве).

Примечание. Основанием для признания индивидуального предпринимателя банкротом является его неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (ст. 214 Закона о банкротстве).

В соответствии со ст. 208 Закона о банкротстве решение о признании гражданина банкротом и об открытии конкурсного производства арбитражный суд направляет всем известным кредиторам с указанием срока предъявления кредиторами требований, который не может превышать два месяца.

Между ст. ст. 142 и 208 Закона о банкротстве усматривается коллизия: с одной стороны, требования кредиторов для включения в реестр требований кредиторов должны быть заявлены в пределах двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, в противном случае реестр будет закрыт и требования будут учтены за реестром, а с другой стороны - при банкротстве граждан срок предъявления требований кредиторов, который составляет максимум два месяца, должен исчисляться не с даты опубликования сведений о признании должника банкротом, а с даты уведомления кредитора арбитражным судом о банкротстве должника, что дает возможность включения в реестр даже после закрытия реестра, но в пределах срока, исчисляемого с даты уведомления кредитора арбитражным судом.

При банкротстве индивидуальных предпринимателей возникают следующие вопросы:

Следует оговориться, что в отношении поставленных вопросов нет единой судебной практики. За последние несколько лет судебная практика кардинально менялась, несмотря на то что содержание указанных норм осталось прежним.

Глава X "Банкротство гражданина" Закона о банкротстве включает в себя следующие параграфы: параграф 1 "Общие положения", параграф 2 "Особенности банкротства индивидуальных предпринимателей" и параграф 3 "Особенности банкротства крестьянского (фермерского) хозяйства". Таким образом, параграф 1 "Общие положения" и параграф 2 "Особенности банкротства индивидуальных предпринимателей" являются специальными параграфами в рамках специальной главы.

Согласно ст. 202 Закона о банкротстве:

"1. К отношениям, связанным с банкротством гражданина, применяются правила, установленные главами I - VIII настоящего Федерального закона, если иное не предусмотрено настоящей главой.

  1. Правила, предусмотренные настоящим параграфом, применяются к отношениям, связанным с банкротством индивидуального предпринимателя и банкротством крестьянского (фермерского) хозяйства, с учетом особенностей, предусмотренных параграфами 2 и 3 настоящей главы".

Из приведенной статьи усматривается следующее соотношение и порядок применения норм гл. I - VIII и параграфов 1 "Общие положения" и 2 "Особенности банкротства индивидуальных предпринимателей" гл. X Закона при банкротстве индивидуального предпринимателя.

Несмотря на то что в п. 1 ст. 202 Закона говорится только о гражданине ("к отношениям, связанным с банкротством гражданина"), представляется, что параграф 1 "Общие положения" гл. X Закона в целом (неважно, применяется ли он в отношении гражданина или гражданина как индивидуального предпринимателя) является специальным по отношению к гл. I - VIII Закона. Если бы законодатель хотел установить специальность норм параграфа 1 "Общие положения" гл. X только в отношении банкротства гражданина, но при этом не устанавливать специальность таких норм параграфа 1 "Общие положения" гл. X в отношении банкротства индивидуального предпринимателя, то п. 1 ст. 202 Закона был бы сформулирован следующим образом: "1. К отношениям, связанным с банкротством гражданина, применяются правила, установленные гл. I - VIII настоящего Федерального закона, если иное не предусмотрено настоящим параграфом". Однако в Законе устанавливается приоритет именно гл. X в целом по отношению к гл. I - VIII. Следовательно, параграф 1 "Общие положения" гл. X Закона, являясь ее составляющей, при применении его норм в отношении банкротства индивидуального предпринимателя имеет приоритет по отношению к нормам, содержащимся в гл. I - VIII Закона.

Положения параграфа 1 "Общие положения" гл. X Закона применяются к отношениям, связанным с банкротством индивидуального предпринимателя, с учетом особенностей, предусмотренных именно только параграфом 2 "Особенности банкротства индивидуальных предпринимателей" гл. X Закона, а не с учетом также общих положений Закона (гл. I - VIII Закона) или в дополнении (субсидиарно) к ним. Иными словами, п. 2 ст. 202 Закона не устанавливает субсидиарное применение параграфа 1 "Общие положения" гл. X к общим положениям Закона о банкротстве (гл. I - VIII), а лишь сообщает, что его применение должно осуществляться с учетом особенностей только параграфа 2. Следовательно, параграф 1 "Общие положения" и параграф 2 "Особенности банкротства индивидуальных предпринимателей" как составляющие специальной гл. X имеют приоритет по отношению к гл. I - VIII Закона при банкротстве индивидуальных предпринимателей.

Таким образом, при банкротстве индивидуального предпринимателя положения Закона должны применяться в следующей очередности: 1) параграф 2 "Особенности банкротства индивидуальных предпринимателей" гл. X Закона; 2) параграф 1 "Общие положения" гл. X Закона; 3) гл. I - VIII Закона.

Данная позиция подтверждается судебной практикой.

Пример. В Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 25.03.2005 N А19-28151/04-29-Ф02-935/05-С2 указано, что согласно ст. 202 Закона о банкротстве, по правилам которого Арбитражным судом Иркутской области рассматривалось заявление гр. Старостенко В.Т. о признании банкротом предпринимателя Тимонина В.А., к отношениям, связанным с банкротством индивидуальных предпринимателей, применяются правила, установленные гл. I - VIII, если иное не установлено гл. X настоящего Закона.

Примечание. Арбитражная практика не выработала единого подхода к вопросу о том, какой правовой режим следует распространять на банкротство индивидуального предпринимателя: режим банкротства физического либо юридического лица.

Подобные выводы также содержатся в Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 30.04.2009 N Ф03-1749/2009 по делу N А73-9407/2008, Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 12.03.2009 N Ф04-1373/2009(1900-А46-19) по делу N А46-15087/2008, Постановлении ФАС Поволжского округа от 07.10.2008 по делу N А57-2273/2008, Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 15.01.2009 по делу N А44-547/2008.

Следовательно, для исчисления срока предъявления требований кредиторов в целях включения в реестр требований кредиторов должника-предпринимателя должны применяться положения ст. 208 параграфа 1 "Общие положения" гл. X Закона, где сказано: "Решение о признании гражданина банкротом и об открытии конкурсного производства арбитражный суд направляет всем известным кредиторам с указанием срока предъявления кредиторами требований, который не может превышать два месяца".

Однако относительно применения ст. ст. 142 и 208 Закона при банкротстве индивидуальных предпринимателей существует прямо противоположная судебная практика.

Так, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 08.02.2006 N А56-27554/04 и Постановлении ФАС Уральского округа от 23.11.2004 N Ф09-3877/04-ГК по делу N А76-16260/03 говорится о применении ст. 208 Закона при исчислении срока предъявления требований кредиторов предпринимателя, а не общих положений Закона о банкротстве, предусмотренных ст. 142 Закона о банкротстве. Позиция судов сводится к следующему.

В соответствии с п. 2 ст. 208 Закона о банкротстве, которая подлежит применению в силу п. п. 1, 2 ст. 202 Закона о банкротстве, арбитражный суд направляет всем известным кредиторам решение о признании гражданина банкротом и об открытии конкурсного производства с указанием срока предъявления кредиторами требований, который не может превышать двух месяцев.

Таким образом, дата истечения срока, в течение которого кредиторы предпринимателя могут предъявить требования в арбитражный суд, не связана с датой опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

По смыслу п. 2 ст. 208, ст. 210 Закона кредиторы, которым не было направлено решение о признании должника банкротом и которые узнали о банкротстве должника из других источников, также вправе предъявить свои требования в арбитражный суд в сроки, предусмотренные п. 2 ст. 208 Закона. При этом требования, заявленные в срок, указанный в ст. 208 Закона о банкротстве, но позднее даты закрытия реестра требований кредиторов предпринимателя, подлежат включению в реестр требований кредиторов.

При включении требований в реестр требований кредиторов предпринимателя судам следует не анализировать соблюдение срока, предусмотренного ст. 142 Закона о банкротстве, а установить соблюдение кредитором срока, предусмотренного п. 2 ст. 208 Закона о банкротстве.

Такая позиция представляется верной и основанной на букве Закона о банкротстве.

Существует и иная практика. В 2008 г. ФАС Уральского округа принимает вразрез с предыдущим Постановление от 16.12.2008 N Ф09-9409/08-С4 по делу N А50-9686/2007. Согласно данному Постановлению при исчислении сроков для включения в реестр требований кредиторов предпринимателя следует руководствоваться нормами ст. 142 Закона о банкротстве, а не ст. 208 указанного Закона.

Так, суд указал, что согласно п. 2 ст. 208 Закона о банкротстве решение о признании гражданина банкротом и об открытии конкурсного производства арбитражный суд направляет всем известным кредиторам с указанием срока предъявления кредиторами требований, который не может превышать двух месяцев. В силу ст. 210 указанного Закона арбитражный суд рассматривает требования кредиторов к гражданину, признанному банкротом, заявленные в указанный двухмесячный срок. Однако указанные нормы не влияют на необходимость опубликования сообщения о признании должника банкротом с указанием срока для предъявления требований кредиторов. Порядок предъявления требований кредиторов - как юридических лиц, так и граждан - предусмотрен ст. 142 Закона о банкротстве. Согласно п. п. 1, 4 ст. 142 указанного Закона реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Требования конкурсных кредиторов, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов, удовлетворяются за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника.

С указанной позицией нельзя согласиться по следующим основаниям:

Вышеизложенная позиция суда с точки зрения устойчивости гражданского оборота является правильной и реализуемой. Действительно, выявить кредиторов в рамках процедур о банкротстве достаточно сложно и такое выявление зависит прежде всего от надлежащего исполнения арбитражным управляющим своих обязанностей. Но согласно принципу законности, буквальному толкованию Закона о банкротстве и с учетом того, что ст. 208 Закона о банкротстве никто не отменял, думается, что в результате такого правоприменения ст. 208 Закона о банкротстве необоснованно и искусственно подменяется ст. 142 этого же Закона.

К сожалению, в судебной практике все более распространенным становится второй подход. По указанным причинам суды руководствуются при исчислении срока именно ст. 142 Закона о банкротстве, а не ст. 208 указанного Закона.

Такое применение Закона ограничивает право кредиторов должника-предпринимателя на включение в реестр требований. В частности, кредитным организациям, заключившим кредитный договор с индивидуальным предпринимателем и (или) гражданином (такие требования к гражданину также могут быть заявлены в деле о его банкротстве как предпринимателя), сложно отследить дату опубликования признания должника банкротом. На практике достаточно часто даже в дату открытия конкурсного производства должник продолжает исполнять свои обязательства по кредитному договору и оснований у кредитной организации отслеживать информацию о его банкротстве нет. О том, что в отношении должника открыто конкурсное производство, кредитная организация узнает намного позднее даты закрытия реестра.

Возможность реализации кредитной организацией своих прав в большей степени зависит от надлежащего исполнения арбитражным управляющим своих обязанностей, возложенных на него Законом о банкротстве. Неслучайно в ст. 208 Закона о банкротстве указано, что требования направляются всем известным кредиторам, т.е. кредиторам, которые должны быть выявлены в ходе дела о банкротстве.

Несмотря на то что Федеральным законом от 30.12.2008 N 296-ФЗ в Закон о банкротстве введена ст. 20.3 "Права и обязанности арбитражного управляющего в деле о банкротстве", обязанность арбитражного управляющего выявлять кредиторов должника содержится только в ст. 67 Закона о банкротстве, посвященной обязанностям временного управляющего на стадии наблюдения в деле о банкротстве. Наверное, такая обязанность должна быть включена все-таки в общие обязанности управляющего, а не только в обязанности на стадии наблюдения.

Для реализации такой обязанности управляющий обладает совокупностью прав, среди которых:

Реализация второго правомочия обеспечивается п. 4 ст. 14.13 КоАП РФ и п. 3 ст. 195 УК РФ, где установлена административная и уголовная ответственность соответственно, в частности за незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего, в том числе уклонение или отказ от передачи арбитражному управляющему документов, необходимых для исполнения возложенных на него обязанностей.

В зависимости от причин невыявления банка как кредитора следует решать вопрос об отстранении и (или) привлечении к ответственности и взыскании убытков с управляющего либо о привлечении к административной или уголовной ответственности и взыскании убытков с должника.

Отстранение, ответственность и взыскание убытков с арбитражного управляющего

Последствием неисполнения или ненадлежащего исполнения управляющим обязанности по выявлению на стадии наблюдения кредитной организации как кредитора может быть:

При этом за неисполнение или ненадлежащее исполнение управляющим какой-либо обязанности, указанной в Законе о банкротстве, состава уголовно наказуемого деяния в УК РФ нет. Арбитражный управляющий может быть привлечен только к административной ответственности. Представляется, что уголовная ответственность также должна быть установлена, если такое неисполнение какой-либо обязанности повлекло причинение крупного ущерба.

Для наступления вышеуказанных последствий для арбитражного управляющего за невыявление кредитной организации в качестве кредитора необходимо доказать факт, что управляющий действительно мог выявить кредитную организацию. Для этого информация о кредитной организации как о кредиторе так или иначе должна быть объективирована в каком-либо официальном реестре и доступна для управляющего.

При заключении кредитной организацией с должником только кредитного договора выявление кредитной организации становится практически невозможным, так как о наличии такого договора управляющий сможет узнать, как правило, только от должника. Сообщение о существовании кредитного договора - вопрос добросовестности должника. Таким образом, в обеспечение кредитного договора с должником должен быть заключен договор залога имущества, информация о залоге которого содержится в том или ином официальном реестре.

Например, сведения об ипотеке недвижимого имущества содержатся в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ними, а сведения о залоге доли в уставном капитале общества - в Едином государственном реестре юридических лиц. Такие сведения носят публичный и открытый характер и предоставляются по запросу любых лиц. В остальных случаях трудно доказать возможность исполнения управляющим своей обязанности, только если сам должник письменно не уведомил управляющего о своих имущественных обязанностях и кредиторах.

Отстранение арбитражного управляющего

Кредитная организация как конкурсный кредитор является лицом, участвующим в деле о банкротстве (п. 1 ст. 34 Закона о банкротстве). Значит, кредитная организация в случае неисполнения управляющим обязанности по выявлению ее кредитора может обратиться в арбитражный суд с ходатайством (жалобой) об отстранении управляющего. Однако обращение с таким ходатайством вряд ли будет целесообразным, поскольку требования банка уже не попали в реестр требований, а учтены за его пределами. Более того, для отстранения управляющего на каждой стадии банкротства необходимо доказать не только неисполнение такой обязанности, но и то, что это повлекло или могло повлечь убытки у должника либо его кредитора (ст. ст. 65, 83, 98 и 145 Закона о банкротстве). В данной ситуации доказать убытки практически невозможно. Неисполнение обязанности управляющим также, скорее всего, будет признано судом как малозначительное. Как указано в Постановлении ФАС Уральского округа от 16.12.2008 N Ф09-9409/08-С4 по делу N А50-9686/2007, в котором применяется ст. 142 вместо ст. 208 Закона о банкротстве, "доводы заявителя кассационной жалобы о том, что им не был соблюден двухмесячный срок для предъявления требования к должнику вследствие ненадлежащего исполнения конкурсным управляющим обязанности по выявлению кредиторов должника, обоснованно отклонены судами, поскольку данное обстоятельство не может изменить установленного законом порядка определения срока предъявления кредиторами требований к должнику. Данный срок определяется с даты опубликования сообщения о признании должника несостоятельным (банкротом)". На основании изложенного, видимо, в удовлетворении ходатайства об отстранении будет отказано.

Привлечение к административной ответственности

Для привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности по п. 3 ст. 14.13 КоАП РФ необходимо возбуждение дела об административном правонарушении.

Согласно п. 1.1 ст. 28.1 КоАП РФ поводами к возбуждению дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 14.13 КоАП РФ, являются:

Заявление банка о привлечении управляющего к административной ответственности не будет являться поводом для возбуждения дела.

Банк вправе обратиться к собранию кредиторов с просьбой о принятии решения о подаче заявления о привлечении управляющего к ответственности. Вряд ли кредиторы, включенные в реестр, захотят подавать такое заявление по просьбе кредитора, чьи требования не вошли в реестр.

Остается один вариант: подать заявление должностному лицу органа внутренних дел (милиции) или должностному лицу федерального органа исполнительной власти, осуществляющего контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. Признание представленных банком данных достаточными для возбуждения дела об административном правонарушении будет зависеть от усмотрения такого должностного лица. Думается, уполномоченные должностные лица соответствующих органов признают представленные данные достаточными для возбуждения дела, но суд при наличии судебной практики о применении ст. 142 вместо ст. 208 Закона о банкротстве, скорее всего, откажет в привлечении к ответственности за малозначительностью данного правонарушения.

Так, согласно Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 19.05.2009 по делу N А82-15864/2008-39 неисполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), а именно неуведомление кредиторов о введении процедуры наблюдения, непроведение первого собрания кредиторов, ненадлежащее исполнение обязанностей по выявлению кредиторов и по розыску имущества должника, может быть признано малозначительным правонарушением в понимании ст. 2.9 КоАП РФ.

Возмещение убытков

Как верно указано в Постановлении ФАС Центрального округа от 14.08.2009 N Ф10-3286/09 по делу N А36-3045/2008, по смыслу ст. 20.4 Закона о банкротстве, ст. ст. 15, 1064 и 1082 ГК РФ кредитор в соответствии со ст. 65 АПК РФ должен представить доказательства, свидетельствующие о наличии совокупности нескольких условий (основания возмещения убытков): противоправность действий (бездействия) причинителя убытков, причинную связь между противоправными действиями (бездействием) и убытками, наличие и размер понесенных убытков.

Ранее было указано, что факт совершения административного правонарушения в связи с невыявлением кредиторов удастся установить в суде.

Доказать факт возникновения убытков будет возможно только после завершения конкурсного производства. Согласно Постановлению ФАС Уральского округа от 20.08.2009 N Ф09-6027/09-С4 по делу N А07-7/2009 во взыскании убытков отказано правомерно, в частности по той причине, что на дату рассмотрения спора конкурсное производство не завершено, возможность удовлетворения требования уполномоченного органа не утрачена, следовательно, вывод о возникновении у него убытков является преждевременным.

При наличии судебной практики применения ст. 142 вместо ст. 208 Закона о банкротстве установить причинную связь между противоправным действием управляющего и убытками банка вряд ли будет возможно, поскольку, как было указано ранее, "доводы заявителя кассационной жалобы о том, что им не был соблюден двухмесячный срок для предъявления требования к должнику вследствие ненадлежащего исполнения конкурсным управляющим обязанности по выявлению кредиторов должника, обоснованно отклонены судами, поскольку данное обстоятельство не может изменить установленного законом порядка определения срока предъявления кредиторами требований к должнику. Данный срок определяется с даты опубликования сообщения о признании должника несостоятельным (банкротом)" (Постановление ФАС Уральского округа от 16.12.2008 N Ф09-9409/08-С4 по делу N А50-9686/2007).

Привлечение к административной и (или) уголовной ответственности и взыскание убытков с должника

В том случае, если информация о кредитной организации как о кредиторе так или иначе не объективирована в каком-либо официальном реестре и не может быть доступной для третьих лиц, за несообщение управляющему о таком кредиторе отвечает должник.

Согласно ст. 14.13 КоАП РФ и ст. 195 УК РФ установлена административная и уголовная ответственность за сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении или иной информации об имуществе, имущественных правах либо имущественных обязанностях, за передачу имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества, а равно сокрытие, уничтожение, фальсификацию бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя. Административная ответственность наступает в случае, если такие действия не содержат уголовно наказуемых деяний. Уголовная ответственность наступает, если такие действия причинили крупный ущерб.

Порядок привлечения должника к административной ответственности за вышеуказанное правонарушение аналогичен порядку привлечения к ответственности арбитражного управляющего. Таким образом, сокрытие информации о кредиторе и имущественной обязанности является основанием привлечения должника к ответственности. Однако будет ли привлечен должник к административной ответственности при отсутствии в его действиях уголовно наказуемых деяний, зависит от размера сокрытых обязательств и их соотношения с общим количеством долгов и имеющегося имущества у предпринимателя. Не исключено, что с учетом фактических обстоятельств дела (например, если имущества хватает, чтобы удовлетворить учтенные за реестром требования кредитной организации, о которой не сообщил должник) в привлечении к административной ответственности будет отказано по причине малозначительности правонарушения.

Привлечение должника к уголовной ответственности будет зависеть от факта доказанности крупного ущерба, поскольку последнее является квалифицирующим признаком данного преступления. С учетом судебной практики, свидетельствующей о применении ст. 142 Закона о банкротстве вместо ст. 208 данного Закона, возникают сомнения, что доказательством возникновения ущерба будет несообщение должником управляющему о кредиторе - кредитной организации. Таким образом, видимо, в привлечении должника к уголовной ответственности будет также отказано.

В соответствии со ст. 10 Закона о банкротстве должник обязан возместить убытки, причиненные в результате такого нарушения. Однако в данной ситуации взыскать ущерб с должника не удастся по тем же причинам, что и с управляющего.

Выводы. 1. Как правило, арбитражные суды применяют ст. 142 вместо ст. 208 Закона о банкротстве при исчислении срока предъявления требований кредиторов индивидуального предпринимателя для включения их в реестр.

  1. Все последствия пропуска срока, установленного ст. 142 Закона о банкротстве, при включении в реестр требований кредиторов индивидуального предпринимателя, как и при включении в реестр требований кредиторов юридического лица, несет исключительно кредитор.
  2. Привлечение к ответственности и взыскание убытков как с арбитражного управляющего за неисполнение последним обязанности по выявлению кредиторов, так и с должника за сокрытие имущества является практически невозможным.
  3. Кредитным организациям как потенциальным кредиторам своих заемщиков - индивидуальных предпринимателей и граждан следует на постоянной основе проводить мониторинг указанных заемщиков с целью выявления в отношении их дел о банкротстве.
  4. В Уголовный кодекс РФ следует ввести составы уголовно наказуемых деяний арбитражных управляющих в делах о банкротстве.

О.Ю.Перов

К. ю. н.,

старший юрист

юридический отдел

ЗАО "Райффайзенбанк"

(Поволжский филиал)