Мудрый Экономист

В интересах должника, кредиторов и общества

"Арбитражный управляющий", 2011, N 6

Редакция журнала "Арбитражный управляющий" открывает на страницах журнала новую рубрику "Ваше мнение". Мы приглашаем наших читателей к обсуждению актуальных проблем банкротства и арбитражного управления. Темой этого номера стал вопрос эффективности проведения процедур банкротства, перспектив развития арбитражного управления.

Арбитражные управляющие рассказали об опыте проведения процедур банкротства в своих регионах, остановились на проблемах и перспективах развития арбитражного управления.

В.В. Корнилов, арбитражный управляющий, представитель ПАУ ЦФО в Ярославской области:

Институт несостоятельности, являясь одним из основных регуляторов рыночной экономики, с момента возникновения и по сегодняшний день активно развивался, отражая этапы восстановления развалившегося по причине приватизации экономического хозяйства России.

Мы видим, что законодательство о несостоятельности выросло в современный стройный гражданско-правовой институт. Представляется, что Закон о несостоятельности не нуждается в существенных доработках. Банкротное законодательство доросло до того, что скорее требуется его внешнее оформление, систематизация или даже кодификация.

Все специалисты, арбитражные управляющие, являющиеся членами ПАУ ЦФО в Ярославской области, имеют многолетний опыт работы. Мы чувствуем себя уверенно и надеемся, что сможем продолжить свою миссию в современных условиях.

А.И. Тюмин, арбитражный управляющий, член ПАУ ЦФО, Тамбовская область:

Одной из основных задач арбитражного управляющего при ликвидации предприятия является снижение социальной напряженности в трудовом коллективе предприятия-должника. Путь здесь один - выплата заработной платы, выходного пособия и компенсации, "сглаживание" остроты проблемы трудоустройства работников. Поэтому при проведении процедур банкротства арбитражному управляющему необходим тесный контакт, взаимодействие и взаимопонимание не только с местными органами самоуправления, государственными структурами, но и с трудовым коллективом предприятия-должника. Эти моменты в нашей деятельности очень важны. Здесь многое зависит от личностных качеств арбитражного управляющего. Это, конечно, коммуникабельность, опыт работы, профессионализм, умение найти выход из конфликтных ситуаций.

В целом ситуация изменится только с выходом страны из кризиса. С подъемом экономики на первое место выйдут процедуры банкротства, направленные на финансовое оздоровление должника, восстановление его платежеспособности.

С.В. Качин, региональный представитель ПАУ ЦФО в Калининградской области:

Процедура банкротства должна проходить максимально понятно, публично и в кратчайшие сроки. Но она "утяжелена" вопросами субсидиарной ответственности, требование о привлечении к которой не может быть заявлено фактически ранее формирования конкурсной массы, а также вопросами оспаривания сделок.

Производство по делу о банкротстве не может быть завершено судом до решения вопроса о привлечении лиц к субсидиарной ответственности. Но целью привлечения к субсидиарной ответственности является пополнение конкурсной массы. Это означает не только вынесение определения, а реальное его исполнение. Закон никак не оговаривает вопрос стадии исполнения определения о привлечении к субсидиарной ответственности. Следовательно, негодный субъект (предприятие-банкрот) будет существовать неопределенно долгое время, а в производстве судов будут находиться соответствующие дела.

Вместо бесконечных тяжб за предполагаемые права должника можно активно использовать институт цессии. Пусть рискующий покупатель права в дальнейшем ведет судебные споры. Ведь каждое право подлежит соответствующей оценке.

Размер субсидиарной ответственности собственника и руководителя должника (в случаях предусмотренных законом) должен определяться по результатам завершения процедур банкротства. Вопрос привлечения к такой ответственности может рассматриваться за рамками дела о банкротстве.

Мне неоднократно приходилось обращаться с соответствующими заявлениями о привлечении к субсидиарной ответственности. И ни в одном случае суд не вынес положительного решения.

Разумным шагом была бы замена института субсидиарной ответственности мерами возмещения убытков кредиторам контролирующими должника лицами либо менеджментом компании.

Аналогично кредиторы за рамками дела о банкротстве могут быть наделены правом оспаривания подозрительных сделок должника.

Первая, главная проблема практики применения закона - отсутствие процедур оздоровления предприятий-банкротов. Слабая сторона нынешнего законодательства о банкротстве - очень редкие случаи реабилитации, то есть в ходе лечения выживает мало экономически больных участников рынка.

В Российской Федерации процедуры финансового оздоровления и внешнего управления в 2007 г. из находящихся в производстве 30 015 дел вводились 785 раз, т.е. 2,6%, в 2008 г. из 27 032 дел - 2,3%, в 2009 г. из 35 545 дел - 1,8%, а в I полугодии 2010 г. из 17 660 дел - 4% случаях. Причем прекращено в связи с восстановлением платежеспособности единицы дел менее 0,2% от числа дел, находящихся в производстве.

Эта проблема носит системный характер и, соответственно, требует комплексного решения. Обусловлена она, прежде всего, отсутствием ответственности собственников и управляющих компаний за доведение до банкротства своих предприятий. Причем, говоря об ответственности, подразумевают все ее виды: уголовную, гражданско-правовую, административную.

В большинстве случаев к процедуре банкротства зачастую обращаются с целью списания долгов, когда собственность уже давно выведена из предприятия. О каком финансовом оздоровлении, процедуре банкротства, которая применяется к должнику в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности, может в таких случаях идти речь? Не для этих целей подается заявление в суд.

Процедуры банкротства превращаются лишь в борьбу кредиторов и собственников за поиск имущества и хоть какое-то удовлетворение требований кредиторов. Именно об этой цели использования законодательства о банкротстве говорят упомянутые показатели.

А.А. Шадрин, арбитражный управляющий, представитель ПАУ ЦФО в Республике Удмуртия:

Приведу примеры из практики проведения некоторых процедур.

Процедура конкурсного производства в отношении сельскохозяйственного предприятия ОАО "Камское" (дело N А71-134/2005-Г2) - реестр погашен на 80,55%. Предприятие в настоящий момент продолжает производственную деятельность.

Процедура конкурсного производства ОАО "Воткинский мясокомбинат" (дело N А71-4571/2007-Г15) - при незначительном погашении реестра в 13,8% сохранен единый имущественный комплекс. Предприятие продолжает производственную деятельность.

При реализации конкурсной массы должника арбитражный управляющий должен обязательно учитывать социальную и экономичную важность принимаемых решений о способах продажи имущества. Очень важно, кто будет покупателем имущества должника. Я рассматриваю такого покупателя как инвестора, который будет осуществлять эффективную производственную деятельность.

Это имеет большое значение при проведении процедуры банкротства сельскохозяйственных предприятий.

Эффективность проведения процедуры банкротства зависит от профессионализма арбитражного управляющего и его команды.

Перспективы развития арбитражного управления я вижу в ведении в действие института банкротства физических лиц. Также требуется постоянное совершенствование законодательства о банкротстве в части реализации конкурсной массы. Считаю, необходимо своевременно приводить подзаконные акты в соответствии с основным Законом о банкротстве. А сам Закон о банкротстве должен совершенствоваться согласно сформировавшейся судебной практике.

Т.А. Алексеева, арбитражный управляющий, член ПАУ ЦФО, Тульская область:

Из-за отсутствия собственных резервов восстановления платежеспособности, отсутствия возможности перепрофилирования единственно возможной процедурой, вводимой в отношении должников, является процедура конкурсного производства.

Целью конкурсного производства является продажа имущества должника и соразмерное удовлетворение требований кредиторов.

Однако, приходя на любое предприятие, первой нашей задачей является, прежде всего, поиск инвесторов.

Одним из основных элементов профессионализма арбитражного управляющего является его способность вызвать интерес у инвесторов в отношении предприятия, от которого все отвернулись. И от этого зависит успешное завершение процедуры конкурсного производства.

Сохранение рабочих мест особенно актуально, когда большинство сельских жителей трудятся в сельскохозяйственном кооперативе и не имеют возможности трудоустроиться, т.к. в данной сельской местности отсутствуют иные предприятия.

Таким примером является СПК "Маяк", расположенное в Суворовском районе Тульской области. Почти все жители села являлись его работниками. Средняя заработная плата составляла пять тысяч рублей, которую работники не получали более шести месяцев.

В настоящее время все имущество СПК - банкрота выкуплено, бывшие работники СПК "Маяк" трудоустроены на новое предприятие и ежемесячно получают заработную плату, которая им была увеличена. Новые собственники возродили животноводческую деятельность, произвели ремонт коровников.

Завершение процедуры конкурсного производства происходит с максимальным удовлетворением требований кредиторов должника.

С.В. Дюбин, арбитражный управляющий, г. Чита:

Руководство организации может намеренно подвести организацию к банкротству. Из-за отсутствия соответствующей судебной практики пока сложно сказать, как этому обстоятельству может противодействовать Федеральный закон N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", этой теме нужно посвятить отдельную статью. Одно можно сказать твердо - объем работы в данном направлении для арбитражных управляющих достаточный.

Сложно в рамках сегодняшнего обсуждения раскрыть тему арбитражного управления всех процедур банкротства, хочу отметить только некоторые моменты.

Наиболее полно, на мой взгляд, законодатель определил деятельность арбитражного управляющего в процедуре наблюдения, четко указаны права, обязанности, рамки полномочий в отношении других участников дела о банкротстве. Данный раздел явился эволюционным решением, обобщенным практикой арбитражных судов последних двадцати лет работы в сфере банкротства. Расширение полномочий по сбору информации о должнике, его исполнительных органах, собственниках должника дает большую возможность для более объективной оценки деятельности общества и отслеживания сделок должника для возврата неправомерно выведенного имущества. Это необходимо для эффективной работы на последующих процедурах. Процедура наблюдения является фундаментом в стадии всей процедуры банкротства.

Что касается основной деятельности арбитражного управляющего при проведении процедуры конкурсного производства - реализации конкурсной массы, то здесь, я считаю, есть над чем подумать. Законодатель ввел обязательным условием проведение торгов в электронной форме. Это сделано для полной реализации обязанности конкурсного управляющего обеспечить равный доступ всех лиц к участию в торгах, в том числе к информации о проведении торгов, обеспечить право лиц на участие в торгах без взимания с них платы. Данная норма хороша и действует при реализации объектов недвижимости и в случае продажи предприятия. Но существуют проблемы при торгах в отношении движимого имущества, так как приобретение цифровой подписи подразумевает под собой определенные финансовые расходы.

Например, при реализации имущества должника выставлен на продажу автомобиль ГАЗ-53, не в лучшем техническом состоянии, с начальной стоимостью 20000 руб. Стоимость цифровой подписи на разных электронных площадках варьируется от 4 до 7 тыс. руб., мы видим увеличение продажной стоимости данной единицы примерно на 20 - 30%, что, естественно, отрицательно скажется на продажной способности.

На мой взгляд, исходя из представленного примера целесообразно имущество, балансовая стоимость которого на последнюю отчетную дату, предшествующую подаче заявления о признании должника банкротом, менее 100 000 руб., продавать без проведения торгов на электронных площадках.

В пользу этого предложения говорит и тот факт, что, как правило, такое имущество приобретают покупатели, находящиеся в пределах границ субъекта Федерации, а чаще всего в границах муниципального образования, в котором находится должник, это связано и с дополнительными расходами на транспортировку имущества в другой регион. Хотя п. 3 ст. 111 и не дает обязанности конкурсному управляющему проводить торги по данному имуществу в электронном виде, но оставляет право вносить изменения в указанный список регулирующему органу, чем они и злоупотребляют.

А что касается общих вопросов в развитии института арбитражного управления, то на сегодняшний день количество процедур банкротства должников заметно снизилось, повысилось качество проводимых процедур, что, скорее всего, обусловлено повышением профессионализма арбитражных управляющих, усилением контроля со стороны саморегулируемых организаций арбитражных управляющих и органов контроля. Вступление в действие гл. 10 Федерального закона N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" по банкротству физических лиц даст новые перспективы развития финансово-экономических отношений в стране и арбитражного управления, в частности.

Н.Н. Анохин, арбитражный управляющий, представитель ПАУ ЦФО в Республике Марий Эл:

К примеру, если взять вопрос возврата имущества при процедурах банкротства в конкурсную массу, то здесь арбитражные управляющие зачастую сталкиваются со сроком исковой давности. Особенно это касается недвижимого имущества.

Положения статей ГК, ограничивающие истребование из чужого незаконного владения, признание сделки ничтожной трехгодичным сроком дает возможность недобросовестным собственникам выводить спокойно имущество, причем без всяких договорных обязательств (простыми словами украсть). Такое положение позволяет криминальным элементам вывести имущество, выждать три года, а затем спокойно владеть им. Затем подается заявление о признании предприятия, оставшегося без основных средств, банкротом. Суд назначает арбитражного управляющего, а эффективность его работы по возврату в судебном порядке имущества в конкурсную массу практически равна нулю.

Все это происходит потому, что сам закон позволяет это делать, и арбитражный суд вынужден вставать на защиту не собственника, а тех, кто незаконно владеет имуществом. То есть по истечении трех лет государство прекращает защиту собственника и его собственности. Далее арбитражный управляющий пытается на свой страх и риск использовать ст. 14 ГК, которая дает право на самозащиту собственности. При этом у арбитражного управляющего нет никаких гарантий от государства по его собственной защите.

Хочу обратить внимание на то, что сделка, если она ничтожна, т.е. незаконна, то она незаконна всегда, и день, и год, и столетия. Закон не должен устанавливать какие-либо сроки по признанию сделки незаконной и истребованию имущества из чужого незаконного владения.

Считаю, что установленные трехгодичные сроки по признанию сделок ничтожными и возврату имущества из чужого незаконного владения порождают коррупцию и дают свободу экономическим преступлениям, наносящим огромный ущерб государству и обществу. Необходимо в законодательном порядке отменить сроки исковой давности, касающиеся защиты государством права собственности и собственника.

Практика европейских судов по рассмотрению вопросов о защите собственности не имеет трехгодичной давности.