Мудрый Экономист

Возможные пути решения проблемы незаконного возмещения НДС

"Финансы", 2011, N 8

С точки зрения налогового администрирования НДС является одним из наиболее "проблемных" налогов в российской налоговой системе. Не случайно практически ежегодно в соответствующую главу Налогового кодекса вносятся многочисленные поправки и уточнения по улучшению администрирования данного налога. Серьезные изменения произведены Федеральным законом от 17.12.2009 N 318-ФЗ, в соответствии с которым установлен заявительный порядок возмещения "входного" НДС. С 2010 г. возмещение налога осуществляется "авансом", т.е. до завершения камеральной проверки обоснованности данного возмещения. Иными словами, при наличии соответствующих оснований налоговый орган обязан принять решение о возмещении "входного" НДС практически сразу же после подачи налогоплательщиком налоговой декларации. Принятые поправки явились давно ожидаемым событием, и их, безусловно, нельзя не оценить положительно. В результате их внесения в Налоговый кодекс существенно ускорилась оборачиваемость денежных средств у определенной части налогоплательщиков, резко сократилось число судебных тяжб и разбирательств в вышестоящих налоговых органах.

Вместе с тем указанные поправки не решают и не могут решить всех накопившихся вопросов в администрировании НДС. Нельзя не учитывать, что при администрировании НДС проблемы возникают не только у налогоплательщиков, но и у государства. Федеральный бюджет теряет сотни миллиардов рублей вследствие действий нечистоплотных налогоплательщиков, в результате которых поступления в бюджет по НДС на порядок ниже, чем это вытекает из существующей налоговой базы. В начале 2000-х гг. в стране сформировалась четкая система возмещения и зачетов налогоплательщику сумм данного налога при невнесении в бюджет его поставщиками уплаченного им налога при покупке сырья, материалов, топлива и т.д. При этом недобросовестные налогоплательщики стали встраивать в цепочку поставок товаров подконтрольные посреднические фирмы-"однодневки". Эти фирмы, получив от покупателя, т.е. от своего учредителя, оплату товара (как правило, по завышенным ценам), которая включает наряду с его стоимостью также и соответствующую сумму НДС, в дальнейшем не вносят полученный налог в доход бюджета и после нескольких операций прекращают свое существование. Создатель же фирмы-"однодневки" требует на якобы законном основании возмещения сумм НДС, уплаченных фирме-"однодневке". В российской экономике подобные схемы приобрели массовый характер, вследствие чего суммы изъятых средств из бюджета ежегодно существенно возрастают и исчисляются едва ли не сотнями миллиардов рублей.

Не случайно в последние годы интенсивно регистрируются фирмы, не представившие в налоговые органы налоговую отчетность или же сдающие так называемые нулевые балансы. В Москве ежедневно регистрируются в среднем 550 новых коммерческих организаций, из них половина, по данным МВД России, имеет признаки фиктивности. В целом по стране насчитывается 1,7 млн организаций, которые официально зарегистрированы, но не представляют налоговую отчетность или представляют нулевую отчетность.

Вследствие этого за последнее десятилетие сумма возмещения экспортерам НДС из федерального бюджета увеличилась с 97,4 млрд руб. в 2000 г. до 1122,7 млрд руб. <1> в 2010 г., или более чем в 11 раз, при увеличении экспорта российской продукции менее чем в 5 раз. Использование фирм-"однодневок" при совершении экспортных операций, впрочем, не получило такого же широкого распространения, как при совершении внутрироссийских сделок. И вызвано это исключительно тем, что в этой сфере суммы возмещения "входящего" НДС на порядок выше. Но при этом данные обороты и возмещаемые суммы НДС контролируются в меньшей степени, поскольку по установленному порядку указанное возмещение осуществляется не из средств федерального бюджета, а производится самими налогоплательщиками путем зачета суммы "входного" налога. Между тем, по данным налоговой отчетности за 2010 г., подобным образом зачтено свыше 17 трлн руб., в то время как по операциям, облагаемым по нулевой ставке (а это в основном экспортные операции), из бюджета возмещено, как уже отмечалось, чуть более 1,1 трлн руб. При этом составить реальную картину того, сколько из зачтенных сумм не внесено в бюджет, практически не представляется возможным. Вполне очевидно, что предприятия-"однодневки" не функционируют самостоятельно, а теснейшим образом связаны с целым рядом других "посредников". Каждое звено в этой цепочке потенциально может быть использовано в качестве "отмывочной" фирмы для незаконного изъятия из бюджета как минимум до 20% оборота на каждом этапе. Абсолютно ясно, что такая высокая "премия" за риски, связанные с использованием подобных "серых" схем, позволяет недобросовестным налогоплательщикам окупать не только все связанные с этим затраты, но и дает существенные преимущества прибегающим к ним предприятиям в конкурентной борьбе. Результатом является ситуация, при которой законопослушные налогоплательщики становятся неконкурентными и вынуждены либо покидать рынок, либо также прибегать к подобным или иным "серым" схемам.

<1> Отчетная форма N 1-НДС ФНС России за соответствующие годы.

Поэтому проблема хищения государственных средств при осуществлении вычетов по НДС по внутренним операциям стоит не менее серьезно и масштабно, чем при осуществлении экспортных операций. Общая сумма налоговых вычетов растет не только в абсолютных цифрах. Это, в принципе, нормально, поскольку растут и начисления налога. Проблема в том, что рост вычетов существенно опережает увеличение начисленных сумм налога. Об опережающем росте вычетов НДС по внутренним оборотам можно судить на основании следующих данных. В настоящее время размер этих вычетов составляет 87,1% начисленной суммы налога, в то время как в 2003 г. он составлял 76,3%.

Общая же сумма вычетов по НДС, включая возмещение из бюджета как по внутренним, так и по внешним операциям, составила в 2010 г. 92,8% к начисленной сумме НДС, в то время как в 2003 г., т.е. семь лет назад, она равнялась 82,2% <2>.

<2> Отчетная форма N 1-НДС ФНС России за соответствующие годы.

Такая тенденция не может не настораживать. При ее сохранении могут возникнуть обстоятельства, при которых суммы налога, начисленные к уплате в бюджет, и суммы налога, принятые к вычету, окажутся равными, что противоречит экономическому смыслу и сути НДС. Другими словами, формально данный налог будет существовать, но не приносить никаких поступлений в бюджет.

О путях и способах решения указанной проблемы ведутся широкие дискуссии как среди ученых, так и практиков. Абсолютное большинство их участников считает, что ужесточение контроля налоговых органов за своевременностью внесения в бюджет сумм НДС, в том числе и за счет увеличения сроков проверки обоснованности сумм НДС, подлежащих возмещению, позитивного результата не даст и дать не может. Пройдя по всей цепочке поставщиков и покупателей и обнаружив в ней факт невнесения одной из фирм в бюджет сумм полученного от покупателя НДС, налоговые инспекторы, к сожалению, применить к этой фирме установленные налоговым законодательством меры воздействия практически не могут. И это происходит по той причине, что данная фирма к этому времени уже зачастую ликвидировалась со всеми вытекающими из этого факта последствиями. История налогового администрирования в нашей стране показала, что ужесточение административных мер не только не решает создавшихся проблем, но и нередко усугубляет их. Результатом становится дальнейшая забюрократизированность налоговых отношений, усиление коррупции и возникновение новых, еще более изощренных схем ухода от налогообложения. Ввиду этого, по нашему мнению, необходимо принятие именно экономических мер, устраняющих саму возможность создания схем хищения государственных средств.

Если обобщить высказывавшиеся на этот счет предложения, то можно выделить следующие основные идеи о реформировании налога на добавленную стоимость:

Попытаемся проанализировать суть данных предложений и на основе этого определить наиболее эффективный способ решения проблемы незаконного возмещения сумм "входного" НДС.

Одно из наиболее простых решений видится в полной или частичной отмене возмещения НДС из федерального бюджета. В частности, можно было бы, по примеру Китая и некоторых других стран, отменить возмещение по традиционным статьям экспорта, каковыми для РФ являются нефть, газ, металлы, при существенном сокращении (в 1,5 - 2 раза) размера возмещения по нетрадиционным товарам. В этом случае невозмещенная сумма "входного" НДС должна включаться экспортером в затраты производства и обращения. Одновременно в целях возмещения финансовых потерь можно бы на соответствующую сумму снизить ставки экспортных пошлин. Некоторыми экономистами предлагается, не отменяя и не сокращая размер возмещения из бюджета, сохранить нулевую ставку НДС только при экспорте товаров с высокой долей добавленной стоимости.

При всей кажущейся привлекательности данных предложений они страдают существенными изъянами. Во-первых, деформируется сама суть данного налога. Следует также иметь в виду, что возмещение "входного" НДС при экспорте является важнейшим международным принципом, в соответствии с которым экспортируемые товары, работы и услуги облагаются в стране их потребления. Во-вторых, это противоречит и такому принципу налогообложения, как справедливость, когда исчисление и уплата в бюджет одного конкретного налога будут осуществляться различными способами в зависимости от места реализации товара. Но даже не это главное. Для достижения поставленной цели можно было бы, допускаем, на время "поступиться определенными принципами". Проблема в другом. При полной или частичной отмене возмещения НДС из бюджета при экспорте остается зачетная система при внутренних операциях. Тем самым проблема решается только частично, не затрагивая огромный пласт незаконных зачетов "входного" НДС при реализации товаров внутри страны.

На мой взгляд, не может решить проблему и переход к единой пониженной ставке НДС. Реализация данного предложения может в определенной степени стать рычагом стимулирования инновационного развития экономики, но не решит проблему незаконного возмещения и зачета НДС. Даже при 10% ставке (а ниже она просто не может быть) стимулы хищения средств из бюджета остаются по-прежнему достаточно сильными.

Еще в сентябре 2004 г. Правительство РФ приняло принципиальное решение о целесообразности введения механизма так называемых электронных счетов-фактур, когда все операции по движению платежных документов и, соответственно, по НДС можно отслеживать в режиме реального времени. С той поры прошло семь лет, но данный механизм контроля за движением НДС пока так и не заработал. Справедливости ради следует отметить, что исполнительные органы власти не отказались от своего намерения. В рамках проводимых мероприятий по внедрению системы электронного документооборота счетов-фактур с января по июнь 2009 г. был опробован, притом достаточно успешно, пилотный проект по созданию системы составления и выставления счетов-фактур в электронном виде.

Вместе с тем данный проект показал, что внедрение подобной системы в масштабах страны потребует огромных усилий и затрат. Достаточно сказать, что число ежегодно заполняемых счетов-фактур превышает 15 млрд экземпляров. Примечательно, что в Основных направлениях налоговой политики Российской Федерации на 2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов лишь продекларирована необходимость подготовки к внедрению электронного документооборота счетов-фактур, но не предусматривается обязательность перехода налогоплательщиков на данную систему. Не разработан также и порядок регулирования деятельности операторов электронного документооборота счетов-фактур.

Указанная система направлена на решение общих вопросов налогообложения, на формирование бухгалтерского и налогового учета на принципиально иной основе. Ее внедрение, безусловно, будет способствовать совершенствованию налогового администрирования, усилению контрольных функций налоговых органов. Но эта система не сможет кардинальным образом исправить ситуацию с незаконным возмещением "входного" НДС. Прозрачность операций по вычету НДС путем введения электронных счетов-фактур ни в коей мере не ликвидирует то звено в цепи посредников, которые, получив от покупателя НДС, не вносят его в бюджет, а затем исчезают. Указанные счета-фактуры должного эффекта не могут дать по причине того, что фирмы-"однодневки" создаются для проведения буквально нескольких операций и к моменту прихода к ним налогового инспектора испаряются вместе с денежными средствами на своих счетах.

По этой же причине, на мой взгляд, не сработает и введение специальной системы регистрации плательщиков НДС. Суть данного предложения состоит в том, чтобы установить отдельную систему регистрации плательщиков НДС с введением отдельных идентификационных номеров налогоплательщиков, в обязательном порядке указываемых в счете-фактуре. При этом реестр плательщиков НДС должен быть открытым, публиковаться в Интернете. Тогда можно будет спрашивать с налогоплательщика за неразборчивость в выборе контрагента, который не был зарегистрирован в системе. Вместе с тем сам факт регистрации организации в качестве плательщика НДС не может служить гарантией того, что она не является фирмой-"однодневкой", и, получив от покупателя сумму НДС, уплатит соответствующую сумму налога в бюджет. В нашей стране имела место практика использования института так называемых "добросовестных" или, иными словами, "традиционных" экспортеров, когда получившие данный статус налогоплательщики имели возможность получать возмещение НДС из бюджета в сокращенные сроки, и к ним применялись упрощенные процедуры проведения проверок. Однако в связи с возникновением серьезных проблем при использовании данного института налогоплательщиков такая практика была постепенно свернута.

В последнее время в экономической литературе все чаще стали высказываться предложения о целесообразности изменения налоговой базы по данному налогу с соответствующей отменой зачетной формы исчисления суммы налога, подлежащей взносу в бюджет. В этих целях предлагается в качестве облагаемого оборота и, соответственно, налоговой базы использовать именно добавленную стоимость. В данном случае налогом будет облагаться стоимость, которая была добавлена на конкретном этапе (стадии, переделе) производства. Ее исчисление в этом случае возможно двумя путями. При прямом методе добавленная стоимость определяется как разность между стоимостью товара и стоимостью материальных затрат, связанных с его производством или приобретением. При аддитивном методе добавленная стоимость определяется путем сложения ее отдельных элементов: прибыли, фонда оплаты труда, амортизации и т.д. Вместе с тем, несмотря на кажущуюся очевидность подобного изменения налоговой базы по НДС, реализация данного предложения, на мой взгляд, чревата достаточно серьезными негативными последствиями.

Во-первых, в существенной мере усложнится администрирование данного налога при одновременном увеличении объема учетной работы налогоплательщиков. При этом перед налогоплательщиком, реализующим товар, облагаемый по разным налоговым ставкам, может встать одна серьезная проблема: как разделить добавленную стоимость на разные категории товаров, работ и услуг? Такая же проблема возникает и у организаций, реализующих произведенную продукцию как внутри страны, так и за пределами российской таможенной территории. Решение проблемы, пожалуй, можно найти, но лишь ценой существенного усложнения бухгалтерского и налогового учета и одновременного снижения эффективности контрольной работы налоговых органов. Кроме того, изменение механизма расчета НДС вызывает серьезные опасения в связи с опасностью возникновения мультипликационного эффекта повышения цен на реализуемые товары, работы и услуги. Дело в том, что при действующем зачетном порядке расчета подлежащей уплате в бюджет суммы НДС у налогоплательщика имеется источник для уплаты налога в виде полученной от покупателя соответствующей суммы налога. При обложении налогом непосредственно добавленной стоимости такой источник выпадает и появляется вероятность при наличии высокой ставки налога завышения цен поставщиками.

Вместе с тем указанный метод, несомненно, обладает и серьезными преимуществами по сравнению с действующим порядком. И самое главное из них - отмена зачета и возврата сумм НДС, уплаченных поставщику, с соответствующей ликвидацией огромных потерь федерального бюджета.

Несколько лет назад с предложением замены НДС на налог с продаж выступил ряд известных отечественных экономистов. Идея на первый взгляд выглядела весьма заманчивой. Но прежде чем сделать окончательные выводы, необходимо провести подробное сопоставление преимуществ и недостатков каждого из этих налогов, установить, насколько подходит этот налог к российским условиям хозяйствования. Тем более что некоторый опыт его применения в нашей экономической истории имеется: он действовал в последние годы существования Советского Союза, в течение двух лет был включен в российскую налоговую систему.

В первую очередь, однако, следует рассмотреть те недостатки, которыми "обладает" НДС, а также выяснить, насколько они существенны по сравнению с недостатками, присущими налогу с продаж?

Один из важнейших недостатков НДС, по мнению его противников, - сложность налогового администрирования. Представляется, однако, что на деле НДС администрировать проще, чем налоги на прибыль, акцизы и некоторые другие налоги. Речь надо вести о качественной стороне администрирования НДС, достижении полной собираемости доходов по данному налогу. Достаточно сказать, что собираемость НДС по сравнению с созданной налоговой базой, по разным экспертным оценкам, колеблется от 65 до 75%. За этот недобор отвечают недобросовестные налогоплательщики, получающие незаконные возмещения по "входному" НДС.

Если оценивать налог с продаж именно с точки зрения собираемости, то этот показатель за двухгодичный период функционирования данного налога (2002 - 2003 гг.), по разным оценкам, находился в диапазоне 60 - 70%, то есть был даже ниже, чем у НДС. Связано это с тем, что налог с продаж взимается в основном в розничной торговле. При этом, по официальным данным, не менее 15% продовольственных и около 25% непродовольственных товаров в нашей стране до сих пор реализуются на рынках. В этих условиях учесть полностью всю выручку, получаемую в российских условиях, как правило, наличными деньгами, практически невозможно. Проводившиеся во времена существования налога с продаж проверки показывали, что в случае установления прямого контроля налогового инспектора за работой торговой точки выручка в этот день возрастала в несколько раз. С тех пор менталитет российского покупателя, не привыкшего требовать кассовый чек после совершения покупки, едва ли изменился, а ситуация с учетом торговой выручки вряд ли улучшилась.

Другой недостаток НДС, на который указывают сторонники возврата к налогу с продаж, состоит в его коррупционности. Действительно, такая проблема существует, но ее можно и нужно решать, не отменяя сам налог. Коррупционность налога вызвана в основном тем, что решение о возмещении или зачете "входного" НДС при осуществлении экспортных операций принимается налоговым инспектором исходя из его субъективных представлений, что делает возможным сговор с налогоплательщиком. В этом смысле можно называть коррупционным и любой другой налог, особенно при недостаточно четком налоговом законодательстве. Налоговый инспектор всегда может найти факты, относящиеся, по его мнению, к нарушению налогового законодательства. Известно, что арбитражные суды буквально завалены жалобами налогоплательщиков на действия налоговых органов (и не только по НДС), решения по которым суды принимают в большинстве случаев в пользу налогоплательщиков.

Еще один дефект НДС, по мнению его оппонентов и сторонников налога с продаж, - это высокая налоговая нагрузка на высокотехнологичные отрасли экономики. Действительно, следует согласиться, что действующая ныне достаточно высокая ставка НДС поощряет развитие в первую очередь сырьевого сектора экономики, где относительно меньше доля добавленной стоимости. Но влияние данного фактора можно серьезно ослабить, снизив ставку НДС до 13 - 14%. С финансовой точки зрения такой шаг вполне реален, если удастся решить проблему незаконного возмещения "входного" НДС, поскольку в этом случае поступления в бюджет не только не сократятся, но могут и возрасти.

Одновременно с критикой НДС сторонники налога с продаж упирают на существенные положительные последствия от введения последнего, в первую очередь на упрощение межбюджетных отношений. Это было бы действительно так при условии, что с введением налога с продаж сохранится и НДС. Действительно, тогда региональные и местные власти получат достаточно серьезный собственный доходный источник для формирования соответствующих бюджетов, укрепления их финансовой базы, сокращения зависимости от федерального центра. Усилится и экономическая заинтересованность органов власти на местах в развитии налогового потенциала. Такой ситуация видится в идеале, но что произойдет на деле?

Два этих налога, имеющих практически одинаковый объект обложения, не могут сосуществовать одновременно в одной налоговой системе. Поэтому речь может идти только о том, чтобы заменить НДС налогом с продаж. В этом случае достоинства налога с продаж тут же превращаются в его недостатки. Согласно отчетным данным за 2010 г. поступления НДС по товарам, реализуемым на российской территории, составили 1,3 трлн руб. Соответственно, в целях недопущения серьезных потерь для бюджетной системы страны налог с продаж должен поступать в бюджетную систему страны в эквивалентной сумме. Как показывает мировой опыт, налог с продаж должен быть только региональным или местным налогом и зачисляться в соответствующий бюджет. Налог не должен зачисляться в федеральный бюджет по той простой причине, что в этом случае будет отсутствовать экономическая заинтересованность местных и региональных органов власти в развитии налоговой базы, в стимулировании экономической деятельности.

Таким образом, возникает вопрос, какие именно налоги, поступающие в настоящее время в бюджеты субъектов Федерации, должны быть перенаправлены в федеральный бюджет для восполнения потерь от отмены НДС. Есть только один вариант ответа на данный вопрос: необходимо будет полностью передать в федеральный бюджет налог на прибыль организаций. Вместе с тем поступления этого налога по субъектам Федерации явно не будут совпадать с поступлением налога с продаж. Та же картина будет наблюдаться и внутри субъектов Федерации. Следовательно, придется в корне пересматривать всю сложившуюся систему межбюджетных отношений.

К числу преимуществ налога с продаж его сторонники относят простоту администрирования. Считаю такую оценку ошибочной. Администрирование налога с продаж, как показал опыт, не намного проще, чем администрирование НДС. Во-первых, число плательщиков, скорее всего, даже возрастет, поскольку, например, налог с продаж должны будут платить все торговые точки, каждый ларек и каждая палатка. И, во-вторых, как уже было отмечено, собираемость этого налога отнюдь не лучше собираемости НДС.

Следующий вопрос, возникающий в связи с обсуждением проблемы замены НДС налогом с продаж, - в какой форме он должен быть введен? Как известно, теоретически возможны два варианта внедрения налога с продаж: обложение операций, осуществляемых исключительно в розничной торговле, и обложение налогом всех операций купли-продажи. В классическом виде налог с продаж, как известно, существует именно как налог на операции в розничной торговле. В таком виде он функционирует, в частности, в США. При введении такого налога в нашей стране в условиях отмены НДС его ставка должна быть установлена, как показывают расчеты, на уровне не менее 20% <3>.

<3> См., например, статью И. Трунина "Нужна ли отмена НДС в России?" в журнале "Вопросы экономики", 2008, N 9.

Вряд ли кто даст гарантию, что введение налога с такой ставкой не вызовет в стране социальный взрыв, поскольку неизбежен в этом же размере и рост розничных цен. И никакие ссылки на благие цели отмены НДС отечественных налогоплательщиков не убедят. Достаточно вспомнить, что в 2004 г. отмена налога с продаж не привела к снижению розничных цен, несмотря на все заверения со стороны крупнейших торговых организаций.

Можно, конечно, вводить налог с продаж на каждом этапе торговли, включать в облагаемый оборот любую сделку купли-продажи, ставку налога делать минимальной: не более 2 - 3%. Но все это не снизит мощного мультипликационного эффекта от введения этого налога.

В данном контексте неизбежно встает другой вопрос. Почему же при уплате НДС такого инфляционного эффекта не возникает? Ведь в данном случае налогом также облагаются все обороты? Объяснение состоит в том, что на каждом этапе купли-продажи у плательщика НДС имеется источник уплаты налога: он его получает от покупателя своей продукции. Покупатель же уплаченный продавцу НДС в затраты не включает, предпосылки для увеличения цены не создаются. Поэтому, несмотря на то что он также взимается при каждой операции купли-продажи, инфляционного эффекта НДС не вызывает.

Таким образом, хотелось бы еще раз подчеркнуть, что налог с продаж не обладает несомненным преимуществом перед НДС. А потому, на мой взгляд, нет необходимости ломать сложившуюся систему налогов и межбюджетных отношений. Налог на добавленную стоимость, несомненно, имеет определенные недостатки, но их влияние можно ограничить, в том числе посредством использования механизма так называемых НДС-счетов. Суть данного предложения состоит в том, чтобы получаемые от покупателя суммы НДС зачислялись не на расчетный счет организаций, а на специальный счет, с которого нельзя было бы взять деньги для иных целей, кроме уплаты НДС поставщику, а также причитающихся налогов и иных обязательных платежей государству.

Предложенный механизм НДС-счетов вызвал широкую дискуссию среди ученых и практиков, в ходе которой отмечались как положительные, так и отрицательные его стороны. Противники НДС-счетов выдвигают тот (для них главный) аргумент, что будут заморожены и фактически изъяты из оборота налогоплательщиков огромные финансовые ресурсы. В частности, по некоторым оценкам, на НДС-счетах может быть заморожено до половины оборотных средств российских предприятий <4>. Данный довод не выдерживает серьезной критики, поскольку при условии разрешения оплачивать с этих счетов все налоги и другие обязательные платежи государству в условиях совпадения их размеров с суммами возмещаемого и зачитываемого НДС замораживания средств на этих счетах произойти не может. Учитывая различные сроки уплаты налогов и других обязательных платежей, средства на этом счете практически не будут накапливаться. Мало того, законопослушные налогоплательщики получат существенную финансовую выгоду от введения НДС-счетов, поскольку у государства в этом случае появится реальная возможность безболезненно для бюджета снизить ставку НДС как минимум до 15 - 16%, максимум до 13%.

<4> Остановить мошенника. Безуспешно пытаются работники Минфина, ФНС, МВД и Счетной палаты // Ведомости, 24.01.2006.

Другим аргументом против ведения НДС-счетов является увеличение нагрузки работников у налогоплательщиков и в банках. Думается, и эта проблема несколько надуманна. Не произойдет и замораживания средств на счетах в банках, т.к. эти средства могут ими использоваться в качестве кредитных ресурсов.

Вместе с тем введение НДС-счетов может дать серьезный положительный эффект. В первую очередь существенно сократятся сроки возмещения НДС всем организациям-экспортерам. Фактически можно будет ввести заявительный порядок возмещения НДС для всех без исключения налогоплательщиков с последующим контролем налоговых органов. При этом не потребуется прибегать к таким обеспечительным мерам, как банковская гарантия или залог имущественного комплекса. Введение НДС-счетов не потребует внесения изменений в действующие правила учета и отчетности и практику налогового контроля при несомненном улучшении администрирования данного налога. Кроме того, как уже отмечалось, у государства появится реальная возможность для существенного снижения ставки налога на добавленную стоимость, в результате чего добросовестные налогоплательщики получат в оборот дополнительные финансовые ресурсы.

Проблему налоговых возмещений по НДС, на мой взгляд, необходимо решать срочно и решать кардинально. Без этого налоговая реформа в нашей стране не может считаться успешной и завершенной.

Литература

  1. Основные направления налоговой политики Российской Федерации на 2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов (Электронный ресурс). Режим доступа - http://www1.minfin.ru.
  2. Налоговые реформы. Теория и практика: Монография / Коллектив авторов; Под ред. И.А. Майбурова и Ю.Б. Иванова. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2010.
  3. Реформирование налоговых систем. Теория, методология и практика: Монография / Коллектив авторов; Под ред. И.А. Майбурова, Ю.Б. Иванова и А.И. Крисоватого. Киев, КОНКОР, 2011.
  4. Специальный доклад "Бизнес и налоги" // Налоги и налогообложение. 2007. N 4.

В.Г.Пансков

Д. э. н.,

профессор