Мудрый Экономист

"Горячие" документы

"Единый налог на вмененный доход: бухгалтерский учет и налогообложение", 2011, N 3

Представляем вашему вниманию обзор свежей арбитражной практики, так или иначе касающейся применения норм гл. 26.3 НК РФ.

Оплата товара в офисе и отпуск его со склада приводят к утрате спецрежима

Индивидуальный предприниматель торговал строительными материалами.

Для осуществления торговли предприниматель арендовал у организации отдельно стоящее здание - склад площадью 706,2 кв. м и комнату в трехэтажном здании площадью 14,7 кв. м.

Комната использовалась предпринимателем для демонстрации товаров и расчетов с покупателями. Здесь находились образцы товаров, контрольно-кассовый аппарат, через который проходила оплата товара покупателями, и два стола для работников предпринимателя (менеджера и бухгалтера). Товары отпускались покупателям со склада.

Предприниматель, полагая, что занимается розничной торговлей, в отношении которой подлежит применению специальный налоговый режим в виде ЕНВД, исчислял и уплачивал данный налог.

В ходе проведения выездной налоговой проверки инспекция, оценив условия ведения предпринимательской деятельности, а именно то обстоятельство, что арендуемая комната использовалась предпринимателем лишь для демонстрации товаров и расчетов с покупателями, а товары по договору розничной купли-продажи передавались им на складе, пришла к выводу, что данная деятельность не подпадает под содержащееся в абз. 12 ст. 346.27 НК РФ определение "розничная торговля", в отношении которой подлежит применению система налогообложения в виде ЕНВД. По мнению инспекции, исходя из указанного определения, которое дано в целях применения гл. 26.3 НК РФ, предприниматель продавал строительные материалы по образцам вне стационарной торговой сети.

В связи с необоснованным применением названного налогового режима инспекция доначислила предпринимателю с операций по реализации строительных материалов НДС, соответствующие пени и штрафы на основании п. 1 ст. 122 и п. п. 1, 2 ст. 119 НК РФ.

Не согласившись с решением инспекции, налогоплательщик обратился в арбитражный суд с заявлением.

Судьи при рассмотрении спора согласились с выводами инспекции о необоснованном применении предпринимателем специального налогового режима. Судебные акты мотивированы тем, что арендуемая предпринимателем комната, которая использовалась им для демонстрации товаров и заключения сделок розничной купли-продажи, не является объектом стационарной торговой сети.

Оспаривая судебные акты в порядке надзора, предприниматель ссылался на правомерность применения им в спорный период специального налогового режима. По мнению предпринимателя, он осуществлял розничную торговлю через объект стационарной торговой сети, не имеющий торговых залов.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлениях присутствующих на заседании представителей участвующего в деле лица, Президиум ВАС РФ в Постановлении от 15.02.2011 N 12364/10 посчитал, что оспариваемые судебные акты подлежат оставлению без изменения по следующим основаниям.

Пункт 2 ст. 346.26 НК РФ, определяя стационарную торговую сеть как торговые объекты, расположенные в предназначенных для ведения торговли зданиях, строениях, сооружениях, относит к числу данных объектов магазины, павильоны, крытые рынки (ярмарки), торговые комплексы и другие аналогичные объекты.

Исходя из указанного определения и приводимого при этом перечня объектов, относящихся к торговым объектам стационарной торговой сети, высшие арбитры полагают, что судьи обоснованно пришли к выводу о неправомерности квалификации предпринимателем офисного помещения, в котором заключались договоры купли-продажи строительных материалов, как торгового места, расположенного в объекте стационарной торговой сети.

Из протокола осмотра, представленного в материалах дела, следует, что арендуемая предпринимателем комната находилась в не предназначенном для торговли административном здании, в котором располагались служебные помещения.

При названных обстоятельствах арендуемое предпринимателем офисное помещение не являлось объектом стационарной торговой сети. Деятельность по продаже строительных материалов, которая осуществлялась предпринимателем с использованием указанного объекта, не относится к деятельности, в отношении которой с учетом содержащегося в абз. 12 ст. 346.27 НК РФ определения розничной торговли подлежит применению специальный налоговый режим в виде ЕНВД.

Фиктивный договор на оказание автотранспортных услуг

В Постановлении ФАС ВВО от 12.04.2011 по делу N А79-5610/2010 рассмотрена следующая ситуация.

По результатам выездной проверки налоговый орган установил, что индивидуальный предприниматель необоснованно применил систему налогообложения в виде ЕНВД, в связи с чем не исчислил и не уплатил налоги по общей системе налогообложения. По мнению проверяющих, деятельность ИП связана с передачей в аренду транспортных средств, а не с оказанием автотранспортных услуг.

Предприниматель не согласился с решением инспекции и обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Руководствуясь ст. ст. 346.26, 346.27 НК РФ, Постановлением Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 N 22, а также нормами гражданского законодательства, суд первой инстанции пришел к выводу, что предприниматель не оказывал услуги по перевозке пассажиров и грузов, а передал транспортные средства в аренду. В связи с этим арбитры сочли неправомерным применение предпринимателем "вмененки" и отказали в признании решения инспекции в части доначисления налогов, уплачиваемых по общей системе налогообложения, недействительным.

Первый арбитражный апелляционный суд согласился с выводами суда первой инстанции и оставил его решение без изменения.

Рассмотрев кассационную жалобу, ФАС ВВО не нашел правовых оснований для отмены принятых судебных актов.

Согласно пп. 5 п. 2 ст. 346.26 НК РФ система налогообложения в виде ЕНВД для отдельных видов деятельности может применяться по решениям представительных органов муниципальных районов, городских округов, законодательных (представительных) органов государственной власти городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга в отношении предпринимательской деятельности по оказанию автотранспортных услуг по перевозке пассажиров и грузов, осуществляемых организациями и индивидуальными предпринимателями, имеющими на праве собственности или ином праве (пользования, владения и (или) распоряжения) не более 20 транспортных средств, предназначенных для оказания таких услуг.

В соответствии со ст. 785 ГК РФ по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его уполномоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель - уплатить за перевозку груза установленную плату. Заключение договора перевозки груза подтверждается составлением и выдачей отправителю груза транспортной накладной (коносамента или иного документа на груз, предусмотренного соответствующим транспортным уставом, кодексом).

По договору аренды (фрахтования на время) транспортного средства с экипажем арендодатель предоставляет арендатору транспортное средство за плату во временное владение и пользование и оказывает своими силами услуги по управлению им и по его технической эксплуатации (ст. 632 ГК РФ).

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что предприниматель заключил с организацией договоры оказания транспортных услуг, в соответствии с которыми ИП обязался оказывать услуги по грузовой перевозке заказчика в служебных целях на грузовом автотранспорте и его персонала (работников), а заказчик - принять эти услуги и оплатить их в порядке, сроки и на условиях, предусмотренных настоящим договором. По результатам предоставленных услуг составлены акты приемки выполненных работ.

Исследовав и оценив представленные в деле доказательства, судьи пришли к выводу, что предприниматель не имел возможности лично оказывать организации услуги по управлению грузовыми транспортными средствами по договорам, так как до заключения договоров был лишен права управления транспортными средствами сроком на 21 месяц, а также ввиду отсутствия водительского удостоверения категории "Е", позволяющего управлять транспортными средствами марок МАЗ-54329, МАЗ-5432-920, ЗИЛ-130В, МАЗ-543203-2120, относящимися к грузовым тягачам.

Кроме того, налогоплательщик не представил доказательств оказания услуг по перевозке грузов и пассажиров от имени ИП иными лицами. Документы, подтверждающие оплату труда водителя и расходы предпринимателя на приобретение топлива для транспортных средств, также не представлены.

Ремонт и техническое обслуживание транспортных средств организация осуществляла за свой счет. Перевозка на автомобилях, указанных в спорных договорах, осуществлялась водителями данной организации, которым на перевозку груза выписывались путевые листы.

Выезды по путевым листам, представленным ИП, производились в то же время, когда согласно путевым листам организации транспортные средства с водителем фирмы уже находились на выезде. Договор перевозки и транспортные накладные у предпринимателя отсутствуют.

При таких обстоятельствах судьи пришли к обоснованным выводам, что ИП, не являясь материально ответственным лицом организации, не мог принимать груз к перевозке и выдавать его грузополучателю и не оказывал организации автотранспортные услуги по перевозке пассажиров и грузов. Фактически транспортные средства были переданы в аренду организации, в связи с чем налогообложение деятельности по передаче в аренду автомобилей должно осуществляться в рамках общего режима налогообложения.

Автотранспортные услуги, оказываемые спецтехникой, на "вмененку" не переводятся

В ходе выездной проверки контролерами установлено неправомерное применение предпринимателем специального налогового режима в виде ЕНВД в отношении оказания автотранспортных услуг специальной техникой (автокран, автовышка, бульдозер, экскаватор). В результате налогоплательщику доначислены налоги по общей системе налогообложения.

Не согласившись с принятым инспекцией решением, предприниматель обжаловал его в арбитражном суде (Постановление ФАС ВВО от 24.03.2011 по делу N А82-4743/2009).

Суд пришел к выводу, что предприниматель необоснованно применял специальный режим налогообложения в виде ЕНВД в отношении оказания транспортных услуг специальной техникой.

В ст. 346.27 НК РФ (в редакции, действовавшей в проверяемом периоде) указано, что транспортные средства - это автотранспортные средства, предназначенные для перевозки по дорогам пассажиров и грузов (автобусы любых типов, легковые и грузовые автомобили). К транспортным средствам не относятся прицепы, полуприцепы и прицепы-роспуски.

Согласно ст. 785 ГК РФ по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю).

Судом установлено и материалами дела подтверждается, что в проверяемом периоде предприниматель осуществлял деятельность по оказанию автотранспортных услуг специальной техникой (автокраном, автовышкой, бульдозером, экскаватором).

Исследовав представленные в деле доказательства, арбитры пришли к выводу о том, что принадлежащая предпринимателю техника не подпадает под определение транспортных средств, осуществляющих перевозку грузов для целей ЕНВД, а предназначена для погрузочно-разгрузочных работ.

Доказательств, подтверждающих оказание транспортных услуг по перевозке грузов названными машинами, предприниматель не представил.

Ссылки ИП на регистрацию названных транспортных средств в органах ГИБДД с отнесением их к категории "С", а также на то, что автомобильные краны смонтированы на шасси МАЗ и ЗИЛ, правомерно признаны судами несостоятельными, поскольку данные факты не являются основанием для вывода об осуществлении этими транспортными средствами деятельности по оказанию услуг, связанными с перевозкой грузов.

При таких обстоятельствах ФАС ВВО постановил, что деятельность предпринимателя по оказанию автотранспортных услуг указанной техникой не подлежит обложению ЕНВД, соответственно, начисление предпринимателю налогов по общей системе налогообложения в данном случае является правомерным.

При исчислении налога учитывается общая площадь стоянки, а не стояночных мест

Из Постановления ФАС ВСО от 23.03.2011 по делу N А19-22489/09 следует, что между предпринимателем и администрацией города заключены договоры аренды земельных участков, на основании которых налогоплательщику в аренду под автостоянки предоставлены земельные участки.

В силу пп. 4 п. 2 ст. 346.26 НК РФ система налогообложения в виде ЕНВД применяется в том числе в отношении деятельности по оказанию услуг по хранению автотранспортных средств на платных стоянках.

Согласно ст. 346.27 НК РФ в целях применения гл. 26.3 НК РФ под платными стоянками понимаются площади (в том числе открытые и крытые площадки), используемые в качестве мест для оказания платных услуг по хранению транспортного средств.

В соответствии со ст. 346.29 НК РФ налоговой базой для исчисления суммы единого налога признается величина вмененного дохода, рассчитываемая как произведение базовой доходности по определенному виду предпринимательской деятельности, исчисленной за налоговый период, и величины физического показателя, характеризующего данный вид деятельности.

В п. 3 этой статьи установлено, что для исчисления суммы единого налога при оказании услуг по хранению автотранспортных средств на платных стоянках используется физический показатель "площадь стоянки (в квадратных метрах)".

При таких обстоятельствах арбитры пришли к выводу об обоснованности включения налоговой инспекцией в величину физического показателя площади, не используемой под стояночные места для автотранспортных средств, со ссылкой на то, что используемые налогоплательщиком земельные участки предоставлены для оказания услуг по хранению автотранспортных средств и извлечения дохода от указанной деятельности. При этом порядок использования земельного участка, предоставленного для организации платной автостоянки, расположение на нем различных объектов предприниматель определяет самостоятельно, исходя из цели предпринимательской деятельности - извлечение дохода.

На основании изложенного ФАС ВСО пришел к выводу о том, что налоговая инспекция правомерно при доначислении ЕНВД исходила из общей площади автостоянок, а не стояночных мест.

Содержащийся в кассационной жалобе довод о том, что налоговая инспекция при доначислении единого налога не учла фактическую способность индивидуального предпринимателя уплатить данный налог, судом был отклонен, поскольку ИП не доказал, что при надлежащем ценообразовании и эффективном использовании земельных участков, выделенных для устройства автостоянок, он не мог потенциально получить тот "вмененный" доход, который рассчитала налоговая инспекция в соответствии с положениями законодательства о налогах и сборах. Кроме того, ИП не привел допустимых и относимых доказательств в подтверждение того, что корректирующий коэффициент К2, примененный налоговой инспекцией, не учитывает какие-либо существенные особенности ведения деятельности индивидуальным предпринимателем.

О.Н.Малов

Эксперт журнала

"ЕНВД: бухгалтерский учет

и налогообложение"