Мудрый Экономист

Использование гибких форм занятости для отдельных категорий трудоспособных граждан (молодежь, женщины, инвалиды, пенсионеры)

"Вопросы трудового права", 2011, N 6

В условиях дефицита трудовых ресурсов актуальность приобретает расширение границ трудоспособности граждан посредством снятия барьеров, препятствующих входу на отечественный рынок труда молодежи, инвалидов, женщин и увеличению общего периода пребывания на рынке труда лиц старших возрастов.

Угроза растущего дефицита трудовых ресурсов актуализирует вопрос мобилизации всех резервов, которые способны хотя бы частично ослабить диспропорции отечественного рынка труда, возникшие вследствие сокращения численности и старения трудоспособного населения России. Снижение численности населения России, находящегося в возрасте экономической активности, будет особенно заметно в ближайшие 5 - 7 лет. В структуре населения в экономически активных возрастах будут преобладать лица старших возрастов (40 - 72 года), в то время как доля молодежи (до 30 лет) будет составлять менее трети. Согласно прогнозам, Россия с 2010 г. вступает в период самого интенсивного сокращения численности населения в трудоспособном возрасте, так, к 2015 г. трудоресурсный потенциал страны сократится, примерно, на 8 млн человек, а к 2025 - на 14 - 19 млн человек, что эквивалентно четверти занятых в экономике России сегодня. Максимальное сокращение численности населения трудоспособного возраста произойдет в период 2011 - 2017 гг., когда среднегодовая убыль населения этой возрастной группы будет превышать 1 млн человек [5]. По информации, размещенной в "Российской газете", регистрируемая безработица в посткризисный период уменьшилась до 1,6 млн человек, общая безработица - с 6,8 до 5,4 млн человек (с 8,2 до 7,2%) [1]. В данной группе безработных молодежь до 20 лет составляет примерно 30%, экономическая активность молодых безработных имеет следующую структуру: в возрасте 15 - 19 лет - 12,7% мужчин и 8,2% женщин; в возрасте 20 - 24 лет - 57,0% мужчин и 48,3% женщин [2]. Как следствие, к экономически неактивному населению в возрасте 15 - 19 лет можно отнести - более 87% мужчин и женщин; в возрасте 20 - 24 лет - 43% мужчин и 52% женщин.

Незанятость в молодых возрастах в основе своей связана с существованием "барьеров" на вход в формальный рынок труда. Посвященные данному вопросу исследования свидетельствуют о следующем. Во-первых, в то время как средние уровни безработицы для населения экономически активных возрастов в последние годы снижались, для молодежи они колебались вокруг примерно одного уровня. Во-вторых, масштабы неформальной занятости намного выше в молодых возрастах. Так, в период с 2004 по 2007 г. доля занятых на основе устных договоренностей выросла у 18 - 19-летних и не сократилась у 20 - 24-летних работников. Следует отметить, что реальная ситуация на молодежном рынке труда такова, что в большинстве случаев предлагаются вакансии, позволяющие молодежи, в первую очередь, улучшить лишь собственное материальное положение, не получая при этом значимых профессиональных навыков. Более трети, или 35%, молодежи хотели бы видеть гибкую занятость не только способом решения своих материальных проблем, но и возможностью накопить столь необходимые в этом возрасте профессиональные навыки.

Таким образом, можно отметить некоторый диссонанс между характеристиками реальной и желаемой дополнительной работы молодежи. На практике это указывает на дефицит занятости у молодежи.

Процесс старения населения в результате увеличения средней продолжительности жизни является базисом для пересмотра политики в сфере занятости в большинстве стран. В 2005 - 2010 гг. среднегодовой темп прироста численности населения 80 лет и старше составлял 4,0%, что на 50% выше, чем темп прироста численности населения 60 лет и старше - 2,6%. Как ожидается, темпы прироста обеих групп будут снижаться, но превышение интенсивности прироста населения самых старших возрастов сохранится. В 2045 - 2050 гг. среднегодовые темпы прироста населения 80 лет и старше составят 3,0%, а населения 60 лет и старше - 1,8% [10].

Кроме того, серьезные проблемы, связанные с изменением возрастной структуры экономически активного населения и увеличением численности пожилых людей, начинают проявляться и в ряде экономически развитых государств. Согласно оценкам, в странах Евросоюза доля работающих моложе 35 лет, составляющая в настоящее время 40% от общего состава рабочей силы, в 2010 г. сократится до 35% и в 2040 г. до 33%, а численность работающих старше 45 лет возрастет с сегодняшних 33% до 40% в 2010 г. и до 43% в 2040 г. [9].

На начало 2007 г. в России было свыше 38 млн пенсионеров, в том числе 29,6 млн пенсионеров по старости. Значительная часть из них продолжала работать, причем, по официальным данным, занятость пенсионеров растет начиная с 2002 г. и в настоящее время охватывает уже 9,4 млн человек, или около четверти всех пенсионеров.

Положительная динамика связана, прежде всего, с отменой ограничений на занятость пенсионеров в пенсионном законодательстве, вступившей в силу в 2002 г., а также и с тем, что экономический рост 2000-х гг. и связанный с ним все более заметный структурный дефицит на рынке труда повысили спрос на пожилых работников.

В результате за шесть лет масштабы занятости пенсионеров увеличились в 1,6 раза. Такого числа легально работающих пенсионеров, какое было к началу 2007 г., не наблюдалось за всю новейшую историю России с 1990 г. В общем числе занятых в возрасте 18 лет и старше доля работающих пенсионеров увеличилась с 13% в 2004 г. до 17% в 2007 г. С учетом нерегистрируемой, случайной занятости доля работающих пенсионеров оказывается еще выше: 22% - в 2004 г. и 26% - в 2007 г.

Таким образом, примерно каждый шестой занятый в экономике был пенсионером. Среди тех, кто получает пенсию в возрастах, моложе пенсионного, доля работающих особенно высока (69,5%) и растет в последние годы наиболее быстрыми темпами. Но она значительна и среди получателей трудовых пенсий по старости (28,2% в конце 2006 г.) [6].

Согласно данным 2007 г., более 60% пенсионеров, примерно половина мужчин и три четверти женщин, остаются в составе занятых в течение первого года после выхода на пенсию. По мере увеличения периода пребывания на пенсии доля занятых сокращается, причем у женщин отток из состава занятых происходит более интенсивно, чем у мужчин. Тем не менее на протяжении первых пяти лет после выхода на пенсию женщины сохраняют более высокие уровни трудовой активности, чем мужчины. Поскольку, по данным статистики, средняя продолжительность поиска работы увеличивается с возрастом, можно предположить, что отчасти это связано с барьерами, с которыми сталкиваются пенсионеры при поиске новой работы.

Фактором, способствующим увеличению масштабов возвращения пенсионеров на рынок труда, может стать повышение образовательного уровня новых контингентов пенсионеров, в том числе через внедрение программ непрерывного образования. Кроме того, величина потенциальной заработной платы оказывает существенное влияние на решение пенсионера продолжать работать. Так, управляя порогом ограничения доходов работающих пенсионеров, можно, с одной стороны, минимизировать отток пенсионеров с рынка труда, а с другой - стимулировать сохранение на рынке труда более квалифицированных работников.

Следует особенно отметить, что именно рабочая сила старших возрастных групп наделена качествами, которые выделяют ее на рынке труда (трудовой и профессиональный опыт, чувство ответственности, стремление к стабильности и, как правило, высокая мотивация). В то же время наиболее проблематичной стороной трудовой деятельности для данной категории становятся условия и организация труда.

Одним из возможных способов продления активной трудовой жизни лиц старших возрастных групп является использование гибких форм занятости (занятость в режиме неполного рабочего времени, сокращение продолжительности рабочего дня, дистанционная занятость и др.). Во-первых, гибкие формы занятости могут быть использованы для снижения безработицы среди "уязвимых" групп граждан. Во-вторых, программы гибких форм занятости могут способствовать перераспределению рабочего и нерабочего времени в силу различных причин. В-третьих, использование финансовых стимулов для продолжения работы лиц старших возрастных групп.

Вместе с тем, учитывая, что количество работников, приближающихся к пенсионному возрасту, возрастает, необходимо реструктуризировать и сегменты рынка труда, например, путем увеличения на нем доли рабочих мест сферы услуг, информационных технологий, профессий умственного труда. Создание достаточного числа рабочих мест с гибкими формами занятости позволит увеличить в ближайшие 10 - 15 лет до 11 - 12 млн число занятых пенсионеров в возрасте от 50 до 64 лет. В Российской Федерации численность инвалидов превышает 11 млн человек, и по разным причинам с 1995 г. данная цифра увеличилась почти вдвое [4]. При этом 80% инвалидов могут быть заняты в доступных им по состоянию здоровья видах трудовой деятельности без ущерба своему здоровью.

Общий уровень инвалидизации в России, по официальным оценкам, примерно такой же, как во всех развитых странах, однако доля же занятых в России инвалидов намного ниже среднего уровня стран Европы. Так, в Европе работу имеют порядка 50 - 70% инвалидов трудоспособных возрастов, тогда как в России, по разным оценкам за 2002 - 2007 гг., работает около 11 - 15% всех инвалидов и 24 - 32% инвалидов трудоспособных возрастов. Особенно сложна интеграция в рынок труда около 1 млн молодых инвалидов, в возрасте от 15 до 35 лет [2]. Рано наступившая инвалидность выступает почти непреодолимым барьером в доступе к рынку труда и адекватной заработной плате.

В отличие от зарубежных стран в России средняя зарплата инвалидов, несмотря на отсутствие видимых различий в продолжительности рабочего времени, существенно ниже, чем зарплата людей без инвалидности, а ее дифференциация - слабее. Однако какова бы ни была причина более низких заработков инвалидов, это обстоятельство усугубляет проблему их бедности и уязвимости и при прочих равных условиях снижает стимулы инвалидов к занятости.

Данная ситуация усугубляется тем, что в настоящее время вопросы занятости инвалидов не получили адекватного решения, несмотря на законодательные гарантии, целевые программы, иные государственные меры. Как следствие, инвалиды в России сталкиваются с серьезными барьерами, затрудняющими повышение уровня их оплачиваемой занятости. Об этом говорят, в частности, данные выборочных исследований населения по проблемам занятости о продолжительности незавершенной безработицы, так, средняя продолжительность поиска работы пенсионерами по инвалидности превышает соответствующий показатель для всех других групп безработных и увеличивается начиная с 2004 г., в 2006 г. 64% пенсионеров по инвалидности искали работу свыше 12 месяцев [7].

Если в ближайшее время Россия сумеет довести уровень занятости среди инвалидов до среднего уровня стран Европы, то это позволит увеличить число занятых примерно на 3,6 млн чел. без изменения демографических и миграционных параметров.

По мнению автора, дополнительные гарантии занятости и конкурентоспособности инвалидов, в том числе в рамках гибких форм занятости, могут выступать в качестве расширения резерва по устранению определенных диспропорций на рынке труда. При этом занятость инвалидов должна осуществляться при условии организации их обучения новым профессиям, повышения квалификации инвалидов. Таким образом, и интересы общества, и интересы самих инвалидов требуют более активного проведения политики, направленной на повышение человеческого потенциала людей с инвалидностью, создание условий максимально эффективного использования их труда в рамках обычных и гибких форм занятости. Приведенные выше данные и результаты аналитики позволяют признать, что в ближайшие десятилетия России предстоит решить уникальную задачу, не имеющую исторических аналогов, - поддержание высоких темпов экономического роста в условиях сокращающегося населения, в том числе и его экономически активной части.

На российском рынке труда существуют определенные резервы для компенсации сокращения предложения труда. Занятость средних трудоспособных возрастов находится почти на пределе возможного, однако на полюсах возрастной пирамиды возможности вовлечения в экономику дополнительной рабочей силы есть.

Существуют значительные резервы для повышения уровня занятости молодежи. С одной стороны, уже сегодня наблюдается повышение возраста вступления на рынок труда, которое является следствием удлинения процесса образования, а с другой стороны, проблемы занятости молодежи. Снятие этих барьеров - реальный путь к росту занятости за счет молодых трудоспособных возрастов.

Другой полюс возрастной структуры - лица пенсионных возрастов. Уже сегодня работающие пенсионеры составляет одну четверть от их общего числа. Это свидетельствует о том, что для многих людей вступление в постпенсионный возраст не означает утраты трудоспособности и за счет данной группы работников также можно частично компенсировать нарастающий дефицит кадров.

Россия отличается значительным присутствием женщин на рынке труда.

Новым дополнительным потерям в занятости за счет выхода женщин с рынка труда можно противопоставить развитие гибких форм занятости, а также инвестиции в развитие рынка социальных услуг по уходу и воспитанию детей, который в настоящее время развит крайне слабо.

В России низок уровень занятости как среди самих инвалидов, так и среди членов их семей. Развитие сектора профессиональных социальных услуг для лиц с ограничениями в здоровье и трудоспособности создает дополнительные возможности для роста эффективной занятости. Кроме того, следует отметить, что легализация заемного труда активизирует предложение на рынке труда. На условиях лизинга могут работать те, кто не может рассчитывать на получение постоянной работы, - молодежь, не успевшая приобрести опыт работы, или люди пенсионного возраста, инвалиды и прочие представители так называемых слабых групп на рынке труда.

В целом эффективная политика занятости должна иметь своей целью рост участия в занятости на протяжении всего трудового цикла человека, от молодости до старости, при условии, что на протяжении всего этого цикла работник сохраняет квалификацию и приращивает новые компетенции.

Литература

  1. Грицюк М. Юрист на два часа. Заемный труд в России не отменят // Российская газета. Столичный выпуск. 2011. N 5403 (27). 10.02.
  2. Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации за 2008 г. / Под общей редакцией А.Г. Вишневского, С.Н. Бобылева. М.: Сити-Принт, 2009. С. 121 145.
  3. Звоновский В., Белоусова Р. Молодежь на рынке вторичной занятости // Вестник общественного мнения. 2006. N 2. С. 62 - 72.
  4. Парягина О.А. Концептуально-правовые основы и проблемы занятости инвалидов // Право и политика. 2007. N 4.
  5. Российское экономическое чудо: сделаем сами. Прогноз развития экономики России до 2020 г. М.: Деловая литература, 2007. 352 с.
  6. Синявская О.В. Российские пенсионеры: в чем их бедность и уязвимость? // SPERO. 2006. N 4. С. 66 - 90.
  7. Труд и занятость в России: 2007: Стат. сб. Росстат. - М., 2007. - С. 147.
  8. Храпылина Л.П. Реабилитация инвалидов. М., 2006. С. 155.
  9. Шестакова Е.Е. Занятость лиц старших возрастных групп: европейский опыт использования активных стратегий // Трудовое право. 2006. N 11.
  10. Щербакова Е. Мировой демографический барометр [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://demoscope.ru/weekly/2010/0423/barom03.php.

Ю.Яцык

Старший преподаватель

негосударственного

образовательного учреждения

высшего профессионального образования

"Международная академия

оценки и консалтинга"

(НОУ ВПО "МАОК"),

аспирант

кафедры менеджмента

Московского гуманитарного университета