Мудрый Экономист

Пересмотр судебных актов ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств в свете изменения статьи 311 АПК РФ

"Налоги" (журнал), 2011, N 3

В статье проведено краткое практическое исследование новой редакции ст. 311 АПК РФ. Автором анализируются возможные варианты применения данной статьи в целях корректировки судебного решения. Выводы, изложенные в статье, могут быть использованы в правоприменительной практике.

Сравнительно недавно вступил в силу Федеральный закон от 23 декабря 2010 г. N 379-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации". Несмотря на традиционное название Закона, изменения, вносимые им, носят фундаментальный характер для одного из институтов пересмотра вступивших в законную силу судебных актов.

Институт вновь открывшихся обстоятельств не является абсолютно новым в процессуальным праве, однако остается предметом дискуссий.

Еще в дореволюционной литературе отмечалось, что понятие "вновь открывшиеся обстоятельства" является неточным, т.к. речь идет не о новом обстоятельстве, возникшем после вынесения решения по делу, а об обстоятельстве, которое существовало на момент вынесения решения, но не было известно заинтересованному лицу и суду <1>.

<1> См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 1917. Цит. по: Хрестоматия по гражданскому процессу / Под ред. М.К. Треушникова. М., 1996. С. 196.

Традиционно обстоятельства, которые существуют на момент судебного разбирательства, остаются скрытыми от судьи и становятся известными только после завершения судебного разбирательства, считаются "вновь открывшимися". Существенные обстоятельства, которые касаются дела, но возникают только после завершения судебного разбирательства, являются "новыми".

До вступления в силу Федерального закона от 23 декабря 2010 г. N 379-ФЗ в Арбитражном процессуальном кодексе перечислялись только основания пересмотра, которые законодатель относил к вновь открывшимся.

После внесения изменений ситуация с пересмотром по вновь открывшимся обстоятельствам кардинально меняется. В новой редакции ст. 311 АПК РФ законодатель разделил ранее существовавшие основания для пересмотра на новые и вновь открывшиеся обстоятельства.

При этом к вновь открывшимся обстоятельствам, т.е. к обстоятельствам, которые существовали на момент вынесения первоначального решения, относятся:

  1. существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;
  2. заведомо ложное заключение эксперта, заведомо ложные показания свидетеля, заведомо неправильный перевод, которые повлекли принятие неправосудного судебного акта по данному делу;
  3. установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные деяния лица, участвующего в деле, его представителя либо преступные деяния судьи, совершенные при рассмотрении данного дела.

Остальные обстоятельства, называвшиеся в прежней редакции ст. 311 АПК РФ, отнесены к новым. Кроме того, в текст включено еще одно новое обстоятельство: "определение либо изменение в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации практики применения правовой нормы, если в соответствующем акте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельства".

Последнее обстоятельство, указанное в п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, включено в текст статьи в рамках исполнения Постановления Конституционного Суда РФ от 21 января 2010 г. N 1-П. Впервые данное обстоятельство было предложено в качестве основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам Высшим Арбитражным Судом РФ в Постановлении от 14 февраля 2008 г. N 14, где ВАС РФ установил, по сути, дополнительное основание для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам - практика ВАС РФ и его правовые позиции, которые были приравнены к вновь открывшемуся обстоятельству.

С точки зрения ВАС РФ, новый механизм пересмотра должен обеспечить единообразие судебной практики. То есть акт, противоречащий правовой позиции ВАС РФ, подлежит пересмотру. Следовательно, суд, первоначально рассматривавший дело, истолковал закон неверно, не в соответствии с его действительным смыслом, который позднее был выявлен в акте ВАС РФ.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 21 января 2010 г. N 1-П в целом поддержал позицию ВАС РФ, высказанную в Постановлении N 14, установив, однако, ряд ограничений, которые были учтены в новой редакции ст. 311 АПК РФ.

При подобном подходе стабильность судебного акта ставится в зависимость от последующего толкования правовых норм, при том что позиция суда не прогнозируема на момент вынесения первоначального решения. Такая ситуация не может не вызывать опасений. Институт пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам при этом используется для целей пересмотра неудовлетворительных судебных актов одной из сторон. Как неоднократно указывал Европейский суд по правам человека, сторона не может добиваться пересмотра вступившего в законную силу и подлежащего исполнению судебного решения только в целях пересмотра дела и вынесения нового решения. Возобновление производства по такому делу возможно лишь в целях исправления судебной ошибки. Новые правовые акты, независимо от их уровня, не могут быть основанием для возобновления производства по делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств <2>. В то же время из отдельных решений Европейского суда следует, что отмена судебного решения в связи с приданием толкованию, данному высшим судом, обратной силы не может рассматриваться как нарушение принципа правовой определенности, если это необходимо для обеспечения справедливого правосудия и восстановления нарушенного права.

<2> См.: Крымский Д.И. Первые результаты применения Постановления Пленума ВАС РФ N 14: суды в поиске общего понимания концепции // Налоговед. 2009. N 4. С. 20.

Позиция Европейского суда по правам человека относительно вопросов пересмотра вступивших в законную силу решений ввиду выявления ранее неизвестных обстоятельств выражена в Постановлении Европейского суда от 10 июня 2008 г. по делу "Булгакова против Российской Федерации" <3>. В данном Постановлении негативно оценивается использование ведомственных разъяснений как основания пересмотра. Такие разъяснения расцениваются Европейский судом как вмешательство государства в судебный процесс. Поэтому, с точки зрения Европейского суда, использование механизма вновь открывшихся обстоятельств на основании разъяснения Президиума ВАС РФ по конкретному делу, даже ввиду законодательного закрепления данного основания пересмотра, вряд ли будет признано приемлемым. Изменение правовой позиции ВАС РФ по сравнению с существовавшей на момент первоначального рассмотрения дела не может являться ни новым, ни вновь открывшимся обстоятельством по конкретному делу.

<3> Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2009. N 6. С. 67 - 68.

Попытки обосновать обязательность для всех нижестоящих судов разъяснения вышестоящей инстанции уже имели место в нашей истории и получали негативную оценку со стороны процессуалистов. Например, Е.В. Васьковский отмечал: "Сделать разъяснения третьей инстанции обязательными для всех судов по однородным делам значило бы придать им силу закона и присвоить третьей инстанции законодательную власть. Это привело бы к весьма вредным последствиям. Всякое изменение во взглядах третьей инстанции стало бы равносильным изданию нового закона, с той лишь разницей, что новый закон не имеет обратного действия... а разъяснение третьей инстанции немедленно должно быть принято судом к руководству при разрешении всех еще не оконченных и будущих дел. Граждане, которые начали процессы или вообще совершили какие-либо юридически значимые действия, основываясь на прежних разъяснениях третьей инстанции, понесли бы убытки вследствие того, что эта инстанция изменила свой взгляд. А между тем они не могли не руководствоваться ее разъяснениями, ибо эти разъяснения были обязательны для всех судов и должны были ими применять при разрешении однородных дел. Словом, признание решений третьей инстанции обязательными для всех судов ведет к обходу принципа обратного бездействия закона, а всякое нарушение этого принципа, поражая приобретенные при действии прежнего закона права, подрывает в них веру в справедливость и святость закона, лишает их чувства уверенности в своих законно приобретенных правах" <4>.

<4> Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 2003. С. 39.

Кроме того, с технической стороны подобный статус постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ и постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ предполагает необходимость специального законодательного определения целого ряда аспектов, связанных с их действием в правовом поле: о порядке обязательного опубликования данных актов; о соотношении юридической силы данных актов с юридической силой иных источников права; о возможных пределах уточнения и дополнения разъясняемых данными актами правовых норм; о возможности судебного контроля за данными актами; о порядке применения данных актов в процессе судопроизводства по конкретным делам.

Однако наиболее серьезные изменения касаются ч. 1 ст. 311 АПК РФ, которая содержит перечень оснований пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам. Так, основаниями для пересмотра законодатель называет новые и вновь открывшиеся обстоятельства. Если с новым обстоятельствами все более или менее понятно - их перечень закрыт и указан в ч. 3 ст. 311 АПК РФ, то с вновь открывшимися обстоятельствам дело обстоит не так просто. Вновь открывшимися обстоятельствами законодатель называет не только обстоятельства, перечисленные в ч. 2 ст. 311 АПК РФ (обстоятельства, которые были перечислены в предыдущей редакции Кодекса), но и иные "существовавшие на момент принятия судебного акта обстоятельства по делу"! Таким образом, понятие вновь открывшихся обстоятельств очень серьезно расширяется. Отныне к вновь открывшимся обстоятельствам могут быть отнесены фактически любые обстоятельства. Все условия, при которых обстоятельство может считаться вновь открывшимся, такие как существенность обстоятельства для разрешения дела, возможность повлиять на решение суда и даже неизвестность обстоятельства стороне и суду на момент вынесения решения, полностью сняты! Единственной обязательной характеристикой остается существование данного обстоятельства на момент принятия первоначального судебного решения по делу. При буквальном прочтении текста закона складывается впечатление, что практически любое обстоятельство, не исследованное судом при вынесении решения по делу, может послужить основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам. Такой подход в корне меняет правовую природу вновь открывшихся обстоятельств, существующую судебную практику и саму суть института пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам. Законодатель, по сути, придает стадии пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам характер апелляционного производства, когда любой ранее не исследованный факт может стать поводом для отмены судебного решения. Однако в апелляционном производстве традиционно пересматриваются решения, не вступившие в законную силу, в то время как по вновь открывшимся обстоятельствам пересматриваются вступившие в законную силу решения.

Таким образом, полностью игнорируется подход Европейского суда по правам человека о том, что пересмотр должен осуществляться в целях исправления грубых судебных ошибок или ошибок при отправлении правосудия, а не являться "завуалированным обжалованием" не устраивающих одну из сторон судебных актов.

Принципы процессуального права, известные еще из римского права, например res judicata, при этом теряют свое значение. После того как решение суда вступило в законную силу, оно может быть изменено только в целях исправления фундаментальных нарушений судопроизводства. Не трудно представить ситуацию, когда какое-либо обстоятельство остается не исследованным в судебном процессе. В будущем это может послужить основанием для недобросовестной стороны использовать данный факт для обжалования неудовлетворительного для нее решения. Соответственно, на протяжении достаточно длительного времени будет существовать угроза отмены вступившего в силу судебного акта, на основании которого уже путем многократных переуступок могли сложиться новые гражданско-правовые отношения.

Таким образом, новая редакция рассматриваемой статьи АПК РФ содержит противоречие как сущности пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам, так и самому понятию нового и вновь открывшегося обстоятельства, а также признания новым и вновь открывшимся обстоятельством фактов, а не иного толкования правовых норм.

Данная редакция ст. 311 АПК РФ позволяет корректировать судебные акты и сравнительно легко формировать судебную практику, а также пересматривать дела в тех случаях, когда одна из сторон спора не удовлетворена окончательным решением суда, что существенно повышает значимость института пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам в судопроизводстве. Из некогда маргинальной, редко применяемой стадии пересмотра она превращается в стадию, которая может заменять, а иногда и подменять другие виды процедур, в том числе и законотворческие. По сути, кардинально изменяется подход к роли толкования закона, что выводит процесс толкования на уровень законодательных процедур.

В существующей судебной системе гражданские дела рассматриваются судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Безусловно, существует определенная специфика дел, рассматриваемых арбитражными судами, однако арбитражный процесс остается "специальным" по отношению к "общему" гражданскому процессу. Поэтому серьезные различия, существующие в нормативном регулировании института вновь открывшихся обстоятельств в АПК РФ и ГПК РФ, неоправданны. Статья 392 ГПК РФ по-прежнему включает только вновь открывшиеся обстоятельства и не содержит таких оснований для пересмотра, как признание сделки, на которой был основан судебный акт, недействительной и выявление нарушений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, установленное решением Европейского суда.

Дискуссия о необходимости включения подобных оснований в ст. 392 ГПК РФ длится уже довольно давно, однако каких-либо изменений в этом направлении нет. Сравнительно недавно к перечню оснований было добавлено признание неконституционной нормы, примененной судом при разрешении дела. Не совсем понятно, почему при этом не были включены в список остальные основания, имеющиеся в ст. 311 АПК РФ.

На фоне этого не вполне уместно выглядит вопрос о последнем основании пересмотра, которое отныне включено в текст ст. 311 АПК РФ, а именно определение либо изменении в постановлении Пленума ВАС РФ или в постановлении Президиума ВАС РФ практики применения правовой нормы. Ничего подобного в ГПК РФ не содержится и, очевидно, не появится в ближайшее время, поскольку Постановление Конституционного Суда РФ N 1-П содержит предписание о внесении соответствующих изменений лишь в АПК РФ.

При однородности правовой природы ряда дел, подлежащих рассмотрению в судах общей юрисдикции и арбитражных судах, существующие различия в нормативной базе института новых и вновь открывшихся обстоятельств в гражданском и арбитражном процессах представляются необоснованными. Основания, которые отнесены к новым в арбитражном и уголовном процессах, в гражданском процессе считаются вновь открывшимися. Подобное пренебрежение законодателя правовой природой оснований пересмотра недопустимо, поскольку демонстрирует серьезный недостаток юридической техники.

Нельзя не признать, что в реформировании института новых и вновь открывшихся обстоятельств отсутствует единый комплексный подход и не прослеживается какого-либо определенного направления. На законодательном уровне вносятся отдельные, не связанные друг с другом изменения, призванные решить сиюминутные вопросы. Все это ведет к путанице в терминах, категориях, правовых институтах и в итоге к различному применению норм в разных видах судебного процесса.

Говоря о подведомственности дел суду общей юрисдикции или арбитражному суду, нужно помнить, что характер дел может быть аналогичен и различия будут выражаться в основном в юридическом статусе сторон. Арбитражные суды, как правило, рассматривают споры, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности юридическими лицами, в то время как суды общей юрисдикции рассматривают споры физических лиц. Таким образом, сама суть дел, равно как и применимые нормы материального права, могут быть одинаковы. Соответственно, вероятность появления новых или выявления вновь открывшихся обстоятельств будет равна для гражданского и для арбитражного процессов.

Очевидно, что различное разрешение сходных по своей природе дел в зависимости от того, в каком процессе рассматривалось дело (гражданском или арбитражном), является нарушением конституционного принципа о равном доступе к правосудию.

Таким образом, сложившаяся к настоящему моменту судебная практика, связанная с институтом пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам, теряет свое значение. Формирование практики применения данного института должно закрепить его место в системе пересмотра судебных актов наряду с определением роли толкования нормативных актов высшими судами.

И.А.Петрова

К. ю. н.

12.00.15 - гражданский процесс,

арбитражный процесс

НИУ - ВШЭ