Мудрый Экономист

Вопросы управления предприятиями минерально-сырьевого комплекса России

"Управление собственностью: теория и практика", 2012, N 2

Россия занимает первое место в мире по объему и спектру минерально-сырьевых ресурсов (МСР). Минерально-сырьевые ресурсы, вовлеченные в хозяйственный оборот страны, обеспечивают более половины ВВП и доходов федерального бюджета.

При этом собственность государства на недра исключает их куплю-продажу, дарение, наследование, вклад, залог, отчуждение в любой иной форме, по крайней мере в обозримой перспективе (ст. 1.2 Федерального закона от 21.02.1992 N 2395-1 "О недрах"; далее - Закон о недрах).

С начала радикальных экономических реформ государственная собственность в России оказалась наименее управляемой и наиболее уязвимой, слабо охраняемой, открытой для различного рода злоупотреблений. Этому способствовала трактовка положения о защите прав собственности в Конституции РФ: в России признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности (п. 2 ст. 8). Но прямые нормы об охране права собственности предусмотрены лишь в отношении одной формы собственности - частной (ст. 35) <1>.

<1> См. подр.: Букреев В.В., Рудык Э.Н. Приватизация в России: воспоминания о будущем // Управление собственностью. 2005. N 2; Букреев В.В., Рудык Э.Н. Государственная собственность в России (к 20-летию радикального реформирования) // Имущественные отношения. 2009. N 8. С. 48; Время эффективных собственников. М.: РСНП, 2010. С. 138 - 156.

Таким образом, права государства как титульного собственника объектов недр (в том числе МСР) институционально не охраняются, равно как остаются неурегулированными и вопросы разграничения имущественных прав РФ и ее субъектов, что чревато возникновением различного рода коллизий.

В частности, государственные предприятия нефтяного комплекса, расположенные на территории Республики Ингушетия, не были включены в перечень объектов государственной собственности федерального значения. Решением Верховного Суда РФ от 19.12.2002 подобное положение дел было признано противоречащим федеральному законодательству. Имеются и прецеденты необоснованного перехода федеральной собственности в собственность субъекта РФ. Например, по причине истечения срока исковой давности, как это имело место с иском Росимущества к Республике Башкортостан в отношении принадлежности спорного имущества, являющегося единым хозяйственным имущественным комплексом по добыче нефти и газа (см. Постановление ФАС Уральского округа от 31.01.2011 N Ф09-11641/10-С6).

В рамках так называемых либеральных подходов к управлению государственной собственностью, основанных на тезисе о государстве как априори неэффективном собственнике, множатся попытки прямого посягательства на недра и содержащиеся в них минерально-сырьевые ресурсы.

Заметим, что на долю предприятий, которые добывают и перерабатывают отечественные минерально-сырьевые ресурсы, приходятся почти 40% всех основных фондов промышленных предприятий и 13% их балансовой стоимости <2>.

<2> Козловский Е.А. Минерально-сырьевая безопасность страны // Промышленные ведомости. 2010. Режим доступа: http://www.promved.ru; Козловский Е.А. Минерально-сырьевая безопасность страны // Промышленные ведомости. 2008. N N 3 - 4. Режим доступа: http://www.promved.ru.

Практика показывает принципиальную возможность эффективного функционирования государственных предприятий минерально-сырьевого комплекса (МСК). В качестве примера можно привести успешную многолетнюю деятельность СП "Вьетсовпетро", владельцами которого на паритетной основе являются Россия и Вьетнам. На данном предприятии добывается около 60% нефти и практически весь газ Вьетнама. По данным Счетной палаты России, в период с 1993 по 2003 г. в доходную часть федерального бюджета поступало средств больше, чем дивидендов на федеральные пакеты акций всех созданных в процессе российской приватизации открытых акционерных обществ за тот же период. Этому, по-видимому, в немалой степени содействовали вьетнамские партнеры, не допускавшие неправомерного использования государственной собственности <3>.

<3> Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993 - 2003 гг. (экспертно-аналитическое мероприятие). М.: Олита, 2004.

Кроме того, следует обратить внимание на расширяющуюся практику захвата крупных, средних и мелких предприятий МСК, их имущества, имущественных и неимущественных прав, а также денежных средств как высокодоходного способа передела собственности в большинстве случаев криминального характера <4>.

<4> Федоров А.Ю. Рейдерский захват с использованием механизма проведения дополнительной эмиссии: проблемы совершенствования уголовного закона // Законодательство. Экономика. 2010. N 1 (309). С. 41 - 47; Желнорович А.В. Рейдерство в России - показатель институционального дефицита российской экономики // Российская юстиция. 2007. N 8. С. 22; Сычев П.Г. Уголовно-правовой анализ недружественных поглощений // Корпоративный юрист. 2006. N 2. С. 28.

Примером может служить оспоренная в судебном порядке приватизационная сделка, в результате которой нефтегазовая скважина была неправомерно включена в состав приватизированного имущества ЗАО "Ноябрьскнефтегаз" (см. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.08.2002).

Захват предприятий МСК осуществляется, во-первых, путем недружественного поглощения ("недружественного захвата", "корпоративного захвата") <5>. Авторы статьи понимают под недружественным поглощением действия в рамках закона "стейкхолдеров" по установлению контроля над активами (акциями, долями, паями, иным имуществом) предприятия МСК вопреки интересам его титульного собственника. Во-вторых, посредством рейдерства ("экономического бандитизма") <6>, которое отличается от недружественного поглощения использованием "захватчиком" коррупционных ресурсов силовых, государственных и административных органов, а также возможностей криминальных структур.

<5> Термин "недружественное поглощение" заимствован из английского языка и является переводом известного термина "hostile acquisition", под которым понимается скупка акций против воли собственников либо владельцев крупных пакетов акций компании.
<6> Термин "рейдерство" восходит к английскому the raid - набег, налет, внезапное нападение.

Выделяют три вида рейдерства:

Целесообразно включить в традиционный перечень рейдерства схемы принудительного захвата предприятия с неправомерным использованием возможностей административного ресурса посредством, прежде всего, отзыва лицензии. В результате такой операции вложенные в дело инвестиции в материальном и нематериальном виде оказываются, по существу, омертвленными. Их оживление возможно лишь при условии продажи инвестиционных активов по более низкой стоимости новому владельцу "дружественной" государственному органу структуры.

По данным Счетной палаты РФ, ежегодно в России совершается 60 - 70 тыс. рейдерских атак, в том числе с использованием процедур банкротства.

К государственным структурам, которые могут быть задействованы в рейдерстве, можно отнести:

Мотивы "стейкхолдеров" при недружественном поглощении и рейдерстве в МСК могут быть различными:

  1. вхождение "захватчика" в рынок;
  2. увеличение доли "захватчика" на рынке;
  3. ослабление или устранение конкурентов;
  4. "захват" природной ренты (в том числе земельной, горной, энергетической ренты и др.) в двух ее видах: абсолютной и дифференцированной;
  5. "захват" монопольной ренты, в частности:
  1. "захват" имущественной ренты, обусловленной дополнительным доходом, получаемым собственником МСР, т.е. государством, от передачи их в пользование: аренду, доверительное управление, концессию и т.п. (полностью или большей ее части);
  2. максимизация дохода посредством установления контроля всей технологической цепочки производства, а также оптимизация финансовых и фискальных потоков <7>;
  3. перепродажа активов предприятия по более высокой цене и ряд других мотивов.
<7> Уильямсон О.И. Экономические институты капитализма: фирмы, рынки, "отношенческая" контрактация // Пер. с англ. СПб.: Лениздат, CEV Press, 1996. С. 183.

Основной вклад в прирост национального дохода России сегодня вносит не труд и не капитал, а рента, возникающая при использовании природно-ресурсного потенциала. На ее долю приходится до 75% общего прироста совокупного дохода страны. Иными словами, сегодня почти весь экономический рост России является следствием усиления эксплуатации имеющихся в стране запасов природных ресурсов <8>.

<8> Львов Д.С., Кимельман С.А., Пителин А.К. О проблеме рентного налогообложения // Экономическая наука современной России. 2004. N 3. С. 5 - 16.

Заметим, что, в отличие от России, например, в Норвегии горная рента расходуется на пенсионное обеспечение и другие социальные нужды, что позволило за последние 15 лет увеличить среднюю продолжительность жизни и довести ее до 85 лет. В Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратах часть горной ренты направляется на оплату обучения каждого гражданина этих государств в любом университете зарубежных стран (как правило, в престижных университетах стран с наивысшим рейтингом в образовании). В американском штате Аляска каждый его житель ежегодно получает дивиденды от горной и нефтяной ренты в размере более 2000 долл. США. Подобная практика в названных странах сохраняется и даже расширяется и в условиях современного мирового финансового кризиса <9>.

<9> См.: Кимельман С.А. Необходимость социально направленного государственного регулирования недропользования // Экономика и управление собственностью. 2010. N 3. С. 64.

Также необходимо отметить многообразие "технологий" недружественных поглощений и рейдерства.

В частности, к недружественным поглощениям относят:

  1. Установление контроля предприятия-цели посредством скупки его акций на биржевом и внебиржевом рынках.
  2. Использование административного ресурса ("услуги" судов, целевые проверки со стороны контролирующих и правоохранительных органов и т.п.).
  3. Вовлечение СМИ в создание негативного образа поглощаемой стороны посредством ее компрометации.
  4. Скупка кредиторской задолженности поглощаемой стороны у мелких кредиторов с дальнейшим требованием ее единовременного погашения.
  5. Оспаривание приватизации имущества государственного предприятия в случае ее нелегитимности (поглощение государством приватизированных структур). Например, при невыполнении новым частным собственником инвестиционных и социальных условий приватизации.

К основным "технологиям" рейдерства относятся:

  1. Взятки, подкуп высшего менеджмента компании с целью выведения ее активов в подконтрольные рейдеру структуры или взятие кредитов под залог имущества под завышенные проценты, подделка документов, шантаж, мошенничество и т.п.

Таким противоправным действиям в немалой степени способствует закрытость (непрозрачность) инсайдерской информации большей части российских компаний, преимущественно относящихся к МСК. Рядовому акционеру (миноритарию), не говоря уже о рядовом наемном работнике, практически перекрыт доступ к информации об экономическом и финансовом состоянии компаний и принимаемых в них стратегических решениях. Российская судебная практика, как правило, не способствует становлению и развитию того, что в мире получило название "открытый менеджмент".

  1. Продажа пакета акций акционерному обществу - эмитенту по завышенной цене под угрозой создания проблем в его деятельности с целью последующего захвата (близко к так называемому гринмейлу).
  2. Скупка акций миноритарных акционеров для формирования контрольного пакета и смены собственников.
  3. Скупка кредиторской задолженности поглощаемой стороны у мелких кредиторов с последующим требованием ее единовременного погашения.
  4. Фиктивное банкротство компании с помощью так называемых инсайдеров (ее руководства) или посредством "своего" конкурсного управляющего.
  5. Неправомерный захват государственного имущества.
  6. Незаконное включение государственного имущества в перечень объектов, подлежащих приватизации.
  7. Захват предприятия, нередко с использованием административного ресурса службы судебных приставов <10>.
<10> См. подр.: Рондарь Н.В., Маховиков А.Ю. Рейдерство и коррупция: экономический анализ проблемы // Экономика и управление собственностью. 2010. С. 20 - 21.
  1. Использование фирм, специализирующихся на выполнении заказов по захвату компании.

Кроме того, существует угроза экспансии иностранного капитала, в первую очередь транснациональных корпораций, которые получили широкий доступ к минерально-сырьевым ресурсам России, отнесенным к категории стратегических.

Как известно, законодатель увеличил долю участия иностранных инвесторов в предприятиях в сфере недропользования с 10 до 25% (Федеральный закон от 16.11.2011 N 322-ФЗ). В случае акционерного общества иностранным инвесторам недостает лишь одной акции (!) для владения блокирующим пакетом акций. Причем обладание 25% акций достаточно для доступа ко всей информации о предприятиях, имеющих стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, в частности относящихся к МСК.

Неравноправный статус России при решении проблемы привлечения иностранных инвестиций в сферу недропользования усиливает, по крайней мере потенциально, опасность недружественного поглощения и даже захвата отечественных объектов МСК зарубежными компаниями.

Такой статус законодательно закреплен Федеральным законом от 30.12.1995 N 225-ФЗ "О соглашениях о разделе продукции" (далее - Закон N 225-ФЗ). Отметим, что время действия соглашений, фактически относящихся к категории концессионных, может быть продлено по инициативе иностранной стороны (так называемого инвестора) "на срок, достаточный для завершения экономически целесообразной добычи минерального сырья" (п. 2 ст. 5 Закона N 225-ФЗ). Иными словами, Законом N 225-ФЗ допускается возможность эксплуатации недр иностранным участником до их полного истощения, естественно, если это не расходится с его устремлениями. Причем предельный объем произведенной продукции, которая передается в собственность инвестора для возмещения его затрат на выполнение работ, может доходить до 75%, а при добыче на континентальном шельфе Российской Федерации - даже до 90% общего объема произведенной продукции (ст. 8 Закона N 225-ФЗ).

Но самое существенное - то, что иностранный "инвестор" имеет право свободно и безвозмездно пользоваться всей первичной геологической, геофизической, геохимической и иной информацией, а также данными по ее интерпретации и производными данными.

Кроме того, иностранная сторона соглашения о разделе продукции получает право свободно и безвозмездно пользоваться образцами горных пород, в том числе кернами, пластовыми жидкостями, принадлежащими России на праве собственности (п. 2 ст. 11 Закона N 225-ФЗ). Комментарии излишни.

Наконец, иностранный инвестор имеет право свободного доступа на договорной основе к объектам трубопроводного транспорта, а также право на свободное использование на договорной основе объектов трубопроводного и иных видов транспорта, объектов по хранению и переработке минерального сырья без каких-либо дискриминационных условий (п. 1 ст. 12 Закона N 225-ФЗ). Таких преференций не дается даже участнику Союзного государства.

В отличие от современной России, на территории США компании, относящиеся к недропользованию, являются обязательно американскими, т.е. зарегистрированными в США и подчиняющимися американскому законодательству.

Защитой своих национальных интересов в недропользовании озабочен и Китай. В результате переговоров об условиях вступления в ВТО он добился ограничения доли участия иностранных нефтегазовых компаний на своей территории 5% <11>.

<11> Болдырев Ю.Ю. Кризис: игра на понижение. М.: Вече, 2011. С. 256 - 257, 307.

Сегодня иностранными компаниями контролируется более 30% поставок и обслуживания специальных машин и оборудования в сфере недропользования. Что касается, например, бурения, то эта доля достигает 48%. В то же время основные российские геофизические и сервисные компании исключены из списка стратегических предприятий, что, как отмечает Ю.Ю. Болдырев, открывает доступ к скупке отечественных активов подставными компаниями, аффилированными с основными иностранными монополистами в этой сфере <12>.

<12> Болдырев Ю.Ю. "Тучные годы", потерянные навсегда. М.: Вече, 2011. С. 76.

Все это ставит под угрозу экономическую и социальную безопасность предприятий МСК в силу низкой степени правовой защищенности их собственности от недружественного поглощения и рейдерства.

Так, в Законе о недрах предусмотрена защита прав пользователей недр (хозяйствующих субъектов) и интересов граждан Российской Федерации в целом (п. 13 ст. 3), а также защита интересов малочисленных народов при разрешении споров по вопросам пользования недрами (п. 10 ст. 4).

Конституция РФ допускает нахождение природных ресурсов, включая недра, в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности, что делает возможным их отчуждение (п. 2 ст. 9).

В настоящее время в России расширяется практика передачи природных ресурсов, находящихся в государственной собственности (включая МСР), частным предпринимателям в долгосрочное пользование. Тем самым государство фактически "конвертировало" свои регулятивные функции, управление и даже контроль недропользования в корпоративные. Это привело к "квазиприватизации" государственного фонда недр.

Причем частные недропользователи зачастую считают себя собственниками имущества, созданного за счет выручки от реализации добытых полезных ископаемых, формально принадлежащих, аналогично участкам недр, государству. Тем более что Закон N 225-ФЗ и ст. 220 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) допускают продажу добытых частными предпринимателями природных ресурсов с последующим возмещением затрат на их добычу и получение договорной прибыли.

Кроме того, ст. 27 Закона о недрах допускает частную собственность на геологическую информацию. При этом российский законодатель не учитывает в должной степени положительный зарубежный опыт развития МСК на основе долевого участия государства в финансировании программ поисковых и геолого-разведочных работ в размере от 30 - 40%, например, в Австралии и Канаде, до 50% в США и 80% в Японии.

В ст. 1.2 Закона о недрах определено, что добытые из недр полезные ископаемые и иные ресурсы могут на основаниях, оговоренных лицензией, переходить в государственную собственность субъектов РФ, муниципальную, частную или иные формы негосударственной собственности. По мнению авторов, ими могут быть различные формы коллективной собственности, которые с успехом функционировали и функционируют в нашей стране, например кооперативной, артельной и др.

Следует отметить, что в отличие от российского законодательства в Модельном кодексе о недрах и недропользовании для государств - участников СНГ (Постановление Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ от 07.12.2002 N 20-8), нормы которого имеют приоритет перед российским Законом о недрах, вопрос о титульном собственнике горного имущества остался открытым.

Механизмы правовой защищенности собственности предприятий МСК в Законе о недрах не прописаны, равно как и порядок государственного учета и ведения государственного реестра объектов государственной собственности МСК. Ведется лишь учет работ по геологическому изучению недр, а также учет, регистрация и реестр лицензий на пользование ими. Кроме того, на откуп предприятиям-недропользователям отдано представление государственной статистической информации, на основе которой формируется государственный баланс запасов природных ископаемых, что снижает степень надежности сведений об извлекаемых запасах и чревато хищением природных ресурсов, находящихся в государственной собственности.

Гражданским кодексом РФ определены правомерные процедуры слияния и поглощения предприятий. Однако на практике во многих случаях эти процедуры скрывают недружественное поглощение, осуществляемое главным образом путем покупки (скупки) акций либо долей компаний и последующей смены их руководства в юридически корректной и законной форме с использованием нормы корпоративного права (ст. ст. 16, 17 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ с изменениями).

Федеральный закон от 01.07.2010 N 147-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" ужесточает наказание за рейдерство. Согласно изменениям привлекать рейдеров к уголовной ответственности можно будет уже на начальных этапах рейдерства. Тем самым осложняется рейдерство с использованием института вторичного рынка, когда захваченное имущество приобретается на легитимной основе так называемым добросовестным приобретателем (к сожалению, таких немного).

Закон так и не определил понятие рейдерства, равно как и недружественного поглощения.

Изначально грубые нарушения законодательства о приватизации ставят под сомнение правомерность отчуждения государственного имущества, в том числе в МСК России, и, соответственно, "обоснованность" очередного передела собственности посредством недружественного поглощения и рейдерства. Например, в Аналитической записке Счетной палаты РФ приведены многочисленные факты нарушений приватизационных процессов <13>.

<13> Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993 - 2003 гг. (экспертно-аналитическое мероприятие). М.: Олита, 2004.

Выделим наиболее существенные из них. Во-первых, необоснованное занижение цены продаваемых государственных активов. Прежде всего в отношении высокодоходных активов, в частности имущества предприятий МСК. Во-вторых, многие из новых собственников не выполнили взятые на себя в ходе приватизации обязательства, что является законным основанием возврата имущества государству. В-третьих, результатом российской приватизации стал беспрецедентный в мировой практике рост коррупции и криминализации экономики страны.

Следует отметить и то обстоятельство, что практическое отсутствие доверия участников хозяйственной деятельности друг другу, помимо прочего, провоцирует часть из них на враждебное отчуждение имущества конкурентов посредством применения различных технологий. Например, в случае неосторожной или неоправданной передачи на аутсорсинг тех функций предприятия, выполнение которых аутсорсером может привести к утрате контроля имущества предприятия. При этом захватчиком может стать как сам аутсорсер, так и лицо, состоящее в сговоре с ним.

Также надо обратить внимание на недостаточную степень разработанности проблемы противодействия недружественному поглощению и рейдерству объектов МСК России.

Что же нужно сделать незамедлительно для противодействия недружественному поглощению и рейдерству предприятий МСК России и какие превентивные меры могут быть применены для предотвращения подобных угроз?

Мера первая - защита объектов государственной собственности в сфере МСК. Для этого требуется:

Известны три способа деприватизации, в том числе в МСК:

  1. добровольный возврат государству приватизированного имущества МСК, на который, по крайней мере в России, рассчитывать не приходится;
  2. принудительный возврат приватизированного имущества в судебном порядке на возмездной либо безвозмездной основе. Например, по решению суда в виде санкции за совершение правонарушения (конфискация);
  3. национализация - принудительное обращение собственности граждан и юридических лиц в собственность государства на основании закона. Этот путь многократно апробирован в мировой практике (Франция, Великобритания, Италия и т.д.), когда другие средства решения важнейших народнохозяйственных проблем не дают должного результата.

Цели национализации объектов МСК могут быть различными:

Право государства лишить то или иное лицо его собственности "в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом", признано в Европейской конвенции по правам человека, принятой Советом Европы <14>.

<14> Цит. по: Гомье Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М.: Изд-во Московского независимого института международного права, 1998. С. 407.

Мировая практика свидетельствует, что национализация может проводиться как на возмездной основе (в денежной форме или в виде долгосрочных государственных облигаций, подлежащих погашению по истечении срока, определенного законодательством о национализации), так и на безвозмездной.

Конституция РФ обусловливает "принудительное отчуждение имущества для государственных нужд" предварительным и равноценным возмещением, что, по мнению авторов, противоречит ряду международных актов (п. 3 ст. 35). Так, Европейская конвенция по правам человека не гарантирует права на получение полной компенсации при любых обстоятельствах, поскольку законные интересы общества могут требовать выплаты возмещения в сумме ниже полной рыночной стоимости <15>.

<15> Там же. С. 415.

В случае изначально частной собственности допустима ее компенсация бывшим владельцам национализируемого имущества по рыночной стоимости. В случае приватизированного государственного имущества возможны варианты.

Например, вначале собственники приватизированного имущества обязаны выплатить компенсацию за недооцененное имущество, либо за намеренно заниженную стоимость предприятий, подлежащих приватизации, либо за невыполнение социальных и/или инвестиционных условий приватизационных сделок, а уже потом получить возмещение за национализируемое имущество по рыночной стоимости. Тогда станет ясно, кто, кому и сколько должен.

Возможен и другой сценарий национализации, при котором размеры государственных выплат за национализируемое имущество должны определяться исходя из продажной стоимости имущества предприятия на момент его приватизации. При этом должна быть сделана поправка на инфляцию, а также учтены возможные улучшения, произведенные собственником с момента приватизации, и ущерб, который мог быть нанесен частным собственником предприятию, государству, обществу. В данном случае тоже будет ясно, кто, кому и сколько должен.

Вопрос о целесообразности национализации, включая сферу МСК, ее масштабе, порядке и условиях проведения должен решаться, на наш взгляд, прежде всего в зависимости от того, какому государству будет возвращена часть ранее приватизированного имущества: нынешнему коррумпированному или правовому государству, национально и социально ориентированному на защиту прав и интересов граждан. Также требуется решить, кто должен управлять национализированными предприятиями - государственные чиновники либо те, кто на них трудится. Идеологические выверты типа "национализация - орудие социалистического переустройства общества" в этом вопросе неуместны.

Мера вторая - развитие институтов управления государственными предприятиями МСК, которые не связаны с изменением формы собственности, при одновременном приостановлении приватизационных процессов в сфере недропользования. По крайней мере, на неопределенный и непредсказуемый по своим последствиям период кризисного развития экономики страны и мира.

Имеются в виду как новые, так и незаслуженно "забытые" властью старые институты. К ним, прежде всего, относятся аренда, доверительное управление имуществом (гл. 53 ГК РФ), концессия.

В последнем случае (концессия) речь идет о предоставлении публичной властью участнику концессионного соглашения - физическому или юридическому лицу во временное пользование с сопутствующими рисками, во-первых, принадлежащего ей (власти) имущества (в ряде случаев может быть предоставлено ограниченное право распоряжения концессионным имуществом, т.е. его отчуждения <16>) на долгосрочной, возмездной, возвратной и инвестиционной основе; во-вторых, прав на исключительные виды публичной деятельности <17>.

<16> Балашов С.А. Совершенствование государственного регулирования развития концессий. Автореф. дис. ... канд. экон. наук. М.: Ин-т экономики РАН. С. 13.
<17> См. подр.: Букреев В.В., Лунькин А.Н., Рудык Э.Н. Концессионные соглашения в управлении профессиональным образованием: целесообразность, сущность, проектирование // Управление собственностью: теория и практика. 2011. N 4. С. 8; Иностранные концессии в отечественном рыбном хозяйстве (1920 - 1930-е гг.). Документы и материалы / Серия "Отечественный опыт концессий". Т. 1. М.: Современная экономика и право, 2005; Вихрян А.П. Концессии как метод управления собственностью Союзного государства // Экономика и управление собственностью. 2011. N 1.

В настоящее время использование концессионного механизма (в отличие от соглашений о разделе продукции) нацелено законодателем на улучшение и приращение государственного имущества, а также минимизацию бюджетных расходов и разделение рисков, сопряженных с выполнением условий концессии, между договаривающимися сторонами (см. Федеральный закон от 21.07.2005 N 115-ФЗ "О концессионных соглашениях").

По мнению авторов, главное отличие концессионных соглашений, включая сферу недропользования, от иных форм гражданско-правовых договоров (например, аренды, доверительного управления имуществом, аутсорсинга) - их применимость исключительно в отношении государственного имущества, которое изъято из оборота либо обороноспособность которого ограничена в связи с осуществлением публичными образованиями своих функций.

Мера третья - реальное подавление коррупции. В принципиальном плане речь должна прежде всего идти о демонополизации общественно-политической жизни страны.

В частности, фактическая монополия власти в верхнем ее эшелоне сделала возможным проведение пресловутых залоговых аукционов 1995 - 1996 гг. (главным образом в сфере МСК), в ходе которых произошло незаконное отчуждение наиболее лакомых кусков государственной собственности ("голубых фишек"), в результате чего сформировался так называемый олигархат, овладевший и до сих пор владеющий "командными высотами" в области недропользования.

Однако Счетная палата РФ признала, что залоговые аукционы носили притворный характер, а значит, эти сделки были по определению ничтожными. Иными словами, они являлись сделками, которые были совершены с целью прикрытия иных сделок. Под видом залога произошло незаконное отчуждение наиболее ценного государственного имущества МСК, причем "по дешевке". Гражданский кодекс РФ такого рода сделки квалифицирует как недействительные. А кто и что, кроме олигархов, поимел от залоговых аукционов - вопрос отдельный и, как говорят в России, интересный <18>.

<18> Букреев В.В., Рудык Э.Н. Приватизация в России: кто виноват и что делать? // Москва. 2005. N 3. С. 147 - 148.

Не менее важно то обстоятельство, что фактическая монополия на власть одной политической силы не только не восстановила справедливость в вопросе о залоговых аукционах, но и не исключает возможность повторения подобного рода коррупционных сделок в будущем, связанных с захватом имущественных объектов.

В этой связи антикоррупционную и антирейдерскую роль может сыграть ратификация Россией ст. 20 "Незаконное обогащение" Конвенции ООН против коррупции. Согласно этой статье "государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться с тем, чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать" <19>. Россия ратифицировала данную Конвенцию, за исключением указанной статьи.

<19> Принята резолюцией 58/4 Генеральной Ассамблеи ООН 31 октября 2003 г.

Мера четвертая - соблюдение и защита прав и интересов пользователей недр в неразрывной связи с интересами граждан РФ в целом и, в частности, проживающих на территориях нахождения объектов МСК, включая малочисленные народы.

Законодатель предоставил право органам местного самоуправления:

Мера пятая - демократизация управления объектами МСК на основе перехода от частно-государственного, создающего благоприятные условия для коррупции, к общественно-государственно-частному партнерству (ОГЧП), которое получает в настоящее время все большее распространение в мировой практике в виде так называемого трипартизма.

Главная цель ОГЧП - вовлечение институтов гражданского общества (профсоюзов работников, отраслевых объединений работодателей, обществ защиты окружающей среды, прав потребителей, других саморегулируемых организаций граждан) в процессы принятия управленческих решений и антикоррупционный контроль их выполнения, противодействие недружественному поглощению и рейдерству.

По мнению авторов, ОГЧП может содействовать становлению нового для современной России института - экономической демократии, основанной на вовлечении в процессы принятия управленческих решений всех занятых в сфере производства в различных формах на всех его уровнях. Без нее политическая демократия, о которой так много говорится, неполноценна, ущербна и неустойчива <20>.

<20> См. подр.: Букреев В.В., Рудык Э.Н. Повышение социальной устойчивости предприятия на основе демократизации хозяйственной власти: к теории вопроса // Труд и социальные отношения. 2008. N N 2 - 3.

Мера шестая - формирование того, что в мире получило название "открытый менеджмент".

Переход от закрытого к открытому менеджменту предполагает открытость и доступность внутренних нормативных документов предприятия. К ним следует, в первую очередь, отнести:

<21> Так, в известной компании Nokia открытыми являются сведения о персональном ежегодном вознаграждении членов совета директоров, а также членов исполнительного совета (включая различного рода денежные компенсации, льготы, бонусы, пособия, гранты), выплачиваемом в денежной форме (60%) либо в виде акций компании на льготных условиях. Решения об этом принимаются ежегодным общим собранием акционеров по результатам работы Nokia - экономическим и социальным.

Наличие системы открытого менеджмента способствует повышению доверия между всеми участниками деятельности предприятия, без чего не приходится говорить о поддержании его экономической, финансовой и социальной устойчивости, способности эффективно противодействовать недружественному поглощению и рейдерству, особенно в долгосрочной перспективе.

Мера седьмая - обеспечение информационной безопасности бизнеса, включая сохранность документации, содержание которой носит характер государственной, коммерческой и иной охраняемой законом тайны.

Более детальная "расшифровка" возможной "дорожной карты" - технологии противодействия недружественному поглощению и рейдерству отечественных предприятий минерально-сырьевого комплекса - тема отдельного исследования.

В.В.Букреев

Профессор

Российского государственного

геолого-разведочного университета

им. С.Орджоникидзе

Э.Н.Рудык

Д. э. н.,

профессор

Международного университета

природы, общества и человека "Дубна"

и Академии труда и социальных отношений

О.В.Смирнов

Судья

Девятого арбитражного апелляционного суда