Мудрый Экономист

Долг завода переуступлен фактору: кому платить?

"Промышленность: бухгалтерский учет и налогообложение", 2012, N 6

Речь идет о ситуации, когда задолженность завода перед поставщиком (подрядчиком) товаров, работ, услуг передается последним третьему лицу (фактору). Именно фактору при таких обстоятельствах завод должен перечислить денежные средства в качестве оплаты товаров, работ, услуг, но только при условии его уведомления о смене кредитора.

Согласно п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) либо перейти к нему в силу закона. Одной из разновидностей такого рода сделки является договор финансирования под уступку денежного требования (договор факторинга). Это двухсторонняя сделка, заключаемая финансовым агентом (фактором) и клиентом (кредитором, то есть поставщиком или подрядчиком). Фактор передает (обязуется передать) клиенту денежные средства в счет его денежного требования (причем это может быть не только существующее, но и будущее требование) к третьему лицу (должнику, которым является упомянутый завод), возникшего в связи с предоставлением товаров, выполнением работ, оказанием услуг, а клиент уступает (обязуется уступить) финансовому агенту это денежное требование (п. 1 ст. 824 ГК РФ). В то же время денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед фактором. Обратите внимание: должник не является участником сделки по факторингу. Более того, она может быть заключена при отсутствии на это его согласия. Поясним последнее.

Общая норма звучит так: для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК РФ). Предположим, поставщик и завод договорились о том, что первый не вправе переуступать долг завода другому лицу. Однако в гл. 43 "Финансирование под уступку денежного требования" ГК РФ на этот счет есть специальная норма: уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении (п. 1 ст. 828). Таким образом, поставщик вправе переуступить долг покупателя фактору, даже если покупатель против (подавать иск о признании недействительным договора о факторинговом обслуживании по такому обстоятельству бесполезно <1>). Правда, в обозначенной ситуации поставщик не освобождается от обязательств или ответственности перед покупателем в связи с уступкой требования в нарушение существующего между ними соглашения о ее запрете или ограничении (п. 2 ст. 828 ГК РФ). Финансовый агент в этой части никакой ответственности не несет (п. 2 ст. 832 ГК РФ).

<1> Пример - Постановление ФАС МО от 20.05.2009 N КГ-А41/3512-09.

Ключевой момент. При наличии факторинговых отношений соглашение должника и кредитора о запрете уступки не делает такую уступку недействительной.

На основании п. 1 ст. 830 ГК РФ у должника возникает обязанность по перечислению денежных средств фактору только в том случае, если он получил от поставщика или фактора письменное уведомление об уступке денежного требования этому агенту, то есть доказательства прав нового кредитора. При этом в уведомлении определяется подлежащее исполнению денежное требование, а также указывается финансовый агент, которому должен быть произведен платеж. Пока доказательств не будет, должник (покупатель) вправе не исполнять обязательство финансовому агенту (п. 1 ст. 385 ГК РФ).

Если покупатель узнал о переуступке права денежного требования от поставщика, он вправе попросить у фактора представить ему доказательства того, что уступка действительно имела место. Непредставление фактором этих доказательств в разумный срок дает должнику право произвести платеж клиенту, а не новому кредитору (п. 2 ст. 830 ГК РФ).

А что делать, если кредитор сначала уведомляет должника о переуступке долга третьему лицу, а затем аннулирует данное заявление? Именно с такой ситуацией, причем уже не в первый раз, пришлось разбираться Президиуму ВАС. Результатом стало решение спора (Постановление от 14.02.2012 N 13253/11) в пользу должника. Примечательно то, что суды всех трех инстанций (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 05.03.2011 по делу N А40-30646/10-42-270, Постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.05.2011 N 09АП-9780/2011-ГК и ФАС МО от 01.08.2011 N КГ-А40/7312-11) встали на сторону финансового агента, посчитав его требование о взыскании основного долга на основании генерального соглашения о факторинговом обслуживании обоснованным и документально подтвержденным. Доводы же должника (моторного завода) об уплате задолженности в адрес кредитора (оказал транспортно-экспедиторские услуги по договору транспортной экспедиции), уведомившего его о прекращении действия договора факторинга, были отклонены ввиду отсутствия достаточных доказательств.

Высший арбитр, со своей стороны, посчитал, что суд при рассмотрении дела допустил ошибку. Итак, моторный завод не согласился с привлечением его к ответственности со ссылкой на то, что уведомление об уступке денежных требований в связи с заключением договора факторинга было получено им только от кредитора (дата получения - 01.02.2008), а фактор никогда не уведомлял его о приобретении прав требования и наличии задолженности перед ним. Помимо этого, завод указал, что кредитор письмом от 25.12.2009 попросил его аннулировать свое предыдущее письмо о внесении платы в адрес финансового агента, а письмом от 10.02.2010 сообщил о том, что фактически прекратил финансирование отгрузок должника через фактора. В связи с этим соответствующая оплата произведена заводом в адрес кредитора, что подтверждается платежными поручениями, которые завод приложил к отзыву на исковое заявление, а затем - к апелляционной жалобе.

Ключевой момент. Должник обязан произвести платеж финансовому агенту, следовательно, несет ответственность за несоблюдение данной обязанности при условии, что он получил от клиента либо фактора письменное уведомление об уступке денежного требования данному фактору и в нем определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.

Однако суды посчитали, что в нарушение ст. 65 АПК РФ завод не представил достаточных доказательств своих возражений. В частности, он не предъявил суду первой инстанции платежные поручения и письма, на которые сам же ссылался. Этот довод судов, по мнению Президиума ВАС, является необоснованным, поскольку в материалах дела представлен отзыв завода на исковое заявление финансового агента, полученный арбитражным судом первой инстанции 04.05.2010, в котором содержится указание на приложения в виде упомянутых платежных поручений и копий писем. В то же время эти документы не были подшиты в материалы дела при рассмотрении спора судом г. Москвы. Отсутствует также акт, из которого можно было бы почерпнуть информацию о том, что документы, направленные заводом в качестве приложений к отзыву, получены судом не в полном объеме. Копии платежных поручений и писем появились в материалах дела только на стадии рассмотрения дела судом апелляционной инстанции. Причем даты платежей, указанные в этих поручениях, значительно предшествуют дате рассмотрения дела в суде первой инстанции, в связи с чем они могли быть использованы при рассмотрении спора судом первой инстанции. Тем более что арбитражный суд обладал правом на истребование от лиц, участвующих в деле, дополнительных доказательств.

К сведению. На основании п. 2 ст. 9 АПК РФ каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представления доказательств арбитражному суду и другой стороне по делу. При этом в силу п. 3 указанной статьи арбитражный суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, оказывает содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела. Судья при подготовке дела к судебному разбирательству (пп. 3 п. 1 ст. 135 АПК РФ):

В соответствии с п. 2 ст. 66 АПК РФ арбитражный суд вправе предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, необходимые для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела и принятия законного и обоснованного судебного акта, до начала судебного заседания или в пределах срока, установленного судом.

Реализация обозначенного права позволила бы суду обеспечить баланс защиты прав участников спора и избежать фундаментальной судебной ошибки. На должника не может налагаться бремя ответственности перед финансовым агентом, вызванной действиями клиента, выразившимися в предоставлении должнику недостоверной информации относительно уступки денежного требования (направление ему письма об отзыве уведомления об уступке) при условии отсутствия каких-либо уведомлений со стороны финансового агента о приобретении им прав требования к заводу. При наличии двух уведомлений (об уступке и отзыве уведомления) от клиента и отсутствии каких-либо уведомлений от фактора должник считается не уведомленным об уступке прав требования финансовому агенту. В такой ситуации исполнение должником обязательства первоначальному кредитору (клиенту) признается исполнением надлежащему кредитору и прекращает обязательство должника. При этом новый кредитор (финансовый агент) вправе требовать неосновательно полученное от прежнего кредитора (клиента).

Кстати, как было указано выше, с подобной ситуацией высший арбитр сталкивается не впервые. До этого им было вынесено Постановление от 04.10.2011 N 5339/11, в котором было рассмотрено следующее. Поставщик, первоначально известив покупателя о переходе на факторинговое обслуживание, через три дня отозвал свое извещение, предложив производить платежи за товар на свой расчетный счет. В свою очередь, факторинговая компания не направила покупателю уведомление об уступке денежного требования по договору поставки и необходимости перечислять плату за товар, полученный по этому договору, на ее счет. Следовательно, у должника отсутствовали основания для оплаты товара другому лицу (не поставщику) по иным реквизитам. Тот факт, что должник все-таки получил от фактора уведомление о состоявшейся уступке права требования, не повлиял на исход дела, поскольку это уведомление было получено уже после оплаты покупателем товара, полученного от поставщика. Окончательный вывод: покупатель не был надлежащим образом уведомлен об уступке денежного требования, как того требует п. 1 ст. 830 ГК РФ, и, следовательно, обоснованно не производил платежей в пользу факторинговой компании.

А.Г.Снегирев

Эксперт журнала

"Промышленность:

бухгалтерский учет

и налогообложение"

Сколько отработал - столько отдыхаешь
 
Установление сервитута: возможные проблемы