Мудрый Экономист

Как анализировать новые формы бухгалтерской отчетности

"Финансовый вестник: финансы, налоги, страхование, бухгалтерский учет", 2012, N 1

(О взаимопонимании между бухгалтерами и аналитиками)

В данном материале хочется написать о том, что тревожит - об углубляющемся разрыве между наукой и практической деятельностью. По моему мнению, бухгалтеры и аналитики постепенно перестают понимать друг друга, хотя и раньше, да и сейчас формально остаются единым целым в рамках такого направления, или, как сегодня принято говорить, профиля, подготовки кадров, как "Бухгалтерский учет, анализ и аудит".

Начну с небольшой истории, которая произошла 15 лет назад. Тогда, в 1996 г. я был выпускником учетно-экономического факультета Иркутской государственной экономической академии и работал над дипломной работой на тему "Бухгалтерский учет и экономический анализ формирования финансовых результатов". Как и положено, в рамках данной темы я проводил анализ рентабельности отдельных видов продукции (благо писал диплом по бетонно-растворному комбинату, и соответствующие данные по видам продукции можно было получить, правда, не из бухгалтерской отчетности, а из внутренних документов планово-аналитической службы и по не самой широкой номенклатуре выпускаемых изделий), анализ рентабельности активов, и, конечно же, анализ рентабельности продаж. Вспомним 1996 г. - старый План счетов (счета 46, 47 и 48 до сих пор не забудутся), старые формы отчетности, когда Баланс уже стал составляться в оценке нетто, а Отчет о прибылях и убытках (или Отчет о финансовых результатах - так он тоже назывался в течение определенного времени) - в оценке брутто в части раскрытия информации о выручке от продажи продукции. То есть в первой строке Отчета о прибылях и убытках приводилась сумма выручки, а далее шла сумма НДС по реализованной продукции, которая для целей расчета суммы прибыли от продаж вычиталась из суммы выручки наравне с себестоимостью и коммерческими расходами (расходами на продажу). Показатель рентабельности продаж просчитывался по элементарной формуле, в основе которой лежит сопоставление выручки и прибыли от продаж (реже встречается себестоимости и прибыли от продаж, но я пользовался первым вариантом):

              П
V
R = --, (1)
продаж V
где R - рентабельность продаж;
продаж

V - выручка от продажи продукции;

    П  - прибыль от продажи продукции.
V

Тогда эта формула не вызывала вопросов, и при уровне выручки от продажи 118 тыс. руб. и прибыли от продаж на уровне 10 тыс. руб. естественным образом получалась рентабельность на уровне 8,475%. А затем был факторный анализ и далее по известной схеме.

Прошло несколько лет, изменились акценты в формировании содержания отчетности, в результате чего Отчет о прибылях и убытках стал составляться в оценке-нетто (если, конечно, такой термин применим к ситуации, когда из суммы выручки вычитается величина косвенных налогов и, прежде всего, суммы НДС, подлежащего уплате в бюджет). На вопрос, почему должен использоваться именно такой подход, получал разные ответы, в каждом из которых была доля истины, в том числе:

Все эти высказывания имели под собой определенную почву, но не избавляли от неизбежных вопросов: почему именно так и для чего? В ответ слышал примерно следующее: да потому, что так лучше, прозрачнее, нет нагромождения, нет внутреннего оборота, больше соответствует действительности, а значит, достовернее". Сомнения оставались. Чем прозрачнее, тем достовернее? Так или иначе, мы получаем от покупателя сумму этого самого НДС, который мы пусть и должны заплатить в бюджет, но только через определенный период времени, причем в современных условиях высокой деловой активности высокая оборачиваемость - иногда не самый короткий период. Кроме того, мы зачисляем его на расчетный счет своей организации и получаем право в течение определенного времени распоряжаться этими деньгами. Но сейчас главное для меня даже не в этом. А в том, что и сегодня формула для расчета рентабельности продаж та же:

              П
V
R = --, (2)
продаж V
где R - по-прежнему рентабельность продаж;
продаж

V - по-прежнему выручка от продажи продукции;

    П  - по-прежнему прибыль от продажи продукции.
V

Господа аналитики! К вам обращаюсь я с вопросом: неужели ничего не поменялось? Неужели изменение формы отчетности не должно было повлечь за собой дискуссию и последующую возможную корректировку методики расчета соответствующего показателя? Используя те же данные, но уже исключив из суммы выручки НДС по реализованной продукции и получив ее на уровне только 100 тыс. руб., получаем уровень рентабельности продаж равный не упомянутым выше 8,475%, а целым 10%. Как это согласуется с законами математики, когда 8,475% = 10%. Слава Богу, что пока между двумя этими цифрами стоит знак /=. Когда же мы считали правильно - 15 лет назад или сегодня?

В мою голову не скребется, а стучится мысль: надо что-то делать с методикой анализа, вечно неизменной оставаться она не может!

Абсолютно та же ситуация с коэффициентом оборачиваемости (в расчете также участвует сумма выручки от продаж, которая 15 лет назад была с НДС, а сегодня уже 12 лет как без НДС). Причем в случае с коэффициентом оборачиваемости дебиторской задолженности покупателей и заказчиков, который при традиционном подходе (без использования формул Шерра и т.д.) рассчитывается следующим образом:

                                V
К = -------------, (3)
оборачиваемости ДЗ _____________
ДЗ
покупателей
где К - коэффициент оборачиваемости дебиторской
оборачиваемости ДЗ
задолженности;

V - выручка от продажи продукции;

    _____________
ДЗ - средняя величина дебиторской задолженности покупателей.
покупателей

Ситуация доведена до абсурда, поскольку сумма выручки в числителе данного показателя приводится без учета суммы НДС по реализованной продукции (если, конечно, считать, что данный показатель будет рассчитан по данным Отчета о прибылях и убытках), а знаменатель - средняя величина дебиторской задолженности покупателя - с учетом НДС по реализованной продукции, поскольку именно в такой оценке данные о дебиторской задолженности приводятся в Бухгалтерском балансе. Куда деваются тогда сопоставимость и логика при расчете соответствующего показателя...

Аналитики, с которыми приходится часто общаться по данной теме, выдвигают на это следующие доводы.

В создавшейся ситуации виноваты именно бухгалтера со своими реформами содержания отчетности. Методика оценки стабильная, а меняющиеся правила составления баланса, отчета о прибылях и убытках, отчета о движении денежных средств лишают возможности сопоставлять, анализировать и делать правильные выводы. При анализе финансового положения организаций опираться аналитикам приходится на данные отчетности, и других источников у них нет. Все верно, но аналитики должны активнее отстаивать свои взгляды и интересы при корректировке форм бухгалтерской отчетности. А сегодня приходится констатировать, что все изменения, которые происходили с содержанием отчетности в последние годы, лишь снижали ее прозрачность, а не увеличивали ее, как того требуют принципы МСФО.

Еще один аргумент аналитиков сводится к следующему. Какая, в принципе, разница, как определен числитель и как - знаменатель, если оценивается не столько абсолютный уровень относительного показателя, сколько его динамика, поэтому совершенно не важно, что выручка в числителе без НДС, а дебиторская задолженность покупателей в знаменателе с НДС. А с таким утверждением соглашаться нельзя. Если методологически способ расчета показателя выстроен неверно, то и выводы, итог анализа будут искаженными.

На мой взгляд, надо заниматься не снижением количества строк в отчетности, а комплексным изменением всего ее содержания, чтобы сделать ее прозрачной. Следуя современной бухгалтерской отчетности, формы которой установлены Приказом N 66н, практически невозможно провести качественный анализ финансового состояния. Проанализируем хотя бы последние изменения содержания основных отчетных форм с точки зрения соответствия критерию прозрачности.

Возьмем для начала бухгалтерский баланс. Приказом N 66н фактически установлено, что в активе бухгалтерского баланса дебиторская задолженность будет приводиться одной строкой: нет ни деления по видам (которое, пусть в минимальном виде, но сохранялось в Бухгалтерском балансе до издания настоящего Приказа), ни деления по срокам. Каким же тогда образом проводить анализ ликвидности Бухгалтерского баланса, если дебиторская задолженность, платежи по которой ожидались в течение 12 месяцев после отчетной даты, традиционно включалась в состав группы А2 по степени ликвидности, а дебиторская задолженность со сроком погашения более 12 месяцев - в группу А3, а иногда даже в группу А4? Можно обратиться к расшифровкам, пояснениям к отчетности. Но зачем тогда нужен сам Баланс, если он не позволяет провести даже самый базовый анализ. Очевидно, что при отсутствии необходимых корректировок значение коэффициента общей ликвидности баланса изменится:

                        А1 + 0,5 x А2 + 0,3 x А3
К = ------------------------, (4)
общ.ликв.баланса П1 + 0,5 x П2 + 0,3 x П3

где А1... А3 - группы активов по уровню их ликвидности;

П1... П2 - группы пассивов по срочности их погашения.

Надо обратить внимание и на другой момент - на различие показателей ликвидности дебиторской задолженности покупателей, дебиторской задолженности по авансам выданным, дебиторской задолженности подотчетных лиц. Их следует не объединять в одной статье баланса, а по возможности разграничивать. В результате погашения дебиторская задолженность покупателей - группа А2 (при условии ее краткосрочности) превращается в более ликвидные активы - денежные средства (группа А1), дебиторская задолженность по авансам выданным превратится в менее ликвидные активы (либо материалы - группа А3, либо основные средства - группа А4). Методика расчета коэффициента быстрой ликвидности (коэффициента промежуточного покрытия) при этом не изменилась:

                   ДС + КФВ + КДЗ + ПОА
К = --------------------, (5)
быстр.ликв. КО

где ДС - величина остатка денежных средств;

КФВ - величина остатка краткосрочных финансовых вложений;

КДЗ - величина остатка краткосрочной дебиторской задолженности;

ПОА - величина остатка прочих оборотных активов;

КО - величина остатка краткосрочных обязательств.

Возьмем также группу "Запасы". Вплоть до отчетности за 2010 г. организации приводили в бухгалтерском балансе не только общую стоимость запасов, но и стоимость их основных видов - сырья и материалов, готовой продукции, незавершенного производства, расходов будущих периодов. Как теперь рассчитать коэффициент обеспеченности сырья и материалов собственными оборотными средствами или коэффициент имущества производственного назначения, где взять информацию о стоимости сырья и материалов по состоянию на отчетную дату:

                     СОС
К = ---, (6)
обесп.СиМ СОС СиМ
где К - коэффициент обеспеченности сырья и материалов
обесп.СиМ СОС
собственными оборотными средствами;

СОС - величина собственных оборотных средств на отчетную дату;

СиМ - стоимость сырья и материалов на отчетную дату.

                           ОС + СиМ = НзП
К = --------------, (7)
имущ.произв.назнач. ВБ
где К - коэффициент имущества производственного
имущ.произв.назнач.
назначения;

ОС - стоимость основных средств по состоянию на отчетную дату;

НзП - величина незавершенного производства по состоянию на отчетную дату;

ВБ - величина валюты баланса по состоянию на отчетную дату.

При отсутствии дополнительных пояснений, а, как показывает практика, составлять пояснительные записки бухгалтерии даже крупных организаций не очень любят, получается скорее отписка, нежели реальное раскрытие содержания статей отчетности, как того требуют ПБУ, которая фактически не позволит рассчитать большую часть показателей оборачиваемости. Последние же лежат в основе методики анализа деловой активности - ведь нет информации ни о средней величине материальных запасов, ни о средней величине готовой продукции и других необходимых сведений.

Напомним также и об отсутствии в современном Бухгалтерском балансе статьи "Вложения во внеоборотные активы" или хотя бы ее аналога с другим названием - "Незавершенное строительство", которая была в балансе ранее. Остается открытым вопрос: по какой статье отчетности наиболее оправданно отражать сальдо по счету 07 и счету 08, которые, естественно, могут быть у организации по состоянию на отчетную дату:

Аналитику придется строить догадки о решении организации или надеяться на то, что в пояснениях к отчетности соответствующая информация будет раскрыта. Непонятно, как быть с тем же коэффициентом имущества производственного назначения, если, руководствуясь алгоритмом, заложенным в некоторые программные продукты по автоматизации бухгалтерского учета, организация решит все-таки распределить сумму вложений между другими внеоборотными активами. Известно, что в соответствии с методикой в расчет должна приниматься стоимость основных средств, а не основных средств и вложений во внеоборотные активы.

И еще одно соображение. Теперь данные об остатках активов и обязательств в бухгалтерском балансе должны приводиться по состоянию не на две даты (начало и конец отчетного периода), а на три даты (в случае отчетности за 2011 г. это 31.12.2011, 31.12.2010 и 31.12.2009). Сомневаемся, что это ведет к серьезному повышению уровня аналитичности. С одной стороны, для анализа динамики активов и пассивов организации - безусловно. С другой стороны, посмотрим в этой связи на одно из изменений законодательства по бухгалтерскому учету. В п. 49 Положения по ведению бухгалтерского учета и отчетности в РФ N 34н в новой редакции изложено следующее требование отражения информации о переоценке основных средств: "...Основные средства отражаются в бухгалтерском балансе по остаточной стоимости, т.е. по фактическим затратам их приобретения, сооружения и изготовления за вычетом суммы начисленной амортизации.

Изменение первоначальной стоимости основных средств в случаях достройки, дооборудования, реконструкции и частичной ликвидации, переоценки соответствующих объектов раскрываются в Приложениях к бухгалтерскому балансу. Коммерческая организация имеет право не чаще одного раза в год (на конец отчетного года) переоценивать объекты основных средств по восстановительной стоимости путем индексации или прямого пересчета по документально подтвержденным рыночным ценам с отнесением возникающих разниц на счет добавочного капитала организации, если иное не установлено нормативными правовыми актами по бухгалтерскому учету".

Естественно, что соответствующее изменение было внесено в связи с изменением порядка составления бухгалтерского баланса, в котором теперь просто отсутствует информация по состоянию на "начало отчетного периода". Но аналитикам от этого не легче - как определить, где реальное увеличение внеоборотных активов организации, связанное с их приобретением, а где увеличение основных средств в результате переоценки? Раньше это можно было сделать сопоставив данные за 31 декабря предшествующего периода и 1 января отчетного периода. Как быть теперь? Статья "Основные средства" в этом случае не поможет. Можно проанализировать статьи "Добавочный капитал..." - "Результат переоценки внеоборотных активов...", но там тоже не все очевидно - казалось бы, он может остаться на одном уровне, а значит, можно сделать вывод о том, что переоценка не проводилась и весь прирост стоимости основных средств объясняется их реальным приобретением. Но это не всегда так, поскольку добавочный капитал - результат переоценки - мог вырасти в результате проведенной переоценки основных средств и снизиться в результате списания ранее сформированного добавочного капитала при списании переоцененных ранее объектов основных средств с учета.

Искать четкие ответы, наверное, придется в пояснениях к балансу и отчету о прибылях и убытках как содержащих всю полезную информацию. Кстати сказать, и банковские аналитики задаются тем же вопросом, хотя по-прежнему, уже скорее по инерции, просят представить им комплект отчетности, по которому они рассчитают некоторые показатели финансового состояния, анализируя кредитоспособность потенциального заемщика. Вслед за этим формулируются дополнительные вопросы, требования расшифровок дебиторской задолженности, оборотов по счетам и т.д. Отчетность перестала быть востребованной одним из основных ее пользователей - кредиторами в лице коммерческих банков. Это уже не просто сигнал, а гудок, возвещающий необходимость перемен.

Поэтому признаем претензии аналитиков по поводу изменения содержания форм отчетности вполне обоснованными. Со своей стороны, и бухгалтеры могут предъявить свои претензии работникам аналитических служб. Начиная с 1998 г. в большом количестве стали приниматься новые ПБУ, которые почему-то со скрипом внедрялись в реальную практическую работу бухгалтеров и очень редко находили отражение в отчетности. Причина заключается в том, что информация, которая должна раскрываться в соответствии с этими ПБУ, оказывается практически невостребованной в силу отсутствия методики анализа соответствующих показателей. Почти 10 лет назад была принята первая редакция ПБУ 18/02. Имеем ли мы сегодня развитую методику анализа отложенных налоговых активов и отложенных налоговых обязательств? В своей практике я такой не встречал, хотя, вполне возможно, пропустил какую-нибудь книгу или журнал, каковые сейчас издаются во множестве. То же самое относится к информации по прекращаемой деятельности, о расходах на НИОКР, оценке обязательств. Она может и не найти отражения в бухгалтерской отчетности.

К сожалению, в последнее время взаимные претензии бухгалтеров и аналитиков только усиливаются, а трещина между бухгалтерским учетом и анализом становится все глубже. В крупнейших вузах существуют кафедры бухгалтерского учета и экономического анализа, пусть и в рамках одной специальности, но студенты, по моим наблюдениям, все чаще разрабатывают темы дипломных проектов либо чисто учетной, либо аналитической направленности. Именно здесь корень проблемы - необходимы специалисты, знающие и учет, и анализ, поскольку только в этом случае удастся вернуть нашей отчетности ту прозрачность, которая у нее была раньше, до начала пересмотра ее содержания.

Бухгалтеры и аналитики ни в коем случае не должны окончательно отрываться друг от друга. Плох тот бухгалтер, который не понимает, как будет анализироваться информация, которую он приводит в отчетности, в чем состоят запросы аналитиков и требования прозрачности.

Но плох и аналитик, который не знает и даже не пытается вникнуть в суть статей бухгалтерской отчетности, поскольку, не понимая природы анализируемого объекта, невозможно выработать качественное аналитическое заключение.

Думается, что настал момент, когда, объединив усилия, бухгалтеры и аналитики могут сегодня добиться изменения вектора реформирования содержания бухгалтерской отчетности, особенно в условиях перехода на международные стандарты финансовой отчетности. Пока же, имея те формы отчетности, которые имеем, можно посоветовать организациям, не дожидаясь указаний от внешних пользователей, все-таки формировать качественные пояснения к бухгалтерскому балансу и отчету о прибылях и убытках, без которых сегодня анализировать по большому счету действительно нечего.

Признаем бесперспективной и прежнюю политику в области реформирования бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности. Минимум статей, содержащихся в Приказе N 66н, никак не вяжется с колоссальным объемом раскрытия информации об объектах, предусмотренным МСФО. Повышение степени прозрачности отчетности и сокращение позиций и статей, по которым раскрывается информация, - эти вещи несовместимы. Думается, что не будет ничего плохого в том, чтобы вернуть те формы отчетности, которые существовали в 2000 - 2003 гг., с их детализацией дебиторской и кредиторской задолженности, с выделением отдельных групп запасов. Дальше дело за аналитиками - методика анализа должна быть скорректирована, и те проблемы, о которых сказано выше, решены. Только тогда получим качественный информационный продукт, качественный финансовый анализ, что должно сказаться в конечном итоге и на качестве управления, а значит, на эффективности функционирования всей экономической системы.

И.А.Слободняк

К. э. н.,

докторант,

доцент

кафедры "Бухгалтерский учет и аудит"

Байкальский государственный

университет экономики и права