Мудрый Экономист

Персональный суд

"Расчет", 2014, N 1

В октябре прошлого года "Расчет" писал о судебных спорах с сотрудниками. В продолжение темы мы решили подготовить еще один материал с подборкой постановлений арбитров, которые признавали вину за сотрудниками. Только на этот раз мы рассмотрим споры, носящие исключительно материальный характер. Антонина Фролова подобрала решения судей.

Честный человек в здравом уме и ясной памяти не имеет намерения нанести ущерб вверенному ему имуществу, а при случайных происшествиях соглашается добровольно возместить нанесенный урон. Но законодательство не может апеллировать к совести работника, задача норм четко регламентировать те или иные ситуации, с которыми могут столкнуться граждане. Поэтому ст. 21 ТК обязывает сотрудников бережно относиться к имуществу компании и незамедлительно сообщать о возникновении ситуации, представляющей угрозу сохранности корпоративного имущества.

А вот гл. 39 ТК уже посвящена материальной ответственности работника за ущерб, причиненный фирме. В ней рассмотрены варианты полной (ст. ст. 242, 243) и коллективной (ст. 245) ответственности, право работодателя на отказ от взыскания ущерба (ст. 240), а также прописан порядок взыскания этого самого ущерба (ст. 248). Сотрудник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный урон, это предписывает ст. 238. Если он не согласен на добровольное возмещение, а сумма причиненного ущерба превышает средний месячный заработок, взыскание средств производится только в судебном порядке (ст. ст. 248, 392) в течение одного года со дня обнаружения причиненного урона.

"Герои" приведенных ниже судебных разбирательств, как правило, оказывались либо не чистыми на руку по отношению к своему работодателю, либо проявляли недальновидность при пользовании имуществом компании, в которой трудились сами, за что и поплатились.

Печать - не настоящая!

28 марта 2012 г. судебная коллегия апелляционной инстанции Самарского областного суда рассмотрела дело N 33-2670/12 по апелляционной жалобе П. на решение районного суда о взыскании задолженности в связи с исполнением трудовых обязанностей.

Первым иск к П. предъявило ООО "Нефтеремонт" с требованием вернуть в кассу предприятия подотчетную сумму 975 120 руб. 50 коп. Не оспаривая получение денег, П. утверждал, что заявленную к взысканию с него сумму он по устному указанию Генерального директора передал директору ООО "К" в счет существующей задолженности. В качестве доказательства были представлены сданные в бухгалтерию приходный кассовый ордер, квитанция к нему, выданные ООО "К", а также корешок авансового отчета.

Странно, но представители ООО "К" факт получения денег и выдачи документов отрицали. Пришлось проводить почерковедческий и технический анализ.

"Центр независимой экспертизы" установил, что исследуемый рукописный текст в копии приходного кассового ордера и подпись выполнены не представителем ООО "К", а другим лицом, да и оттиски круглого рельефного эластичного клише в документе и оттиски печати, которые были представлены в качестве образцов сравнения, не совпали. На этом основании первый суд пришел к выводу, что бумаги являются поддельными, поэтому арбитрами было вынесено решение о взыскании, с которым П. не согласился и подал жалобу в областной суд.

Но суд апелляционной инстанции, повторно исследовав фактические обстоятельства дела, а именно факт получения ответчиком спорной суммы, а также факт невозвращения ее истцу, подтвердил право ООО и решение районного суда на взыскание задолженности с бывшего сотрудника.

Коллективная недостача

Индивидуальный предприниматель В. обратилась в суд к бывшим сотрудникам К. и М. с требованием о возмещении материального ущерба, причиненного недостачей товароматериальных ценностей.

Как следует из материалов дела, в силу специфики работы с продавцами был заключен договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности. Когда невозможно разграничить ответственность каждого сотрудника за причинение ущерба и заключить с ним договор о возмещении убытка в полном размере, ст. 245 ТК допускает использование коллективной материальной ответственности.

Зная пословицу "Доверяй, но проверяй", хозяйка инициировала инвентаризацию, в результате которой выявилась недостача товаров. Результаты ревизии ответчиками не оспаривались, что подтверждается их подписями в акте.

Перед решением вопроса о привлечении ответчиков к материальной ответственности и обращением в суд с иском о взыскании причиненного ущерба бывшие работники дали письменные объяснения в ходе доследственной проверки, проведенной ОМВД.

Причинами недостачи оказались: нарушение материально ответственными лицами правил отпуска товаров. Установлено, что при реализации продукции покупателям ответчики зачастую не получали от них оплату, занося долг в специальную тетрадь. Кроме того, бывшие работники получали из отдела товар для личных нужд без оплаты и без записи в долговой тетради, без ведома и согласия работодателя.

По результатам ревизии, проведенной в магазине, судом принято решение о возмещении ущерба.

Расчет размера недостачи, подлежащей взысканию с каждого из ответчиков, произведен судом на основании справки работодателя о количестве отработанных смен каждым бывшим работником, справок о размере заработной платы каждого за период образования убытка (Решение Саткинского городского суда Челябинской области от 27 декабря 2012 г. по делу N 2-1641/2012).

Осталась ни с чем

Арбитражный суд Нижегородской области 27 мая 2013 г. в деле N А43-3014/2013 рассмотрел финансовые и юридические претензии учредителя к директору мебельного салона Ж.

В связи с ухудшением финансового положения предприятия руководитель самостоятельно приняла решение о сокращении штатной численности работников, включая и себя. Были изданы приказы о выплате директору (себе), его заместителю, главному бухгалтеру и грузчику-сборщику дополнительной компенсации в размере среднего заработка за два месяца, выходного пособия в размере одного среднего месячного заработка, среднемесячного заработка на период трудоустройства.

Учредитель не согласился с таким самоуправством и потребовал возмещения ущерба, равного выплаченным суммам.

Суд удовлетворил иск собственника только в сумме компенсаций, выплаченных директору. Арбитры указали, что согласно п. 4 ч. 2 ст. 33, ч. 1 ст. 40 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", пп. 5 п. 8.3 Устава компании назначение директора относится к компетенции общего собрания общества. Сам генеральный директор фирмы наделен правами и обязанностями работодателя лишь в отношениях с сотрудниками предприятия.

Любые денежные выплаты, к которым относится и заработная плата генерального директора, производятся исключительно с согласия и на основании выраженного волеизъявления его работодателя, что вытекает из положений ст. ст. 2, 21, 22, 57, 129, 135, 136 Трудового кодекса. Следовательно, Ж. не обладала полномочиями по принятию решения о собственном сокращении как директора.

Не уследил...

Ночью у водителя С. неустановленным лицом от дома, где он проживал, был похищен автомобиль. По данному факту полицейскими возбуждено уголовное дело. Однако автомобиль являлся собственностью организации и принадлежал банку, в котором трудился водитель.

Служебное расследование установило, что ответчик нарушал свои должностные обязанности, а именно: неоднократно самовольно эксплуатировал транспортное средство в нерабочее время и не при исполнении своих трудовых обязанностей, без распоряжения руководителя ставил его в ночное время около своего дома, в то время как автомобиль ночью или в выходные должен был находиться на охраняемой стоянке.

В добровольном порядке водитель отказался возместить ущерб, несмотря на заключенный с ним договор о полной индивидуальной материальной ответственности. Банк обратился в суд.

Возлагая на работника материальную ответственность за утраченный автомобиль, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что ущерб возник не при исполнении сотрудником своих трудовых функций (п. 8 ч. 1 ст. 243 ТК РФ). Первый районный суд вынес решение взыскать с ответчика сумму причиненного ущерба в размере 781 661 руб.

После доследования всех обстоятельств, учитывая степень и форму вины С., его материальное положение, конкретные обстоятельства по делу, тот же суд обоснованно счел возможным снизить размер подлежащего взысканию ущерба до 390 830 руб., что соответствует разумности и справедливости.

С решением не согласились обе стороны (одна - с суммой, другая - с фактом) и подали апелляционные жалобы, но Воронежский областной суд в Апелляционном определении от 30 августа 2012 г. (дело N 33-4551) оставил в силе решение районных арбитров.

Не отработал - плати!

Статья 249 ТК обязывает сотрудника возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением.

Авиакомпания обратилась в суд с иском к Ф. о возмещении затрат, связанных с обучением работника. В обоснование своих требований истец указал, что между Авиакомпанией и ответчиком был заключен ученический договор, согласно которому Ф. прошел обучение в Литве и Швеции. Истец оплатил получение новых знаний, а также проезд, командировочные расходы и стипендию.

Согласно вышеуказанному договору ответчик взял на себя обязательство проработать в Авиакомпании после получения сертификата о первоначальном обучении не менее трех лет, а в случае расторжения трудового договора по инициативе сотрудника либо фирмы до истечения этого срока возместить все затраты пропорционально отработанному периоду.

Трудился работник после получения диплома 5 месяцев 18 дней, затем уволился по собственному желанию.

Решением Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 19 сентября 2011 г. с бывшего сотрудника в пользу Авиакомпании в счет возмещения затрат, связанных с обучением, взыскана денежная сумма, рассчитанная с учетом отработанного времени, и расходы по уплате государственной пошлины.

В кассационной жалобе Ф. поставил вопрос об отмене решения суда, ссылаясь на то, что арбитры не приняли во внимание наличие уважительных причин для увольнения по собственному желанию. Поскольку Ф. не представил суду достоверных доказательств в обоснование своих утверждений о нарушении компанией его трудовых прав, Воронежский областной суд в Определении от 17 января 2012 г. по делу N 33-64 оставил жалобу без удовлетворения.

А.Фролова