Мудрый Экономист

Локальные выплаты и доплаты

"Законодательство и экономика", 2013, N 5

Статья кандидата юридических наук С.М. Трошиной посвящена вопросам неправомерного удержания работодателем из расчета по зарплате увольняемых работников в связи с ликвидацией филиала начисленных, но не выплаченных локальных выплат и доплат.

В настоящее время укоренилась судебная практика отказов истцам во взыскании денежных сумм, относящихся к категории локальных выплат и доплат. Все чаще суды не удовлетворяют такие требования истцов, а кассационная инстанция оставляет кассационную жалобу без удовлетворения, решение суда первой инстанции - без изменений.

С работниками, увольняемыми в связи с ликвидацией филиала юридического лица (п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ), работодатель нередко не производит полный расчет по заработной плате в нарушение ч. 1 ст. 140 Трудового кодекса РФ. Невыплаченная часть заработной платы становится предметом судебного спора. Анализ доступных материалов судебных дел по взысканию невыплаченной заработной платы показал, что суды, отказывая истцам в удовлетворении исковых требований, ошибочно толкуют действующее материальное и процессуальное законодательство.

  1. Вознаграждение по итогам года не включается в фонд заработной платы, однако это не является основанием для отказа в исковых требованиях по взысканию локальных выплат и доплат.

Согласно ст. 135 ТК РФ заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда. В силу ч. 1 ст. 129 ТК РФ заработная плата (оплата труда работника) - это вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты). При этом размер заработной платы сотрудников филиала состоял из базового заработка и премии за истекший платежный месяц, а последняя зависит от финансово-хозяйственной деятельности предприятия.

Согласно ст. 144 ТК РФ работодатель имеет право устанавливать различные системы премирования, стимулирующие выплаты и надбавки с учетом мнения представительного органа работников, которые отражаются в коллективном договоре с положениями об оплате труда, премировании, надбавках, вознаграждениях по итогам работы за год и других формах материального поощрения (ч. 2 ст. 41 ТК РФ).

Порядок поощрения работников за добросовестный труд устанавливается ст. 191 ТК РФ, где предусматривается, что работодатель поощряет работников, добросовестно исполняющих трудовые обязанности (объявляет благодарность, выдает премию, награждает ценным подарком, почетной грамотой, представляет к званию лучшего по профессии). Другие виды поощрений работников за труд определяются коллективным договором или правилами внутреннего трудового распорядка, а также уставами и положениями о дисциплине.

Работодатель вправе самостоятельно устанавливать перечень видов поощрения работников в случае достижения ими определенных успехов в работе. Такой перечень может быть установлен в локальных нормативных актах работодателя и включать в себя как перечисленные в ТК РФ, так и дополнительные виды поощрения, если работодатель сочтет необходимым их установить. Суды, констатируя законность возможности начисления работникам в качестве составной части заработной платы локальных выплат и доплат, не подпадающих под понятие "премии", тем не менее признают за работодателем право на невыплату части заработной платы только лишь по основанию, что данная часть заработной платы именуется не премией, а имеет иное название и не включается в фонд оплаты труда. При таких обстоятельствах, по мнению судов, единовременная денежная выплата по итогам работы за год не является премией или надбавкой и не входит в заработную плату, будучи поощрительной выплатой в соответствии со ст. 191 ТК РФ, поскольку годовое вознаграждение представляет собой дополнительный вид поощрения как стимулирующую выплату, не являющуюся гарантированной частью заработной платы и не входящую в систему оплаты труда.

Для возмещения задолженности работодателя перед работниками не имеет значения, что единовременные денежные выплаты не относятся к фонду заработной платы. Статья 395 ТК РФ гарантирует работнику взыскание с работодателя задолженности по заработной плате в полном размере, без каких бы то ни было ограничений.

  1. Нарушение сроков выплаты работодателем вознаграждения по итогам года не является для суда основанием для отказа в исковых требованиях о взыскании неправомерно удержанной части заработной платы.

В соответствии с Положением о выплате единовременного денежного вознаграждения за добросовестное выполнение должностных обязанностей по итогам календарного года <1> надбавка выплачивается единовременно в течение I квартала года, следующего за истекшим календарным годом, а работникам, уволенным в течение года, - одновременно с окончательным расчетом (ст. 140 ТК РФ). Выплата надбавок осуществляется за счет средств предприятия.

<1> Постановление Правительства РФ от 5 октября 2007 г. N 645 "О единовременном денежном вознаграждении за добросовестное выполнение должностных (служебных) обязанностей по итогам календарного (учебного) года" (ред. от 31.01.2012) // СЗ РФ. 15.10.2007. N 42. Ст. 5046.

Положением работодателю устанавливается срок для исполнения обязанности по выплате единовременного денежного вознаграждения. Задержка начисленного, но не выплаченного вознаграждения квалифицируется как задержка заработной платы. Юридические последствия для работодателя представляют собой его материальную ответственность перед работником: выплата в пользу работника 1/300 ставки рефинансирования Банка России за каждый день просрочки независимо от наличия вины работодателя (ст. 236 ТК РФ), возмещение морального вреда работнику (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 <2>, гл. 38 ТК РФ), выплата задержанной заработной платы работнику с начисленной на сумму недоимки суммой индексации (ст. 134 ТК РФ). Задолженность по зарплате и перечисленные выше дополнительные денежные выплаты в пользу работника работодатель обязан произвести добровольно без заявления работника и решения суда или предписания государственной инспекции труда. Судебное решение должно соответствовать нормам ТК РФ в буквальном толковании.

<2> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 1 (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 N 10, от 15.01.1998 N 1, от 06.02.2007 N 6).
  1. Суды ошибочно относят на работников ответственность по производственно-хозяйственным рискам работодателя.

Затраты на выплату надбавок в соответствии со ст. 255 НК РФ (в ред. Федерального закона от 6 августа 2001 г. N 110-ФЗ <3>) относятся на расходы, связанные с производством и реализацией продукции. Лишение или снижение размеров премии предусматривается вышеназванным Положением о выплате единовременного денежного вознаграждения. Юридическим основанием для выплаты премий является не воля работодателя, а соответствие труда работника критериям премирования и начисления выплат и доплат. Работодатель определяет размер денежных вознаграждений своим приказом.

<3> Федеральный закон от 6 августа 2001 г. N 110-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, а также о признании утратившими силу отдельных актов (положений актов) законодательства Российской Федерации о налогах и сборах" (ред. от 02.10.2012) // СЗ РФ. 13.08.2001. N 33 (ч. 1). Ст. 3413.

Субъект локального нормотворчества должен действовать в пределах делегированных ему полномочий. Так, начальник филиала, не являющегося юридическим лицом, осуществляющим свои полномочия в рамках выданной юридическим лицом доверенности, при наличии делегированного ему органом юридического лица права премирования вправе издавать приказы о выплате единовременных денежных средств сотрудникам, поощряемым за добросовестный труд (абз. 2 п. 3 ст. 55 Гражданского кодекса РФ). Выплата единовременного денежного вознаграждения осуществляется за счет прибыли филиала, т.е. относится к расходам, связанным с производством и реализацией продукции.

В соответствии с гражданским законодательством прибыль, оставшаяся у филиала после уплаты налогов и других обязательных платежей, распределяется по указанию органа юридического лица. В случае ликвидации филиала в связи с неудовлетворительными финансово-экономическими показателями предприятия и недостаточным объемом денежных средств на текущую деятельность приказом органа юридического лица приказ начальника филиала о выплате единовременного денежного вознаграждения за добросовестное выполнение должностных обязанностей по итогам года не может быть отменен, если имелось ранее полученное согласие органа юридического лица на выплату вознаграждения, но оно своевременно не было выдано работникам. Эти нормы гражданского законодательства не могут быть изменены локальным правовым актом, например Положением о филиале того или иного юридического лица.

Требования кредиторов (работников) по заработной плате удовлетворяются во вторую очередь (абз. 3 п. 1 ст. 64 ГК РФ). Правопреемником по всем долгам филиала является создавшее его юридическое лицо. Ответственность по задолженности по заработной плате несет юридическое лицо и отвечает всем своим имуществом (п. 1 ст. 56 ГК РФ).

  1. Нарушение судами принципа состязательности и равноправия сторон в гражданском процессе создает условия для вынесения неправосудного решения.

При попытке восстановить нарушенные права работник как социально слабая сторона в гражданском процессе находится в невыгодном процессуальном положении. Решения судов первой и кассационной инстанций выносятся с нарушением принципа состязательности и равноправия сторон. Последствия данных процессуальных нарушений используются судом для обоснования отказа в исковых требованиях.

Положения мотивировочной части решения суда сводятся к упоминанию об отсутствии в материалах гражданского дела платежной ведомости и соответствующего расчетного листка как опровержении начисления единовременного вознаграждения по итогам года. Ходатайство истца об истребовании судом от ответчика необходимых для обоснования иска документов постановлением судьи оставляется без удовлетворения. А в случае вынесения судом запроса ответчик не представляет суду истребуемые документы. Суд оставляет данный факт процессуального нарушения без правового реагирования и при неполноте собранных доказательств выносит по делу решение в пользу ответчика.

В результате доводы истца в обоснование заявленных требований не находят документального подтверждения по причине нарушения принципа состязательности и равноправия сторон гражданского процесса и злоупотребления процессуальными правами ответчиком. В материалах судебной практики есть пример, когда решение суда основано на показаниях бывшего бухгалтера предприятия, голословно утверждающего, что после произведения необходимых начислений и выдачи работникам расчетных листов с включенной в них премией расчетная ведомость не была подписана начальником филиала со ссылкой на отсутствие необходимых финансовых средств у предприятия для выплаты премии; проект расчетной ведомости за I квартал года был переоформлен; окончательный вариант платежной ведомости не включал в себя начисление премий; выданы новые расчетные листки; единовременное вознаграждение по итогам года не начислялось и не выплачивалось по причине финансовой несостоятельности предприятия.

Таким образом, дискриминационное ущемление процессуальных прав истца повлекло отсутствие допустимых и относимых доказательств в материалах гражданского дела о начислении истцу единовременного вознаграждения. Нарушение норм гражданского процессуального права привело к ошибочному выводу суда: заработная плата в виде вознаграждения не была начислена, а в расчетном листе отражена якобы ошибочно, удержания налогового и иного характера из нее не производились.

Таким образом, в данном деле судом первой инстанции допущены существенные нарушения норм процессуального права и единства судебной практики, установленные ч. 1 ст. 67 ГПК РФ, о всесторонней, полной и объективной оценке доказательств. Нарушен принцип процессуального равноправия сторон гражданского процесса в соответствии со ст. ст. 6 и 12, п. 2 ч. 1 ст. 149, ч. 2 ст. 57, ч. 2 ст. 358 ГПК РФ, а также ст. 37 Конституции РФ.

Судом нарушены правила, установленные ч. 1 ст. 67 ГПК РФ, предусматривающие обеспечение судом всестороннего, полного, объективного, непосредственного исследования доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы (ч. 2 ст. 67), однако судом нарушено и это правило.

При разрешении гражданского иска по существу суд грубо нарушил принцип состязательности сторон гражданского процесса, конституционное равноправие граждан, что выражается в попирании норм процессуального права (ст. ст. 56, 57, 60, 67, п. 9 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ, ст. 55 Конституции РФ). Никто не может быть ограничен в правах. Однако судом первой инстанции заведомо ограничивается истец в праве представить доказательства в суд.

Суд проявляет при рассмотрении исковых требований личную заинтересованность по мотивам протекционизма ответчику. А для продолжения беспрепятственной дискриминации истца в судебном процессе суд отклоняет последовательно на каждой стадии судебного разбирательства заявленные председательствующему суда отводы истца.

В данном деле ответчик отказал истцу в предоставлении информации, касающейся персональных данных истца. В соответствии с ч. 2 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных" (ред. от 05.04.2013) <4> персональные данные лиц предоставляются в том числе в целях защиты прав и законных интересов других лиц. На основании ч. 1 ст. 18, ст. ст. 14 и 20 этого Закона ответчик обязан предоставить работнику документы и информацию по его заработной плате, несмотря на то что в платежных ведомостях и расчетных листах имеются персональные данные других работников.

<4> СЗ РФ. 31.07.2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3451.

В соответствии с п. п. 7 и 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" <5> судья должен выяснить, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения, какие трудности имеются для представления доказательств; разъяснить, что по ходатайству сторон и других участвующих в деле лиц суд оказывает содействие в сборе и истребовании доказательств (ч. 1 ст. 57 ГПК РФ). Судья оказывает содействие в истребовании доказательств, в частности письменных, от организаций (ч. 1, 2 ст. 57, п. 9 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ).

<5> http://base.consultant.ru.

Судом первой инстанции нарушен п. 2 ч. 1 ст. 149, ч. 2 ст. 57 ГПК РФ, поскольку истцу отказано в истребовании доказательств, подтверждающих исковые требования. Суд заведомо предопределил исход дела в пользу ответчика, отказав истцу в истребовании всех доказательств, подтверждающих вину ответчика в невыплате части заработной платы, несмотря на то что истец представил в суд письмо ответчика, подтверждающее отказ последнего предоставить истцу необходимые документы для приобщения к материалам гражданского дела. Суд отказал в истребовании платежных ведомостей по заработной плате и расчетных листов, не выяснив обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

В нарушение ст. ст. 79 и 80 ГПК РФ, ст. ст. 16 и 25 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" (ред. от 6 декабря 2011 г.) <6> судом не назначена экспертиза по установлению степени тяжести вреда, нанесенного здоровью истца, и установлению причинно-следственной связи между отсутствием денежных средств на приобретение лекарства и последствиями осложнения тяжести течения заболевания истца. Судом незаконно возложена на истца заведомо невыполнимая обязанность по доказыванию причинно-следственной связи между действиями ответчика по невыплате части заработной платы и наступившими последствиями причинения вреда здоровью истца.

<6> СЗ РФ. 04.06.2001. N 23. Ст. 2291.

Судом кассационной инстанции нарушен п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 12 "О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции" <7>: суд отказал в истребовании допустимых и относимых доказательств в пользу истца, которые не были представлены в суде первой инстанции в связи с отказом истцу в удовлетворении ходатайства об истребовании доказательств.

<7> Российская газета. 2008 г. 2 июля. Федеральный выпуск N 4697.

Существенно нарушены нормы процессуального права (ч. 1, 2 ст. 57 и ч. 1, 2 ст. 358 ГПК РФ), в результате чего истец лишен права доказывания исковых требований, в чем состоит нарушение принципа состязательности и равноправия сторон гражданского процесса, предусмотренных ст. ст. 6 и 12 ГПК РФ, а также ст. 123 Конституции РФ.

Неправосудное решение суда первой инстанции вынесено в нарушение требований ч. 1 ст. 67 ГПК РФ о всесторонности, полноте, объективности исследования доказательств, так как доказательства в пользу истца не истребованы судом. В нарушение ч. 1 ст. 56 ГПК РФ суд и ответчик воспрепятствовали истцу доказать обстоятельства, на которые он ссылался в исковом заявлении. В нарушение п. 2 ч. 1 ст. 149, ч. 2 ст. 57 ГПК РФ суд не выполнил обязанность истребовать доказательства от ответчика в подтверждение исковых требований, несмотря на то что истец представил суду письменные доказательства.

В п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 12 не рекомендуется устанавливать ограничения для подачи частных жалоб на определение суда об отказе в удовлетворении ходатайства об истребовании доказательств в порядке ч. 2 ст. 57 ГПК РФ, если истребование стороной доказательств затруднено. Разрешено все, что не запрещено законом. Однако в рассматриваемом деле судами самопроизвольно вводились подобные ограничения подачи частных жалоб для истца, что является препятствием для реализации процессуальных прав и восстановления нарушенного материального права.

Неправосудное решение суда становится непреодолимым препятствием в силу ст. ст. 13, 60, 134 ГПК РФ в восстановлении права истца при обращении его в правоохранительные органы и суд.

Правоохранительными и судебными органами России нарушена ст. 17 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, а именно: совершаются "процессуальные и непроцессуальные действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных Конвенцией, и производится их ограничение в большей мере, чем это предусмотрено Конвенцией".

Статьей 8 Всеобщей декларации прав человека гарантируется право каждого человека на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом.

Правоприменительная и судебная практика показывает отрицательные примеры. Лишение права на эффективную правовую защиту в государственных и судебных органах осуществляется через нарушение норм процессуального права и норм национального и международного права.

  1. Отказ судов первой и кассационной инстанций в исковых требованиях работникам по взысканию не выплаченной при увольнении работодателем части заработной платы дает право истцу для обращения в международные судебные и квазисудебные органы.

Выплата заработной платы не в полном размере - грубое нарушение Конвенции МОТ от 28 июня 1930 г. N 29 "Относительно принудительного или обязательного труда".

К принудительному труду относится работа, которую работник вынужден выполнять под угрозой применения какого-либо наказания (насильственного воздействия), в том числе в связи с нарушением установленных сроков выплаты заработной платы или выплатой ее не в полном размере, в то время как в соответствии со ст. 4 ТК РФ или иными федеральными законами он имеет право отказаться от ее выполнения.

Принудительный труд - это самая вероломная форма дискриминации работника. В соответствии со ст. 4 ТК РФ под принудительным трудом понимается в том числе создание необоснованных ограничений на получение заработной платы в полном размере. Реалии трудовой действительности состоят в том, что работник, не получив от работодателя или получив не полностью заработную плату, становится заложником ситуации. Прекратив выполнение работ по истечении 15 дней задержки выплаты заработной платы (ст. 142 ТК РФ), он рискует остаться и без работы, и без возмещения неправомерно удержанной работодателем заработной платы, поэтому продолжает работать.

В данном случае принуждение имеет психологический характер. Истец является жертвой нарушения прав, предусмотренных ст. 4, ч. 1 ст. 6, ст. ст. 10, 13, 14, 17 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Жертва нарушений претерпела принудительный труд и была дискриминирована по имущественному положению и половому признаку в праве на труд, на справедливую оплату труда, в праве собственности, в праве на информацию, в праве на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, в праве на справедливое разбирательство гражданского спора в разумные сроки независимым и беспристрастным судом.

В нарушение ст. ст. 4, 10, 14, 17 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции работодатель не полностью выплатил заработную плату, использовав тем самым принудительный труд работника, допустив дискриминацию. Невыплатой денежного содержания работодатель нарушил ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции, лишив работника возможности владения, пользования и распоряжения своей собственностью - денежными выплатами, связанными с трудом, и как последствие этого нарушения наступило причинение вреда здоровью.

В нарушение ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод работодатель лишил работника права на получение информации, документов, связанных с работой. В нарушение ст. 17 Конвенции и ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции работодатель лишил работника собственности - части заработной платы.

Итак, в данном деле работодателем нарушены общепризнанные нормы и принципы международного права, права человека не были должным образом защищены и восстановлены в российских судах, что дает жертве право обратиться за восстановлением своих прав в Европейский суд по правам человека.

С.М.Трошина

Кандидат юридических наук