Мудрый Экономист

Ограничение на работу в учреждениях с детьми: типичные ошибки работодателя

"Кадровик. Трудовое право для кадровика", 2013, N 5

Положения закона, касающиеся ограничений в отношении лиц, занимающихся педагогической деятельностью, как показывает судебная практика, применяются неверно. О наиболее распространенных ошибках читайте в статье.

Три года назад вступил в силу Федеральный закон от 23.12.2010 N 387-ФЗ "О внесении изменений в статью 22.1 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" и Трудовой кодекс Российской Федерации", устанавливающий ограничения в отношении лиц, осуществляющих работу с детьми. Данный Закон внес изменения в основном в Трудовой кодекс РФ.

На сегодняшний день уже сложилась определенная судебная практика, свидетельствующая о том, что многие положения данного Закона на практике применяются неверно. В этой статье мы хотели бы обратить внимание практических работников на наиболее распространенные ошибки.

В частности, согласно данной статье к трудовой деятельности в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконного помещения в психиатрический стационар, клеветы и оскорбления), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, а также против общественной безопасности.

Аналогичный запрет был установлен и в ст. 331 ТК РФ, закрепляющей ограничения для осуществления педагогической деятельности.

Обязанности работников

Одной из наиболее распространенных ошибок является неправильное определение адресата установленных законом ограничений.

В настоящее время учреждения образования, культуры, воспитательные учреждения, работающие с несовершеннолетними, обязывают работников представлять справки об отсутствии судимости и факта уголовного преследования за указанные выше преступления.

До внесения изменений существовал запрет на осуществление педагогической деятельности, например, лицами, имеющими неснятую или непогашенную судимость за умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления. Данный запрет распространялся исключительно на тех работников, которые непосредственно осуществляют педагогическую или воспитательную деятельность.

Соответственно, к таким работникам, как завхоз, техничка, гардеробщик и др., это правило применяться не могло. В действующей редакции Трудового кодекса РФ ограничение сформулировано не в отношении конкретной трудовой функции, а по сфере деятельности.

Означает ли это, что любой работник организации, которая в той или иной степени осуществляет работу с несовершеннолетними, должен представлять справку об отсутствии судимости или факта уголовного преследования? Из буквального толкования закона напрашивается именно такой вывод. Проиллюстрируем это на конкретном примере из судебной практики.

Пример. Д. обратилась в суд с иском, в котором просила отменить приказ о расторжении трудового договора, восстановить ее на работе в должности гардеробщика 1-го разряда участка младшего обслуживающего персонала МБУ "Дворец спорта "Арктика". На основании данного приказа она была уволена в связи с возникновением установленных ТК РФ ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности, то есть по п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ, со ссылкой на сведения о наличии у нее судимости.

Истица помимо прочего указывала, что согласно рабочей инструкции гардеробщика никакого отношения к воспитанию, развитию несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних она не имела и не имеет.

Представитель ответчика ссылался на то, что из содержания ст. 351.1 ТК РФ следует, что устанавливаемый запрет распространяется не только на лиц, вступающих в непосредственный контакт с несовершеннолетними, но и на весь персонал таких организаций и подразделений, в том числе административно-управленческий, технический и вспомогательный (в сфере образования - административно-хозяйственный, инженерно-технический, производственный, учебно-вспомогательный, иной персонал), поскольку они также формально осуществляют трудовую деятельность в сфере работы с детьми.

Суд признал доводы ответчика убедительными и отказал Д. в удовлетворении исковых требований [1].

В сфере образования, как отметил суд, под "всем персоналом" понимается административно-хозяйственный, инженерно-технический, производственный, учебно-вспомогательный, иной персонал.

В другом случае суд, рассматривая дело в отношении оператора котельной, привел те же доводы.

Пример. Прокурор Косинского района обратился в суд в интересах неопределенного круга лиц с иском, ссылаясь на то, что в МДОУ с 01.10.2009 работает в качестве оператора котельной с возложением обязанностей дворника и сторожа Ш.П.А., который приговором Косинского районного суда от 06.03.2002 признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Ответчик Ш. с иском не согласился, указав, что никакого отношения к детям не имеет. Суд отметил, что установленный в ст. 351.1 ТК РФ запрет распространяется не только на лиц, вступающих в непосредственный контакт с несовершеннолетними, но и на весь персонал таких организаций и подразделений, в том числе административно-управленческий, технический и вспомогательный, поскольку они также формально осуществляют трудовую деятельность в вышеуказанных сферах [2].

Таким образом, на основе сложившейся судебной практики можно порекомендовать руководителям организаций, осуществляющих работу с несовершеннолетними, истребовать справки об отсутствии судимости или факта уголовного преследования за названные преступления у всех работников, включая технический и административный персонал.

Сбор сведений об отсутствии судимости или факта уголовного преследования

Следующая проблема связана с наличием у учреждения сведений об отсутствии судимости у работников, которые были приняты на работу до внесения рассматриваемых изменений в трудовое законодательство. Конечно, если с работником заключался трудовой договор после 07.01.2011, то он должен представить справку об отсутствии судимости или факта уголовного преследования. Однако как быть, если работник принимался в организацию, когда такого ограничения еще не предусматривалось действующим законодательством? Нужно ли истребовать у него такую справку post factum, то есть после внесения соответствующих изменений в Трудовой кодекс РФ?

На этот счет складывается вполне однозначная судебная практика, связанная с признанием обязанности работодателя осуществлять проверку фактов судимости или факта уголовного преследования в отношении таких работников.

Пример. Прокурор г. Апатиты обратился в суд в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц с иском к муниципальному бюджетному дошкольному образовательному учреждению "Детский сад общеобразовательного вида N 68" (МБДОУ N 68) в лице заведующей об обязании организовать сбор сведений в отношении работников.

В ходе проверки исполнения трудового законодательства, направленного на профилактику совершения преступлений в отношении несовершеннолетних, проведенного прокуратурой г. Апатиты, установлено, что в дошкольном учреждении осуществляют трудовую деятельность 16 лиц педагогического состава, 14 лиц иной категории (технический, медицинский персонал), принятых на работу до 1 января 2011 г., то есть до вступления в силу изменений, внесенных в ст. 65 ТК РФ, согласно которой при заключении трудового договора лицо, поступающее на работу, предъявляет работодателю кроме прочих документов справку о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям - при поступлении на работу, связанную с деятельностью, к осуществлению которой в соответствии с Трудовым кодексом РФ, иным федеральным законом не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию.

В нарушение ст. ст. 331, 351.1 ТК РФ администрацией МБДОУ N 68 не проведены проверки, имеют ли работники право осуществлять трудовую деятельность в дошкольном учреждении. В результате отсутствия сведений о привлечении указанных лиц к уголовной ответственности нарушаются права детей, обучающихся в данном учреждении, на обучение и воспитание в условиях, гарантирующих охрану их жизни и здоровья.

Суд удовлетворил исковые требования. При этом суд указал, что те работники, которые принимались до вступления 07.01.2011 изменений, внесенных в ст. ст. 65, 331, 351.1 ТК РФ, не представляли справок об отсутствии судимости или факта уголовного преследования. Однако в результате отсутствия сведений о привлечении указанных лиц к уголовной ответственности нарушаются права детей, обучающихся в данном учреждении, на обучение и воспитание в условиях, гарантирующих охрану их жизни и здоровья.

Поэтому суд обязал работодателя организовать сбор сведений (документов), подтверждающих отсутствие у работников МБДОУ N 68, принятых на работу до 1 января 2011 г., судимости, фактов привлечения к уголовной ответственности, уголовного преследования за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности, половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, а также против общественной безопасности [3].

Таким образом, исходя из существующей судебной практики (а подобных примеров очень много) работодатель обязан организовать сбор сведений, подтверждающих отсутствие судимости или факта уголовного преследования у всех работников, в том числе принятых на работу до вступления в силу нормы закона, устанавливающей ограничения в отношении лиц, осуществляющих работу с детьми.

Расторжение трудового договора

Наконец, много практических сложностей связано с расторжением трудового договора вследствие выявления факта наличия у работника судимости. В данном случае, если работник был принят на работу после 07.01.2011, но по каким-либо причинам не представил справку об отсутствии судимости или факта уголовного преследования за перечисленные в законе преступления, при выявлении указанных обстоятельств трудовой договор с ним может быть прекращен по ст. 84 ТК РФ, то есть в связи с нарушением установленных Трудовым кодексом или иным федеральным законом правил заключения трудового договора, если это нарушение исключает возможность продолжения работы.

В том же случае, если работник будет осужден в период работы у данного работодателя, трудовой договор с ним должен расторгаться по п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ ("Прекращение трудового договора по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон").

Сложности здесь возникают в связи с увольнением работников, принятых до 07.01.2012, то есть до вступления в силу рассматриваемых норм, по п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ. По существу это будет означать, что указанному ограничению придается обратная сила. Между тем именно такая практика сложилась на сегодняшний день в связи с применением указанного основания увольнения.

Пример. Так, Белорецкий межрайонный прокурор в интересах неопределенного круга лиц обратился в суд с иском к муниципальному образовательному бюджетному учреждению - средней общеобразовательной школе N 1 с. Инзер муниципального района Белорецкий район РБ (СОШ N 1) об устранении нарушений законодательства об образовании, мотивируя тем, что при проведении проверки по исполнению СОШ N 1 законодательства об образовании выявлены нарушения. Согласно внесенным изменениям в ТК РФ к педагогической деятельности не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности.

В ходе проверки установлено, что Ш. был осужден мировым судьей судебного участка N "..." по ч. 1 ст. 112 УК РФ и ему назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год. На основании пп. 4 п. 2 Постановления Государственной Думы "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России" Ш. от наказания освобожден. Таким образом, Ш. является лицом, подвергавшимся уголовному преследованию и имевшим судимость, поэтому не может быть допущен к педагогической деятельности и, соответственно, должен быть освобожден от занимаемой должности учителя истории СОШ N 1.

Ответчик Ш. иск полностью не признал, пояснив, что на него не распространяются изменения в ТК РФ, так как с ним трудовой договор был заключен на неопределенный срок до внесения изменений.

Суд, рассматривая данное дело, отметил, что в соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ трудовой договор подлежит прекращению по следующим обстоятельствам, не зависящим от воли сторон: возникновение установленных настоящим Кодексом, иным федеральным законом и исключающих возможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности.

Учитывая, что Ш. занимается педагогической деятельностью, подвергался уголовному преследованию и имел судимость за преступление против жизни и здоровья, а в соответствии с федеральным законом к педагогической деятельности не допускаются лица, имевшие судимость за преступления против жизни и здоровья, трудовой договор подлежит прекращению независимо от воли сторон [4].

Таким образом, позиция суда, а нужно заметить, что на сегодняшний день она является типичной для правоприменительной практики, основана на том, что ограничение у лица возникает не в момент его осуждения, а в связи с вступлением в силу соответствующих положений закона.

Библиографический список

  1. Решение Норильского городского суда (в районе Талнах) Красноярского края по делу N 2-569/2012 [Электронный ресурс]. URL: http://www.gcourts.ru/case/4256435 (дата обращения 20.02.2013).
  2. Решение Косинского районного суда Пермского края от 08.09.2011 по делу N 2-260/2011 [Электронный ресурс]. URL: http://www.gcourts.ru/case/2349241 (дата обращения 20.02.2013).
  3. Решение Апатитского городского суда Мурманской области от 01.02.2012 по делу N 2-102/2012 [Электронный ресурс]. URL: http://www.gcourts.ru/case/3930129 (дата обращения 20.02.2013).
  4. Решение Белорецкого районного суда РБ от 29.06.2011 по делу N 2-292/2011 [Электронный ресурс]. URL: http://beloreckiy.bkr.sudrf.ru/modules.php?name=bsr&op=show_text&srv_num=1&id=3600291107041044044521000064015 (дата обращения 20.02.2013).

М.Пресняков

Д. ю. н.,

профессор

кафедры служебного

и трудового права

Поволжского института управления

им. П.А.Столыпина РАНХиГС

г. Саратов