Мудрый Экономист

Нарушения налогового законодательства

"Жилищно-коммунальное хозяйство: бухгалтерский учет и налогообложение", 2013, N 4

Налоговые органы стали уделять особое внимание предприятиям ЖКХ и организовывать проверки по вопросу соблюдения ими налогового законодательства. И это неспроста, ведь данная отрасль пока лишена действенного контроля со стороны государства и собственников жилья в части расходования средств на содержание жилищного фонда, причем в немалых размерах, а также наличия широких возможностей для реализации схем ухода от налогообложения. В предыдущих номерах журнала <1> мы изучили процедуру проведения выездной налоговой проверки и порядок оформления ее результатов. Сегодня расскажем, как налоговики выявляют незаконную минимизацию налогообложения и собирают доказательную базу в ходе проверки.

<1> См. статью Е.Н. Саяпиной "Встречаем выездную проверку", N N 1, 3, 2013.

Необоснованная налоговая выгода

Самое распространенное правонарушение, устанавливаемое налоговиками при проверках деятельности организаций ЖКХ, - это получение необоснованной налоговой выгоды путем создания формального документооборота с фиктивными контрагентами (фирмами-"однодневками"). Несмотря на то что эта схема стара как мир, она пользуется огромной популярностью и с каждым годом совершенствуется. Но и налоговики не стоят на месте. Они превращают проверку в настоящее расследование, используя весь арсенал дозволенных законом (а иногда и не предусмотренных им) инструментов и способов сбора доказательств.

Налоговая проверка строится на выявлении признаков получения необоснованной налоговой выгоды, которые обозначил Пленум ВАС РФ в Постановлении от 12.10.2006 N 53 <2>. Многим они знакомы, поэтому лишь освежим их в памяти.

<2> "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, когда:

Здесь же стоит отметить выводы, сделанные Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 25.05.2010 N 15658/09: если документы, подтверждающие исполнение сделки, оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание, или подписаны не лицами, которые значатся в учредительных документах контрагентов в качестве их руководителей, вследствие чего налоговый орган признает такие документы недостоверными, то данный факт сам по себе не является безусловным и достаточным доказательством получения необоснованной налоговой выгоды в отсутствие иных обстоятельств, в том числе подтверждающих, что налогоплательщик знал либо должен был знать о представлении контрагентом недостоверных или противоречивых сведений.

Как получить необоснованную налоговую выгоду?

Например, в рамках осуществления своей деятельности управляющая компания заключает договоры по проведению ремонта находящихся в ее управлении домов с подрядными организациями, а те в свою очередь по цепочке перекладывают свои обязанности на фиктивных субподрядчиков, в роли которых могут выступать так называемые серые фирмы (или фирмы-"однодневки"). Однако фактически ремонтно-строительные работы либо не проводятся вовсе (существуют лишь на бумаге) либо осуществляются в значительно меньшем объеме и (или) с использованием дешевых и некачественных (бракованных) материалов. В последнем случае работы в действительности выполняются не самими подрядчиками, а собственными силами налогоплательщика либо нетрудоустроенными (без оформления трудовых договоров) или нелегальными работниками-иностранцами (из стран ближнего зарубежья). Бюджетные средства, выделенные в качестве финансирования выполняемых работ, или платежи собственников помещений в соответствующих МКД, собранные на эти нужды, перечисляются в адрес фиктивных контрагентов-подрядчиков, входящих в состав аффилированной структуры, обналичиваются и распределяются между участниками схемы. Тем временем в целях налогообложения формально составляются документы (акты выполненных работ, счета-фактуры, договоры, сметы), в которые умышленно вносятся искаженные сведения (они также отражаются в бухгалтерской и налоговой отчетности). В результате с помощью этого предприятие получает необоснованную налоговую выгоду в виде незаконного уменьшения НДС к уплате в бюджет (или возмещения из бюджета) путем неправомерного предъявления к вычету НДС по таким документам, а также в виде искусственного увеличения расходов и, как следствие, снижения налогового бремени по налогу на прибыль. Более того, образуется ощутимая экономия за счет того, что налогоплательщик не перечисляет в бюджет НДФЛ с зарплаты, выплаченной "в конвертах" сотрудникам, которые выполняли работы, а также не производит взносы во внебюджетные фонды.

Кто такие фиктивные (формальные) подрядчики?

Под фирмами-"однодневками" или фиктивными компаниями подразумеваются организации, специально созданные с целью уклонения от уплаты налогов, возмещения НДС, хищения денежных средств из бюджета, которые существуют только на бумаге, фактическую деятельность не ведут и налоговую отчетность в налоговые органы не сдают, не имеют имущества, трудовых ресурсов, необходимых для реального ведения деятельности. Должностные лица таких компаний (учредитель, руководитель), как правило, не имеют отношения к деятельности этих налогоплательщиков, отрицают свое участие, формально участвуют в их деятельности либо вообще находятся в розыске. Фирмы зарегистрированы "массовыми" заявителями по "массовым" адресам с "массовым" директором и учредителем ("массовым" считается тот адрес, руководитель, учредитель или заявитель, которые упоминаются в регистрационных данных 10 и более компаний). Сейчас такие фирмы-"однодневки" используются в основном в качестве последнего звена в цепочке по обналичиванию денежных средств, поскольку они сразу вызывают подозрение у контролирующих органов и оспорить в суде доначисления по сделкам с ними довольно проблематично.

Еще одна категория недобросовестных контрагентов - так называемые серые фирмы (своего рода посредники между налогоплательщиком и конечным звеном - фирмой-"однодневкой"), которые создают видимость осуществления деятельности или совершают хозяйственные операции в незначительных объемах, представляют налоговые декларации с минимальными суммами налога к уплате в бюджет, иногда только в течение небольшого периода времени, в штате имеют нескольких сотрудников, в ряде случаев выходят на контакт с инспекцией и представляют по ее требованию документы для встречной проверки, подтверждая взаимоотношения с налогоплательщиком. Схему ухода от налогообложения с вовлечением таких компаний в хозяйственный оборот проверяющим доказать сложнее, особенно в случае, если в цепочке участников взаимосвязанных хозяйственных операций таких фирм несколько.

В цепочку обналичивания для усложнения доказывания схемы ухода от налогообложения зачастую в качестве второго звена после налогоплательщика могут включаться и так называемые серо-белые фирмы, которые при наличии соответствующих признаков выглядят как вполне добросовестные (имеют необходимые для осуществления производственной деятельности трудовые и имущественные ресурсы, сдают отчетность и налоговые декларации, документально подтверждают взаимоотношения с налогоплательщиком по требованию налогового органа по встречным проверкам, но по прошествии некоторого времени могут исчезнуть, как и "серые" фирмы). Именно таким компаниям (если не самому налогоплательщику) может отводиться роль фактического исполнителя работ.

Как налоговики выявляют фиктивных контрагентов?

Выходя на проверку в организацию, налоговики уже знают, где и что нужно искать, ведь, как известно, просто так выездная проверка не назначается. Выбор претендентов на проверку осуществляется в соответствии с Концепцией системы планирования выездных налоговых проверок <3> на основании Общедоступных критериев, используемых налоговыми органами в процессе отбора объектов для проведения выездных налоговых проверок <4>. В этих целях проводится тщательный и детальный предпроверочный анализ финансово-хозяйственной деятельности попавшего в выборку налогоплательщика (выборка формируется автоматически в специальном программном комплексе налоговой инспекции: на основе показателей представленной бухгалтерской и налоговой отчетности рассчитывается набор коэффициентов, которые сравниваются с нормативами, в результате чего выявляются отклонения). Далее о кандидате собирается информация из различных источников. Зачастую проверка инициируется на основании сведений, полученных от правоохранительных органов, которые в рамках своей оперативно-разыскной деятельности добывают информацию и факты о незаконных махинациях с фирмами-"однодневками" и передают их в инспекцию для проверки.

<3> Приложение 1 к Приказу ФНС России от 30.05.2007 N ММ-3-06/333@.
<4> Приложение 2 к Приказу ФНС России N ММ-3-06/333@.

Инспекторы истребуют в банках расширенные выписки об операциях по расчетным счетам компаний и исследуют маршрут движения денежных средств далее по цепочке, запрашивая выписки по расчетным счетам уже контрагентов самих контрагентов. В результате анализа выписок ревизоры выявляют транзитный характер движения денежных средств (получение и перечисление в течение нескольких банковских дней), отбирают "подозрительных" контрагентов, у которых по расчетному счету отсутствуют перечисления денег за аренду транспортных средств, имущества (складских и офисных помещений), оплату коммунальных услуг, привлечение рабочего персонала, не проходят операции по снятию наличных на выплату зарплаты. Кроме того, проверяющие на сайтах судов и в справочно-правовых системах соберут информацию обо всех судебных делах, в которых участвовали партнеры налогоплательщика.

При помощи федерального информационного ресурса, к которому обеспечен доступ в каждой инспекции, налоговики "пробивают" показатели в представленных контрагентами налоговых декларациях и отчетности (например, суммы исчисленных налогов, сведения о численности работников, наличии имущества, транспортных средств). В налоговой службе создана специальная база данных о "массовых" руководителях, учредителях организаций (на которых зарегистрировано несколько фирм, база данных с протоколами допросов руководителей, отрицающих свою причастность к созданию организаций), "массовых" адресах (по которым фактически компании не находятся, поэтому связаться с ними невозможно). Кстати, туда непременно стоит заглядывать и добропорядочным налогоплательщикам с целью проявления осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов (этот сервис на сайте ФНС называется "Проверь себя и контрагента").

В разряд "подозрительных" контрагентов попадают и "мигрирующие" компании, то есть организации, переходящие из инспекции в инспекцию в связи со сменой места регистрации, иными словами, "запутывающие следы" с целью затруднения проведения мероприятий налогового контроля, а также организации, зарегистрированные по одному адресу вместе с налогоплательщиком.

Особое внимание ревизоры уделяют выявлению фактов взаимозависимости или аффилированности проверяемой компании и ее контрагентов, которые позволят судить о том, что налогоплательщик был осведомлен о недобросовестной деятельности своих партнеров. Для этого, например, используют данные из базы, в которой содержатся сведения о доходах физических лиц по форме 2-НДФЛ, представляемые организациями в инспекцию. С ее помощью можно проверить источники получения доходов сотрудниками налогоплательщика от различных компаний, среди которых могут оказаться фирмы, с которыми "дружит" налогоплательщик, выяснить, в каких еще организациях участвуют директоры, главные бухгалтеры, учредители данного предприятия, а также их родственники (зарегистрированные по месту жительства члены семьи).

Сбор доказательной базы

Итак, налоговики, перед тем как прийти к налогоплательщику, уже располагают информацией о сотрудничестве с фиктивными компаниями. В ходе самой проверки проверяющие ищут доказательства своих подозрений и, разумеется, могут выявить новые факты и обстоятельства налоговых нарушений. При непосредственной работе с документами они обращают внимание на однотипные договоры подряда, заключенные с разными организациями, составленные на одинаковых бланках и одинаково заполненные, на такие случаи, когда, например, предмет договора субподряда полностью совпадает с предметом договора подряда (Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 11.10.2012 N 06АП-2817/2012), на похожие названия контрагентов, например "Еврострой", "Градострой", "Спецмонолитстрой", "Дельтастрой" (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 29.12.2012 N А40-112233/12), непоследовательную нумерацию счетов-фактур, полученных от одного поставщика или подрядчика (к примеру, N 75 от 15.01.2013, N 17 от 16.01.2013), несоответствие подписей в договорах и иной документации подписям в счетах-фактурах. Все перечисленное может указывать на формальный характер составления документов.

Проводится анализ вероятности фактического исполнения договоров с учетом времени, места нахождения имущества, объемов материальных и трудовых ресурсов налогоплательщика и его партнеров. Непременно вызовет вопросы тот факт, что подрядчик зарегистрирован в одном регионе, а налогоплательщик находится в другом (Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 11.10.2012 N 06АП-2817/2012). При приобретении строительных материалов исследуются условия доставки грузов и первичные документы, ее подтверждающие. Инспекторы могут запросить дополнительную информацию в органах ГИБДД и с ее помощью отследить движение конкретного автотранспорта по определенному маршруту в определенное время, проверить факт регистрации автомобиля-перевозчика, выяснить его настоящего собственника и допросить его по факту реальной доставки груза. Если на объекте, на котором выполняются ремонтные работы, для сотрудников установлена пропускная система, налоговики истребуют список лиц, которым выданы пропуска, и сверят его с работниками, числящимися в штате подрядчиков и налогоплательщика. Это позволит установить или опровергнуть факт реального выполнения работ контрагентом (его нахождение на территории объекта) (Постановления ФАС ПО от 27.02.2013 N А06-2688/2012, ФАС СЗО от 28.02.2013 N А66-2788/2011, от 22.08.2011 N А13-5090/2008, Десятого арбитражного апелляционного суда от 06.02.2013 N А41-10462/12). Если по условиям договора для подрядчика установлен запрет на передачу исполнения обязанностей по нему третьим лицам без разрешения заказчика (то есть работы должны выполняться собственными силами, а подрядчик тем временем все же привлекает к их проведению других субподрядчиков), этот факт может обернуться не в пользу налогоплательщика (Постановления ФАС ДВО от 06.02.2013 N Ф03-6438/2012, ФАС УО от 26.11.2012 N Ф09-10465/12).

По "подозрительным" контрагентам проверяющие в обязательном порядке проведут встречные проверки, допросят свидетелей, которым могут быть известны какие-либо сведения относительно спорных хозяйственных операций (особенно важно получить ответы на вопросы о том, кто фактически выполнял работы, кто предоставлял строительную технику, чьи материалы использовались при проведении работ (заказчика, подрядчика или субподрядчика), откуда, кем и каким образом они доставлялись на объект, и выяснить, включены ли они в стоимость сданных работ в акте по форме КС-2 и не списаны ли на расходы дважды).

Зацепкой для налоговиков и хорошим аргументом впоследствии может стать отсутствие у подрядчиков, выполняющих работы, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, членства в саморегулируемой организации и соответствующих свидетельств о допуске к строительным работам (Письма Минфина России от 09.03.2010 N N 03-03-06/1/120, 03-03-06/1/121, Постановление ФАС ЗСО от 19.12.2012 N А75-5274/2011).

У банков, в которых открыты расчетные счета фиктивных подрядчиков, могут быть истребованы сведения об IP-адресах компьютеров, с которых осуществляется управление расчетными счетами (выход в систему "Клиент - банк"). Если эти адреса будут совпадать с адресом налогоплательщика, то у инспекторов появятся весомые доказательства, свидетельствующие о подконтрольности налогоплательщику денежных потоков контрагентов (Определение ВАС РФ от 06.07.2012 N ВАС-7941/12, Постановления ФАС ДВО от 21.03.2012 N Ф03-492/2012, ФАС ЗСО от 04.06.2012 N А46-10750/2011, ФАС МО от 25.04.2011 N КА-А40/2799-11-2). Также могут быть запрошены карточки образцов и оттисков печатей, а также копии доверенностей, позволяющие установить лиц, которым разрешено осуществлять операции по расчетным счетам контрагентов, допросить их, провести почерковедческую экспертизу подписей. Кстати, стоит отметить, что не всегда налоговым органам удается раздобыть такую информацию, потому что банки зачастую отказывают в ее предоставлении, поскольку, по их мнению, она касается только взаимоотношений банка и его клиента и не связана с деятельностью проверяемого налогоплательщика. Правомерность этого подтвердил Президиум ВАС РФ в Постановлении от 18.10.2011 N 5355/11, признав незаконным привлечение банка к ответственности за неисполнение требований налоговой инспекции. Тем не менее данное обстоятельство не останавливает налоговиков в желании получить убедительные доказательства налоговых правонарушений.

При подозрении в том, что руководство денежными потоками и документальное оформление схемы по уходу от налогообложения осуществляются с одного компьютера, проверяющие могут произвести выемку системного блока, призвав на помощь специалистов и правоохранительные органы.

Важным доказательством в целях выяснения возможности выполнения спорных работ могут послужить результаты строительной экспертизы (Постановления ФАС УО от 25.10.2012 N Ф09-10042/12, ФАС СЗО от 22.11.2011 N А05-11071/2010), но налоговики прибегают к ней очень редко, поскольку это достаточно дорогостоящая процедура и для обоснованности ее назначения необходимы веские основания.

Мы перечислили далеко не все способы и методы, с помощью которых налоговики выявляют налоговые правонарушения и формируют доказательную базу. В каждом конкретном случае проверяющие вырабатывают свой подход к проверке в зависимости от обстоятельств и условий хозяйствования проверяемого субъекта.

Далее рассмотрим два показательных судебных дела о том, как предприятия ЖКХ организовали схему ухода от налогообложения.

По материалам одного судебного дела...

В Арбитражном суде г. Москвы (Решение от 27.06.2011 N А40-150292/10-76-921) слушалось дело, в котором налоговый орган усмотрел получение необоснованной налоговой выгоды одной из районных ДЕЗ. В рамках заключенных государственных контрактов и договоров на обслуживание жилого фонда поступившие бюджетные средства (ассигнования), выделенные из городского бюджета, налогоплательщик переводил на расчетные счета организаций-подрядчиков, которые в свою очередь заключали договоры с формальными субподрядчиками и перечисляли поступившие деньги под видом оплаты выполненных субподрядных работ на их расчетные счета сразу же или на следующий день.

Доводы налоговиков

Главный аргумент, на который сделал ставку налоговый орган, - взаимозависимость и аффилированность участников сделок как между контрагентами, так и с проверяемым налогоплательщиком.

Субподрядчики (третье звено в цепочке) отвечали всем признакам фирм-"однодневок": не имели объективных условий для ведения предпринимательской деятельности в силу отсутствия на балансе основных средств, производственных активов, транспортных средств, технического персонала, не сдавали налоговую отчетность и не уплачивали налоги. Кроме того, они не производили расходы, связанные с оплатой аренды помещения, техники, коммунальных услуг, услуг связи, не выплачивали заработную плату в связи с отсутствием персонала. Физические лица, значившиеся как учредители, руководители субподрядных организаций контрагентов налогоплательщика, также являлись учредителями, руководителями и главными бухгалтерами одновременно у нескольких юридических лиц. При этом все они отрицали свою причастность к созданию и деятельности названных организаций, подписание от их имени каких-либо документов, наличие финансово-хозяйственных отношений с подрядчиками налогоплательщика.

Ни один из прямых подрядчиков (второе звено в цепочке) - победителей открытого конкурса в четырех лотах в свою очередь также не подтвердил финансово-хозяйственные взаимоотношения с налогоплательщиком. Генеральные директоры для дачи пояснений в налоговый орган не явились. Единая схема, по которой прямые подрядчики в период проведения налоговой проверки одномоментно прекратили представлять налоговую отчетность, формально сменив учредителей и номинально назначив на должности генеральных директоров физических лиц, проживающих в других регионах, являющихся согласно ЕГРЮЛ "массовыми" учредителем и руководителем, свидетельствует, по мнению ревизоров, о преследуемой налогоплательщиком цели, а именно об уходе от налогообложения. Необходимыми основными средствами (оборудованием, машинами, транспортом, измерительными и регулирующими устройствами и приборами), а также трудовыми ресурсами подрядчики не были обеспечены.

В составе тендерной комиссии по выбору подрядной организации был директор ДЕЗ, который и рекомендовал будущих победителей в соответствующих лотах. Соискатели конкурса оказались аффилированными и взаимозависимыми лицами в одной группе (в одном лоте), зарегистрированными по одному и тому же адресу, представили на конкурс документы, содержащие недостоверные сведения, чем нарушили условия допуска к участию в конкурсе, установленные ст. 12 Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд". Собранные инспекцией факты свидетельствовали о выраженной заинтересованности в заключении государственных контрактов на эксплуатацию жилого фонда с конкретными подрядчиками (о согласованности действий и умышленном выборе). (Директором подрядчиков являлся бывший сотрудник районного управления города - вышестоящего по отношению к ДЕЗ органа.)

Аргументы налогоплательщика

ДЕЗ в подтверждение правомерности заявленных вычетов по НДС и расходов по налогу на прибыль представила полный комплект надлежащим образом оформленных документов и указала, что необоснованная налоговая выгода возникла не у нее, а у организаций-подрядчиков, которые, по ее мнению, выполнили заказанные работы в полном объеме. Однако суд отверг этот довод, поскольку налогоплательщик не мог не знать о нарушениях налогового законодательства, допущенных его непосредственными подрядчиками и субподрядчиками в силу взаимозависимости между должностными лицами этих организаций и согласованности их действий, которые как раз и выявили проверяющие в ходе проверки.

Чью сторону заняли судьи?

Собранные налоговым органом доказательства в совокупности и системной взаимосвязи убедили судей в том, что подрядчики были созданы и вступили в финансово-хозяйственные взаимоотношения с налогоплательщиком не для осуществления реальной экономической деятельности, а с единственной целью - оказание содействия ему в незаконном уменьшении расходов и увеличении налоговых вычетов, то есть в получении необоснованной налоговой выгоды. Арбитры пришли к выводу, что налоговая выгода возникала как у ДЕЗ, так и у организаций-подрядчиков.

Вместе с тем суд посчитал, что инспекция необоснованно полностью отказала в принятии расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, и налоговых вычетов по НДС, поскольку она не опровергла в полном объеме реальность выполнения работ и оказания услуг по обслуживанию и эксплуатации жилого фонда налогоплательщиком и подрядными организациями. Налоговая выгода должна быть признана необоснованной только в той части, в которой денежные средства, перечисленные заявителем на счета организаций-подрядчиков, были сразу переведены на счета организаций с признаками фирм-"однодневок", не имеющих возможности выполнять данные работы и оказывать услуги. Суд признал незаконным доначисление налогов, которые приходятся на суммы денежных средств, оставшихся в распоряжении подрядчиков (то есть не перечисленных на счета так называемых фирм-"однодневок").

Отметим, что Девятый арбитражный апелляционный суд (Постановление от 27.10.2011 N 09АП-20971/2011-АК, 09АП-22780/2011-АК) отменил решение арбитражного суда, признав правомерными доначисления налоговиков в полном объеме. Однако кассационная инстанция поддержала выводы судей первой инстанции (Постановление ФАС МО от 24.01.2012 N А40-150292/10-76-921), а высшие арбитры Определением от 23.03.2012 N ВАС-2656/12 отказались передавать судебные акты для их пересмотра в порядке надзора в Президиум ВАС РФ.

Кстати. Такие факты, как отсутствие у контрагентов трудовых ресурсов, транспортных средств, производственных и складских площадей, а также недостоверное декларирование результатов деятельности, отсутствие фирмы по юридическому адресу, могут свидетельствовать о нарушении ими налогового и трудового законодательства, однако они не означают (как считают некоторые судьи, например ФАС МО в Постановлении от 02.03.2011 N КА-А41/555-11), что контрагенты не выполняли или не могли выполнять работы, в отношении которых фирма сформировала налоговые вычеты.

Несколько слов еще об одном судебном споре...

Акцентируем внимание еще на одном похожем деле, которое было предметом рассмотрения в Решении Арбитражного суда г. Москвы от 29.12.2012 N А40-112233/12.

В рамках целевой программы ДЕЗ заключила договоры подряда на техобслуживание, санитарное содержание и текущий ремонт жилищного и нежилого фонда и придомовой территории с вполне добросовестными, на первый взгляд, компаниями, имеющими строительные лицензии, а также сертификаты соответствия региональной системы добровольной сертификации жилищно-коммунальных услуг, представляющими налоговую отчетность и уплачивающими налоги. Эти подрядчики, в штате которых был необходимый персонал для выполнения работ (более 600 человек), привлекали для проведения субподрядных работ фирмы-"однодневки". Инспекторы по результатам проверки также лишили ДЕЗ налоговых вычетов и расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по прибыли, заявленных по документам подрядчиков.

Налогоплательщик в обоснование своей правоты привел такой аргумент: он не мог контролировать деятельность своих контрагентов при принятии конкретных управленческих решений, в том числе по выбору субподрядчиков, либо предполагать, что контрагент привлечет к выполнению работ фирмы-"однодневки". В качестве основания для получения необоснованной налоговой выгоды неисполнение налоговых обязательств контрагентами в Постановлении Пленума ВАС РФ N 53 не предусмотрено. Законодательство нарушали не подрядчики налогоплательщика, а их контрагенты-субподрядчики.

Налоговики, помимо представленных в суд доказательств взаимозависимости участников схемы и перевода денежных средств в конечном итоге на счета фирм-"однодневок", собрали свидетельские показания жильцов отремонтированных подрядчиками МКД, которые обслуживал налогоплательщик, сверив их с заявленными видами работ по договорам, выяснили, что был проведен не полный комплекс и объем работ. Представители ДЕЗ пытались признать протоколы допроса этих свидетелей ненадлежащим доказательством, поскольку им не были известны обстоятельства, связанные с выполнением работ, и они не участвовали в их приемке. Суд не нашел оснований не доверять показаниям жильцов, поскольку в силу постоянного проживания в жилых домах они располагали сведениями о том, выполнялись ли ремонтные работы в их домах и подъездах, а если да, то какие именно работы.

Был установлен еще один важный факт, который сыграл в пользу налогового органа: по запросу банковских досье субподрядных организаций проверяющие выяснили, что интересы некоторых субподрядчиков в банках представляло одно и то же лицо, причем, как выяснилось в ходе допроса, за некоторое вознаграждение. Удостоверение его подписи в банковской карточке не производилось, ни с кем из руководителей организаций, интересы которых представлялись в банке, он не встречался. Кроме того, по данным следственных органов, расчетный счет одного контрагента был уже использован ранее для незаконного вывода бюджетных средств, выделенных на благоустройство управляющей компании, в отношении которой возбуждено уголовное дело.

В итоге суд также пришел к выводу, что налоговая выгода возникла как у налогоплательщика, так и у его контрагентов (организаций-подрядчиков), в результате их согласованных действий, и признал правомерными доначисления налоговым органом.

Добавим, что в феврале 2013 г. ДЕЗ подала апелляционную жалобу по этому делу, но с учетом вышеупомянутого Определения ВАС РФ по похожим обстоятельствам шансы на успех у налогоплательщика невелики.

* * *

Анализ арбитражной практики показывает, что налоговым органам удается выявить схемы, в которых недобросовестные контрагенты путем согласованных действий с предприятиями ЖКХ переводят денежные средства на счета так называемых фирм-"однодневок". Поэтому хотим предостеречь компании, у которых вызывает соблазн применение подобных схем с целью незаконного обогащения. Налоговики, как видим, не сдаются, обстоятельно подходят к проверке, проводят огромный комплекс контрольных мероприятий, от того, насколько грамотно и полно у них получится собрать доказательную базу, будет зависеть исход дела. Безусловно, есть случаи, когда суд признает решения инспекций незаконными и необоснованными, но для этого предприятию приходится тратить много средств и сил для защиты своих прав и интересов.

Е.Н.Саяпина

Эксперт журнала

"Жилищно-коммунальное хозяйство:

бухгалтерский учет и налогообложение"