Мудрый Экономист

Прекращение обязательства прощением долга

"Электронный журнал "Финансовые и бухгалтерские консультации", 2013, N 4

Рассмотрим различные проблемы и риски, возникающие при прекращении договорных обязательств путем прощения долга, а также возможные пути их решения и нюансы документального оформления прощения долга. Изложенные выводы могут успешно использоваться для списания задолженности с баланса компании.

Как известно, прощение долга является одним из оснований прекращения обязательств. Согласно ст. 415 Гражданского кодекса РФ обязательство может быть прекращено освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

При этом закон прямо не устанавливает иных условий, наличие которых необходимо для применения сторонами такого способа прекращения обязательств, как прощение долга. В то же время анализ судебной практики позволяет сделать вывод, что судебными органами были выработаны определенные критерии, которые являются основанием для переквалификации прощения долга в дарение, которое запрещено в отношениях между коммерческими организациями (пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ).

На уровне Президиума ВАС РФ был закреплен главный критерий, наличие которого позволяет переквалифицировать прощение долга в договор дарения, а именно отсутствие встречного имущественного предоставления со стороны должника. Данная позиция была воспринята нижестоящими судами, является устойчивой и получила широкое распространение на уровне высших и федеральных арбитражных судов <1>.

<1> См., например, Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104, Определение ВАС РФ от 11 января 2011 г. N ВАС-17893/10, Постановления ФАС Московского округа от 15 февраля 2012 г. по делу N А40-41164/11-97-362 и от 26 января 2009 г. N КГ-А40/11632-08, ФАС Центрального округа от 13 мая 2011 г. по делу N А36-3872/2010.

В то же время существует альтернативная позиция, отраженная в немногочисленных судебных решениях, согласно которой указанный риск переквалификации признается невозможным, а единственным условием допустимости прощения долга считается отсутствие нарушения прав третьих лиц. В обоснование такого подхода суды приводят следующие доводы: прощение долга является односторонней сделкой, а дарение - двусторонней, в связи с чем ограничения, установленные для договора дарения как двусторонней сделки, в отношении прощения долга применяться не будут <2>.

<2> Определение ВАС РФ от 8 февраля 2010 г. N ВАС-384/10, Постановление ФАС Уральского округа от 13 февраля 2002 г. по делу N Ф09-139/02-ГК, Обзор кассационной практики Пермского краевого суда по гражданским делам за первое полугодие 2010 года, утвержденный на заседании Президиума Пермского краевого суда от 6 августа 2010 г.

Полагаем, что такая позиция весьма противоречива и не учитывает сути отношений между сторонами и целей, которых стороны пытаются достичь. Принимая во внимание, что она гораздо менее распространена в судебной практике, на наш взгляд, шансы отстаивания такого подхода в суде являются минимальными, в связи с чем в дальнейшем анализ ситуации будет производиться исходя из устоявшейся судебной практики без учета данной позиции.

В соответствии с п. 3 Обзора практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104; далее - Письмо N 104) отношения кредитора и должника по прощению долга могут быть квалифицированы как дарение, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара.

Согласно п. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В случае установления намерения кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара прощение долга будет подчиняться запретам, установленным пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ, в силу которых не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями.

Свидетельствами отсутствия у кредитора намерения одарить должника, а соответственно, и доказательствами отсутствия у соглашения о прощении долга признаков дарения согласно судебной практике могут являться следующие факты:

<1> Письмо N 104, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 октября 2008 г. по делу N А21-3512/2007.
<2> Письмо N 104.
<3> Постановление Президиума ВАС РФ от 15 июля 2010 г. N 2833/10.
<4> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 октября 2008 г. по делу N А21-3512/2007.
<5> Постановление ФАС Поволжского округа от 22 марта 2012 г. по делу N А06-4937/2010.

В ряде случаев суды указывали на то, что обязанность по доказыванию предоставления кредитору встречной имущественной выгоды лежит на должнике <6>. Если предоставление таких доказательств невозможно, отношения сторон по прощению долга с высокой вероятностью могут быть квалифицированы судом как договор дарения <7>.

<6> Постановление ФАС Московского округа от 15 февраля 2012 г. по делу N А40-41164/11-97-362.
<7> Определение ВАС РФ от 11 января 2011 г. N ВАС-17893/10, Постановления ФАС Московского округа от 15 февраля 2012 г. по делу N А40-41164/11-97-362 и от 26 января 2009 г. N КГ-А40/11632-08, ФАС Центрального округа от 13 мая 2011 г. по делу N А36-3872/2010 (в данном деле помимо отсутствия встречного предоставления суд также указал на нарушение прав третьих лиц - кредиторов).

При этом согласно пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ в отношениях между коммерческими организациями не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает 3000 руб.

В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, совершенная в нарушение указанного запрета, является ничтожной и не влечет за собой юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью (п. 1 ст. 167 ГК РФ). На основании п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана вернуть все полученное по ней. В то же время в целях применения последствий недействительности сделки в виде возврата суммы займа и процентов по нему необходимо, чтобы уполномоченное лицо обратилось с соответствующим требованием в суд. Согласно п. 32 совместного Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом (п. 1 ст. 166 ГК РФ). Действующее законодательство допускает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, при этом споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. Такие требования могут быть предъявлены в суд в течение трех лет со дня, когда началось исполнение сделки (в анализируемой ситуации исчисление срока начнется с даты заключения соглашения о прощении долга). На наш взгляд, в качестве заинтересованных лиц в рассматриваемом случае могут выступать стороны договора займа, налоговые органы, акционеры заимодавца и др.

Если ни одно из указанных лиц не будет заинтересовано в оспаривании сделки и сторонами будут в полной мере уплачены все причитающиеся налоги и сборы, полагаем, что риск применения последствий недействительности сделки является минимальным.

Действующим законодательством не оговорено, каким образом стороны должны оформить прощение долга. Как правило, на практике в подобных случаях составляется двустороннее письменное соглашение о прощении долга.

В целях максимального снижения неблагоприятных последствий для сторон в такое соглашение необходимо включать следующие положения:

Также нужно учитывать, что, если сделка по прощению долга имеет признаки крупной сделки и (или) сделки с заинтересованностью, дополнительно может потребоваться одобрение такой сделки в установленном законом порядке (ст. ст. 79, 83 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", ст. ст. 45 - 46 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью").

Таким образом, несмотря на кажущуюся простоту конструкции прощения долга при первом рассмотрении, ее применение требует учета множества нюансов, которые в некоторых случаях могут даже исключить возможность ее применения как таковую.

А.Е.Герасимова

Юрисконсульт

"ФБК Право"

Д.А.Кудрин

Старший юрисконсульт

"ФБК Право"

А.С.Ермоленко

К. ю. н.,

руководитель практики

"ФБК Право"