Мудрый Экономист

Правомерность взимания банковской комиссии за досрочный возврат кредита

"Юридическая работа в кредитной организации", 2013, N 1

В настоящее время уровень правового регулирования банковских отношений можно признать удовлетворяющим потребности развития экономики РФ. Однако динамика общественных отношений, возникающих в банковской сфере, обусловливает наличие пробелов в законодательстве, и некоторые острые вопросы банковского кредитования, в частности правомерность взимания комиссии за досрочный возврат кредита, до настоящего времени остаются не урегулированными в должной степени.

Переход России к рыночной экономике и преобразование методов государственного регулирования банковской деятельности дали импульс для принятия нового банковского законодательства. Характеризуя основные тенденции его развития, необходимо отметить, что в целом данная комплексная отрасль законодательства сформирована, оснащена ключевыми нормативно-правовыми актами, а уровень правового регулирования банковских отношений можно признать удовлетворяющим потребности развития современных экономических отношений.

В то же время комплексный характер банковского законодательства, сложность общественных отношений, возникающих в банковской сфере, и их динамика обусловливают наличие пробелов в законодательстве, некоторые острые вопросы банковского кредитования остаются в должной степени не урегулированными. Одним из таких вопросов является правомерность взимания комиссии за досрочный возврат кредита.

Комиссия за досрочный возврат кредита в договорах потребительского кредитования

Одной из основополагающих тенденций развития отечественного банковского законодательства необходимо признать становление разных подходов к правовому регулированию статуса заемщиков физических и юридических лиц <1>.

<1> См. подробнее: Шаповалов М.А. Влияние позиции Роспотребнадзора на формирование судебной практики по потребительскому кредитованию // Юридическая работа в кредитной организации. 2011. N 4.

Данная тенденция, изначально установленная абз. 3 п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" <2>, который распространил положения Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" <3> (далее - Закон о защите прав потребителей) на потребительское кредитование, получила развитие в банковском законодательстве.

<2> Российская газета. 26 ноября 1994 г. N 230.
<3> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140; 2012. N 26. Ст. 3446.

Так, анализ изменений положений ст. 29 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (далее - Закон о банках и банковской деятельности), регламентирующих процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям кредитной организации, подтверждает обозначенную выше тенденцию в части признания заемщика - физического лица более слабой и менее защищенной стороной кредитного договора. К примеру, в отношении договора потребительского кредитования введен законодательный запрет на одностороннее изменение кредитной организацией срока действия договора, на увеличение размера процентов или изменение порядка их определения, на увеличение или установление комиссионного вознаграждения по операциям, кроме случаев, предусмотренных федеральным законодательством.

Что же касается комиссии за досрочный возврат кредита по договорам потребительского кредитования, то в п. 12 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров" (далее - Информационное письмо N 146) было дано однозначное разъяснение о ее незаконном характере.

В Информационном письме N 146 приводится случай из арбитражной практики, когда банк был привлечен к административной ответственности за включение в договор потребительского кредитования условия о взимании платы - комиссии за досрочный возврат кредита. Суд счел данное условие кредитного договора не соответствующим ст. 32 Закона о защите прав потребителей, в которой указано, что потребитель вправе отказаться от услуг исполнителя в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по договору. Поскольку банком такие расходы доказаны не были, суд счел такую комиссию незаконной.

Практически одновременно с разъяснениями Президиума ВАС РФ о незаконности комиссии за досрочный возврат потребительского кредита был принят Федеральный закон от 19.10.2011 N 284-ФЗ "О внесении изменений в статьи 809 и 810 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Закон N 284-ФЗ). Поправками, внесенными в ГК РФ, предусмотрена обязанность заемщика - физического лица уведомлять банк о досрочном погашении кредита не менее чем за 30 дней. Если же в качестве заемщика выступают юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, то сумма кредита может быть возвращена досрочно лишь с согласия кредитора.

Кроме того, ст. 809 ГК РФ была дополнена п. 4, установившим право банка при досрочном возврате суммы кредита на получение с заемщика процентов по договору, начисленных включительно до дня возврата суммы кредита полностью или ее части.

Как верно отмечено в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 27.02.2012 по делу N 33-576/2012, в порядке применения п. 2 ст. 810 ГК РФ уплачиваемые заемщиком проценты являются платой за пользование кредитом, соответственно, при досрочном возврате суммы займа период пользования сокращается, и, соответственно, плата за пользование кредитом не должна увеличиваться путем уплаты комиссии.

В Определении Советского районного суда г. Казани от 17.01.2012 по делу N 11-11/12 в обоснование незаконного характера комиссии за досрочный возврат кредита дополнительно приводится довод о том, что заранее предусмотренная комиссия за досрочный возврат кредита не является фактически понесенными расходами банка, поэтому установление в кредитном договоре платы за досрочный возврат заемщиком-гражданином суммы кредита нарушает законодательство о защите прав потребителей.

С одной стороны, оба эти довода могут быть по аналогии применены и к договорам кредитования, где на стороне заемщика выступает юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, однако арбитражная практика относительно комиссий за досрочный возврат кредита противоречива.

Комиссия за досрочный возврат кредита в договорах с юрлицами и индивидуальными предпринимателями

В соответствии со ст. 29 Закона о банках и банковской деятельности процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям кредитная организация устанавливает по соглашению с клиентом.

Статья 5 данного Закона содержит перечень банковских операций, среди которых названо размещение денежных средств от своего имени и за свой счет, что выражается в предоставлении кредитов юридическим и физическим лицам. Таким образом, установление комиссионного вознаграждения в договоре кредитования возможно по соглашению сторон.

ВАС РФ в п. 4 Информационного письма от 13.09.2011 N 147 "Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре" (далее - Информационное письмо N 147) разъяснил, что банк имеет право на получение отдельного вознаграждения (комиссии) наряду с процентами за пользование кредитом в том случае, если такое вознаграждение установлено за оказание самостоятельной услуги клиенту. В остальных случаях суд оценивает, могут ли указанные комиссии быть отнесены к плате за пользование кредитом.

Конечно, информационные письма ВАС РФ не являются официальным разъяснением закона и не обязательны для арбитражных судов, однако их роль в формировании арбитражной практики нельзя недооценивать. С приведенной правовой позицией необходимо всецело согласиться.

Очевидно, что комиссия за досрочный возврат кредита по своей природе не взимается банком за оказание самостоятельной услуги (досрочный возврат кредита не является услугой) и не может составлять дополнительную плату по кредитному договору в соответствии со ст. 779 ГК РФ. К тому же согласие банка на досрочное погашение клиентом кредита не создает непосредственно для заемщика какого-либо самостоятельного блага или иного полезного эффекта.

Пункт 2 ст. 810 ГК РФ предусматривает возможность досрочного возврата суммы займа, предоставленного под проценты, при условии согласия заимодавца. На основании п. 2 ст. 819 ГК РФ данное правило применимо и к кредитным договорам. В то же время законодатель установил для случаев досрочного погашения кредита лишь одно условие - согласие заимодавца. Такое согласие не связывается с необходимостью уплаты каких-либо комиссий.

К аналогичному выводу пришел ФАС Уральского округа в Постановлении от 24.09.2012 по делу N А60-7533/2012, дополнительно указав, что право на досрочное исполнение должником обязательства не связывается с внесением за это кредитору платы, пусть и в размере, установленном по соглашению сторон.

В свою очередь, в Решении Арбитражного суда Свердловской области от 29.02.2012 по делу N А60-51443/2011 отмечается, что ГК РФ не предусматривает санкций за досрочное исполнение обязательств по кредитному договору, в связи с чем оснований для взимания комиссии за досрочный возврат кредита не имеется. Довод банка о том, что досрочный возврат кредита является благом для заемщика и освобождением от уплаты процентов, подвергается судом обоснованной критике, поскольку в силу п. 2 ст. 810 ГК РФ досрочный возврат кредита - это право заемщика.

Как следует из Постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.07.2012 по делу N А60-7533/2012, условия кредитного договора, предусматривающие уплату комиссии за предоставление кредита и досрочный возврат кредита, не могут считаться соответствующими закону и в силу ст. 168 ГК РФ являются ничтожными.

Доводы банка о том, что спорные условия кредитного договора включены в договор с согласия заемщика, в рассматриваемом примере судом признаны не имеющими правового значения, так как недействительное (ничтожное) условие договора в силу ст. 167 ГК РФ не порождает для сторон правовых последствий <1>.

<1> Аналогичные правовые позиции содержатся в Постановлениях Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.05.2012 по делу N А60-51443/2011; Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2012 по делу N А76-5913/2012; ФАС Центрального округа от 21.02.2012 по делу N А36-1620/2011.

В то же время, как уже было отмечено ранее, арбитражная практика по банковским комиссиям за досрочный возврат кредита заемщиками - юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями неоднозначна, если не сказать противоречива.

Так, в отдельную группу можно обособить решения арбитражных судов, в которых во главу угла ставится вопрос об определении размера комиссии за досрочный возврат кредита непосредственно в договоре либо об отсутствии указания на конкретный размер такой комиссии.

Например, в Постановлениях ФАС Центрального округа <1> сделаны аналогичные выводы, что кредитный договор не содержит согласованного конкретного размера и порядка расчета комиссии за досрочный возврат кредита, а одностороннее определение комиссионного вознаграждения банком не допускается законом. Тем не менее в рассматриваемом примере суд признал взысканную банком комиссию необоснованным обогащением в силу п. 1 ст. 1102 ГК РФ именно на том основании, что такая комиссия не взималась банком за оказание самостоятельной услуги.

<1> Постановления ФАС Центрального округа от 17.02.2012 по делу N А36-1622/2011 и от 21.02.2012 по делу N А36-1620/2011.

В другом случае, когда порядок расчета комиссии за досрочный возврат кредита был определен в кредитном договоре, суд признал взимание такой комиссии не противоречащим требованиям законодательства. Речь идет об Определении ВАС РФ от 11.04.2012 по делу N ВАС-4093/12, в котором отмечается, что на момент заключения кредитного соглашения заемщик располагал полной информацией о суммах и сроках внесения комиссии за досрочный возврат кредита, следовательно, принял на себя все права и обязанности, определенные кредитным соглашением. В этом примере ВАС РФ не нашел оснований для признания условия о взимании платы за досрочное погашение кредита ничтожным.

В более позднем Определении ВАС РФ от 31.10.2012 по делу N ВАС-14039/12 отмечается, что согласие банка на досрочный возврат кредита не является самостоятельной услугой, а комиссия за досрочный возврат кредита признается незаконной.

Аналогичная позиция была принята Арбитражным судом Саратовской области в Решении от 11.12.2012 по делу N А57-17116/2012 <2>. Именно данное дело послужило импульсом для написания настоящей статьи.

<2> http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/34a0d1de-e4c3-4dc3-8393-8e18c6f6d505/A57-17116-2012_20121211_Reshenie.pdf.

Очевидно, что при определении правовой природы банковской комиссии за досрочный возврат кредита первоочередное значение имеет правомерность ее взимания в целом, а не факт определения ее размера или порядка расчета в кредитном договоре. Представляется правильным при разрешении арбитражными судами аналогичных споров руководствоваться позицией, изложенной в п. 4 Информационного письма N 147, и определять в каждом конкретном случае, имеет ли место финансовая услуга.

Исходя от обратного, арбитражные суды сталкиваются с существенным противоречием, когда в одном судебном решении комиссия за открытие счета (предоставление кредита) признается незаконной со ссылкой на разъяснения ВАС РФ, данные в п. 4 вышеназванного Информационного письма N 147, а комиссия за досрочный возврат кредита - законной лишь на том основании, что заемщик знал о необходимости ее уплаты при заключении договора <1>.

<1> См., например: Постановление ФАС Поволжского округа от 20.08.2012 по делу N А65-33537/2011; Решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 04.08.2012 по делу N А07-7942/2012.

Выводы

Давая правовую оценку банковским комиссиям, суды должны учитывать, создают ли действия банка, за которые такая комиссия уплачивается, полезный эффект или дополнительное благо, то есть оказывается ли заемщику самостоятельная услуга. В случае с комиссией за досрочный возврат кредита речь идет о праве заемщика, которое поставлено в зависимость лишь от согласия кредитора и не является самостоятельной услугой.

М.А.Шаповалов

К. ю. н.

ФГБОУ ВПО "Саратовская государственная

юридическая академия",

старший юрисконсульт

ЗАО "ИнформБУТЭК"