Мудрый Экономист

Поиграем, господа юристы?!

"Консультант", 2013, N 3

Среди методов достижения поставленных целей, решения возложенных на них задач юристы выделяют метод моделирования. Он заключается в создании моделей для последующего изучения и воплощения в жизнь. Иными словами, в инсценировке судебного спора. Гипотезе, выраженной в наглядной форме.

Метод есть любая процедура, необходимая для получения определенного результата. "Метод в широком смысле, - объясняет известный методолог А.А. Ивин, - включает не только предписания или правила определенной деятельности, но и критерии и идеалы, которыми она руководствуется, образцы удачного применения метода, требования к человеку, пользующемуся данным методом..."

Он подчеркивает, что методология занимается не только методами науки и любой иной целенаправленной и организованной деятельности (бизнеса, юридической практики). Методология занимается и средой, в которой протекает использование методов, ценностями, которые должны достигаться применением методов, ограничениями, налагаемыми на исследователя.

Другими словами, методы, используемые при исполнении обязанностей судебного представителя, для разработки моделей защиты в суде, в работе по составлению договоров, контролю за их исполнением, взысканию задолженностей внесудебным порядком, должны способствовать достижению ценностей, благ, которые значимы сами по себе даже вне конкретной ситуации. Таковыми благами для юриста, вне всякого сомнения, являются блага его работодателя и клиента, блага подразделения, в составе которого работает юрист, и, разумеется, его собственные блага (деньги и статус).

Кружок моделестроения

Юрист, занимающийся предсказанием будущего правового феномена, выстраивает модели или берет для изучения уже готовую модель. Будущее судебное решение предсказывается благодаря уже вынесенному судебному акту, который служит моделью планируемой операции по обращению в суд, доказыванию, возможному обжалованию в случае неудачного исхода.

"Под моделью в широком смысле, - рассказывал профессор В.А. Штофф, - понимают мысленно или практически созданную структуру, воспроизводящую ту или иную часть действительности в упрощенной (схематизированной или идеализированной) и наглядной форме".

Судебное постановление как раз воспроизводит имевшую место действительность в схематизированной и наглядной форме. Юрист запоминает модельное дело во всех его деталях и тонкостях так, чтобы любой поворот в будущем реальном деле не стал неожиданностью. Он избегает знакомить коллег с модельным делом и по возможности уничтожает копию дела при увольнении (знакомиться с экземпляром в суде станет не всякий).

Подразделения (дивизионы) судебной и договорной работы дружественных организаций прибегают к инсценировкам споров, чтобы получить желаемое судебное решение, которое послужит образцом при разрешении судом конфликтов с настоящим, а не искусственным, пусть и жестким, противостоянием.

Такие решения обладают при небольшой себестоимости значительной ценой, если юрисконсульты (начальники отделов судебной работы) и судебные представители не играют в поддавки, а стремятся одержать верх в судебном поединке по-настоящему. Противостояние искусственно только для доверителей (работодателей), но не для юристов. Работодатели чаще всего не сообщают начинающим юрисконсультам о том, что судебное разбирательство является модельным, чтобы "судоговорение" не приобрело "дружественный" характер. При таких обстоятельствах моделирование выступает в форме организационно-деятельностной игры.

С игрой юрист сталкивается, например, когда обращается к должнику с просьбой вернуть долг, а должник отвечает: "Деньги есть. Приди и возьми". Должник здесь желает установить, действительно ли юрист заслуживает денег (если не взыщет - не заслужил), какие мероприятия и как будут осуществляться при взыскании, сможет ли оказать юридический дивизион должника достойное сопротивление. Случается, что должник не только погашает долг, но и приглашает юриста возглавить его собственный дивизион, простившись по-доброму с прежними кадрами.

Организационно-деятельностная игра

Специалисты в области управления и экономисты смотрят на моделирование шире, чем юристы, для которых модели воплощаются в законах и судебных актах. Для экономиста моделирование - это умение формулировать проблемы и решать задачи для разрешения проблем, касающихся каждого физического лица или организации.

Организационно-деятельностная игра в сравнении с "чистым" умозрительным моделированием есть одна из форм наработки ее участниками практических умений и навыков работы в сфере исполнительного производства, судебного представительства, договорной работы через переживание. В отличие от субъектов игры, ее участники не осведомлены об искусственности игровой ситуации, однако субъект может также быть участником.

"Субъекты права в действительности гораздо более узки по своему составу, чем нам это обычно представляется", - замечает профессор В.Д. Грачев, поясняя свою мысль тем, что не все участники Первой мировой войны знали о формальных поводах к войне.

Добавим, что многие из тех, кто знал, не понимали и поверхностного ее смысла. Субъект, будучи участником, вырабатывает для себя практические навыки и получает новые знания в сфере управления подразделением судебного представительства и принудительного исполнения. Деловая игра отличается от организационно-деятельностной тем, что все ее участники осведомлены об игре. Поэтому деловая игра не может достичь степени жесткости, свойственной настоящей игре. Опыт (эксперимент) отличается от игры тем, что его субъектом является только одно лицо. Разумеется, участников в играх и экспериментах, не являющихся субъектами, может быть неограниченное количество, однако слишком большое количество фигурантов приводит к невозможности достижения ее результатов при повторении.

Этическая составляющая

Игры и эксперименты (опыты) должны проводиться субъектами, соблюдающими твердый нравственный императив "не навреди". Недопустимы преступления и причинение вреда участникам, не подозревающим об игре (эксперименте). Известна игра учителя и ученика, по условиям которой ученик - субъект игры должен был настроить против себя своих подчиненных и начальников, а затем добиться назначения на вышестоящую должность (1987 г.).

Игра завершилась вничью, ученик настроил против себя вверенный ему коллектив и начальство, затем удержался на занимаемой должности, но не был поднят вверх по иерархической лестнице. Такие "игры" недопустимы, поскольку субъект длительное время причинял моральный вред подчиненным и руководителям, дезорганизовывал работу крупного научно-производственного объединения, разрабатывая совместно с учителем оптимальную методику эффективной служебной карьеры сквозь кризисные ситуации и конфликты.

Первый раунд

Каждый вовлеченный в игру, если разгадал первоначальный ее замысел, может не только наработать практические умения и навыки, проявить способности, что немаловажно, но и превратиться из обычного участника в субъекта игры. Так, например, на испытательном сроке начальник юридической службы и его заместитель (младший лидер) начинают играть с новичком. Последний неожиданно оказывается свидетелем диалога начальника и младшего лидера, в котором младший лидер "разъясняет" начальнику невозможность прибегнуть к обсуждаемому способу защиты гражданских прав в конкретном деле. Затем они обращаются к новичку с просьбой "разобраться и доложить".

Играющие осведомлены, что существует модель решения, предложенная высшей судебной инстанцией, которая демонстрирует эффективность обсуждаемого способа защиты, но проверяют, знаком ли новичок с прецедентными постановлениями Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ. Испытуемый, если разгадал игру, может не только представить искомое постановление, но и предложить новую дополнительную формулу резолютивной части ("просительного" пункта) искового заявления, стимулирующую должника к скорейшему исполнению будущего судебного решения.

Формула уже разработана учителем испытуемого и апробирована на практике. Ученик получает от учителя пакет документов (пояснительную записку с объяснением сути формулы, судебные решения, подтверждающие апробацию), затем приступает к разработке проекта искового заявления, используя полученные модели.

Реализация изложенного приема (предъявление иска, судебное разбирательство, обжалование судебного решения) по длительности превышает время испытания, и для того, чтобы узнать правильность предсказания, начальник и младший лидер должны посчитать ученика выдержавшим испытательный срок. Ученик при этом не знакомит руководство со всем содержимым пакета, предоставленного ему учителем, получает первый опыт тактического искусства, а учитель - актуальную информацию для упражнений. Ученики, непосредственно в игре не задействованные, составляют штаб, наблюдающий за игрой, помогая учителю в презентации результатов.

В приведенном примере учитель предоставляет только проверенные, прошедшие испытание формулы так, чтобы возможная неудача не могла быть поставлена в упрек ученику, а затем им переадресована учителю. Формулы должны быть проверенными, но практикующим юристам (начальнику и младшему лидеру) неизвестными. Убеждать их (и суд, которому придется выносить решение по формуле) ученик должен, демонстрируя уже имеющиеся судебные постановления.

Первая апробация разрабатываемых формул осуществляется лично учителем и наиболее опытными учениками посредством экспериментов (опытов) и организационно-деловых игр, участниками которых выступают субъекты оборота, взыскатели и должники, противодействующие взысканию.

Опытным путем

Эксперимент (опыт) отличается от игры тем, что его проводит один субъект. В приведенном выше примере имеет место игра, а не эксперимент, поскольку познание имеет двух субъектов (руководителя и младшего лидера). Если объектом изучения экспериментатора выступает специалист, а целью эксперимента является изучение его профессиональных, личных и деловых качеств для последующего управления специалистом, то последний должен превращать эксперимент в игру, используя опытные знания, полученные в прошлом, а также проводя новые опыты в конкретных судебных процессах и исполнительных производствах.

Здесь специалист должен осознавать, что условия игры в значительной степени определяются руководителем-экспериментатором, за плечами которого огромное количество разнообразных игр, большую часть из которых он завершил успешно, с хорошими финансовыми и статусными результатами. Руководитель не только определяет игру, но может и вправе неожиданно прекратить ее во всякое удобное для него время.

Отсюда следует, что опыты специалиста, которые не приносят положительного результата для руководителя, завершаются для специалиста прекращением игры. Здесь специалист не ученик, руководитель не учитель, поскольку объективно учитель стремится не только к разработке новых методик и формул при активном содействии и соавторстве ученика, но и к тому, чтобы ученик превзошел его уровень через игру и эффективно работал с собственными учениками, оптимально действуя в играх с экспериментаторами.

Руководитель-экспериментатор, с одной стороны, ждет от игры результатов для себя через опыты, которые ставит специалист, и, с другой стороны, не желает того, чтобы названные опыты оказались результативными для специалиста.

А.Анциперова

Координатор

Центра методологии судебной

и договорной работы

(ИрЮИ (ф) РПА Минюста России)