Мудрый Экономист

Злоупотребление правом на страховую выплату по полисам ОСАГО

"Юридическая и правовая работа в страховании", 2006, N 4

В статье исследуется вопрос о возможности применения гражданско-правового института недопустимости злоупотребления правом для борьбы со страховым мошенничеством в сфере обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. В условиях постоянного роста преступных проявлений против страховщиков в системе обязательного страхования важно использовать любые легальные средства для защиты прав и законных интересов страховых организаций. Применение юристами страховых компаний данного института позволит сформировать и соответствующую судебную практику, которая пока отсутствует.

Сколько времени существует право, столько же существует и злоупотребление правом. С появлением новой разновидности права появляется и злоупотребление этим правом. Такая же ситуация возникла в связи с введением в действие Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (далее - Закон об ОСАГО). Указанный законодательный акт, согласно его преамбуле, принят в целях защиты прав потерпевших на возмещение вреда, причиненного их жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортных средств иными лицами. После вступления в действие этого нормативного акта появился новый сектор рынка страховых услуг, обещавший значительную прибыль страховщикам. На третий год действия системы ОСАГО можно констатировать, что он привел к банкротству ряд страховых компаний, в том числе, как мы считаем, потому, что не содержит никаких средств защиты страховщика от лиц, злоупотребляющих правом на страховую выплату.

Появилось новое поле деятельности для недобросовестных субъектов правоотношений. С каждым днем совершенствуются схемы страховых мошенничеств и злоупотреблений правом на страховую выплату. Начиная с ситуации, когда два человека договариваются об инсценировке аварии, чтобы один из них смог получить деньги за давно уже разбитый автомобиль, заканчивая инсценированными "страховыми" случаями, в которых участвуют взятые напрокат машины, застрахованные по полной программе.

К сожалению, не последнюю роль в "надлежащем" оформлении инсценированных дорожно-транспортных происшествий (ДТП) играют работники правоохранительных органов.

Прослеживается странная закономерность: в аварии, как правило, виноват водитель дешевого или менее поврежденного автомобиля, а потерпевшим является владелец дорогого транспортного средства.

Зачастую страховщики получают необходимые документы о ДТП и только на их основании решают вопрос о страховой выплате, поэтому, если работники правоохранительных органов надлежащим образом оформляют заведомо "подставную" аварию, у страховой компании почти нет никаких шансов отказать "потерпевшей" стороне в страховой выплате.

Рассмотрим ситуацию, когда согласно заявлениям, поданным в страховую компанию виновным и потерпевшими, объяснениям участников аварии, показаниям свидетелей, протоколу об административном правонарушении, постановлению по делу об административном правонарушении, схеме места ДТП и другим документам в аварии участвуют три автомобиля (первый автомобиль сталкивается со вторым, а тот - с третьим, то есть второй автомобиль контактирует и с первым, и с третьим и получает повреждения с двух сторон). Страховщик решает привлечь экспертов-трассологов для проверки указанных в документах обстоятельств происшедшего. Эксперты делают вывод о том, что второй и третий автомобили в контактное взаимодействие друг с другом не вступали.

Действия водителя третьего автомобиля, который получил повреждения до рассматриваемого ДТП и при этом претендует на получение страховой выплаты в возмещение вреда, якобы причиненного в рассматриваемой аварии, можно квалифицировать как покушение на мошенничество (ч. 3 ст. 30 и ст. 159 УК РФ). Здесь основанием для отказа в страховой выплате будет причинение вреда не в дорожно-транспортном происшествии, о котором заявлено страховщику как о страховом случае.

Однако возникают сложности с решением вопроса о страховой выплате или об отказе в ней водителю второго автомобиля.

Экспертиза подтвердила вину в дорожно-транспортном происшествии водителя первого автомобиля, причинившего вред второму, например, повреждением задней части второго автомобиля. При этом водитель второго автомобиля в заявлении, поданном в страховую компанию, сообщил о причинении в том же самом ДТП вреда еще и от повреждения передней части своего автомобиля, что опровергается заключением экспертизы, так как второй и третий автомобили в контактное взаимодействие между собой не вступали.

В такой ситуации возникают проблемы с квалификацией действий потерпевшего. Исходя из того, что он требует от страховой компании возмещения не только вреда, действительно причиненного повреждением автомобиля в данном ДТП, являющемся страховым случаем, но и возмещения ранее причиненного вреда, можно сделать вывод о том, что эти действия являются злоупотреблением правом. Потерпевший, в силу ст. 13 Закона об ОСАГО имея право на страховую выплату, умышленно вводит в заблуждение страховую компанию относительно размера убытков, подлежащих возмещению, совершая, таким образом, злоупотребление правом (то есть деяние, связанное с реализацией принадлежащего ему права, направленное на причинение вреда страховой компании). Эти же действия потерпевшего в дорожно-транспортном происшествии в той части, которая касается попытки получения страховой выплаты в возмещение вреда, фактически причиненного до страхового случая, можно квалифицировать как покушение на мошенничество (ч. 3 ст. 30 и ст. 159 УК РФ), то есть попытку получения денег страховой компании путем обмана.

Сложность данной ситуации заключается не только в проблеме квалификации действий потерпевшего, недобросовестно реализующего свое право на возмещение вреда, но и в отсутствии законного основания для отказа в страховой выплате. Исходя из того, что в рассматриваемом случае часть вреда, на возмещение которого претендует потерпевший, действительно причинена в ДТП, являющемся страховым случаем, страховщик должен возместить вред, причиненный страхователем, и отказать в возмещении вреда, который фактически причинен в другом дорожном происшествии. Однако это вовсе не означает, что "потерпевший" не предъявит страховщику иск о возмещении заявленных им убытков в полном объеме, а суд не вынесет решение об их взыскании, исследовав все доказательства по делу и решив, что заключение трассологов противоречит показаниям свидетелей и последние более достоверно объясняют обстоятельства произошедшего события. На наш взгляд, у страховщика есть единственная возможность в такой ситуации вообще не возмещать вред потерпевшему.

Как мы считаем, страховщик, выявивший злоупотребление правом, может умышленно нарушить установленные законом сроки рассмотрения вопроса о страховой выплате, спровоцировав тем самым потерпевшего на обращение в суд, или дать потерпевшему необоснованный отказ в страховой выплате в расчете на то, что при попытке обжалования потерпевшим данного отказа или попытке взыскания в судебном порядке возмещения вреда страховой компании удастся доказать злоупотребление правом на страховую выплату и суд откажет недобросовестному потерпевшему в защите его права.

Однако при этом не следует забывать о том, что установление факта злоупотребления правом является исключительной прерогативой суда. Согласно формулировке ст. 10 ГК РФ суд может отказать в защите права лицу, злоупотребившему им. К сожалению, еще не удавалось найти примеры применения судами ст. 10 ГК РФ как основания для отказа в страховой выплате по полисам ОСАГО или уменьшения ее размера.

Суды крайне негативно относятся к страховщикам. Можно говорить о том, что в судах (особенно это касается судов общей юрисдикции) действует презумпция недобросовестности страховщика. Хотя в ч. 3 ст. 10 ГК РФ сказано, что в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются. Суды часто безосновательно взыскивают "страховое возмещение", например обязывают страховщика произвести страховое возмещение расходов на погребение лица, погибшего в ДТП, тому, кто их не производил, не придавая никакого значения тому, что таким решением нарушаются права того, кто фактически понес эти расходы.

Институт злоупотребления правом - одно из немногих средств, формально позволяющих защитить интересы добросовестного страховщика от недобросовестного "потерпевшего".

Сложность юридической квалификации указанного деяния заключается в том, что проблематично установить момент перехода реализации права на получение страховой выплаты в злоупотребление этим правом в связи с выходом за пределы осуществления права и момент возникновения уголовной ответственности.

Затруднительность доказывания покушения на мошенничество практически сводит на нет право страховщика на обращение в правоохранительные органы с целью привлечения "потерпевшего" в ДТП к ответственности. Традиционно правоохранительные органы охотно берутся за расследование подобных случаев после того, как страховщик произведет страховую выплату, хотя видится возможным привлечение к уголовной ответственности за совершение покушения на мошенничество <*>.

<*> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева. М.: Юрайт-М, 2001.

Страховщик мог бы осуществить страховую выплату в соответствии с заявленными требованиями "потерпевшего", затем добиться возбуждения уголовного дела по факту страхового мошенничества и предъявить гражданский иск о взыскании расходов на проведение экспертизы и части произведенной страховой выплаты в связи с возмещением убытков, причиненных нестраховым случаем. При этом современное законодательство не предоставляет страховщику никаких оснований взыскать ту часть перечисленной страховой выплаты, которой возмещается вред, действительно причиненный страховым случаем. Кроме того, даже в случае вынесения судом решения о взыскании в пользу страховщика расходов, причиненных страховым мошенничеством, нет никакой гарантии, что решение будет исполнено.

Таким образом, институт злоупотребления правом является в данном случае единственным средством эффективной борьбы с развивающимся каждый день страховым мошенничеством, средством предотвращения убытков страховщиков, которые могут возникнуть в результате его совершения.

Еще одна сложность, возникающая в ситуациях, подобных описанной, заключается в том, что не существует законодательно установленной возможности предъявления иска о признании деяния злоупотреблением правом. Есть лишь шанс у ответчика доказать, что истец совершил злоупотребление правом и в связи с этим должен быть лишен судебной защиты этого права, и предъявить встречный иск о возмещении вреда, причиненного злоупотреблением правом, в результате которого нарушены права добросовестного правообладателя. Следует отметить, что подобные случаи возможны при злоупотреблении правом на получение любых выплат, не только страховых.

В сфере действия страхового права большую опасность представляют случаи двойного (многократного) страхования, когда формально лицо реализует свое право на заключение договора страхования (при этом законодательством не установлено никаких ограничений на совершение таких действий), после чего совершается (а зачастую просто инсценируется) дорожно-транспортное происшествие и две (или больше) страховые компании, в которых застрахована гражданская ответственность причинителя вреда, осуществляют страховые выплаты. Несмотря на действие общего для страхового права принципа о том, что страхование не должно вести к обогащению, ст. 951 ГК РФ содержит правовую норму, регламентирующую действия страховщиков и страхователей в случаях двойного имущественного страхования или страхования предпринимательских рисков.

Применение данной правовой нормы к отношениям в связи с двойным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств, по нашему мнению, возможно только по аналогии.

В данном случае страхователь злоупотребляет своим правом на заключение договоров страхования, а потерпевший в дорожно-транспортном происшествии злоупотребляет правом на получение страховой выплаты, на возмещение вреда, причиненного в результате ДТП.

У потерпевшей стороны в соответствии со ст. 1102 ГК РФ возникает обязанность вернуть страховщикам неосновательное обогащение, но в случае своевременного выявления двойного страхования (до перечисления двумя страховщиками страховых выплат) есть возможность добиться в судебном порядке отказа в защите права на страховую выплату на основании ч. 2 ст. 10 ГК РФ.

Случаи страхового мошенничества и злоупотребления правом обладают высоким уровнем латентности, что затрудняет противодействие их реализации на практике. Их осуществление также может быть сопряжено с совершением таких преступлений, как злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ), злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), служебный подлог (ст. 292 УК РФ), умышленное уничтожение или повреждение имущества (ст. 167 УК РФ) и других общественно опасных деяний, среди которых особое место занимает злоупотребление свободой судейского усмотрения. По оценкам некоторых специалистов, около 10% страховых выплат осуществляется в пользу мошенников <**>.

<**> Быкодорова Л.В. Мошеннические действия при заключении договора страхования // Проблемы понимания и тенденции развития государства и права в XXI веке: Сборник научных трудов. Ставрополь, 2004. С. 56.

Несовершенство законодательства и правоприменительной практики не позволяет однозначно разграничить злоупотребление правом на страховую выплату и покушение на мошенничество, однако запрет злоупотребления правом, установленный ст. 10 ГК РФ, представляет собой, по нашему мнению, достаточно эффективное, а иногда и единственное средство борьбы с недобросовестными участниками правоотношений и защиты законных интересов добросовестных правообладателей, в том числе страховщиков в системе ОСАГО.

Е.А.Одегнал

Юрисконсульт

Черкесского филиала

ЗАО "Страховая группа "УралСиб"