Мудрый Экономист

Судебная практика верховного суда РФ

"Налоговый вестник", 2015, N 1

Автор представил обзор судебной практики, в котором рассмотрел определения Верховного Суда Российской Федерации.

Определение Верховного Суда РФ от 09.09.2014 N 304-КГ14-737 (дело N А27-16093/2013)

Выездная налоговая проверка может охватывать период, превышающий три календарных года. Положения п. 4 ст. 89 Налогового кодекса РФ не содержат запрета на проведение выездных проверок по отчетным периодам текущего календарного года, в котором принято решение о проведении налоговой проверки.

Спорная ситуация

Налоговый орган 30 марта 2012 г. вынес решение о проведении выездной налоговой проверки за период с 1 января 2009 г. по 29 февраля 2012 г. Таким образом, период проверки охватывал три года (2009, 2010, 2011 гг.) и два месяца (январь, февраль 2012 г.). Среди прочих санкций налогоплательщику был начислен штраф за неперечисление НДФЛ в январе - феврале 2012 г.

Налогоплательщик обратился в арбитражный суд с требованием о признании недействительным решения налогового органа от 02.11.2012 N 181 в части привлечения его к вышеуказанному штрафу на том основании, что проверка вышла за пределы трехлетнего срока, что недопустимо на основании п. 4 ст. 89 НК РФ.

Арбитражный суд первой инстанции заявленные требования налогоплательщика удовлетворил частично. Постановлением арбитражного апелляционного суда, оставленным без изменения постановлением арбитражного суда кассационной инстанции, решение суда первой инстанции отменено, по делу принят новый судебный акт об отказе в удовлетворении требования налогоплательщика в полном объеме. Судьи пришли к выводу, что п. 4 ст. 89 НК РФ не запрещает проводить выездную проверку отчетных периодов текущего календарного года, в котором принято решение о проведении проверки.

Налогоплательщик обратился с заявлением о пересмотре в порядке надзора принятых по делу судебных актов, указывая, что в силу неправильного толкования и применения положений п. 4 ст. 89 НК РФ он неправомерно (ввиду запрета на проведение налоговой проверки более чем за три года деятельности налогоплательщика) привлечен к ответственности на основании ст. 123 НК РФ в виде штрафа за несвоевременное неперечисление сумм НДФЛ в январе - феврале 2012 г.

В силу ч. 4 ст. 2 Федерального закона от 28.06.2014 N 186-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации" заявление налогоплательщика подлежало рассмотрению в порядке кассационного производства по правилам, установленным ст. ст. 291.1 - 291.15 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее - АПК РФ).

Позиция Верховного Суда РФ

При изучении доводов кассационной жалобы налогоплательщика и принятых по рассматриваемому делу судебных актов судья Верховного Суда РФ пришел к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных п. 1 ч. 7 ст. 291.6 АПК РФ <1>, по которым кассационная жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ.

<1> Согласно п. 1 ч. 7 ст. 291.6 АПК РФ по результатам изучения кассационной жалобы судья ВС РФ выносит определение об отказе в передаче кассационной жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии ВС РФ, если изложенные в кассационных жалобе, представлении доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке и (или) для решения вопроса о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

Арбитражными судами установлено, что решение налогового органа о проведении выездной налоговой проверки в отношении налогоплательщика принято 30.03.2012, период проверки - с 01.01.2009 по 29.02.2012, включающий в себя три календарных года, предшествующих году назначения проверки, и два месяца года, в котором принято указанное решение налогового органа.

Оценивая довод налогоплательщика о недопустимости привлечения его к налоговой ответственности, арбитражные суды апелляционной и кассационной инстанций, сославшись на положения п. 4 ст. 89 НК РФ, пришли к выводу, что указанная норма налогового законодательства не содержит запрета на проведение выездных проверок по отчетным периодам текущего календарного года, в котором принято решение о проведении налоговой проверки.

Определение ВС РФ от 29.10.2014 N 308-КГ14-2792 (дело N А32-24798/2013)

Налогоплательщик в подтверждение своего права на применение налогового вычета по НДС должен представить первичные учетные документы, позволяющие достоверно установить объем, стоимость и количество оказанных ему контрагентом консультационных услуг.

Спорная ситуация

Налогоплательщик в 2008 г. заключил договор с правовым центром и в 2009 - 2010 гг. получал в рамках данного договора различные консультации от правового центра, объясняя это нехваткой штатных юристов, увеличением числа судебных дел, различных проверок и договоров с контрагентами. Налоговые органы не согласились с применением налогоплательщиком налоговых вычетов по НДС, связанных с оплатой услуг привлеченных юристов, и доначислили НДС - 7 млн руб. Налоговый орган оспаривал расходы на данные сделки, стремясь доказать, что никаких сделок не было.

Налогоплательщик обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа в части доначисления НДС, начисления соответствующих сумм пеней и взыскания налоговых санкций. Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями арбитражных судов апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении заявленного требования налогоплательщику было отказано.

Арбитражные суды трех инстанций встали на сторону налогового органа, усомнившись в том, что услуги вообще имели место быть. Помимо договора, актов приемки услуг, счетов-фактур и книги покупок налогоплательщик, по мнению арбитражных судов, должен был представить документы с результатами юридических консультаций и рекомендациями по их итогам и объяснить причины роста числа проверок.

Подготовленные договоры расценены арбитражными судами как "типовые", а привлечение правового центра к судебным процессам было излишним, так как их сложность была "незначительной". Арбитражные суды посоветовали налогоплательщику создать свою "эффективную юридическую службу", а не прибегать к услугам сторонней организации.

Налогоплательщик обратился в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой на состоявшиеся судебные акты арбитражных судов трех инстанций.

Позиция Верховного Суда РФ

При изучении доводов кассационной жалобы налогоплательщика и принятых по рассматриваемому делу судебных актов судья ВС РФ пришел к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных п. 1 ч. 7 ст. 291.6 АПК РФ, по которым кассационная жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам.

Оспариваемое решение налогового органа вынесено по результатам проведения выездной налоговой проверки налогоплательщика за 2009 - 2010 гг., по итогам которой доначислен НДС. Основанием доначисления указанного налога послужил вывод налогового органа о необоснованном применении налоговых вычетов НДС, уплаченного налогоплательщиком в рамках консультационных юридических услуг, оказанных налогоплательщику по договору правовым центром.

При рассмотрении дела арбитражные суды установили, что налогоплательщиком в подтверждение своего права на применение налогового вычета по НДС не представлены первичные учетные документы, позволяющие достоверно установить объем, стоимость и количество оказанных ему контрагентом консультационных услуг. Учитывая заявительный характер налоговых вычетов, подтверждение правомерности их применения лежит на налогоплательщике.

Принимая во внимание установленные обстоятельства, арбитражные суды, руководствуясь положениями ст. ст. 171, 172 НК РФ, разъяснениями, изложенными в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", пришли к выводу о наличии у налогового органа правовых оснований для доначисления налогоплательщику НДС.

Определение ВС РФ от 13.11.2014 N 305-КГ14-1350 (дело N А40-97501/2012)

Льготный порядок признания банками убытков по операциям с финансовыми инструментами срочных сделок возможен только при действительном факте поставки базисного актива (иностранной валюты), а не при остальных двух способах исполнения (заключения встречной сделки или итогового взаиморасчета сторон).

Спорная ситуация

В 2008 - 2009 гг. банк на основании Генеральных соглашений заключал и исполнял сделки с иностранной валютой на внебиржевом рынке с кредитными организациями.

В частности, банк заключал конверсионные сделки по продаже согласованной суммы одной валюты (например, европейской валюты) за согласованную сумму другой валюты (например, долларов США) по установленному на дату сделки курсу с обязательством валютирования (дату исполнения) в день заключения и через несколько минут (а иногда и одновременно) заключал сделку противоположной направленности, покупая у этого же контрагента валюту (например, европейскую) за согласованную сумму в другой валюте (например, долларах США), но по курсу более высокому, получая тем самым убыток от сделок (прибыль была получена всего по нескольким сделкам).

Финансовые результаты по данным сделкам включены банком в расчет налоговой базы по налогу на прибыль организаций, определяемой в общем порядке в соответствии со ст. 274 НК РФ. При этом банк, применяя льготный порядок, установленный п. 5 ст. 304 НК РФ, указал, что сделки осуществлялись на условиях приоритета поставки базисного актива, выраженного согласованным объемом соответствующей иностранной валюты.

Налоговый орган, принимая решение по результатам проверки, отказал банку в льготном учете убытков за 2008 - 2009 гг. по спорным сделкам, указав, что убытки необходимо учитывать в отдельной налоговой базе по финансовым инструментам срочных сделок в листе 05 декларации. Основанием для отказа в применении вышеуказанного порядка определения налоговой базы послужил вывод налогового органа об отсутствии фактов поставки иностранной валюты. Налоговый орган указал, что поставка изначально не была согласована в качестве приоритета при заключении сделок и не была их целью, а имел место систематический взаиморасчет сторон по результатам зачета по заключенным встречным сделкам. Данное обстоятельство позволило налоговому органу прийти к выводу о получении банком необоснованной налоговой выгоды, поскольку спорные сделки не были обусловлены разумными экономическими причинами (целями делового характера), а полученные обществом убытки от указанных финансовых операций не отвечают требованиям ст. 252 НК РФ.

Банк обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа о привлечении его к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Состоявшимися судебными актами арбитражного суда первой инстанции, оставленными без изменения постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции, требование банка о признании недействительным п. 1.1 мотивировочной части решения налогового органа удовлетворено, требование банка в части признания недействительным п. 1.2 решения налогового органа оставлено без рассмотрения в связи с несоблюдением досудебного порядка урегулирования спора.

Федеральный арбитражный суд вышеуказанные судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции, указав, что обстоятельства применения к налогоплательщику ответственности исследованы без учета всех доводов сторон относительно квалификации заключенных банком валютных сделок по критерию поставочности (беспоставочности) базисного актива (иностранной валюты).

При новом рассмотрении дела арбитражный суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления банка о признании недействительным п. 1.1 решения налогового органа. Данное решение было оставлено без изменения постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции.

Федеральный арбитражный суд указанные судебные акты отменил, принял новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований банка, указав на несоответствие выводов нижестоящих арбитражных судов обстоятельствам дела, с учетом судебно-арбитражной практики и позиции Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Министерства финансов РФ за спорный период (2008 г.), согласно которой срочная сделка, условиями которой предусмотрена поставка предмета сделки с отсрочкой исполнения, в том числе и иностранной валюты, может быть квалифицирована налогоплательщиком как сделка на поставку базисного актива при условии, что указанный порядок квалификации срочных сделок закреплен в учетной политике для целей налогообложения прибыли. Арбитражный суд кассационной инстанции согласился с доводами банка о том, что спорные сделки были заключены с учетом соглашений, в рамках которых стороны договорились о конкретных условиях сделок с валютой, а налоговый орган неправомерно переквалифицировал совершенные банком операции, поскольку зачет (неттинг) не является основанием для такой переквалификации. Установление же различных условий налогообложения при совершении подобных сделок приводит к неравенству налогоплательщиков, непосредственно оплачивающих товар (услуги) и осуществляющих зачет встречных однородных требований.

Налоговый орган обратился в ВАС РФ <1> с заявлением о пересмотре в порядке надзора постановления федерального арбитражного суда кассационной инстанции.

<1> В силу положений ч. 4 ст. 2 Федерального закона от 28.06.2014 N 186-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации" заявление налогового органа подлежало рассмотрению в порядке кассационного производства по правилам, установленным ст. ст. 291.1 - 291.15 АПК РФ. Определением судьи ВС РФ кассационная жалоба вместе с делом были переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ на основании п. 2 ч. 7 ст. 291.6, ст. 291.9 АПК РФ.

Позиция Верховного Суда РФ

Судебная коллегия Верховного Суда РФ отменила постановление федерального арбитражного суда кассационной инстанции по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 301 НК РФ (в редакции, действовавшей в проверяемом периоде) в целях налогообложения прибыли под финансовыми инструментами срочных сделок (сделок с отсрочкой исполнения) понимаются соглашения участников срочных сделок (сторон сделки), определяющие их права и обязанности в отношении базисного актива, в том числе фьючерсные, опционные, форвардные контракты, а также соглашения участников срочных сделок, не предполагающие поставку базисного актива, но определяющие порядок взаиморасчетов сторон сделки в будущем в зависимости от изменения цены или иного количественного показателя базисного актива по сравнению с величиной указанного показателя, которая определена (либо порядок определения которой установлен) сторонами при заключении сделки.

Под базисным активом финансовых инструментов срочных сделок понимается предмет срочной сделки (в том числе иностранная валюта, ценные бумаги и иное имущество и имущественные права, процентные ставки, кредитные ресурсы, индексы цен или процентных ставок, другие финансовые инструменты срочных сделок).

Согласно п. 2 ст. 301 НК РФ исполнением прав и обязанностей по операции с финансовыми инструментами срочных сделок является исполнение финансового инструмента срочных сделок либо путем поставки базисного актива, либо путем произведения окончательного взаиморасчета по финансовому инструменту срочных сделок, либо путем совершения участником срочной сделки операции, противоположной ранее совершенной операции с финансовым инструментом срочных сделок. Для операций с финансовыми инструментами срочных сделок, направленных на покупку базисного актива, операцией противоположной направленности признается операция, направленная на продажу базисного актива, а для операции, направленной на продажу базисного актива, - операция, направленная на покупку базисного актива. При этом налогообложение операций по поставке базисного актива осуществляется в порядке, предусмотренном ст. ст. 301 - 305 НК РФ.

При этом налогоплательщик вправе с учетом требований ст. 301 НК РФ самостоятельно квалифицировать сделку, условия которой предусматривают поставку базисного актива, признавая ее операцией с финансовым инструментом срочных сделок либо сделкой на поставку предмета сделки с отсрочкой исполнения. Критерии отнесения сделок, предусматривающих поставку предмета сделки (за исключением операций хеджирования), к категории операций с финансовыми инструментами срочных сделок должны быть определены налогоплательщиком в учетной политике для целей налогообложения (п. 2 указанной статьи).

Устанавливая особенности определения налоговой базы по операциям с финансовыми инструментами срочных сделок, Налоговый кодекс РФ исключил возможность признания убытка по операциям с финансовыми инструментами срочных сделок, не обращающимися на организованном рынке, при определении налоговой базы по налогу на прибыль, кроме случаев, предусмотренных п. 5 ст. 304 Налогового кодекса РФ.

Так, в силу положений названной нормы (в редакции, действовавшей в проверяемом периоде) банки вправе относить на уменьшение налоговой базы, определенной в соответствии со ст. 274 НК РФ, убытки по операциям с финансовыми инструментами срочных сделок, не обращающимися на организованном рынке, базисным активом которых выступает иностранная валюта, а исполнение производится путем поставки базисного актива.

Таким образом, следует отметить, что льготный порядок признания банками убытков по операциям с финансовыми инструментами срочных сделок возможен только при действительном факте поставки базисного актива (иностранной валюты), а не при остальных двух способах исполнения (заключение встречной сделки или итоговый взаиморасчет сторон).

Оценивая сделки, заключенные банком в проверяемые налоговые периоды, операции с финансовыми инструментами срочных сделок, не обращающимися на организованном рынке, базисным активом которых выступала иностранная валюта, а права (требования) по которым прекращены путем взаимозачета требований, налоговый орган и арбитражные суды первой и апелляционной инстанций указывали на то, что изначально по условиям таких сделок не была предусмотрена поставка базисного актива.

Так, при анализе первичных документов, отражающих совершение банком конверсионных сделок, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций установили, что согласование сторонами существенных условий прямой и обратной сделки происходило одновременно, при этом зачет (неттинг) участниками сделки избирался в качестве приоритета прекращения взаимных обязательств.

Временной интервал между переговорами о согласовании существенных условий прямой и обратной сделок составлял несколько минут, результаты по таким сделкам были преимущественно отрицательные.

Свои выводы, положенные в основу оспариваемого решения, налоговый орган основывал на анализе заключенных банком с контрагентами Генеральных соглашений, согласно которым под конверсионной сделкой понимается сделка по купле-продаже безналичных денежных средств в одной валюте против безналичных денежных средств в другой валюте по согласованному сторонами курсу с осуществлением расчетов на оговоренную (оговоренные) дату (даты) валютирования.

Под подтверждением сделки понимаются документы, удостоверяющие факт заключения сделки и содержащие согласованные сторонами существенные условия сделки.

В соответствии с п. п. 4.1, 4.2, 4.3 Генерального соглашения стороны при заключении конверсионных сделок согласовывают их существенные условия путем переговоров по системе "Рейтерс-Дилинг" либо по телефону, обмен документами осуществляется сторонами посредством использования S.W.I.F.T., курьерской почтой. Полученные сторонами в процессе переговоров по системе "Рейтерс-Дилинг" бумажные носители информации признаются сторонами официальными документами, удостоверяющими факт заключения сделки в письменном виде, и имеют такую же юридическую силу, что и договор, заключенный его участниками в виде единого документа на бумажном носителе и собственноручно подписанный уполномоченными лицами (п. 4.6 Соглашения N 1). Если в условиях конверсионной или кредитной сделки не оговорено иное, то стороны согласны на взаимозачет (неттинг) обязательств по каждой из валют конверсионной сделки, включая начисленные проценты, даты валютирования (сроки исполнения обязательств) по которым совпадают.

По результатам оценки представленных банком тикетов по системе "Рейтерс-Дилинг" налоговым органом установлено, что часть из них содержит указание на приоритет зачета (неттинга) при исполнении заключенных сделок. Данный факт подтверждается условием "NETT", "NETTING", содержащихся в тикетах "Рейтерс-Дилинг".

Таким образом, рассматриваемые сделки изначально предусматривали беспоставочный характер, не предполагающий их исполнения путем поставки базисного актива.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ посчитала необоснованной ссылку арбитражного суда кассационной инстанции на положения Учетной политики банка на 2008 и 2009 гг.

Согласно разд. 3.6 учетной политики банка в случае если форвардные, фьючерсные, опционные контракты предполагают поставку базисного актива, банк квалифицирует контракт не как срочную сделку, а как сделку на поставку предмета с отсрочкой исполнения. Операции с иностранной валютой банк квалифицирует как сделку на поставку предмета с отсрочкой исполнения.

Вместе с тем реализация банком права на самостоятельную квалификацию вышеназванных сделок как поставочных и в этой связи применение льготного порядка учета полученного убытка в целях исчисления налога на прибыль не исключает возможности иной правовой оценки характера совершенных им финансовых операций на основе анализа первоначальных условий срочных сделок и механизма их исполнения.

По мнению Судебной коллегии ВС РФ, о беспоставочном характере заключенных банком сделок свидетельствуют в совокупности такие обстоятельства, как:

Таким образом, закрепление в положении об учетной политике условия, согласно которому все операции с иностранной валютой признаются сделками на поставку предмета с отсрочкой исполнения, не является достаточным основанием для применения положений п. 5 ст. 304 НК РФ в отсутствие реального исполнения таких сделок в вышеуказанной форме.

Рассматриваемые в проверяемые налоговые периоды сделки по купле-продаже иностранной валюты не соответствовали критериям, установленным ст. 252 НК РФ, с учетом правовой позиции, выраженной в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", у банка отсутствовали цели делового характера, наличие которых является обязательным условием для признания расходов при налогообложении прибыли.

Определение ВС РФ от 27.11.2014 N 305-КГ14-3880 (дело N А40-155682/13)

Пожертвованием является дарение вещи или права в общественно полезных целях. Важно определить цели и условия конкретных пожертвований, определить, кто именно является "благополучателем" и в интересах кого действует та или иная некоммерческая организация, отвечают ли полученные денежные средства признакам пожертвования.

Спорная ситуация

По результатам проведенной налоговым органом выездной налоговой проверки за период с 10.03.2011 по 31.12.2011 принято решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, ему доначислены суммы неуплаченных (излишне возмещенных) налогов, начислены пени.

Налоговым органом в ходе проверки было установлено, что Агентство международного развития США на основании Соглашения перечисляло налогоплательщику (фонду) денежные средства в 2010 г. и в 2011 г., которые не были учтены фондом в качестве дохода за соответствующий налоговый период. Доначисляя спорные суммы налогов, налоговый орган указал на неправомерное отнесение денежных средств, полученных фондом от Агентства международного развития США, к целевому финансированию в соответствии с пп. 14 п. 1 ст. 251 НК РФ. По мнению налогового органа, перечисленные фонду денежные средства являются безвозмездно полученными и подлежат включению в налоговую базу в соответствии с положениями п. 8 ст. 250 НК РФ. Налогоплательщик обратился в арбитражный суд с заявлением о признании частично недействительным решения налогового органа.

Решением арбитражного суда первой инстанции решение налогового органа в части доначисления налога по упрощенной системе налогообложения частично признано недействительным. В удовлетворении остальной части требований налогоплательщику было отказано.

Постановлением арбитражного апелляционного суда, оставленным без изменения постановлением арбитражного суда кассационной инстанции, решение арбитражного суда первой инстанции изменено. В удовлетворении требований налогоплательщику отказано.

Налогоплательщик обратился с кассационной жалобой в ВС РФ.

Позиция Верховного Суда РФ

Судьей Верховного Суда РФ отказано в передаче кассационной жалобы налогоплательщика для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ ввиду отсутствия оснований, предусмотренных п. 1 ч. 7 ст. 291.6 АПК РФ. В соответствии с п. 2 ст. 251 НК РФ при определении налоговой базы также не учитываются целевые поступления (за исключением целевых поступлений в виде подакцизных товаров). К ним относятся целевые поступления на содержание некоммерческих организаций и ведение ими уставной деятельности, поступившие безвозмездно на основании решений органов государственной власти и органов местного самоуправления и решений органов управления государственных внебюджетных фондов, а также целевые поступления от других организаций и (или) физических лиц и использованные указанными получателями по назначению. При этом налогоплательщики - получатели указанных целевых поступлений обязаны вести раздельный учет доходов (расходов), полученных (понесенных) в рамках целевых поступлений.

Согласно пп. 1 п. 2 ст. 251 НК РФ к целевым поступлениям на содержание некоммерческих организаций и ведение ими уставной деятельности относятся осуществленные в соответствии с законодательством РФ о некоммерческих организациях вступительные взносы, членские взносы, паевые взносы, пожертвования, признаваемые таковыми в соответствии с гражданским законодательством РФ.

Статьей 582 ГК РФ пожертвованием признано дарение вещи или права в общеполезных целях. Пожертвования могут делаться гражданам, лечебным, воспитательным учреждениям, учреждениям социальной защиты и другим аналогичным учреждениям, благотворительным, научным и образовательным учреждениям, фондам, музеям и другим учреждениям культуры, общественным и религиозным организациям, иным некоммерческим организациям в соответствии с законом, а также государству и другим субъектам гражданского права, указанным в ст. 124 Гражданского кодекса РФ.

Полученные фондом в рассматриваемом деле денежные средства не являются пожертвованием и не отвечают необходимым признакам пожертвования. Согласно условиям заключенного Соглашения деятельность фонда по мониторингу выборов федерального уровня в РФ в 2011 - 2012 гг., а также совершенствование избирательной практики и законодательства РФ финансировалась Агентством международного развития США только постольку, поскольку эта деятельность не противоречила интересам США. Деятельность, которая осуществлялась фондом, могла выполняться в интересах США, а не в интересах РФ или для общеполезных целей, что не отвечает целям и условиям пожертвований.

Л.Чулкова

Юрист