Мудрый Экономист

Зачем банкам мсб

"Банковское обозрение", 2014, N 10

Для одних кредитных организаций предприниматели - источник просрочки в кредитном портфеле, а для других - канал комиссионных и процентных доходов.

Ситуация с кредитованием МСБ похожа на то, как если бы в дорогой магазин зашел бедно одетый покупатель, чтобы приобрести уникальную вещь, которую не купишь в расположенном за углом магазине экономкласса. И выгнать неудобно - вдруг действительно что-то купит, и возиться с ним тоже не очень интересно - чего зря время терять.

Большинство банков придерживаются принципа: "Для нас дорог любой клиент. Сегодня он беден и ничего не купит, а завтра может стать миллионером и скупит все". Хотя в возможность массовой трансформации верят не все кредитные организации. Часть из них настроена пессимистично относительно ближайшего будущего МСБ в России. Другие, наоборот, уверены, что в текущей сложной экономической ситуации именно малому и среднему бизнесу выжить легче, чем крупным корпоративным клиентам. Ведь первые и кредитных ресурсов потребляют меньше, значит у них более низкая долговая нагрузка на бизнес. Да и они более быстро реагируют на изменение спроса на рынке. Поэтому предприниматели не только сами выживут, но и помогут банкам - увеличив их комиссионные и процентные доходы.

Несбывшиеся надежды

Еще несколько месяцев назад топ-менеджеры и руководители средних банков в процессе интервью и в частных беседах среди причин, по которым им интересно работать с МСБ, называли кросс-продажи других банковских продуктов (например. РКО и карточные зарплатные проекты). Также они говорили и о том, что бизнес клиента будет расти и в какой-то момент перейдет из категории ИЧП или МСБ в группу корпоративных клиентов. Они рассказывали истории из серии про то, как предприниматель начал свой бизнес с покупки коробки чая, а сейчас он поставщик этого напитка для РЖД.

Сейчас оптимизма в голосах банкиров значительно поубавилось. И дело не только в том, что при текущей ситуации в экономике вероятность того, что предприятия МСБ будут стремительно расти и потреблять все больше и больше услуг и продуктов кредитных организаций минимальна. Соответственно, есть риск того, что комиссионные и процентные доходы от кросс-продаж МСБ могут не компенсировать расходы на работу на этом сегменте рынка. Да и массовое банкротство предприятий МСБ негативно скажется на кредитном портфеле банка. И не важно, что в банковском секторе в целом он занимает примерно 10% в структуре всего кредитного портфеля.

Да и прогнозы относительно ближайшего будущего экономики России провоцируют пессимистические настроения относительно привлекательности как клиента для банков МСБ. Согласно прогнозам ЕБРР по итогам 2014 г. Россию ждет нулевой темп роста ВВП. А в 2015 г. нашу страну ждет рецессия: ожидаемое снижение ВВП составит 0,2% (ранее прогнозировался рост на 0,6%).

По итогам августа 2014 г. Росстат отметил прекращение роста промышленного производства, что произошло впервые с февраля текущего года. Производство к августу снизилось на 0,2% в июле, годовой темп роста составил 0%. Консенсус-прогноз экономистов, опрошенных Bloomberg, предполагал рост на 1,2%. С учетом исключения сезонного и календарного факторов промпроизводство в августе упало на 0,6% после роста на 0,5% в июле.

В такой ситуации рассчитывать на то, что МСБ станет локомотивом, который вытянет экономику из текущей ситуации, не стоит. Понимают это и власти. Президент РФ Владимир Путин на заседании Госсовета 18 сентября 2014 г. потребовал обеспечить снижение процентных ставок по кредитам для предприятий. Правительству РФ было поручено проработать вопросы снижения уровня процентных ставок для кредитования промышленных предприятий, в том числе с помощью проектов проектного финансирования.

Сражайся до конца

Руководители и топ-менеджеры средних и малых банков, где вместо модных "кредитных фабрик" предпочитали работать по-старинке в ручном режиме, любили рассуждать на тему истинных и случайных предпринимателей.

Первые - это те, кто готов ради своего дела пойти на любые жертвы: трудиться по 24 часа в сутки, в качестве залога использовать квартиру и машину, после очередной неудачи начинать с нуля. Сделать все для достижения своей цели. Правда, при этом он должен быть профессионалом в том деле, которым занимается. "Мы точно не дадим кредит сапожнику, если он решит открыть пекарню, а вот кондитеру - дадим", - образно и лаконично объяснил политику банка топ-менеджер. На вопрос о том, а как быть с тем, что такие профессионалы могут просто не выдержать налогового бремени, если решат платить все налоги, он ответил: "Ну уйдет он в тень, но кредиты все равно брать будет. Пусть даже не в качестве юридического, а физического лица. Для него свой бизнес - это главная цель в жизни".

Вторые - это те, кто решил податься в предприниматели ради легких, как им кажется, заработков, или следуя моде. Правда, российские и зарубежные психологи утверждают, что не более 10% имеют склонность к бизнесу. Остальным заниматься этим будет сложно психологически.

"БО" решил выяснить у участников рынка: насколько банкам интересен МСБ в качестве клиента и потребителя не только кредитов, но и других продуктов. А также что ожидает банки и предпринимателей в ближайшие месяцы, начиная от уровня просрочки кредитного портфеля и заканчивая изменениями в законодательстве.

Объем выданных субъектам МСБ кредитов в январе - июле 2011 - 2014 годов, млрд рублей

Источник: данные Банка России, расчеты "БО".

График 1

Мнение эксперта. Сергей Габестро, генеральный директор Fabrikant.ru (мнение о ситуации с российским малым и средним бизнесом на основе статистики одной из крупнейших в стране электронных торговых площадок и собственных наблюдений)

Если смотреть на объем сделок в нашей системе, то мы постоянно растем, но это же не значит, что растет бизнес в целом, особенно малый бизнес.

Наш рост обусловлен двумя факторами. Во-первых, электронизация торгов. Происходит переход от офлайновых закупок к онлайновым, эта тенденция имеет место уже давно и будет сохраняться и в будущем.

Во-вторых, наш рост вызван квотированием, которое вводит государство. В частности, в государственном заказе и по закупкам государственными компаниями есть искусственное квотирование в отношении малого бизнеса. Из года в год эти квоты увеличиваются, и сама эта мера начинает действовать более системно. Если ранее по Закону N 94-ФЗ (Федеральный закон N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд". - Прим. "БО") требовалось не менее десяти, кажется, процентов от объема торгов выделить для малого бизнеса, то сейчас на эту же квоту нужно не торги провести, а именно законтрактоваться. Как говорится, почувствуйте разницу. Поэтому да, в 2014 г. субъекты малого бизнеса благодаря принятию Закона N 44-ФЗ (Федеральный закон N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд", вступил в силу с 1 января 2014 г. - Прим. "БО") чувствуют себя однозначно лучше, по крайней мере в сфере государственного заказа.

Другой вопрос, что здесь есть следующая опасность. Можно применять какие угодно императивы по поводу квотирования, но все это может привести к профанации. Допустим, государство говорит: госкомпании должны, допустим, 10 или 15% закупок осуществлять у малого бизнеса. Но есть компании, где доля номенклатуры, которую малый бизнес чисто теоретически может поставлять, не составляет даже и 5%. И чтобы избежать штрафов, начинается создание прослоек, если есть прослойка, то там должны оставаться какие-то деньги и т.д., и все это приводит к росту издержек, но никак не помогает достичь заявленных целей.

В целом у меня создается впечатление, что мы живем в режиме деклараций в отношении малого бизнеса. Возьмем, например, антимонопольное законодательство. По моему мнению, малый бизнес априори не может нарушать антимонопольное законодательство - иначе какой же он малый? Министерство экономического развития выступает с инициативой введения иммунитета для субъектов малого бизнеса по антимонопольному преследованию, но ФАС категорически против, хотя дел о нарушении антимонопольного законодательства у нас возбуждают больше, чем во всех остальных странах мира вместе взятых.

Легко создать систему оценки эффективности деятельности губернаторов на основе роста числа предпринимательских единиц в регионе и рабочих мест. Но деятельность губернаторов у нас в действительности оценивается по совсем другим параметрам, а те из них, кто реально у себя улучшают инвестклимат, никак не поощряются.

В общем, вместо того чтобы создавать систему самозанятости, систему, при которой заниматься предпринимательской деятельностью выгодно, у нас создается система государственных дотаций, что совершенно неправильно, на мой взгляд.

Вдобавок у нас нет единого и внятного реестра малого бизнеса, поэтому никто толком сказать не может, а сколько же в точности субъектов малого бизнеса в стране.

С.Чертопруд

Редактор спецпроектов "БО"