Мудрый Экономист

Курс на сжатие

"Банковское обозрение", 2014, N 10

В последние годы многие банки, в том числе небольшие, заявляют, что занимаются проектным финансированием. Остается лишь догадываться, как развивается этот рынок, каковы объемы средств, которые на нем крутятся, поскольку никаких исследований по этой теме экспертным сообществом не проводится.

Приходится полагаться на экспертные мнения и оценки самих участников рынка, а они показывают, что большая часть кейсов, которые специалисты банков предъявляют как случаи проектного финансирования, на деле соответствуют далеко не всем классическим критериям.

Ниша для сильных

По общему мнению экспертов, на рынке проектного финансирования лидирующие позиции занимают госбанки, а также банки развития.

"Традиционно в сфере государственно-частного партнерства (ГЧП) и проектного финансирования наблюдается доминирование группы крупнейших российских финансирующих организаций: ВТБ, Банк Москвы, Газпромбанк; Сбербанк России, Внешэкономбанк, ЕАБР, "Лидер". Интерес к участию в финансировании российской инфраструктуры также проявляют РФПИ, крупнейшие азиатские банки развития и ряд европейских игроков, - рассказывает Алина Заборовская, партнер компании Ernst & Young (EY). - Менее крупные игроки могут участвовать в проектах до 30 - 50 млн долл. США за счет того, что данные проекты находятся вне целевых ориентиров лидеров рынка по минимальному объему финансирования".

Впрочем, ВЭБ стоит особняком на этом рынке, поскольку, как заявил в ходе ежегодной конференции "Управление проблемными кредитами и залоговым имуществом" Олег Визгалин, и. о. начальника управления по работе с залогами департамента сопровождения кредитных организаций, ВЭБ интересуют сделки подобного рода исключительно стоимостью в миллиарды.

"Лидеры сегмента неизменны - это банки с госучастием", - соглашается главный экономист Росинтербанка Елена Волохина. "О конкуренции среди банков в рамках продукта "проектное финансирование" сложно говорить, так как он довольно рисковый. Есть более доходные и менее рисковые продукты, на которых банк зарабатывает свою маржу. Тем не менее практика показывает, что и небольшие банки находят для себя интересные проекты.

Отход от канонов

По мнению Елены Волохиной, в России не распространено проектное финансирование в чистом виде. "Как правило, это смешанное финансирование, когда источником возврата кредита являются не только денежные поступления от проекта, но и от не связанной с проектом деятельности заемщика", - поясняет она.

Экс-банкир, партнер консалтинговой компании Berkshire Advisory Group Владимир Денисов поясняет, что "в настоящее время к проектному финансированию относят почти любые инвестиции, если источником их возврата является денежный поток, генерируемый созданными на эти инвестиции активами". При этом забывается, что созданные активы должны быть единственным источником возврата инвестиций, сетует эксперт. Очевидно, что любые залоговые кредиты не могут относиться к данной категории, делает вывод Владимир Денисов. Между тем зачастую банковские эксперты, рассказывая о реализуемых проектах в данном сегменте, упоминают о наличии залогов.

Нередко в банках рассказывают о проектном финансировании в сфере жилищного кредитования. В частности, на этом направлении, по словам сотрудников, специализируется МТС-Банк. "Кредитование жилищного строительства проектным финансированием не является. Это обычное инвестиционное кредитование с использованием залоговых схем, - комментирует Владимир Денисов. - Впрочем, у моих коллег на этот счет существует другое мнение".

Кино в проекте

О больших программах проектного финансирования в сегменте жилищного строительства рассказала "БО" и Светлана Краснощекова, начальник отдела по работе с залогами Северного банка Сбербанка. "Проектное финансирование, в том числе имущественные права, - конек госбанков, мы можем себе это позволить. Регион большой, наблюдается строительный бум. Активно заходим в стройки", - поясняет она. По словам Светланы Краснощековой, в регионе все банки участвуют в такого рода проектах на условиях долевого участия с будущими владельцами квартир, что позволяет снижать риски. Но Сбербанк только жилищным кредитованием не ограничивается, развивая и другие сферы. Например, геополитические проблемы привели к тому, что стал более привлекательным сельскохозяйственный бизнес. "Стоимость агробизнеса, и даже черноземных земель, резко выросла. В то же время риски вложения в строительство и риски кредитования производственных мощностей одни и те же", - уверяет Светлана Краснощекова.

"Росинтербанк осуществляет финансирование проектов в нескольких секторах экономики: основная доля приходится на проекты жилищного строительства, далее - проекты сельского хозяйства и финансирование объектов коммерческой недвижимости", - рассказывает Елена Волохина.

Впрочем, по ее словам, бывают и уникальные проекты. "На принципах проектного финансирования в августе 2014 г. банком одобрен кредит на съемки художественного фильма с участием известных актеров, кинопоказ которого запланирован в кинотеатрах страны в феврале 2015 г., - рассказала Елена Волохина. - Основные объекты залога ограничены только материальными активами. Отрасли любые. Оформление в залог прав (имущественных, авторских) предоставляется в качестве дополнительного обеспечения".

Специфика негосов

По словам Светланы Краснощековой, у некоторых подразделений Сбербанка портфели в области проектного финансирования достигают 10 - 20%. Учитывая ресурсную базу, это подтверждает экспертное мнение о преобладании на рынке госбанков. И ситуация углубляющейся рецессии, а также маячащего в конце тоннеля кризиса наводит на размышление: схлопывается ли рынок, будет ли и дальше хватать мелким банкам крошек с барского стола - проектов, за которые не взялись Сбербанк или другие госы?

Елена Волохина уверена, что и в этой ситуации сохраняются преимущества небольших банков. "Если рассматривать проектное финансирование, то более гибкий подход может заключаться, например, в оперативном сравнении с госбанками в сроке принятия решения о кредитовании, изменении доли собственного участия заемщика, отсрочки оформления обеспечения, иных более выгодных для заемщика ковенант, - поясняет она. - Но данный подход требует очень взвешенного решения, так как предоставление более льготных условий заемщику может быть сопряжено для кредитора с дополнительными рисками непосредственно по проекту, что в итоге влияет на предлагаемую заемщикам процентную ставку по кредиту".

Мнение эксперта. Владимир Денисов, партнер Berkshire Advisory Group

В настоящее время к проектному финансированию относят почти любые инвестиции, если источником их возврата является денежный поток, генерируемый созданными на эти инвестиции активами. С точки зрения классического определения это является лишь одним из условий того, чтобы финансирование можно было отнести к проектному. Другое условие, о котором часто забывают: созданные активы являются единственным источником возврата инвестиций. Это условие редко выполняется, поэтому большую часть кредитов, предоставленных структурными подразделениями проектного финансирования коммерческих банков, следует отнести к инвестиционному кредитованию. В качестве источников возврата банки используют уже имеющиеся у заемщика активы, не относящиеся к проекту. Это диктуется требованиями Банка России по обеспечению кредитов. Невыполнение их сопряжено для банков с созданием дополнительных резервов.

Из сказанного мной следует, что кредитование жилищного строительства проектным финансированием не является. Это обычное инвестиционное кредитование с использованием залоговых схем. Впрочем, у моих коллег на этот счет существует другое мнение.

На мой взгляд, создавшееся положение является следствием трех причин. Первая - экономическая. Если источником возврата инвестиций является сам проект, то риски повышенные, а стало быть и доходность, которую ожидают инвесторы от таких вложений, должна превышать среднерыночную. Например, год-два назад у Сбербанка ставка по инвестиционным кредитам на срок свыше пяти лет составляла 12 - 16% в рублях. Финансовые структуры, которые занимались проектным финансированием, в этих условиях ожидали доходность на уровне 25 - 30%.

Понятно, что далеко не всякий проект мог обеспечить такую высокую доходность. Более того, в нормальной экономике таких проектов - единицы. Иногда требование по увеличению доходности заставляет инвестора изменить изначальную концепцию проекта. Так произошло с проектами Сочи, которые были профинансированы Сбербанком и ВЭБом. Известно, что гостиничный и туристический бизнес относятся к одним из самых надежных, однако из-за фактора сезонности в данном случае он не отличается высокой доходностью. Поэтому для обеспечения возврата инвестиций у инвесторов появилось предложение об изменении изначальной концепции проекта и создании в Сочи игорной зоны.

Второй причиной являются законодательные ограничения. В настоящее время закон о проектном финансировании, который предусматривает статус эскроу-счетов, отсутствует. Банк России запрещает коммерческим банкам участвовать в финансировании уставного капитала инициатора проекта без образования дополнительных резервов. Поэтому банки, принявшие решение заниматься этим видом финансирования, для предоставления финансирования вынуждены выстраивать цепочки фирм-посредников, часто с использованием офшорных зон.

Единственным банком, на который требования Банка России не распространяются, является ВЭБ. Тем не менее в соответствии со своим статусом соответствующее инвестирование им проектов можно отнести к проектному финансированию с оговорками, так как, помимо рыночных, основным критерием при принятии решений является возможность решения важных государственных задач.

Третьим фактором, ограничивающим сферу проектного финансирования, является недостаток квалифицированных кадров. К сожалению, бытует мнение, что для того, чтобы заниматься этим видом инвестиций, достаточно иметь хорошее образование. Поэтому в подразделения проектного финансирования попадают люди, не имеющие большого опыта инвестиций и в силу этого совершающие при принятии решений ошибки, оборачивающиеся для инвестора значительными потерями.

Причем от таких ошибок не застрахованы даже такие солидные структуры, как ВЭБ, имеющие многошаговую и продуманную систему принятия решений и обладающие опытными кадрами. Например, весной этого года во Владимирской области открылся первый в России завод по производству пеностекла. Он был построен при финансовом участии ВЭБа. Изначально предполагалось, что основным потребителем его продукции будет Газпром, для которого продукция этого предприятия - импортозамещающая. Однако после пуска завода выяснилось, что у Газпрома действует своя продуманная процедура организации закупок, предусматривающая, помимо прочего, предоставление соответствующих сертификатов. Для их получения заводу необходимо время, причем, как говорит опыт других поставщиков Газпрома, он может занимать от полугода до полутора лет. И этот период смело можно отнести к финансовым потерям инвестора.

Если говорить о доходности, сейчас рынок находится в процессе изменений, риски увеличиваются, требования инвесторов к доходности повышаются. Поэтому не удивлюсь, если рынок будет плавно стремиться к рубежам доходности, которую имели российские представительства зарубежных инвестиционных фондов в середине 90-х гг. прошлого века, - 40 - 45% в валюте. В этих условиях рынок проектного финансирования сожмется, как, впрочем, и весь рынок инвестиционного кредитования, несомненно.

Текущие риски

В последние месяцы заявок по-прежнему много, а вот качество меняется, говорит эксперт. "Все чаще это не новые проекты, создаваемые на рынке, а, скорее, проекты, требующие дофинансирования или получившие отказ в иных банках. Например, в тех же госбанках, где проект не прошел регламентированные требования", - рассказывает Елена Волохина.

Что же касается некачественных заявок, их всегда много - независимо от времени, но они выбраковываются, как и обычно, на этапе экспресс-анализа, говорит она.

Светлана Краснощекова ожидает, что риски в сегменте жилищного строительства могут возрасти, поскольку растет вероятность, что потребитель не сможет обеспечить выкуп построенных квартир. "Основное - правильный мониторинг проектов и, соответственно, закрытие их на инвестиционных фазах", - поясняет она. В некоторых случаях выгоднее продать объекты.

Перемены к худшему

Что бы там ни понимали банкиры под проектным финансированием, перспективы его не особо радужные. Алина Заборовская говорит, что за последние несколько месяцев в EY фиксируют значительный рост процентной ставки по старшему долгу со стороны потенциальных кредиторов, а также повышение требуемой доходности по долевому финансированию. На сроки кредитования свыше 10 - 12 лет банки не готовы.

Владимир Денисов также видит повышение требований к доходности проектов. "Не удивлюсь, если рынок будет плавно стремиться к рубежам доходности, которую имели российские представительства зарубежных инвестиционных фондов в середине девяностых годов прошлого века - 40 - 45% в валюте", - прогнозирует он. По словам эксперта, рынок проектного финансирования, как и всего инвестиционного кредитования, ожидает сжатие.

Упор на сбыт

Елена Волохина подтверждает, что в период рецессии банки разрабатывают финансовые модели кредитования, исходя из пессимистического сценария, что отражается на условиях выдачи кредитов. "Устанавливаются соответствующие условия: например, банк предлагает удлинение срока кредита относительно запрашиваемого. Также в случае выдачи кредита на создание производства мы требуем предоставления предварительных контрактов на будущую продукцию в объеме не менее годового производства. Осуществляется доработка контрактов в части гарантий поставщиков оборудования и материалов", - перечисляет она.

Наличие контрактов - пусть и предварительных, Елена Волохина считает необходимым условием при рассмотрении заявки на кредит - даже в том случае, если ясно, что на момент ввода производства в строй реализовать их не удастся. Это позволяет инвестору проверить, насколько нужна рынку его продукция. Иначе самый лучший товар может оказаться невостребованным.

Владимир Денисов приводит в пример просчет ВЭБа, профинансировавшего недавно открытие завода по производству пеностекла. Владельцы намеревались сбывать продукцию Газпрому, но не учли, что на нее нужны сертификаты, получение которых может занять до полутора лет. "Этот период смело можно отнести к финансовым потерям инвестора", - говорит эксперт.

Финансисты поневоле

Впрочем, в кулуарах эксперты признают, что проектов, осуществляемых в данном сегменте госбанками, могло быть существенно меньше, если бы после кризиса 2008 - 2009 гг. госбанки не оказались с полными закромами плохих кредитов. Недострои и долгострои, которые инвесторам не под силу закончить никогда, массово перекочевали с балансов в ЗПИФы, чтобы избежать дополнительного резервирования.

Так, перед кризисом Сбербанк финансировал строительство Калужского научно-производственного электрометаллургического завода, пока владелец - "Макси-групп", не прекратил реализацию проекта, Сбербанк был вынужден забрать пакет акций за долги - то есть вошел в уставный капитал предприятия, что как раз является одним из условий проектного финансирования. В дело включился "Сбербанк Капитал", чья миссия состояла как раз в поисках новых хозяев для таких активов. Затем завод был продан Новолипецкому металлургическому комбинату - то есть банк, как и полагается, вышел из проекта. Формально это проектное финансирование, но с точки зрения классики - конечно же, вынужденное решение.

Учитывая нынешние проблемы рынка, эксперты ждут роста количества банкротств, а значит, могут появиться новые объекты для вынужденного проектного финансирования. Впрочем, даже и без кризиса вряд ли стоило ждать прорыва в данной сфере кредитования, поскольку Банк России жестко контролирует требования, в том числе к наличию залогов.

Неудобный вид кредита

Также не секрет, что Банк России не приветствует, когда банки входят в капитал финансируемых проектов. Борьба регулятора с "бизнесом собственника" привела к пониманию необходимости расчистки ЗПИФов и мерам по созданию по их активам резервов. Поэтому банки, когда действительно кредитуют такие проекты, делают это через несколько фирм-прокладок, включая непременно офшорные.

К тому же финансирование невыгодно кредитным организациям и в силу того, что, входя в капитал компании для реализации проекта, они вынуждены по российскому законодательству платить налог на имущество.

Но все же, как отмечает Алина Заборовская, законодательная база постепенно в последние два года ощутимо меняется к лучшему. Однако теперь появилась другая проблема: тают госсредства, способные подстегнуть реализацию качественных идей.

С проектным финансированием намеревалось работать ныне "умершее" Министерство регионального развития. В разработанной Министерством программе они планировали выступать в качестве инвестора проектов, выдавая до 20% стоимости. Еще 10% должен был давать инициатор проекта, оставшиеся 70% - Сбербанк в виде инвесткредита. Были проведены соответствующие конкурсы, выбраны десятки победителей, но после расформирования Минрегионразвития непонятно, что будет. Первоначально на эти цели планировали выделить 200 млрд руб., потом уже шла речь об урезании суммы и единичных проектах. Нынешняя ситуация с бюджетом не слишком обнадеживает.

В этой ситуации основные надежды в вопросе пополнения наличности возлагаются на регулятор. Рынок ждет предоставления банкам кредитов от Банка России на срок до трех лет с возможным последующим продлением на такой же срок на выгодных для себя условиях.

Мнение эксперта. Алина Заборовская, партнер компании Ernst & Young

Количество успешных сделок проектного финансирования и проектов ГЧП как частного случая проектного финансирования зависит не только от общеэкономической ситуации в регионе, но и от состояния законодательной базы, а также от качества проработки самого проекта или сделки со стороны ее инициатора.

Согласно последним опросам EY данные аспекты являются ключевыми факторами успеха с точки зрения инвесторов в российские проекты. Причем качество проработки проектов порой важнее законодательных новелл, и в этом направлении есть по-прежнему над чем работать. Как показывает наша практика, отказ в кредитовании часто связан именно с невысокой степенью проработки проекта, отсутствием опыта у инициаторов проекта, неприемлемым уровнем рисков проекта с точки зрения старших кредиторов либо несовпадением проекта с профилем инвестирования финансирующей организации, ее целевыми ориентирами по объемам финансирования, сектору и так далее.

В 2012 - 2014 гг. произошел ряд значительных изменений в законодательстве: внесены поправки в части проектного финансирования и секьюритизации, появилась возможность создавать специальные общества проектного финансирования, использовать эскроу-счета. Внесены существенные поправки в концессионное законодательство в части защиты интересов инвесторов и увеличения разнообразия возможных финансовых механизмов в рамках проектов, подготовлен проект федерального закона об основах государственно-частного партнерства в РФ и прочее.

Одной из наиболее обсуждаемых в настоящее время тем является программа рефинансирования Банком России кредитов, предоставленных в целях реализации инвестиционных проектов на основе проектного финансирования. Предполагается, что кредиты будут предоставляться банкам на срок до трех лет с возможным последующим продлением на такой же срок на тех же условиях, при этом размер процентной ставки для конечного заемщика не будет превышать уровень ключевой ставки Банка России плюс 1% годовых. Мы надеемся, что данная программа позволит расширить возможности банков по предоставлению долгосрочных кредитных ресурсов на финансирование инвестиционных проектов и сделает их более доступными. Поскольку за последние несколько месяцев мы фиксируем значительное увеличение процентной ставки по старшему долгу со стороны потенциальных кредиторов и повышение требуемой доходности по долевому финансированию. Средние ожидаемые сроки погашения также сократились - никто не готов обсуждать сроки свыше 10 - 12 лет. Наиболее востребованным сегментом по количеству требуемых финансовых ресурсов в сфере проектного финансирования инфраструктуры являются нефтегазовый сектор и транспортная инфраструктура, прежде всего автомобильные дороги, аэропорты, морские порты. Если же смотреть на количество потенциальных сделок, то здесь лидируют энергетика, сфера обращения с отходами и социальная инфраструктура. Традиционно в сфере ГЧП и проектного финансирования наблюдается доминирование группы крупнейших российских финансирующих организаций: ВТБ, Банк Москвы, Газпромбанк, Сбербанк России, Внешэкономбанк, ЕАБР, "Лидер". Интерес к участию в финансировании российской инфраструктуры также проявляют РФПИ, крупнейшие азиатские банки развития и ряд европейских игроков. Менее крупные игроки могут участвовать в проектах до 30 - 50 млн долл. США за счет того, что данные проекты находятся вне целевых ориентиров лидеров рынка по минимальному объему финансирования.

Е.Кац

Обозреватель "БО"